Здоровье мигрантов — ключевая составляющая их результативной работы

В декабре 2019 года МОМ в Таджикистане в сотрудничестве с  AFEW International и AFEW Кыргызстан  запустили проект «Улучшение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане». Целью этого проекта является повышение осведомленности выезжающих мигрантов о безопасной миграции и содействие поведению, направленного на улучшение здоровья в отношении ИППП и ВИЧ, через сети равных консультантов.

Рухшона Курбонова, Национальный специалист МОМ, субрегиональный координатор программ по здоровью мигрантов в странах Центральной Азии, рассказала AFEW Интернешнл о результатах проекта, о сложностях, с которыми они столкнулись в течение года реализации проекта, и о важной роли представителей сообщества.

Рухшона, 2020 год был не самым легким из-за пандемии COVID-19. Как это повлияло на проект «Улучшение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане»?

Действительно, 2020 год стал довольно трудным годом и для всего мира, и для нас. Нам удалось реализовать основные мероприятия, и мы изо всех сил старались осуществить проект в полном объеме, но из-за COVID-19 у нас не было того охвата, на который мы рассчитывали. Основным направлением деятельности проекта была аутрич-работа среди выезжающих мигрантов с целью повышения осведомленности о профилактике ИППП и ВИЧ и содействия поведению, направленного на улучшение здоровья. В результате проекта количество мигрантов, прошедших тестирование на ВИЧ в Кулябе, увеличилось в 4 раза. Несмотря на то, что мы направили на тестирование на ВИЧ меньше мигрантов, чем планировалось, результаты проекта показали положительное влияние на поведение, направленное на улучшение здоровья. Ситуация с COVID-19 помешала достижению первоначальной цели в 1000 человек. Мы адаптировались к этой ситуации,  передав тесты  для мигрантов в Кулябский центр по контролю СПИД, специалисты которого  продолжат предоставлять бесплатное тестирование мигрантам.

Я хотела бы отметить, что пандемия COVID-19 также привлекла наше внимание к потребностям семей мигрантов. Многие мигранты за границей потеряли работу и не могли отправлять деньги своим семьям на родине. Это привело к тому, что семьи оказались в тяжелом положении. МОМ и AFEW отреагировали на это, выделив средства на поддержку. В результате 50 уязвимых семей мигрантов получили продуктовые и гигиенические наборы, включающие в том числе средства защиты от COVID-19.

Столкнулись ли МОМ Таджикистан или партнерские организации с другими сложностями?

Одним из вызовов стал процесс внедрения нового подхода, в рамках которого мы пытались выявить поведение, связанное с повышенными рисками, среди мигрантов во время аутрич-работы. Это включало обращение к ним с вопросами об употреблении наркотиков и сексуальном поведении. Это очень деликатные темы, и в особенности вопросы о мужчинах, практикующих секс с мужчинами, были встречены крайне негативно. Обсуждать эти темы было очень сложно.

Когда мы организовывали обучение по вопросам безопасной миграции среди мигрантов, употребляющих наркотики, стало ясно, что активные потребители наркотиков нуждаются в психосоциальной поддержке, а не в информации о миграционном законодательстве. Это означает, что тренинги по безопасной миграции следует организовывать среди потребителей наркотиков в фазе ремиссии и в том случае, когда они собираются уехать за границу на заработки.

Каков, на ваш взгляд, главный результат проекта?

Главный результат проекта заключается в том, что мы успешно опробовали наш новый подход по охвату ключевых групп населения среди мигрантов и мигрантов с рискованным поведением. Несмотря на то, что мы не смогли осуществить все мероприятия так, как хотелось бы, очевидно, что предложенный подход необходимо расширить и применить в других проектах.

В рамках проекта МОМ было проведено  операционное исследование. Какова цель этого исследования и планируете ли вы использовать его результаты в будущем?

Целью операционного исследования было измерение эффективности и воздействия предлагаемых проектных мероприятий на знания, отношение и поведение в отношении ИППП и ВИЧ среди мигрантов, включая ключевые группы населения. Из-за COVID-19 мы не смогли провести все запланированные сессии, но тем не менее, нам удалось собрать ценные данные об отношении и поведении мигрантов с помощью базового опроса и обсуждений в фокус-группах. Эта информация дала нам более глубокое понимание уязвимости мигрантов, в том числе отсутствие знаний и здоровых практик среди женщин по сравнению с мужчинами, а также высокую стигму и дискриминацию в отношении мужчин, практикующих секс с мужчинами. На основании полученных данных мы планируем расширить наше исследование и подготовить научную статью в следующем году.

Привлекали ли вы к проекту представителей сообщества?

Представители сообщества сыграли ключевую роль в реализации проекта. Аутрич-работой руководила НПО «Накукор», которая привлекла лидеров сообществ из числа ключевых групп населения, в том числе людей, живущих с ВИЧ. Использовался подход «равный — равному», а лидеры сообществ и местные органы миграции и здравоохранения также помогали в выявлении уязвимых семей мигрантов и в распределении продуктов питания и гигиенических наборов.

В конце ноября состоялся региональный онлайн-диалог «Доступ мигрантов к основным услугам в сфере ВИЧ: прогресс и возможности в условиях COVID-19». Каковы основные выводы по итогам мероприятия?

Мероприятие было организовано совместно с офисом ВОЗ в Европе и ВОЗ в Таджикистане. Коллеги из ВОЗ помогли нам привлечь к этому диалогу российские органы здравоохранения — представителей Роспотребнадзора. В результате мероприятие собрало ключевые заинтересованные стороны из страны назначения и стран происхождения мигрантов. Участие ВИЧ-сервисных организаций расширило диалог и дало возможность задать вопросы друг другу напрямую. НПО подняли вопрос об отсутствии доступа мигрантов с ВИЧ к АРВТ: российское законодательство запрещает проживание иностранцев с ВИЧ, а это означает, что АРВТ недоступна для мигрантов с вирусом. Комитет по здравоохранению СНГ сейчас разрабатывает модельное законодательство по ВИЧ, которое может изменить ситуацию в будущем. Мероприятие показало, что необходимо регулярно организовывать региональные встречи для обмена новостями и информацией об изменениях в сфере миграции и ВИЧ.

Какими результатами вы лично гордитесь?

Несмотря на ограничения, связанные с COVID-19, МОМ совместно с AFEW и национальными партнерами смогли провести ряд мероприятий, охватывающих ключевые группы среди мигрантов: предоставить бесплатные тесты на ВИЧ, собрать данные, организовать региональное онлайн-мероприятие, разработать две новые брошюры: по безопасной миграции — первую брошюру в Таджикистане, предназначенную для мигрантов, употребляющих наркотики, а также брошюру по профилактике инфекций, передающихся половым путем, и ВИЧ среди мигрантов. Достижения и извлеченные уроки послужили основой для разработки новых проектов, которые будут нацелены на ключевые группы населения среди мигрантов.

Видите ли вы проблемы, связанные с вашими проектами и вашей помощью мигрантам, в будущем?

К сожалению, тот вклад, который мигранты вносят как в экономику стран происхождения, так и стран назначения, признается недостаточно. Также необходимо признать, что здоровье мигрантов является ключевой составляющая их результативной работы. Требуются дополнительные средства для укрепления здоровья мигрантов и защиты прав мигрантов на здравоохранение. Большое значение имеет инклюзивная политика, являющаяся частью структуры всеобщего доступа к здравоохранению.  Необходимо прилагать больше усилий для расширения трансграничного сотрудничества между странами происхождения, транзита и назначения.

В некоторых странах региона ВЕЦА национальные программы по ВИЧ и ТБ в значительной степени зависят от поддержки международных доноров. AFEW Интернешнл – одна из немногих организаций, прицельно работающая с мигрантами в рамках своих программ в Восточной Европе и Центральной Азии. Трудовая миграция является долгосрочной тенденцией в регионе ВЕЦА, которая вносит значительный вклад в экономику стран. В связи с этим здоровье мигрантов является основополагающим условием продуктивной работы и социально-экономического развития стран происхождения и назначения. Для удовлетворения потребностей мигрантов в области здравоохранения крайне необходимы совместные усилия и международная поддержка.

Трудовые мигранты в России и их потребности

Автор: Chamid Sulchan

Трудовые мигранты в России, к сожалению, до сих пор имеют ограниченный доступ к медицинским услугам. Они также сталкиваются с множеством препятствий для нормальной жизни, как со стороны государства, так и со стороны общества в целом.

Даниил Кашницкий, младший научный сотрудник Высшей школы экономики по направлению «Трудовая миграция и ВИЧ-инфицированные мигранты, живущие в России», рассказал AFEW International о медицинском страховании мигрантов, сотрудничестве с российскими властями и поделился надеждами на лучшее будущее.

С какими трудностями сталкиваются трудовые мигранты из Центральной Азии в России?

Это зависит от страны, откуда приезжают мигранты. Люди из Казахстана и Кыргызстана чувствуют себя в России немного лучше, потому что эти страны входят в Евразийский экономический союз. Гражданам этих стран не нужно получать вид на жительство или разрешение на работу. Все, что им нужно сделать по приезду в Россию — это официально зарегистрироваться по месту жительства. Тем не менее, иногда получение этого документа может стать барьером, потому что не все хозяева жилья готовы предоставлять мигрантам официальную регистрацию.

Некоторые мигранты могут подать заявление на получение государственной медицинской страховки. Мигранты из Беларуси, Армении, Кыргызстана и Казахстана имеют право на такую страховку уже три года, однако услуги по борьбе с туберкулезом и ВИЧ не включены в эту страховку.

Однако есть страны, такие как Узбекистан и Таджикистан, которые не входят в Евразийский экономический союз. Мигранты оттуда должны иметь разрешение на работу, которое нужно продлять каждый год. Кроме того, каждый месяц они должны платить специальный налог, что, учитывая низкую заработную плату, может быть весьма тяжело для мигрантов.

Кроме того, мигранты могут столкнуться и с другими проблемами. Например, в российском Федеральном законе № 38 есть пункт о том, что в случае выявления у иностранного гражданина ВИЧ-инфекции или туберкулеза его необходимо депортировать из страны. Если ВИЧ-инфицированный известен миграционным органам, то они включают его имя в свою базу данных. Если человек покинет Россию, то ему будет запрещен повторный въезд. Поскольку депортация – это еще также и довольно дорогая процедура, то мигранты часто предпочитают оставаться в России без документов. Небольшая часть пойманных без документов мигрантов содержится в центрах задержания. Другие мигранты живут в укрытии и продолжают работать, выполняя черную работу. Некоторые из них получают АРТ в НПО и частных клиниках, однако значительная часть мигрантов все же не имеет доступа к медицинским услугам и продолжает жить по мере снижения уровня CD4. Некоторые просто попадают в скорую помощь. К сожалению, мы не можем дать точные статистические данные, так как не мигранты без документов не фигурируют ни в государственной статистике, ни в досье пациентов.

Что влияет на отсутствие доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам? Возможно, языковой барьер или что-то еще?

Для мигранта говорить на одном языке с медицинским специалистом, конечно, важно, потому что разговор о здоровье и теле – это всегда достаточно интимно. Некоторые мигранты из Средней Азии рассказывали мне, что они предпочитают ходить в клиники, где работают люди их культуры. Одной из причин было то, что врачи-мигранты лучше понимают социально-экономическое положение мигрантов в России. Например, они не будут назначать им дорогостоящие лекарства, потому что знают, что мигранты не могут себе их позволить. Еще одним из самых больших барьеров для мигрантов из Центральной Азии является дискриминация в клиниках и государственных учреждениях.

К сожалению, мигранты могут быть причиной роста эпидемии ВИЧ в своих странах…

Верно. Миграцию в Центральной Азии осуществляют преимущественно мужчины, 80% мигрантов из Центральной Азии — это молодые мужчины в возрасте от 20 до 50 лет. В основном это сезонные мигранты. Они уезжают в Россию на 10-11 месяцев в году, затем на один-два месяца возвращаются на родину. Это единственное время, когда они встречаются со своими женами, детьми и другими родственниками. Многие из них имеют сексуальные контакты в России (иногда небезопасные) с работниками секс-бизнеса или просто с женщинами из своих стран.

Как мигранты из таких стран, как Таджикистан, Узбекистан, получают медицинскую страховку в России?

Мигранты из этих стран не имеют доступ к государственному страхованию. Однако одним из требований при обращении за разрешением на работу для них является наличие частной медицинской страховки. Ее можно купить в одной из частных страховых компаний. Это очень базовая страховка, которая стоит около 50 евро в год, и часто она служит лишь для того, чтобы показать власти, что у человека есть страховка. На самом же деле, она не предоставляет достаточный доступ к медицинскому обслуживанию. В нее, по сути, входят услуги бесплатной скорой медицинской помощи, которая до сих пор предоставляется бесплатно любому физически проживающему в России человеку. Если он сломал ногу или у него возникли другие острые ситуации, он получит неотложную помощь. Но если мигранту необходимо дальнейшее лечение, то за это уже придется платить. И в большинстве случаев базовая частная страховка ему не поможет. Конечно, можно купить и более дорогую страховку, которая включает в себя все услуги, но мигранты не могут себе этого позволить.

Как вы и ваша организация помогаете решать проблемы доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам?

Прежде всего, мы с коллегами создали региональную экспертную группу по миграционному здоровью в нашем регионе. Это неформальная сеть экспертов гражданского общества. Мы собираем аргументы и пытаемся убедить политиков отменить запрет на пребывание ВИЧ-инфицированных иностранных мигрантов в России. Мы стараемся донести до лиц, принимающих решения то, что запрет на проживание ВИЧ-инфицированных только усугубляет эпидемиологическую ситуацию. Это приводит к негативным последствиям для мигрантов, так как они могут распространить вирус еще дальше в общество. Мы ведем диалог с российскими властями по данному вопросу, но, к сожалению, процесс создания такой благоприятной атмосферы и ее реального воплощения в жизнь очень долгий.

Сотрудничать с российскими властями не так легко, не правда ли?

Да, потому что российские власти сейчас мало прислушиваются к тому, что говорит гражданское общество. Нужно иметь очень сильные аргументы, создавать благоприятную среду и менять общественное мнение. Мы работаем с журналистами, помогая им делать публикации о мигрантах с ВИЧ, живущих в России. Мы работаем с организациями гражданского общества и обучаем их. Наши партнерские организации оказывают прямые услуги мигрантам, например, в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону и некоторых других крупных городах России, которые привлекают трудовых мигрантов.

Конечно, некоторые ограниченные услуги для мигрантов все-таки существуют: например, они могут пройти тестирование на ВИЧ или получить консультации по вопросам здоровья. Однако вопрос с устойчивым предоставлением АРТ все еще не решен, и это большая проблема, поскольку большинство мигрантов не могут позволить себе терапию.

Сегодня российское правительство, похоже, не хочет вносить серьезные изменения. Власти понимают, что отсутствие мигрантов нанесет большой урон российской экономике, и правительство старается держать мигрантов в тени. Они не могут открыто говорить о своих правах, создавать профсоюзы или другие движения. Мигранты не имеют доступа к социальным выплатам, не только к здравоохранению, но и к пенсионным фондам и другим фондам безопасности.

Что, по Вашему мнению, должно быть сделано российским правительством для улучшения доступа мигрантов из Центральной Азии к медицинским услугам?

Первое, что нужно сделать России — это либерализовать законодательство в области ВИЧ. Это очень важно, потому что как только ВИЧ-положительные мигранты обретут свободу передвижения, они, по крайней мере, смогут получать АРТ у себя на родине. Во-вторых, России необходимо выделять финансирование для НПО, которые работают с мигрантами, проводить тестирование мигрантов и оказывать им психосоциальную поддержку. В-третьих, очевидно, что все, кто проживают в России и вносят свой вклад в российскую экономику, в том числе и мигранты, должны получить доступ к российскому медицинскому обслуживанию, в том числе к услугам в области ВИЧ и туберкулеза. Здравоохранение должно быть открытым для всех людей, фактически живущих и работающих в России. И здесь речь не только о базовых правах человека, но и об эпидемиологическом аспекте: если мы не хотим, чтобы болезни распространялись дальше, мы должны обеспечить людям элементарный доступ к услугам.

Видите ли вы возможность того, что ситуация изменится в будущем?

Я все еще пытаюсь позитивно смотреть на вещи, потому что в регионе Восточной Европы и Центральной Азии есть некоторые сдвиги, как, например, вступление Кыргызстана и Казахстана в Евразийский экономический союз. Подписание странами-членами соглашения о медицинском страховании для своих граждан при миграции в рамках Союза стало серьезным прорывом. Что касается доступа к услугам по лечению ВИЧ и туберкулеза в России, то здесь ситуация остается неизменной в течение последних 25 лет. Происходит это из-за того, что когда власть приняла эту политику, в России не было такого сильного роста ВИЧ, как сейчас.

Сейчас мы пытаемся сказать властям: нет, вам не нужно платить за мигрантов и их медицинскую страховку! Начните с декриминализации, освободите мигрантов от этого постоянного страха быть депортированными за нелегальное проживание и подвергаться нарушениям прав. Это действительно важно, если Россия хочет создать достойные условия для всех людей, которые живут и работают в стране.

 

 

AFEW International, AFEW Кыргызстан и МОМ Таджикистан запустили проект для таджикских мигрантов

Таджикистан – это страна, для которой характерен высокий уровень трудовой миграции из-за недостатка рабочих мест в стране. По официальным данным, в 2019 году около 500 000 таджиков выехали из страны для работы за рубежом. Большинство из них едут работать в Россию, где наблюдается высокий показатель распространенности ВИЧ.Пропорция мигрантов среди зарегистрированных новых случаев ВИЧ в Таджикистане возросла с 10,1% в 2014 до 18,8% в 2018. Кроме того, мало известно о миграции ключевых групп, в том числе людей, употребляющих наркотики, и мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ), а также об их моделях поведения в контексте обращения за услугами здравоохранения во время работы за рубежом.

В 2019 году МОМ Таджикистан в сотрудничестве с AFEW International и AFEW Кыргызстан запустили проект «Улучшение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане» с целью расширения доступа таджикских мигрантов, в том числе из числа ключевых групп, к услугам связанных с ВИЧ.

Каковы цели этого проекта и как он изменит жизнь мигрантов? Рухшона Курбонова, Национальный специалист МОМ, субрегиональный координатор программ по здоровью мигрантов в странах Центральной Азии, рассказала AFEW International.

Рухшона, почему важно работать с мигрантами?

Трудовые мигранты оказывают существенный вклад как в экономику своих родных стран, так и в экономику стран, где они работают, но при этом они зачастую не включены в программы здравоохранения. Большинство таджиков-мигрантов выполняют низкоквалифицированную работу, даже если у них хорошее образование. Обязательным условием эффективной работы – даже низкоквалифицированной – является хорошее здоровье. Поэтому, как страны происхождения, так и принимающие страны выигрывают когда мигранты здоровы. Тем не менее, в принимающих странах мигранты часто сталкиваются со стрессом в связи с новой обстановкой, культуой, языком, им часто приходится жить и работать в неудовлетворительных условиях. Все эти обстоятельства создает риски для здоровья и делают мигрантов уязвимыми.

Кроме того, поскольку большую часть таджиков-мигрантов составляют молодые люди из сельской местности, где элементом традиционного патриархального общества является сильный социальный контроль, переезд в крупный мегаполис с совсем другими нормами и моральными устоями может сказываться на их сексуальном поведении. Различия в социальном контроле, недостаточные знания о профилактике инфекций, передающихся половым путем (ИППП) и ВИЧ, употребление алкоголя и наркотиков, а также случайные сексуальные связи приводят к уязвимости мигрантов перед ИППП и ВИЧ. В связи с этим, важна адресная работа среди мигрантов с учетом их потребностей в здравоохранении и важно повышение  осведомленност мигрантов в этих вопросах. Интеграция мигрантов в национальные программы и стратегии здравоохранения является частью программы  Всеобщего Охвата Услугами здравоохранения, рекомендованная ВОЗ и поддержанная другими агентствами ООН, в т.ч. МОМ.

Целью проекта «Расширение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане» является увеличение доступа таджиков-мигрантов, особенно из числа ключевых групп, к услугам в сфере ВИЧ. Как вы планируете достичь этой цели и какие инструменты вы будете использовать?

Проект состоит из двух составляющих. Первая предполагает работу на местном уровне с возвратившимися мигрантами в Кулябе с целью повышения их осведомленности о безопасной миграции и продвижения обращения за услугами в сфере ВИЧ и ИППП через сети равных консультантов. Вторая составляющая представляет собой проведение региональной рабочей встречи с участием представителей государственных органов и ВИЧ-сервисных НПО из Российской Федерации, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана с целью обсуждения основного пакета услуг в сфере ВИЧ для мигрантов из Центральной Азии в соответствии с рекомендациями ВОЗ.

С целью проведения запланированной работы в Кулябе МОМ будет сотрудничать с местной общественной организацией «Накукор», имеющей большой опыт работы с различными категориями мигрантов. Вместе они будут продвигать подход равный равному посредством найма аутрич-работников из числа представителей ключевых групп. Кроме того, в рамках этого проекта, реализуемого при поддержке AFEW Интернешнл, МОМ обеспечит бесплатный доступ к тестам на ВИЧ и проведет опрос среди мигрантов из числа ключевых групп для картирования их сексуального поведения и при необходимости их перенапрвления для тестирования на ВИЧ. Юрист и врач-венеролог проведут информационные сессии для мигрантов по вопросам безопасной миграции и профилактики ВИЧ и ИППП. Благодаря проекту будут разработаны две новые брошюры по вопросам безопасной миграции, а также профилактики ВИЧ и ИППП для мигрантов. Чтобы обеспечить устойчивость проекта, МОМ реализует всю деятельность совместно с заинтересованными  государственными структурами – Министерством труда, миграции и занятости населения, Республиканским центром формирования здорового образа жизни и Республиканским центром по профилактике и борьбе со СПИД Министерства здравоохранения и социальной защиты населения Республики Таджикистан.

Как долго МОМ Таджикистан работает с мигрантами?

МОМ Таджикистан работает по вопросам здоровья мигрантов с 2005 года и реализует проекты в сфере профилактики ИППП, ВИЧ и ТБ среди приезжающих (иностранных) и выезжающих зарубеж мигрантов. Работа отдела по вопросам здоровья мигрантов МОМ Таджикистан охватывает четыре основных составляющих, необходимых для комплексного подхода к здоровью мигрантов: мониторинг здоровья мигрантов, адвокация разработки политики, предоставление услуг здравоохранения с учетом интересов мигрантов, а также усиление межстрановой координации, партнерства и сотрудничества. МОМ Таджикистан реализует инновационные подходы для работы среди мигрантов посредством обучения по принципу «равный-равному», вовлечения диаспоры, создания мультидисциплинарных команд в районах, публикации информационных материалов на разных языках, в том числе таджикском, русском, узбекском, китайском, дари, турецком и других, а также обеспечения многосекторального подхода и трансграничного сотрудничества. Чтобы улучшить знания и навыки заинтересованных сторон, НПО и работников здравоохранения в сфере защиты здоровья мигрантов был разработаны и распространены образовательные материалы, такие как руководства, видеоролики и документальныефильмы. Кроме того, МОМ Таджикистан имеет опыт предоставления технической помощи и продвигает включения вопросов и проблем здоровья мигрантов в стратегические документы по вопросам здравоохранения, в т.ч. разработанные национальными программами по борьбе с ВИЧ и ТБ. И последнее, но не менее важное то, что в настоящее время мы участвуем в разработке Национальной стратегии здравоохранения на 2021-2030 годы, а также Национальной стратегии по здоровью мигрантов. МОМ Таджикистан также входит в состав Технической рабочей группы по вопросам разработки новой Национальной программы по борьбе со СПИДом и ТБ на 2021-2025 годы.

С какими барьерами вы можете столкнуться в Таджикистане и как вы собираетесь их преодолевать?

Основными проблемами, с которыми сталкиваются мигранты и представители общего населения в Таджикистане на пути доступа к услугам в сфере ВИЧ, являются стигма и дискриминация. Кроме того, в обществе наблюдается высокий уровень стигмы в отношении людей, употребляющих наркотики, а также табу на обсуждение вопросов сексуальности. Мы используем наш подход «равный-равному», чтобы охватить ключевые группы населения. Через информационные кампании и работу с сотрудниками службы миграции и работниками здравоохранения мы пытаемся решить проблему стигмы и дискриминации в отношении людей, живущих с ВИЧ, и ключевых групп населения. Чтобы лучше понимать ситуацию доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане, проект также предусматривает компонент операционных исследований с целью оценки барьеров, с которыми сталкиваются мигранты, когда возвращаются домой.

Каковы ваши ожидания от проекта?

Результаты проекта позволят улучшить наше понимание потребностей мигрантов в отношении услуг в сфере ВИЧ. Проект также призван помочь в разработке эффективных стратегий коммуникации и охраны здоровья с целью улучшения выявления ВИЧ среди мигрантов и их перенаправления для получения необходимого лечения.

Хелена Арнц, младший программный специалист AFEW International

Общественное мнение о мигрантах, в особенности о представителях ключевых групп среди мигрантов, часто базируется на предрассудках и стереотипах, что приводит к дискриминации в системе здравоохранения. Трудовые мигранты находятся в постоянном движении и часто долгое время живут вне дома, поэтому им может быть сложнее получить необходимую медицинскую помощь. Они получают мало информации о том, как обеспечить свою безопасность за границей, что угрожает как их здоровью, так и здоровью их семей.

AFEW International имеет опыт работы и знания в сфере миграции в Центральной Азии и России. В настоящее время AFEW Интернешнл управляет двумя проектами в российских городах – Ростове-на-Дону и Екатеринбурге – с целью улучшить здоровье мигрантов, живущих с ВИЧ.

В рамках этого проекта, реализуемого совместно с МОМ Таджикистан, мы стремимся не только решить проблему недостатка информации для представителей ключевых групп из числа мигрантов, но и лучше понять модели поведения данной группы населения. Поскольку последствия небезопасной миграции не ограничиваются родной страной мигрантов, мы планируем обсудить потребности мигрантов в ходе региональной встречи в Душанбе. Мы ожидаем, что это позволит улучшить трансграничное сотрудничество между странами Центральной Азии и Россией и лучше понять потребности представителей ключевых групп населения из числа мигрантов.

 

 

Как помочь мигрантам?

По данным UNAIDS (www.unaids.org)[1], Россия занимает второе место в мире по количеству трудовых мигрантов после США. Ростовская область – один из регионов страны, где их количество постоянно растет. Одной из причин этого является географическое положение региона — Ростовская область имеет самую протяженную границу с Украиной. Именно поэтому, а также в силу ряда событий, связанных с противостоянием и военными действиями в Донецкой и Луганской областях, наряду с трудовыми мигрантами из стран Центральной Азии на территории Ростовской области в различном статусе находится множество мигрантов из Украины.

Есть ли специальные сервисы для мигрантов в Ростове-на-Дону? Как среди мигрантов реализуется профилактика ВИЧ? Куда приезжие люди могут обратиться, не подвергая себя опасности? На эти вопросы AFEW International ответил Вячеслав Цуник, президент Ростовской региональной общественной организации по профилактике социально значимых заболеваний «КОВЧЕГ – АнтиСПИД», руководитель проекта «Профилактика ВИЧ-инфекции, предоставление сервисов по ВИЧ, мигрантам в Ростове–на–Дону».

Значительная финансовая поддержка этого проекта — исследования и предоставления сервиса мигрантам — была оказана AFEW International, которая в том числе фасилитировала координацию с организациями в Центральной Азии для более эффективной поддержки мигрантов при выезде из страны проживания в Россию.

Для справки

Трудовые мигранты входят в число наиболее уязвимых к ВИЧ группам населения в мире, что обусловлено множеством факторов. Данные многочисленных исследований показывают, что выходцы из Центральной Азии обладают очень низким знанием об инфекционных заболеваниях: ВИЧ/СПИДе и вирусных гепатитах В и С. Также усугубляет ситуацию низкое социально-экономическое положение мигрантов из Центральной Азии и ближнего зарубежья, ограниченность доступа к медицинским услугам, низкий уровень социальной поддержки и высокий уровень депрессии, связанной с удаленностью от семьи. Высокая степень изолированности данной социальной группы, часто становится причиной распространения ВИЧ внутри самого данного сообщества, в том числе через контакты с работницами коммерческого секса – преимущественно выходцами из их региона.

 

Вячеслав, насколько сегодня в Ростове-на-Дону доступна медицинская помощь для трудовых мигрантов в целом?

Медицинская помощь трудовым мигрантам, официально находящимся в России в Ростовской области, оказывается на основании страхового полиса, который они приобретают при оформлении патента. Без полиса медицинская помощь доступна на платной основе, а вот экстренная скорая помощь при угрозе жизни инфарктах, инсультах, катастрофах авариях, оказывается всем, даже без наличия документов, бесплатно, за счет государства.

Насколько трудовые мигранты информированы по вопросам ВИЧ-инфекции?

Опрос и анкетирование трудовых мигрантов показали то, что они слабо информированы по вопросам ВИЧ инфекции. Причина этого, по нашему мнению — недостаток профилактической информации, предоставляемой им на родине в образовательных программах в учебных заведениях и при выезде на работу в Россию.

Практикуют ли мигранты рискованное поведение?

На самом деле, рискованное поведение практикуется мигрантами примерно в таких же пропорциях, как и всех молодыми людьми. Если мы говорим о мигрантах-выходцах из регионов Азии, например, из Таджикистана и Узбекистана, то в силу традиций у молодых людей менее рискованное поведение. Их основное общение проходит с земляками, а еще у них есть принципы уважения к старшим и народные традиции, которые ограничивают рискованное поведение. Украинские и Молдавские граждане более близки нам, русским, по культурным взглядам, и ситуация среди них схожа с нами. Есть молодежь, у которой рискованное поведение в плане ВИЧ является нормой, это, в основном, представители ключевых групп. Их не очень много в соотношении с основной массой мигрантов, но они есть, и часть из них являются клиентами нашей организации. Отказываться от такой модели поведения они не готовы.

Есть ли различия в поведении ВИЧ положительных и ВИЧ отрицательных мигрантов?

Различие в поведении мигрантов ЛЖВ и людей без ВИЧ действительно есть.

ЛЖВ мигранты — более закрытая группа, не готовая говорить о заболевании как с родственниками, так и с земляками. Они обращаются за помощью в СПИД сервисную организацию зачастую только в случаях угрозы жизни, изредка при необходимости пополнения запаса АРВ препаратов при угрозе перерыва в лечении.

В России, если тест на ВИЧ дает положительный результат, мигранты, будучи иностранными гражданами, не могут получить бесплатное антиретровирусное (АРВ) лечение. Как решается этот вопрос?

Ситуация с получения АРВ препаратов регулируется порядком обеспечения АРВ препаратами граждан. АРВ лечение за счет государства могут получать только граждане страны. В связи с этим, люди не могут получить бесплатное лечение, так как они не являются гражданами страны. У нашей организации налажены контакты с общинными сервисными организациями в ряде стран ближнего зарубежья. У нас есть возможность помогать людям, обратившимся к нам – мы можем организовать помощь по сопровождению и АРВ лекарствам из стран постоянного проживания мигрантов.

Сегодня вы реализуете проект «Профилактика ВИЧ-инфекции, предоставление сервисов по ВИЧ, мигрантам в Ростове – на – Дону». Расскажите о нем подробнее.

Цель нашего проекта — снижение скорости распространения ВИЧ инфекции за счет повышения информированности мигрантов о ВИЧ инфекции, а также создание услуг и сервисов, направленных на профилактику ВИЧ-инфекции среди мигрантов.

Что мы делаем? Во-первых, готовим консультантов равный – равному из среды мигрантов. Во-вторых, оказываем медико-социальное сопровождение ВИЧ-инфицированных мигрантов, организовывая им доступ к медицинским услугам.

В-третьих, мы встречаемся и проводим и переговоры с представителями диаспор о внедрении профилактических инструментов в среду мигрантов в Ростовской области и организуем взаимодействия с НКО в странах проживания обращающихся к нам клиентов.

Наша организация, «КОВЧЕГ – АнтиСПИД» — это общинная организация людей, живущих с ВИЧ, представителей уязвимых групп, ЛЖВ, секс-работников, представителей ЛГБТ сообщества, а также мигрантов. Например, в рамках данного проекта мы подготовили консультанта «равный – равному» из среды мигрантов. Это гражданка Украины, живущая с ВИЧ. Еще один наш консультант «равный-равному» по работе с наркозависимыми людьми также является гражданином Украины. Кроме того, для проведения исследования в среде мигрантов мы привлекали волонтера, студента университета в Ростовской области из Узбекистана Равшана.

В рамках проекта для мигрантов был организован процесс предоставления сервисов по ВИЧ. Среди них — экспресс-тестирование, до и после тестовое консультирование, представление при необходимости препаратов АРВ из резервной аптечки, сдачи анализов и содействие в получении консультаций врача инфекциониста, сдачи анализов иммунный статус и вирусная нагрузка, назначения препаратов и контроля лечения. Также мы предоставляли мигрантам информацию о существующих законных возможностях получения Российского гражданства с заболеванием ВИЧ инфекция, содействовали в получении разрешения на временное проживание и Российского гражданства людям с ВИЧ.

Как и где вы распространяете информацию о сервисах?

Наши информационные листы доступны мигрантам в местах их скопления — миграционной службе, медицинских учреждениях, выдающих им справки, изоляторах содержания для депортации, в ВУЗах, с которыми мы работаем. В своей работе мы используем инструмент QR код, благодаря которому каждый желающий мигрант может скачать информацию на смартфон и пользоваться ей, когда угодно. Данная информация в итоге выводит клиента на наших консультантов, и они получают от них всю необходимую им информацию.

Что в последнее время из вашей деятельности вам запомнилось больше всего?

Недавно мы обратились в Общественную наблюдательную комиссию за содействием в доступе к мигрантам, находящимся в изоляторах временного содержания для депортации. Общественная Наблюдательная Комиссия, помогая нам, организовала официальный запрос в МВД. Мы провели выезд в учреждения, встретились с содержащимися там мигрантами, живущими с ВИЧ, и договорились с руководством учреждений о возможности нашего доступа к ЛЖВ мигрантам. Мы планируем искать финансовую возможность для получения людьми с ВИЧ консультации врача инфекциониста, для сдачи ими анализов на иммунный статус и вирусную нагрузку, а также возможности достать АРВ препараты на время содержания в учреждении. Так же мы готовим обращение к руководству страны по поводу необходимости обеспечения данной категории людей лечением ВИЧ инфекции за счет государства.

Какой целевой показатель у вашей страны?

Почти год спустя после совещания ООН высокого уровня, посвященного туберкулезу, партнерство Stop TB, Глобальный Фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией и ВОЗ призвали страны к незамедлительным действиям для того, чтобы добиться выполнения обязательств, взятых на себя главами государств и правительств.

Цели, которые были определены в октябре 2018 года в политической декларации встречи Генеральной Ассамблеи по борьбе с туберкулезом на 2018-2022 годы, заключались в следующем:

  • Обеспечить надлежащую диагностику и лечение 40 млн человек, больных туберкулезом, в том числе 3,5 млн детей и 1,5 млн человек с лекарственно-устойчивой формой туберкулеза.
  • Охватить как минимум 30 млн человек для обеспечения им профилактики, в том числе 4 млн детей в возрасте до 5 лет, 6 млн человек, живущих с ВИЧ , и 20 млн других людей, контактирующих с людьми, больными туберкулезом.
  • Мобилизировать 13 млрд долларов США ежегодно для того, чтобы к 2022 году исполнить все цели.
  • Мобилизировать 2 млрд долларов ежегодно для исследований в сфере туберкулеза.

Партнерство «Stop TB» в сотрудничестве с Avenir Health подготовило пояснение того, что значит целевой показатель 40 и 30 миллионов для каждой страны, используя последние оценки бремени заболевания и данные о случаях инфицирования, опубликованных ВОЗ. В этом пояснении (http://www.stoptb.org/resources/countrytargets/) представлены ориентировочные целевые и контрольные показатели, которые можно использовать в дальнейшем диалоге со странами, в том числе для разработки официальных национальных и субнациональных показателей и стратегических планов, а также запросов на финансирование, например, в Глобальный фонд.

Сегодня туберкулез является ведущим в мире заболеванием, превосходящим даже ВИЧ. В 2017 году от этой болезни умерли 1,6 миллиона человек, в том числе 300 тысяч ВИЧ-инфицированных.

Несколько стран с высоким бременем туберкулеза уже начали использовать эти ориантировочные целевые показатели для планирования своих действий в борьбе с туберкулезом. Другие страны также должны включиться в работу, чтобы достичь высоких показателей.

«Заседание в ООН в 2018 году продемонстировало большую заинтресованность стран в борьбе с туберкулезом, но теперь настало время действовать. Нам срочно необходимо увеличить международное финансирование для борьбы с туберкулезом и мобилизировать внутренние ресурсы», — сказал Питер Сэндс, исполнительный директор Глобального фонда. «Вместе мы должны активизировать борьбу, чтобы диагностировать и обеспечить лечение миллионам людей, остающихся сегодня без лечения, а также противостоять угрозе лекарственно-устойчивого туберкулеза. Если мы начнем действовать сейчас, то к 2030 году мы достигнем целей по ликвидации эпидемии туберкулеза».