Нужды мигрантов. COVID-19 и его влияние на здоровье, доход, питание и передвижения трудовых мигрантов.

«Из-за пандемии COVID-19 я потеряла работу в России, и у меня нет денег, чтобы отправить их в Таджикистан маме, которая заботится о моих детях. Я не знаю, как им помочь»

Это одна из многих историй таджикских мигрантов, которые за последние месяцы потеряли работу в России и не могут вернуться к своим семьям. Некоторые из них вынуждены оставаться в России в бедствующем положении, а некоторые застревают на границах и находятся в антисанитарных условиях с сотнями других людей без еды, денег или крова. В этой ситуации правительственной помощи недостаточно, поэтому НПО России и Казахстана взяли на себя ответственность помочь мигрантам.

Для справки

Одна только Россия в 2019 году приняла около 12 млн трудовых мигрантов, в том числе примерно 3 млн мигрантов из Узбекистана и 1,2 млн из Таджикистана. Надеясь на большие возможности найти работу, мигранты из Центральной Азии переезжают в основном в Россию и Казахстан. Трудовые мигранты из Центральной Азии вносят значительный вклад в экономику этих двух стран, а также в экономику страны их происхождения. Это делает мигрантов важной частью международной экономики, однако отношение общества к мигрантам по-прежнему оставляет желать лучшего.

Карантин в России

В конце марта 2020 года российское правительство объявило, что все второстепенные предприятия будут закрыты, а также приостановило все международные поездки в гражданской авиации. Эти ограничения на перемещения, введенные для прекращения распространения COVID-19, оказали серьезное влияние на жизнь мигрантов. Из-за правил, связанных с пандемией, около 83% мигрантов потеряли работу, и многие из них не смогли вернуться домой. В марте 200 мигрантов из Центральной Азии застряли в московском аэропорту Домодедово на две недели, а 300 граждан Кыргызстана, вынужденно оставшихся в новосибирском аэропорту, объявили голодовку. Сотни людей, пытавшихся добраться домой в Узбекистан, Таджикистан или Кыргызстан на машине, также застряли на границе.

Поскольку многие фабрики и компании перестали работать, большое количество мигрантов потеряло работу и осталось без средств на самые базовые вещи. Когда крупные города, такие как Москва, закрылись из-за пандемии COVID-19, была введена система пропусков, чтобы люди как можно реже выходили на улицу. Трудовые мигранты столкнулись со значительными трудностями в получении этих пропусков, так как для этого им необходимо было иметь официально зарегистрированную работу. Это означало, что мигранты, не имеющие документов, не могли выйти из дома, что вызвало большие трудности в доступе к социальным и медицинским услугам. Такая ситуация имеет серьезные последствия для мигрантов, живущих с ВИЧ, которые не могут получить АРВ-терапию.

Что касается медицинской помощи в связи с COVID-19, российское правительство объявило, что она бесплатна для всех, даже если человек не имеет документов. Во время карантина был введен мораторий на выселение кого-либо из России, даже людей, не имеющих документов.

Людмила Винс, директор общественной организации «Луна» (Екатеринбург):

«Мигрант, которому принадлежит небольшая пекарня, заболел коронавирусом. Вся его семья и работники, тоже являющиеся мигрантами, в том числе нелегальными, прошли бесплатное тестирование. Они самоизолировались, и пекарня была временно закрыта. Владелец пекарни получил все пособия и компенсации, на которые он мог претендовать как владелец малого бизнеса».

Нуждающиеся семьи

Ограничения на перемещения повлияли не только на жизнь мигрантов, но и на их семьи на родине, которые зависят от их доходов от сезонного труда. Для такой страны, как Таджикистан, где денежные переводы в 2018 году составили 32% ВВП, это огромный удар по экономике. Данные Международной организации по миграции показывают, что 51% мигрантов из Центральной Азии регулярно переводят деньги на родину. Из них, около 80% не смогли перевести деньги в конце апреля 2020 года. Таким образом, карантин в принимающих странах также ложится тяжелым бременем на семьи мигрантов в их родных странах. [1]  Основные проблемы, с которыми сталкиваются мигранты из Центральной Азии — это неспособность платить за аренду жилья (64%), невозможность найти работу (45%) и невозможность платить за еду (43%).[2]  Российское правительство решило дать компенсацию мигрантам за потерю дохода, но без особого успеха, в первую очередь потому, что подавляющее большинство трудовых мигрантов работают в неформальном секторе, что лишает их права на получение компенсаций или пособий по безработице. Во-вторых, максимальная выплата правительством России для компенсации потери доходов официально зарегистрированных мигрантов составляет 12 130 рублей в месяц (менее 160 евро), что недостаточно для выживания как самих мигрантов, так и тем более для того, чтобы они могли отправлять деньги на родину своим семьям.

Дети

По словам правозащитников, дети «нежелательных» мигрантов — еще одна серьезная проблема. Когда нелегальные мигранты задерживаются полицией, они отправляются в центры временного содержания. В некоторых регионах дети мигрантов на это время помещаются в приют, а в Екатеринбурге их доставляют в эти центры вместе с родителями. В таких центрах мигранты содержатся в отдельных запертых камерах. В каждой камере есть несколько комнат разного размера, в которых могут разместиться от 4 до 12 человек, а иногда и больше. На одного человека должно отводиться не менее 4,5 квадратных метров, но центры часто переполнены, особенно после полицейских рейдов.

Кто может помочь мигрантам?

Несмотря на множество ограничений, несколько организаций гражданского общества мобилизовали свои ресурсы для помощи мигрантам в это сложное время. Казахстанская общественная организация «Забота» сумела предоставить мигрантам информацию и рекомендаций по телефону. Некоторые НПО получили небольшие гранты от ФЕЦА (Фонда Евразии Центральной Азии) для проекта экстренной помощи «Qolda». В рамках этой инициативы семьям мигрантов, проживающих за границей, были предоставлены пакеты с продуктами питания, средствами гигиены и защиты (масками). Местные этнокультурные объединения и диаспоры также не оставили своих граждан без помощи. В России НПО «КОВЧЕГ Анти-СПИД» предоставляет мигрантам, живущим с ВИЧ, таким как Анна, возможность получать лекарства из своих резервов. Они создали мобильный пункт под названием «доверие», чтобы иметь возможность встречаться с мигрантами и во время карантина.

Анна (32 года) из Украины: «У меня ВИЧ с 2017 года. Мы с мужем уехали в Россию, Краснодар в 2014 году, где я работала домработницей, а мой муж — в строительной компании. Каждые полгода мы ездили в Донецк, чтобы пройти курс терапии и сдать анализы. В декабре 2019 года я забеременела, а в марте после закрытия границ мы не смогли вернуться на лечение. Из России выехать было невозможно, а я не могла прервать лечение из-за риска передачи ВИЧ моему ребенку. В результат пандемии организация, в которой я работала, закрылась, и мне и моему мужу сказали оставаться дома. Я обратилась в Краснодарский Центр СПИД за терапией, но они не смогли мне помочь. Тогда я нашла контакты НПО «КОВЧЕГ Анти-СПИД» в Ростове-на-Дону, которая помогла мне с терапией».

В Таджикистане люди уже начинают ощущать последствия отсутствия денежных переводов, обычно отправляемых их родственниками. С начала пандемии стоимость основных продуктов растет, и многие семьи не могут покрыть базовые потребности, обеспечить себя питанием. Благодаря общественным организациям, они получают некоторые необходимые вещи. Общественная организация «Накукор», с помощью МОМ Таджикистан и AFEW Интернешнл раздала продовольственные пакеты 500 домохозяйствам мигрантов в Кулябском регионе, обеспечивая семьи основными предметами снабжения.

Общественная организация «Луна» в Екатеринбурге мобилизовала ресурсы для обеспечения мигрантов масками и гигиеническими наборами. «Луна» также помогла нескольким мигрантам получить вид на жительство и оформить регистрацию. Недавно, после открытия границ, некоторые трудовые мигранты покинули Россию и улетели домой, в основном из-за боязни заражения.

Поддержка НПО

В апреле президент России Владимир Путин объявил о пакете поддержки для социально ориентированных НПО и волонтеров. Пакет поддержки состоит из семи пунктов,включающих в себя дополнительные выплаты работникам социальных учреждений, грантовую поддержку для добровольцев, а также прямую поддержку НПО, чтобы помочь им выплачивать заработную плату своим сотрудникам. Некоторые НПО были освобождены от налогов на период карантина. Очевидно, что НПО играют важнейшую роль в оказании помощи мигрантам во время этой пандемии. Они также должны быть готовы к тому, что сокращение денежных переводов в самые бедные государства Центральной Азии будет иметь последствия для общества и бедности в долгосрочной перспективе. Это станет ясно в ближайшие месяцы и годы.

Все это показывает, что не следует недооценивать значение работы НПО — эти организации должны постоянно получать поддержку, чтобы помогать нуждающимся людям.

[1] Стратегический план по обеспечению готовности и реагирования МОМ в Центральной Азии и Российской Федерации: Коронавирусная болезнь 2019 г., февраль — декабрь 2020 г., обновлен 27 апреля 2020 г.

[2]  «Влияние пандемии COVID-19 на положение мигрантов и денежные переводы в Центральной Азии». Сергей Рязанцев и Марина Храмова. Институт социально-политических исследований Российской Академии Наук, Кафедра демографической и миграционной политики МГИМО

 

No Comments

Post a Comment