ВИЧ в тюрьме – не приговор

Сегодня Кыргызстан называют одной из самых продвинутых стран мира в плане реализации программ снижения вреда и лечения ВИЧ-инфекции в тюрьмах. (см. здесь)

На данный момент здесь в местах лишения свободы (МЛС) действуют 5 программ: программа обмена шприцев, программа заместительной поддерживающей терапии метадоном, программа реабилитации «Атлантис», Центр Реабилитации и Социальной Адаптации «Чистая зона» и программа «Старт Плюс».

Дина Масалимова, менеджер программ AFEW-Кыргызстан, подробно рассказала о том, какая работа проводится сегодня в стране в данном направлении, и каких весомых результатов уже удалось добиться.

Дина, расскажите пожалуйста, подробнее про программы для тюремных заключенных. Что они собой представляют?

Пилотная программа по обмену игл и шприцев была внедрена в Кыргызстане в 2002 году в одной из колоний со скромным охватом в 50 человек. Уже через год программу расширили еще на три колонии, а потом и еще на несколько. На сегодняшний день в пенитенциарной системе функционируют 14 пунктов обмена шприцев (ПОШ). Они работают во всех колониях, кроме заведения для несовершеннолетних осужденных. Также услуги обмена шприцев предоставляются в двух крупнейших следственных изоляторах. Фактическое число клиентов ПОШ в течение 2018 года cоставляло более 1300 человек. Они получали шприцы лично, либо через вторичный обмен, осуществляемый волонтерами. Помимо стерильного инъекционного оборудования в пунктах можно найти и другие средства защиты – спиртовые салфетки, презервативы; также здесь проводится забор крови на ВИЧ. Клиентов, которые желают сократить или полностью прекратить инъекционное употребление наркотиков перенаправляют в пункты заместительной терапии метадоном.

Программа заместительной терапии начала свою работу в тюрьмах страны более 10 лет назад – в 2008 году. Сегодня пунктов заместительной терапии в МЛС уже 9, а количество клиентов составляет более 350. Реализацией этих программ занимается Государственная Служба Исполнения наказаний при поддержке Глобального Фонда по Борьбе со СПИДом, Туберкулезом и Малярией, а также Центра по Контролю Заболеваний CDC.

Помимо программ снижения вреда, в тюрьмах есть программа, направленная на полный отказ от использования наркотиков. В ряде учреждений действует программа «Атлантис», основанная на знаменитой модели «12 шагов». Выпускники программы могут провести остаток срока в Центр Реабилитации и Социальной Адаптации «Чистая зона». «Чистая» — значит чистая от наркотиков. Там работает комплексная программа реабилитации и подготовке к трезвой жизни на свободе.

На протяжение последних 5 лет мы также активно работали, предоставляя услуги заключенным напрямую. Наши консультанты, например, поддерживали медицинскую службу тюрем, оказывая услуги «равного» консультирования и тестирования на ВИЧ, а также поддерживали заключенных в период до и после освобождения. Эта программа долгое время развивалась с помощью USAID. В скором времени она получит свое продолжение благодаря финансовой и технической помощи ICAP (международной программы Школы Общественного Здравоохранения Мейлмэна при Колумбийском Университете) .

Как создаются эти программы, и кто их реализовывает?

Как правило, такие программы создаются на основе реальных потребностей самых уязвимых заключенных – людей, живущих с ВИЧ, и/или употребляющих наркотики.  Ее непосредственной реализацией также занимаются представители сообщества.

Мы подходим к программе достаточно гибко и стараемся постоянно совершенствовать ее так, чтобы она оставалась актуальной. Например, одним из недавних наших нововведений стала работа с осужденными, отверженными тюремной субкультурой. В силу негласных тюремных правил именно эта группа заключенных имеет самый низкий уровень доступа к медико-социальной поддержке и сталкивается с высоким уровнем стигмы и дискриминации со стороны как других осужденных, так и зачастую тюремного персонала.

Поделитесь результатами этих программ?

Все программы, которые работают в стране на сегодняшний день, направлены на достижение амбициозной цели 90-90-90. Сейчас в тюрьме практически все заключенных тестируются на ВИЧ «на входе», и абсолютное большинство людей, живущих с ВИЧ, формально находятся на терапии. Почему «формально»? Показатели вирусной нагрузки говорят о том, что далеко не все ее принимают. В колониях существует масса мифов на тему ВИЧ-инфекции и антиретровирусной терапии, и при личной беседы очень многие пациенты признаются, что лекарства они просто выкидывают. Именно поэтому одной из основных задач нашего проекта является увеличение количества осужденных, живущих с ВИЧ с неопределяемой вирусной нагрузкой.

За годы работы были достигнуты отличные успехи. Так, например, в колонии №31 количество людей, которые привержены и имеют подавленную вирусную нагрузку выросло с 15% до 68%, в колонии № 16… – с 33% до 66% за истекшие три года. И наша особая гордость две колонии — №2 и №47, где уже достигнуты вторые и третьи 90.

Все эти программы в основном рассчитаны на осужденных мужчин. А есть ли особые программы для женщин-заключенных, для беременных?

В Кыргызских колониях содержится всего около 10 женщин-заключенных, живущих с ВИЧ. Тем не менее, важно учитывать их нужды и потребности в планировании мероприятий в ответ на эпидемию ВИЧ-инфекции. Мы очень трепетно относимся к работе в женском учреждении и стараемся делать свои программы гендерно-чувствительными. Так, в колонии функционировала женская группа самопомощи с фокусом на профилактику гендерного насилия. Также мы сотрудничаем с НПО «Астерия», где при поддержке AFEW-Кыргызстан функционирует женский центр, куда освобожденные женщины могут прийти после тюрьмы. Среди клиентов центра очень много бывших заключенных, а программа помощи и поддержки включает в себя временное проживание, предоставление продуктовых и гигиенических пакетов, равное консультирование на тему ВИЧ-инфекции, сексуального и репродуктивного здоровья и прав (СРЗП) и опиодной заместительной терапии (ОЗТ), а также обеспечение доступа к гинекологическому сервису.

Как сами тюремные заключенные относятся к таким программам?

Заключенные воспринимают программу очень положительно. Медленно, но верно, наша команда смогла завоевать их доверие и вовлечь их в диалог о здоровье. Надо понимать, что здоровье – это далеко не главный приоритет для человека в колонии. К сожалению, в имеющихся условиях содержания главным приоритетом становится банальное выживание, и ВИЧ-инфекция представляется многим отдаленной проблемой. Наши консультанты имеют личный опыт жизни с ВИЧ в колонии и своим примером показывают, как можно решать возникающие проблемы.

Могли бы вы назвать основную проблему на сегодняшний день для ВИЧ заключенных в Кыргызстане?

Одной из самых основных проблем является недостаток медицинских кадров в пенитенциарной системе. В ряде крупнейших колоний страны отсутствуют врачи с высшим медицинским образованием. Вся работа по поддержанию здоровья заключенных возложена на плечи небольшой команды фельдшеров. Конечно, у них часто не хватает ни времени, ни знаний для оказания качественной работы по ведению заключенных с ВИЧ-инфекцией. В таких случаях мы тоже стараемся помогать. Так, в учреждении №16 на протяжении целого года не было врача, и наша организация устраивала еженедельные визиты врача из Республиканского Центра СПИД для ведения пациентов.

Говорят, что многие тюремные заключенные не доверяют тюремному персоналу, в том числе и медикам. Так ли это? 

Да, это отдельная серьезная проблема, и ее следствие — нежелание тюремных заключенных следовать рекомендациям врачей. Наши консультанты служат своеобразным «мостиком», которые помогает выстроить доверительные взаимоотношения между врачами и пациентами. Например, они с согласия пациентов берут у врачей результаты анализов на вирусную нагрузку и СД-4 и подробно объясняют клиентам их значение, влияние терапии на эти показатели и так далее. Мы стараемся найти индивидуальный подход к каждому. Для очень многих людей лучшей мотивацией к лечению становится возможность иметь семью и здоровых детей при достижении неопределяемой вирусной нагрузки.

Кажется, что равные консультанты – это действительно спасительный инструмент в борьбе за здоровье заключенных с ВИЧ…

Несомненно! У нас есть столько историй, которые это доказывают. Например, история Александра. В 2013 году он узнал про свой ВИЧ-позитивный статус. Его друзья по колонии вынесли ему однозначный вердикт, что скоро он умрет. Сказать, что у него было состояние шока – ничего не сказать. Доступа к информации у него не было, врачи толком ничего не объясняли. От отчаяния он стал употреблять еще больше. Он смотрел на знакомых с ВИЧ-позитивным статусом, они умирали один за другим. Он тоже ждал своей очереди.

В 2016 в колонию стали приезжать равные консультанты Проекта по Противодействию ВИЧ. Один из них – Евгений — его очень впечатлил. Он сам жил с ВИЧ, но выглядел при этом абсолютно не умирающим, а совсем наоборот. За одну беседу c консультантом Александр узнал больше информации, чем за 3 предыдущих года жизни с ВИЧ-статусом. В этот момент он сказал себе «Хватит. Я выбираю жизнь», начал лечение и очень быстро достиг неопределяемой вирусной нагрузки.

Координационный комитет просит Глобальный фонд о помощи в борьбе с ВИЧ

Координационный комитет по профилактике и борьбе с ВИЧ/СПИД, ответственный за координацию и реализацию грантов Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией в Российской Федерации, призвал Глобальный фонд выделить средства организациям гражданского общества на поддержку борьбы с эпидемией ВИЧ на следующие три года.

2019 год является годом пополнения средств Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией (Глобальный фонд). В конце этого года, основываясь на результатах пополнения, Глобальный фонд примет решение о том, какие страны и в каком объеме смогут претендовать на средства для борьбы с ВИЧ, туберкулезом и малярией на следующий 3-летний период.

Согласно списку стран, соответствующих квалификационным критериям на получение средств Глобального фонда на 2019 год, Российская Федерация может иметь право на получение финансирования для поддержки ответных мер на эпидемию ВИЧ/СПИДа в течение следующих 3 лет. Поскольку Российская Федерация не входит в список получателей официальной помощи в целях развития, в соответствии с политикой Глобального фонда, Российская Федерация может иметь право на получение средств только для поддержки усилий по противодействию ВИЧ, предпринимаемых неправительственными организациями или организациями гражданского общества, и только в том случае, если в стране имеются явные барьеры для обеспечения государственной поддержки необходимых ответных мер на эпидемию среди ключевых групп населения, в соответствии с эпидемиологической ситуацией в стране.

В соответствии с политикой Глобального фонда в отношении квалификационных критериев, “право на получение такого финансирования будет оцениваться Секретариатом фонда в рамках процесса принятия решений о выделении средств. В рамках своей оценки Секретариат, при консультационной поддержке соответствующих структур ООН и других партнеров, в зависимости от обстоятельств, рассмотрит ситуацию в области прав человека в стране в контексте ключевых групп населения, и, в частности, вопрос о том, существуют ли законы или политика, которые влияют на практику и/или ограничивают предоставление научно обоснованных мер профилактики для ключевых групп населения”.

Не секрет, что Восточная Европа и Центральная Азия (ВЕЦА) являются единственным регионом в мире, где эпидемия ВИЧ продолжает расти, и Россия рассматривается как “движущая сила” этого регионального роста. Согласно «Global AIDS update» (обновленные данные по глобальной эпидемии СПИДа) ЮНЭЙДС 2018 года, «эпидемия ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии выросла на 30% с 2010 года, что отражает недостаточную политическую приверженность и внутренние инвестиции в национальные меры по борьбе со СПИДом во многих странах региона. Региональные тенденции во многом зависят от прогресса в Российской Федерации, где проживает 70% людей, живущих с ВИЧ в регионе. За пределами Российской Федерации уровень новых случаев ВИЧ-инфекции стабилен».

 

Причиной смерти стало игнорирование прав

Автор: Николай Борисов, www.kommersant.ru

Правозащитники призывают Госдуму внести срочные коррективы в действующее законодательство, регламентирующее пребывание в неволе заключенных с ВИЧ, туберкулезом и другими тяжелыми заболеваниями. Такой вывод содержится в исследовании проекта «Группа риска», посвященном защите прав этих категорий осужденных.

Обращаясь к ФСИН, участники проекта просят вывести медицинские подразделения из подчинения администрации колонии и СИЗО, запретить помещение в ШИЗО тяжелобольных заключенных и не чинить препятствий общественным контролерам. Правозащитники указывают, что 7% от всех живущих с ВИЧ в России содержатся в местах лишения свободы, поэтому облегчение положения заключенных с ВИЧ может оказать положительный эффект на борьбу с распространением инфекции в стране в целом.

Проект «Группа риска», посвященный защите прав заключенных с ВИЧ, туберкулезом, сифилисом и другими инфекционными заболеваниями в российских пенитенциарных учреждениях, осуществлен фондом «Русь Сидящая» при грантовой поддержке Фонда оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА.
Согласно данным ФСИН, с 2014 по 2017 год 32% смертей в местах лишения свободы происходит из-за ВИЧ-инфекции.
Таким образом, на сегодняшний день ВИЧ является самой распространенной причиной смерти в местах лишения свободы, делают вывод участники проекта. В качестве иллюстрации приводится история заключенного Д (его адвокат Мария Эйсмонт): при поступлении в СИЗО у него был выявлен положительный результат теста на ВИЧ, однако его об этом не уведомили. По этой причине он не получал антиретровирусную терапию и узнал о диагнозе только через год. Заключенного Д освободили от дальнейшего отбывания наказания по решению суда с диагнозом «СПИД в терминальной стадии». «Фактически его отправили умирать,— говорят в «Руси Сидящей».— Этот случай также свидетельствует о том, что администрации колоний предоставляют освобождение от наказания по причине тяжелого заболевания не в интересах заключенного, а для улучшения статистики».

Правозащитники, изучив дела заключенных с ВИЧ и туберкулезом, утверждают, что администрация СИЗО и колоний не использует возможности для их освобождения от наказания в тех случаях, когда это необходимо: «Несмотря на существование перечня тяжелых заболеваний, которые препятствуют дальнейшему отбыванию наказания, членами специальной медицинской комиссии зачастую скрывается истинный диагноз осужденного». Участники проекта выявили даже следственные изоляторы, в которых отсутствуют подобные медкомиссии. Так, в декабре 2018 года член ОНК Свердловской области Ольга Вековшинина в ЛИУ №51 обнаружила тяжелобольного заключенного Б: «У него имелась дыхательная недостаточность, кожные покровы были сухими и бледными, у него была крайняя худоба, говорить он не мог, каждое слово давалось с трудом и шепотом, так как вся полость рта, пищевод и дыхательные пути были поражены грибком». Несмотря на то что в Нижнетагильский суд тут же было подано заявление на освобождение, осужденный скончался: «Причиной смерти стало игнорирование его прав, выразившееся в игнорировании факта, что заключенный был тяжело болен».
В фонде «Русь Сидящая» подвергают сомнению корректность отчетов ФСИН России, согласно которым за последние пять лет смертность среди российских заключенных от болезней снизилась на 33%, в частности от туберкулеза — на 38,6%, от ВИЧ-инфекций — на 24,2%. «Столь резкое сокращение смертности может быть результатом манипуляции статистикой, а не следствием обеспечения заключенных терапией,— говорит руководитель юридического департамента фонда Алексей Федяров.— Зачастую с целью обеспечения подобного эффекта «снижения смертности» пенитенциарные учреждения принимают все возможные меры для срочного освобождения безнадежно больных осужденных, которые умирают вскоре после выхода из колоний, что не влияет на показатели смертности в учреждениях ФСИН».
Краеугольным камнем нарушения прав человека в местах лишения свободы правозащитники называют отсутствие гражданского контроля:
«Колонии и СИЗО, являясь закрытыми учреждениями, пользуются этим и скрывают факты нарушения прав человека. В случае если появится гражданский контроль, всплывут очень неприятные истории».
Участники проекта «Группа риска» на основании исследования делают ряд выводов. Прежде всего, они призывают вывести медицинские подразделения из подчинения администрации колонии или СИЗО, запретить помещение в ШИЗО тяжелобольных заключенных. «Медчасти СИЗО и колоний не признают диагнозы, поставленные гражданскими врачами,— обращают внимание правозащитники.— До тех пор пока диагноз не будет подтвержден медицинской частью, больной не сможет получать необходимые медикаменты. Поскольку повторная диагностика может занимать недели или месяцы, это приводит к ухудшению состояния больного, в случае с ВИЧ — к возникновению сопутствующих заболеваний».
В период написания статьи получить комментарий пенитенциарного ведомства по этому поводу “Ъ” не удалось. Полковник ФСИН в отставке Василий Макиенко указывает, что исправительные учреждения зачастую расположены в глухих местах, гражданским врачам будет трудно туда добраться: «Вызывать людей, везти их, это и дорого, и больные заключенные не смогут получать экстренную помощь». Он заявил также, что перед помещением в карцер осужденных осматривает врач, который не позволит помещать туда больного человека. «Медицинские работники официально выведены из подчинения начальников исправительных учреждений,— уверяет эксперт.— Конечно, часто устанавливаются неформальные отношения, однако, если осужденный умрет в карцере, врачу придется несладко. Ему грозит не только дисквалификация или увольнение с работы, но и уголовное дело». «В целом прокуратура осуществляет надзор. Есть и ведомственный контроль: если в учреждении есть проблемы, то они рано или поздно приводят к взрыву»,— говорит полковник ФСИН в отставке, уточнив, что контроль со стороны общественности требует высокой квалификации членов наблюдательных комиссий.
«Принимая во внимание проделанную работу, мы призываем депутатов Госдумы внести советующие точечные изменения в федеральный закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания» и Уголовно-процессуальный кодекс,— подвел итог господин Федяров.— Нужно довести до депутатов информацию, что необходимость этого назрела».
Источник материала — https://www.kommersant.ru/doc/4038943
Газета «Коммерсантъ» №127 от , стр. 5

Национальная платформа ключевых сообществ

29 июля  Национальная платформа ключевых сообществ Украины (https://ckpp.org.ua/) выпустила видео-ролик, в котором рассказала о своей деятельности и призвала представителей сообществ присоединиться к ней.

Национальная платформа ключевых сообществ существует с 2017 года и является независимой информационной платформой, направленной на развитие общих позиций и создание инструментов, обеспечивающих влияние на процесс принятия решений на местном, национальном и международном уровнях. Кроме того, НПКС рассчитана на усиление потенциала, обмен информацией и опытом между представителями ключевых сообществ.

Главными ценностями платформы являются:

  1. Толерантность к каждому.
  2. Свобода быть собой.
  3. Равенство.
  4. Прозрачность и открытость.
  5. Взаимоподдержка.

Наибольший потенциал НПКС –это люди, которые вкладывают в нее свою энергию, талант и веру в эффективность совместной деятельности ради достижения общих целей. Именно поэтому НПКС приглашает присоединиться к платформе таких представителей ключевых сообществ, как бывшие заключенные, ЛГБТ, люди, которые употребляют наркотики, секс-работники.

Став членом НПКС, его участники смогут помочь своим сообществам быть более активно представленными в разных механизмах принятия решений, приобщиться к разработке национальных стандартов профилактических мероприятий и обеспечения их утверждения, иметь возможность делиться опытом с активистами и специалистами, а также получить важные знания и навыки при обучении и прочее.

Чтобы стать членом НПКС, необходимо заполнить анкету, размещенную на сайте Платформы: https://ckpp.org.ua/anketa-uchasnika/

На сегодняшний день финансовая поддержка работы Платформы предоставлялась Министерством иностранных дел Королевства Нидерландов в рамках проекта «Восполняя пробелы: здоровье и права уязвимых групп», ЮНЭЙДС, Евразийской ассоциацией снижения вреда (ЕАСВ), МФ «Возрождение», МБФ «Альянс общественного здоровья» и Посольством Королевства Нидерландов в Украине.

Финансирование работы НПКС происходит через организации, входящие в Совещательную группу Платформы. Одной из таких организаций является МБФ «СПИД Фонд Восток-Запад» (AIDS Foundation EastWestAFEW-Украина), которая стоит у истоков создания НПКС в рамках трехстороннего сотрудничества между Правительством Королевства Нидерландов, ЮНЭЙДС и гражданским обществом.

Видео создано студией Drug Users News, в рамках проекта «Развитие Национальной платформы ключевых сообществ», который реализует AFEW-Украина при финансовой поддержке Посольства Королевства Нидерландов в Украине.

 

 

Оценка потребностей в медицинских и социальных услугах для ВИЧ-инфицированных заключенных

Отчет по результатам исследования с участием сообществ «Оценка потребностей в медицинских и социальных услугах для ВИЧ-инфицированных заключенных, находящихся в Киевском Следственном Изоляторе (СИЗО)»

Активизация усилий по противодействию ВИЧ-инфекции была определена как важнейшая задача Глобальной стратегии ВОЗ для сектора здравоохранения и Европейского плана действий по ВИЧ/СПИДу на 2011-2015гг.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Объединенной программы ООН по ВИЧ / СПИД (ЮНЭЙДС) и других международных структур, во всех странах мира количество ВИЧ-
инфицированных среди заключенных и осужденных, находящихся в пенитенциарной системе, в 5 — 10 раз выше, чем среди общего населения.

Результаты социологических исследований в следственных изоляторах России среди заключенных выявили значительную долю лиц, указавших на употребление наркотиков (25,9%) и рискованное половое поведение (88,6%). При этом до заключения на ВИЧ обследовались лишь 11,3% всех опрошенных лиц, что свидетельствовало об отсутствии настороженности в отношении ВИЧ инфекции. Учитывая тот факт, что ВИЧ инфекция не была обнаружена до заключения под стражу у 73,4% опрошенных лиц, можно сказать, что фактически, следственные изоляторы и исправительные учреждения выполняют функцию выявления социально-значимых заболеваний у тех граждан, которые до поступления в места лишения свободы даже не подозревали о своем заболевании и в медицинские учреждения не обращались3. Также следует отметить, что подавляющее большинство ВИЧ-инфицированных осужденных (97%) имеют опыт внутривенного употребления наркотиков, при этом 77% из них ранее не обращались за наркологической помощью, 84% не обследовались и не наблюдались по поводу ВИЧ-инфекции. Только 16% опрошенных осужденных знали о своем ВИЧ-статусе до судимости3. По согласованному мнению международных и украинских экспертов, в Украине по состоянию на 2015 год количество людей, которые живут с ВИЧ/СПИД составляло более 250 000 человек, что в несколько раз превышает данные официальной статистики.

Читать отчет здесь.

AIDS 2018: секция по работе в тюрьмах и зона снижения вреда для неформального общения

Более 5 000 людей, в том числе известная актриса Шарлиз Терон, посетили секцию по работе в тюрьмах в зоне снижения вреда для неформального общения (HRNZ), расположенной в Глобальной деревне, в ходе проведения 22-й Международной конференции по СПИДу (AIDS 2018) в Амстердаме. В течение пяти дней посетители могли зайти на территорию секции, выпить чашечку ароматного кофе, приготовленного бывшими заключенными, и принять участие в интерактивных дебатах, интервью и презентациях. Как правило, заключенным уделяется немного внимания, поскольку очень мало организаций работают с этой уязвимой группой населения. Принимая во внимание то, что во многих странах вопрос ВИЧ/СПИД в тюрьмах остается крайне деликатным и что программы в тюрьмах реализуются неактивно или не реализуются вообще, в настоящее время Европейский центр мониторинга наркотиков и наркозависимости и Европейский центр профилактики и контроля заболеваний занимаются разработкой практического пошагового руководства для администрации пенитенциарных учреждений и организаций гражданского общества.

Исполнительный директор AFEW Интернешнл Анке вам Дам подчеркнула необходимость осуществления работы в тюрьмах в регионе Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА). Охрана здоровья в тюрьмах является серьезной проблемой общественного здравоохранения. Несмотря на то, что международное право признает права каждого человека, в том числе людей, лишенных свободы, на практике многие заключенные получают медицинское обслуживание по более низким стандартам, чем доступные вне тюрьмы, или вообще не получают лечения. В Восточной Европе и Центральной Азии наблюдаются как случаи невыносимых условий содержания, так и отсутствие согласованности в пенитенциарных системах регионов. AFEW признает важность предоставления людям, пребывающим в местах лишения свободы, таких же медицинских услуг и возможностей для жизни во время и после отбытия срока наказания. Совместно с администрацией тюрем AFEW постоянно осуществляет проекты в области здравоохранения в местах лишения свободы, стремясь сотрудничать с организациями, работающими в тюрьмах. Анке ван Дам презентовала Монике Бег, руководителю секции по ВИЧ/СПИД и глобальному координатору по вопросам ВИЧ/СПИД в ООН книгу «Invisible Lives: HIV on the Fringes of Society» («Невидимые жизни: ВИЧ на задворках общества»), чтобы представить регион, где AFEW проводит активную работу. В книге рассказаны истории представителей ключевых групп из Таджикистана и Украины.

AFEW выражает огромную благодарность нашим партнерам по организации секции по работе в тюрьмах: Группе Помпиду Совета Европы, Азиатской сети снижения вреда, Международной ассоциации исправительных учреждений и тюрем, организации Health Through Walls и УНП ООН.

Успешный опыт Украины в разработке мониторингового инструмента

В ходе сессии, посвященной вовлечению молодых людей, употребляющих наркотики, в Украине в программы по профилактике ВИЧ и защите прав человека, AFEW-Украина представила результаты, которых удалось достичь в рамках проекта «Восполняя пробелы: здоровье и права уязвимых групп» и проекта PITCH при поддержке Министерства иностранных дел Королевства Нидерландов.

Менеджер AFEW-Украина Ирина Нерубаева представила инструмент мониторинга нарушений прав человека в отношении подростков, употребляющих наркотики, в Украине. Этот инструмент применялся на протяжении года партнерскими организациями в четырех регионах Украины. Алина Хохлова, социальный работник из Харьковского благотворительного фонда «Благо» – партнера проекта «Восполняя пробелы» – рассказала о сложностях и результатах использования инструмента и подчеркнула важность вклада ее организации в разработку эффективных адвокационных программ в городе. Молодая активистка из Кропивницкого (БФ «Возвращение к жизни») Дарья Копиевская подчеркнула ту роль, которую молодые люди играют в донесении до своих сверстников информации об их правах.

Эксперт в области права Вита Мусатенко представила наиболее типичные случаи, выявленные в ходе мониторинга, и свои рекомендации по поводу того, как социальные работники могут помочь в предоставлении услуг, необходимых молодым людям. Евгения Кувшинова из ВБО «Конвиктус» рассказала о деятельности молодежного клуба «Street Power» для молодых людей, употребляющих наркотики, в Киеве, где клиенты могут получить ряд услуг, включая тестирование на ВИЧ, инфекции, передающиеся половым путем, и гепатиты. Кроме того, в клубе они проходят обучение и развивают лидерские качества.

От программ снижения вреда до метадоновой терапии

В ходе сессии по профилактике ВИЧ, уходу и поддержке в постсоветских странах были представлены проблемы и достижения программ по работе в тюрьмах, действующих в различных постсоветских странах, а также доклады государственных служащих и представителей НПО. Назгуль Солтобекова, начальник медицинского управления Государственной службы исполнения наказаний Кыргызстана, рассказала о системе профилактики и лечения ВИЧ в кыргызских тюрьмах. Она также представила успешный опыт предоставления комплексных услуг людям, употребляющим наркотики, в учреждениях исполнения наказаний – от программ снижения вреда до метадоновой терапии.

Константин Турашвили, представляющий медицинский департамент Министерства по исполнению наказаний и пробации Грузии, рассказал о программах по ВИЧ в грузинских тюрьмах и об успехах страны в реализации программ искоренения гепатита. Оба докладчика подчеркнули важность сотрудничества с организациями на базе сообществ, предоставляющими эффективные услуги консультирования заключенным и обеспечивающими непрерывность услуг для лиц, освободившихся из мест лишения свободы. Этой же теме было посвящено выступление Наталии Рудоквас из казахского общественного фонда «Answer», которая поделилась опытом работы фонда с ВИЧ-позитивными заключенными. Икром Ибрагимов из СФВЗ-Таджикистан рассказал о своем опыте сотрудничества с пенитенциарной системой и о том, каким образом НПО могут развивать потенциал тюремного персонала в сфере ВИЧ, ТБ и других смежных тем.

Обладая опытом в области охраны здоровья в тюрьмах, AFEW продолжит адвокационную деятельность в поддержку программ профилактики и лечения ВИЧ, ТБ и гепатита С в тюрьмах в регионе ВЕЦА. Мы продвигаем такие важные компоненты, как программы снижение вреда, в том числе программы обмена игл и шприцев и опиоидную заместительную терапию. Переходное социальное сопровождение, которое готовит заключенных к выходу на свободу и обеспечивает переход к наблюдению пациента после освобождения, является чрезвычайно важным видом социального сопровождения, который охватывает многие потребности (бывших) заключенных.

«Восполняя пробелы» в грузинской глубинке

Гоча живет в маленьком городе Телави

Автор: Ирма Кахурашвили, Грузия

Гоча и Николоз – клиенты проекта «Восполняя пробелы: права и здоровье уязвимых групп населения» в Грузии.

Помогла арт-терапия

Гоча живет в самом жарком регионе Грузии – в Кахети, в маленьком городе Телави. Он – клиент реабилитационного центра в Грэми. Здесь ему помогают избавиться от алко- и наркозависимости.

Реабилитационный центр для потребителей наркотиков, который открыл «Танадгома», является первым и единственным стационарным реабилитационным центром в стране с бесплатными услугами для клиентов. С момента основания более 25 клиентов получили в центре бесплатную помощь. Клиенты могут получить в Центре социальные, психологические и медицинские услуги. Работает Центр по программе «12 шагов». В центре также есть арт-терапия и даже мастерская керамики. Инструкторы Центра прошли подготовку в реабилитационном центре в Украине.

Как и многие его друзья, Гоча ещё со школы курил «безобидную травку», а вскоре попал в среду, где с лёгкостью потребляли и другие наркотики. Сначала было любопытно экспериментировать с потреблением, но когда в Грузии начался героиновый бум – его можно было купить даже в деревнях Кахетии – всё изменилось. Если Гоче не хватало денег на наркотики, то хватало на алкоголь. Семья Гочи знала о его беде. Родители предупреждали, что всё может закончиться плачевно, однако сделать ничего не могли. После того, как правительство ужесточило отношение к дилерам и наркопотребителям, Гоча переключился на кустарные наркотики.

Первый раз в реабилитационном центре «Танадгома» он оказался два года назад. Он участвовал в программе «12 шагов», получал консультации психолога и занимался арт-терапией. Сейчас у Гочи ремиссия, но иногда он возвращается в центр за услугами. Говорит, что изредка употребляет алкоголь. Грузия – родина вина и трудно отказаться от алкоголя.

«Не знаю, каким я был, если бы не этот проект. Теперь работа с глиной и керамикой для меня самое большое удовольствие. В мастерской есть радио и под звуки музыки я могу работать ночь напролёт. У меня много творческих идей и процесс работы для меня очень важен. Когда делаю зарисовки, не думаю ни о чем другом. Плохие мысли сводятся к минимуму», – рассказывает Гоча.

Гоча не знает, сможет ли он навсегда отказаться от употребления наркотиков и алкоголя. Гарантий нет, хотя уже есть понимание того, что снизить вред, который он причиняет своему здоровью, возможно. Гочу поддерживает понимание того, что если вернувшись домой, он опять сорвётся, то он всегда может вернуться в Центр или обратиться в программы снижения вреда.

Иногда для клиентов Центра организовывают небольшие экскурсии. Этот край в Кахетии славится историческими местами и красивой природой.

«Меня успокаивает звук речки. У реки думается о жизни. Я был 11 лет в заключении и есть о чём сожалеть… Сейчас в Грузии процветает аптечная наркомания и многим нужна психосоциальная помощь… Мне непонятно, почему правительство не хочет заменить репрессивную наркополитику программами реабилитации и трудоустройства? Оно не хочет нести ответственность за таких, как я. Пока что Центр – единственное место, где заботятся о моём психологическом здоровье», — говорит он.

У Гочи две мечты: обустроить реабилитационного центра спортивными тренажерами, чтобы улучшить физическую форму клиентов центра, а также создать свою семью.

«Хочу, чтобы мой опустевший дом в Телави наполнился детским смехом и надеждой. Хочу жить нормально», – говорит Гоча.

Употребление наркотиков изменило жизнь

Николоз — бывший полицейский

Николозу 45 лет. Он бывший полицейский. Профессиональная карьера Николоза закончилась тогда, когда его арестовали за употребление наркотиков и приговорили к семи годам лишения свободы. До этого он не знал, что такое проблемы.

«Мне было 18, когда я с другом впервые попробовал наркотики. Постепенно вошёл во вкус. Мой брат тоже их употреблял, но я боялся сознаться ему в этом, неудобно было и перед семьей. Потом поступил на юрфак, начал работать в полиции и вот тогда плотно подсел на иглу. У меня были влиятельные родственники и я чувствовал себя в безопасности, но после восьми лет активного употребления наркотиков, меня посадили», – вспоминает Николоз.

Семь лет в тюрьме – ужасные, потерянные годы. Тогда наркотики легко попадали в закрытые зоны, и Николоз пользовался этим. Однако тяжёлый случай передозировки чуть не лишивший его жизни, послужил серьёзным поводом задуматься. По возвращении домой оказалось, что все социальные связи потеряны.

«Тогда я подумал, что это – предел, я должен остановиться. Даже сейчас в душе я ненавижу их, борюсь с ними и сам с собой. Хотя в прошлом году сорвался. Пришлось идти в программу заместительной терапии, а потом пройти лечение в клинике», – признается Николоз.

Николоз сожалеет, что употребление наркотиков изменило его жизнь, но если бы тогда у него был доступ к программам снижение вреда, то он воспользовался бы ими. В те годы он мало что знал о том, как снизить риски, связанные с употреблением наркотиков.

«У меня не было сил и желания отказываться от наркотиков, но я бы точно употреблял их более безопасно, к примеру, сократил частоту инъекций. Я бы смог контролировать свою жизнь, здоровье, спасся бы от передоза и гепатита С. Наркотики будут всегда. Немедицинское употребление наркотиков вредит всем – человеку и обществу, поэтому для защиты здоровья общества необходима защита здоровья потребителей. Для этого их нужно интегрировать в общество, а не пытаться изолировать», – говорит Николоз.

В тюрьме Николоз познакомился с сотрудниками «Танадгомы», которые предлагали заключенным различные услуги, в том числе очень важную для Николоза психологическую поддержку.

После выхода на свободу Николоз обратился в социальное бюро в Тбилиси. Содрудница «Танадгомы» Теа Чахракия помогла ему восстановить документы. Сотрудники «Танадгомы» также помогли ему получить работу в организации «Ахали гза», которая занималась снижением вреда для потребителей наркотиков. С тех пор Николоз – социальный работник этой организации. Для него работа – это не только ответственность, но и настоящая семья, где его любят и уважают, и это взаимно.

Николоз уверен, что предоставление услуг снижения вреда более эффективно, чем тюремное заключение. Наилучший подход к решению проблем связанных с наркотиками – это работа с потребителями, а не наказание.

«У нас в стране основа наркополитики утопическая, так как государство думает, что потребление наркотиков можно искоренить. В Грузии подход уголовного правосудия – единственный метод для решения проблемы потребления инъекционных наркотиков. Потребление приравнивается к криминалу, хотя есть множество неоспоримых доказательств в пользу того, что неэффективность репрессивной наркополитики препятствуют доступу к услугам здравоохранения для людей употребляющих наркотики», – говорит Николоз.

Николоз успешно делится рабочими знаниями с начинающими аутрич-работниками. Он работает с клиентами, мотивируя их пройти обследование, помогает в подготовке документов, разрабатывает планы поддержки, рассказывает клиентам о более безопасных методах употребления наркотиков.

«Я очень благодарен проекту за то, что у меня есть работа, которая даёт прочувствовать – я нужен другим. Когда-то мне помогли, а сегодня я могу помочь другим, поделившись с ними собственным опытом. Мои клиенты – потребители наркотиков. Многие из них употребляют наркотики только потому, чтобы их не ломало. Они особенно нуждаются в поддержке. Я хочу, чтобы они понимали, что их ждёт завтра», — говорит он.

Николоз говорит, что при поддержке специалистов в сфере снижения вреда, можно сделать много добрых дел для людей, потерявших надежду. Вот почему важно реализовать такие проекты, которые отвечают конкретным потребностям уязвимых групп.

«Я рад, что в тюрьме я встретил людей, которые увидели во мне потенциал и выразили мне доверие», — говорит он.

О проекте

«Восполняя пробелы: права и здоровье уязвимых групп населения» – международный проект, который работает в 16 странах мира и направлен на улучшение здоровья и защиту прав уязвимых групп населения. В Грузии проект начали в сентябре 2012 года. Его основной задачей является защита прав людей, употребляющих наркотики, путем улучшения отношения к ним общества, изменения государственной политики, а также улучшение доступа к услугам и качества предоставляемых услуг.

В Грузии проект реализуют Общественное объединение «Бемони» и Информационно Медико-Психологический Центр Танадгома. «Бемони» предоставляет услуги в социальном бюро в городе Телави, Кахети, а «Танадгома» – в социальном бюро в Тбилиси. Кроме того, в 2015 году был открыт Центр реабилитации для наркозависимых людей «Танадгома» в деревне Грэми, Кахети.

За 2012-2017 года в рамках проекта, свыше 4 000 потребителей наркотиков получили 17 321 медицинских, психологических, социальных и юридических услуги.

Профилактикой ВИЧ в кыргызских тюрьмах занимаются 15 лет

Осужденный принимает заместительную терапию метадоном в исправительной колонии

Автор: Ольга Очнева, Кыргызстан

Кыргызстан передовое государство в Центральной Азии по внедрению программ снижения вреда от наркотиков и профилактических программ по ВИЧ в пенитенциарной системе. Пункты обмена шприцев стали доступны в местах лишения свободы с 2002 года и сегодня свыше полутора тысяч человек получают чистый инструментарий во всех двенадцати исправительных колониях. Для заключенных, которые решили отказаться от наркотиков, с 2004 года постепенно внедряли центры реабилитации «Атлантис». Сейчас функционирует восемь таких центров, лучшие пациенты которых продолжают лечение в отдельной, так называемой «чистой зоне». К заместительной терапии метадоном имеют доступ заключенные десяти учреждений, из которых два СИЗО и одна колония-поселение. Кроме этого, госсударственные органы, совместно с донорскими и общественными организациями проводят информационную работу, диагностику и лечение ВИЧ-инфекции, туберкулёза, оказывают социальную поддержку бывшим заключенным. Программы функционируют 15 лет, а местные эксперты делятся опытом по их внедрению.

Пенитенциарная система формирует приверженность

Еще на свободе Роман начал программу опиоидной заместительной терапии (ОЗТ), но и от героина не отказался. Наркотики привели мужчину в места лишения свободы, где его тест на ВИЧ сначала был негативным. Но, спустя время, вирус дал о себе знать. Сейчас Роман на воле. Он работает в общественном фонде «Ранар» и помогает освобождающимся так же, как однажды помогли ему: сопровождает к пунктам выдачи опиоидной заместительной терапии (ОЗТ), антиретровирусной терапии (АРВ), налаживает необходимые контакты с правоохранительными органами, поддерживает в поиске жилья и работы, восстановлении документов.

«Три года на зоне я кололся со всеми и не знал, что у меня ВИЧ пока не появились туберкулез и плеврит, – говорит Роман. – Когда я сидел, то даже не думал о том, что мне делать после освобождения. Думал, что просто доживал свои дни. Я вышел в очень плохом состоянии: у меня была большая дозировка метадона, АРВ-терапию не принимал. Потом ребята показали мне несколько трезвых человек, которых я знал еще в колонии. До этого я даже не представлял, что от метадона можно отказаться».

Заключенные с ВИЧ-инфекцией сейчас составляют 5% от всех людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ) в стране, тогда как в 2010 году этот процент был 13,7. АРВ-терапия доступна в пенитенциарной системе с 2005 года и на сегодняшний день 305 из 357 состоящих на учете ЛЖВ, принимают лечение.

В колонии Роман получал АРВ-препараты, но не принимал их. Он честно признается, что брал их только из-за мотивационного продуктового пакета, который выдают в Кыргызстане для развития приверженности терапии. В следующем году тем, кто лечиться больше года, такой пакет выдавать не будут, ведь приверженность у них уже сформировалась.

«Пенитенциарная система – благоприятная среда, где можно сделать блестящую программу по приверженности, так как пациенты всегда на виду, – рассказывает руководитель AFEW Кыргызстан Наталья Шумская. – Но качество ведения ВИЧ-инфицированных, к сожалению, оставляет желать лучшего. Сказывается дефицит квалифицированных медицинских работников, должного внимания к пациенту. Важно, чтобы сотрудники госслужбы исполнения наказаний получали дополнительную оплату за эту работу. Сейчас донорские организации осуществляют эти выплаты, но со следующего года средств на это уже не будет. В этих условиях достаточно сложно добиться качественного исполнения всех разработанных за эти годы инструкций о реализации программ снижения вреда, профилактики, выявления и лечения ВИЧ».

Как это работает «изнутри»

Реабилитация наркозависимых «Атлантис» на территории исправительного учреждения

На территории колоний ежегодно в среднем 85 осужденных стараются побороть наркотическую зависимость в реабилитационных центрах «Атлантис». Примерно половина из них оканчивает программу успешно и переходит в Центр реабилитации и социальной адаптации (ЦРСА) или «чистую зону» на базе колонии №31. Там заключённые, решившие отказаться от наркотиков, дополнительно получают профессиональное обучение и подготовку к освобождению.

ОЗТ в закрытых учреждениях внедрена с 2008 года и сегодня ее принимают 479 пациентов.  По мнению бывших заключенных, программа заместительной терапии метадоном в местах лишения свободы сейчас во многом дискредитирована пациентами, которые используют дополнительные препараты. Отличается и доступность услуг в зависимости от типа закрытого учреждения.

«Когда я попал в СИЗО, то не мог принимать метадон, – вспоминает Роман. – Там его не было, а сотрудники возят в пункты выдачи только, если наберется 4-5 участника программы. Для получения АРВ тоже надо было выезжать за территорию СИЗО. Решения суда там ждут иногда по несколько лет и на все это время можно остаться без препаратов. При тюремном режиме тебя раз в день выводят в санчасть и выдают метадон, там же есть АРВ-препараты и чистые шприцы. Обязательное условие – вернуть использованный инструментарий, но если в камере обыск, то сотрудники отбирают все шприцы и иглы. В колониях получить все эти услуги гораздо проще».

Кыргызское «чудо»

Мадина Токомбаева, чья Ассоциация «Сеть снижения Вреда» (АССВ) на протяжении пятнадцати лет помогает заключенным, говорит, что существование этих программ в стране уже можно назвать чудом.

«Работу в тюремной системе мы начинали с групп самопомощи для ЛЖВ еще в 2002 году через первую организацию из сообщества потребителей наркотиков, куда входили ЛЖВ и бывшие заключенные, – рассказывает Мадина. – Мы видели, что после освобождения людям нужна поддержка и по своей инициативе начали их встречать. Мы озвучивали все проблемы, которые есть в тюремной системе и появились люди и доноры, готовые поддержать наши идеи. В то время, AFEW Кыргызстан поддержал первое социальное бюро в колонии №47, работу ОФ «Ранар» по сопровождению бывших заключенных и помог купить для них дом, который функционирует и поддерживается AFEW Кыргызстан до сих пор. Затем проект КАРХАП распространил социальные бюро и услуги сопровождения на все исправительные учреждения».

Сотрудники службы исполнения наказаний получают знания о профилактике ВИЧ

Сейчас программы снижения вреда в тюрьмах финансирует Глобальный Фонд и Центр По контролю и профилактике заболеваний США (CDC). AFEW Кыргызстан работает над повышением потенциала представителей Госслужбы исполнения наказаний и вместе с АССВ занимается профилактикой ВИЧ и социальным сопровождением бывших осужденных при содействии USAID.

«Мы регулярно проводим мониторинг программ по снижению вреда, в том числе и внутри зон. У меня такое ощущение, что они остались на уровне зародыша, но у них есть шанс, – утверждает Мадина Токомбаева. – Мы должны заставить принятые законы и инструкции работать за эти три года, пока у нас есть донорское финансирование. Нужно прислушаться к нашим клиентам и совместно с госорганами, СПИД-сервисными организациями и сообществом выработать совершенно другой подход к их реализации, чтобы сделать эти программы по-настоящему качественными к моменту, когда они перейдут на госфинансирование. Ни в коем случае нельзя их закрывать, иначе мы вернемся в те страшные года, когда ВИЧ развивался именно в тюремной системе».

Наталья Шумская: «Хотим улучшить координационные механизмы здравоохранения страны»

shumskaya

Автор: Олеся Кравчук, AFEW Интернешнл

Общественный Фонд “СПИД Фонд Восток-Запад в Кыргызской Республике” вносит значимый вклад в общественное здравоохранение страны по снижению темпов роста социально-значимых инфекций в Кыргызстане. О том, чего ждать в 2017 году и какимы были достижения прошлого года, мы разговариваем с руководителемAFEW-Кыргызстан Натальей Шумской.

 — Каким был 2016 год для AFEW-Кыргызстан? Что считаете самым большим успехом?

— 2016 год был успешным и плодотворным для нашей организации. Нам удалось сохранить нашу активность по профилактике ВИЧ в пенитенциарной системе, среди сотрудников правоохранительных органов, профилактике ВИЧ среди женщин, потребляющих наркотики. За год 1013 женщин получили доступ к медицинским и социальным услугам. Одним из достижений стало, что в 2016 году наша организация оказала поддержку Министерству здравоохранения Кыргызской Республики в разработке клинического протокола «Ведение беременности, родов и послеродового периода у женщин, употребляющих психоактивные вещества». В декабре прошлого года этот протокол утвердили. Позже мы начали очень сложный проект по возвращению на лечение больных туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ-ТБ). C августа 2016 года AFEW-Кыргызстан совместно с Городским Центром по борьбе с туберкулезом города Бишкек приступил к реализации проекта «Совместный контроль за туберкулезом и ВИЧ в Кыргызской Республике». За пять месяцев работы в 2016 году на лечение было возвращено 17 больных МЛУ ТБ; трое больных с коинфекцией ВИЧ- подключены к антиретровирусной терапии, пятерым больным на туберкулез с широкой лекарственной устойчивостью (ШЛУ-ТБ) проведены необходимые анализы и они были предоставлены на консилиум для включения в программу лечения по новой схеме бедаквелином. 28 больным организовали контролируемое лечение на дому. Доставка препаратов осуществляется 6 дней в неделю, кроме воскресенья. Помимо этого, кейс-менеджеры проекта проводят информационные сессии с больными МЛУ ТБ и их близким окружением и отслеживают побочные действия противотуберкулезных препаратов, а в случае необходимости доставляют препараты для купирования побочных эффектов, поддерживают постоянную связь с лечащими врачами. Для обеспечения полного охвата всех больных МЛУ ТБ, которые нуждаются в получении лечения на дому и сопровождения на диагностику и в дружественные сервисы, с января 2017 года увеличен штат проекта. Мы взяли дополнительно двоих кейс-менеджеров и одного социального работника.

— А как продвигается работа исследовательского отдела вашей организации, который вы создали два года назад?

— Отдел успешно продолжает работать. За прошлый год исследователи провели качественное исследование «Тюрьмы, инъекционные наркотики и среда риска ВИЧ инфицирования» среди заключенных исправительных колоний, готовящихся к освобождению. Это продолжение положительного опыта эффективного сотрудничества AFEW в Кыргызстане с исследователями медицинской школы Йельского университета и Государственной службой исполнения наказания при Правительстве Кыргызской Республики. Это исследование направлено на описание и изучение качества программы метадоновой заместительной терапии в пенитенциарной системе Кыргызстана и гражданском обществе, рекомендации по результатам которого будут предложены стране для оптимизации программ снижения вреда.

— Одним из основных направлений вашей работы является сотрудничество с милицией и пенитенциарной системой. Расскажите, пожалуйста, как проходит это сотрудничество. Какая роль AFEW в ней?

— AFEW сотрудничает с Министерством внутренних дел уже 10 лет. В 2016 году наша организация оказала техническую поддержку МВД в проведении мониторинговых визитов во все области страны по контролю исполнения инструкции для сотрудников правоохранительных органов по профилактике ВИЧ. Кроме того, мы организовали и провели четыре тренинга как для сотрудников, ответственных за служебную подготовку, так и для неправительственных организаций по реформе правоохранительных органов. Важно, чтобы гражданский сектор оказывал поддержку текущим реформам, равно как и сотрудники правоохранительных органов содействовали исполнению Государственной программы по ВИЧ.

С пенитенциарной системой страны AFEW также сотрудничает уже более чем 10 лет. Проводим работу в трех направлениях: техническая помощь и координация, повышение потенциала персонала и прямые услуги осужденным. В 2016 году мы работали сначала в шести, а затем в четырех учреждениях для содействия достижения цели 90-90-90. Мы оказывали услуги для людей, употребляющих инъекционные наркотики (ЛУИН), рассказывали им о ВИЧ-инфекции и путях передачи, мотивировали их к сдаче теста на ВИЧ. Активную работу вели и с людьми, живущими с ВИЧ на этапах принятия диагноза, подготовки к терапии, начала терапии, выработки приверженности к лечению. Одним из достижений, безусловно, является расширение работы и на колонии-поселения. Ранее отбывающие там наказание осужденные выпадали из услуг по профилактике ВИЧ, так как собственных медсанчастей там нет, а для обращения в гражданские организации здравоохранения у осужденных часто нет документов.

— В октябре AFEW-Кыргызстан способствовало подписанию меморандума о сотрудничестве четырех ключевых групп. Пожалуйста, расскажите, что это за группы и почему совместная работа между ними так важна? Как сейчас проходит это сотрудничество?

— Внутри ключевых групп, к сожалению, существует взаимная стигма. Сотрудничество может помочь преодолеть барьеры и наладить партнерство. Лидеры ключевых групп стали более тесно сотрудничать, обсуждать совместные новые проекты, исследования, абстракты на конференцию AIDS2018 в Амстердаме. Будут совместно проводить мероприятия для снижения стигмы и дискриминации по отношению к другим ключевым группам посредством проведения мини-сессии, например: ЛУИН для ЛГБТ или организаций секс-работников. Начиная с прошлого года мы приглашаем на мероприятия всех участников подписанного меморандума и, конечно, они также приглашают на свои.

— В феврале у вас будет тренинг для членов Странового Координационного Комитета по борьбе с ВИЧ/СПИДом (СКК) по проекту BACK UP Health. Расскажите более подробно об этом. Какие еще направления вашей работы с СКК?

— С июля 2016 года AFEWКыргызстан реализует Проект «Гармонизация и консолидация всех ресурсов для борьбы с эпидемиями ВИЧ – инфекция и туберкулез в Кыргызстане», при финансовой поддержке GIZ, программы Back Up-Health. Этим проектом хотим улучшить координационные механизмы в системе здравоохранения страны. Мы хотим вовлечь гражданское общество в обсуждение вопросов по реформированию СКК, а также повысить потенциал комитета. В феврале 2017 года AFEW-Кыргызстан планирует провести семинар для членов СКК по подготовке Странового Запроса на продление финансирования в государственном финансировании на 2018-2020 годы. В семинаре примут участие члены Комитета по подготовке заявок, мобилизации ресурсов и гармонизации СКК, члены Правления СКК, члены консультативной рабочей группы, которые вошли по Указанию Министерства здравоохранения Кыргызской Республики, национальные эксперты по подготовке Запроса на продление финансирования, которые непосредственно будут собирать информацию и писать заявку, международный консультант, руководитель экспертной рабочей группы, по написанию Запроса на финансирование, а также ключевые партнеры от государственного и международного секторов, которые могут влиять на принятие решений и выразили готовность оказать техническую помощь в подготовке качественного странового запроса в госсфинансировании от Кыргызстана. Во время семинара участники выступят в качестве состоявшихся экспертов и поделятся друг с другом своими знаниями и опытом. Они также изучат формы заполнения запроса, ознакомятся с новыми приоритетными направлениями ТБ и ВИЧ, которые вошли в национальные стратегии и программы, обсудят и проанализируют долю государственного финансирования, а также составлять картирование услуг, клиентов и финансовых средств. Собственно говоря, основная задача семинара – оказать содействие СКК, экспертам и другим партнерам в подготовке качественной заявки. Мы хотим, чтобы у всех появилось одно видение и одна структура Запроса и, чтобы процесс одобрения членами СКК был эффективным и быстрым.

— А какие планы AFEW-Кыргызстан на 2017 год?

— AFEW-Кыргызстан прожил свои первые три года в качестве местной неправительственной организации. Самое главное достижение – то, что нам удалось успешно реализовать свой первый стратегический план и развить партнерство с международными и донорскими организациями. В 2017 нам предстоит пересмотреть стратегический план организации и, конечно, приоритетом для Правления организации было и остается обеспечение устойчивости организации.

 

«Восполняя пробелы» в женском общежитии в Кыргызстане

img_0956

Лейла и София пока живут в общежитии в Бишкеке

Автор: Олеся Кравчук, AFEW Интернешнл

Пятилетняя София играет с маминым телефоном. Девочка сосредоточенно слушает музыку, сидя на полу. Переключает песни, ищет любимую, вглядывается в видео. В небольшой комнате четыре кровати. В какой-то момент девочка отвлекается, опускает телефон и задумчиво спрашивает: «Мама, а что мне принесет Дед Мороз?»

«А что бы ты хотела, милая?» – слышит от мамы и расплывается в улыбке. «Пусть принесет мне котенка. Я буду поить его молочком».

Когда девочка улыбается, на ее щеках появляются обворожительные ямочки. Она приносит маме игрушку – пластиковую азбуку с кнопочками. Нажимает на буквы и произносит их. Иногда ошибается. Тогда мама просит назвать букву еще раз.

О ВИЧ РАССКАЗЫВАЕТ ЗНАКОМЫМ

img_0927

Лейла учит Софию азбуке

София и ее 40-летняя мама Лейла живут в социальном общежитии при центре адаптации и социализации женщин – потребительниц инъекционных наркотиков «Астерия» в Бишкеке, Кыргызстан. Лейла недавно освободилась из колонии.

«У меня нет родственников, я выросла в детском доме. Попала в колонию, будучи беременной, родила там дочь, – расказывает Лейла. – Сейчас подрабатываю на кухне или мою полы. Недавно ездила в Турцию, хотела там найти работу, но не знаю турецкий язык и поэтому не сложилось. Вообще, я швея-мотористка и повар-кондитер, но из-за моего положительного ВИЧ статуса мне трудно найти работу. О диагнозе везде спрашивают, надо сдавать анализы. Сейчас вот нашла работу сиделкой, но пока дочку не с кем оставить. Надо отдавать в детский сад, а они все платные. Почти вся зарплата будет уходить… Вот жду аванс, чтобы заплатить».

Лейла говорит, что когда знакомится с новыми людьми, то рассказывет им о своем диагнозе, хоть и не всегда хочется это делать.

«Думаю, люди с моей болезнью должны о ней говорить и предупреждать. Я и знакомых привожу провериться. Говорю, идите, это бесплатно, – рассказывает женщина. – Относятся ко мне, конечно, по-другому, когда я рассказываю о своем диагнозе. Да, неприятно, но я довольна, что таким образом делаю приятно другим людям. Такие вещи надо знать».

МОЛИТВЫ ЗА «АСТЕРИЮ»

Лейла волнуется, что общежитие «Астерии» могут закрыть, ведь тогда она может очутиться на улице. Женщине некуда идти.

«Честно говоря, жаловаться грех, здесь есть все. Главное – угол, каким бы он ни был, – улыбается женщина и обнимает дочку. – Мне здесь комфортно, мы получаем медицинскую помощь, еду, есть где переночевать, постирать вещи. А каждое воскресенье ходим в церковь. Я всегда в церкви молюсь за этот дом, за сотрудников, которые нам помогают и молю бога, чтобы были доноры».

img_0999

Руководитель «Астерии» Ирен Ермолаева показывает правила общежития

Лейла говорит, что в будущем хотела бы переселиться отсюда, но сейчас такой возможности не имеет. Женщина мечтает о собственном жилье, семье и работе. Мечтает и о том, чтобы общежитие не закрывалось. Очень хотят это и работники фонда.

«У нас действительно часто бывают проблемы с финансированием. Каждый год не знаем, что ждать в следующем, – говорит руководитель общественного фонда «Астерия» Ирен Ермолаева. – Наш общественный фонд работает с 2007 года, а общежитие – с 2009. Хотелось бы предоставлять комплекс услуг, но сейчас на многое нет финансирования. Мы знаем, как найти подход к женщинам, знаем как сделать благоприятную среду, чтобы женщина сама захотела менять свою жизнь к лучшему, и очень хотелось бы больше использовать свои знания на практике. Нам жаль наших клиенток, и мы очень хотели бы помогать им больше».

МЕЧТАЮТ О СОБСТВЕННОМ ДОМЕ

Мечтают в «Астерии» и о покупке дома, в котором разместили бы центр адаптации и социализации женщин – потребительниц инъекционных наркотиков и социальное общежитие. Для ремонта будущего помещения даже уже нашли спонсоров, а вот покупку пока не финансирует никто.

«Так мы могли бы заниматься социальным предпринимательством, завели бы хозяйство, не зависели б от доноров хотя бы в еде, – говорит координатор социальных служб фонда Татьяна Мусагалиева. – До сих пор, все три дома для центра мы брали в аренду».

img_0978

Сотрудники «Астерии» Ирен Ермолаева (справа) и Татьяна Мусагалиева говорят, что у организации часто бывают проблемы с финасированием

Благодаря проекту «Права и здоровье уязвимых групп населения: восполняя пробелы» от Общественного Фонда «СПИД Фонд Восток-Запад в Кыргызской Республике», в 2016 году фонд «Астерия» мог содержать четыре спальных места общежития. Проект также помогал с медикаментами и горячим питанием.

«К нам часто забегают покушать, постирать вещи, – говорит Ирен Ермолаева. – За год через центр адаптации проходит около 300 женщин. Вот Лейлу, например, направили к нам после того, как она освободилась. У нас она получила все необходимые услуги, одежду, обувь, прошла обследования. Лейла пять лет была в колонии и, благодаря условиям, которые есть у нас, она адаптируется и интегрируется. Таким образом становится более уверенной в себе, находит работу и устраивает свое будущее».