Голоса с Востока

AFEW International продолжает активно отстаивать на международной арене потребности региона ВЕЦА в сексуальном и репродуктивном здоровье и правах (СРЗП).

11 марта от имени партнерства «Голоса с Востока» AFEW International подала заявку в Министерство иностранных дел Нидерландов в рамках Политической программы укрепления гражданского сообщества на 2021-2025 годы, Грантового Инструмента Партнерства в области сексуального и репродуктивного здоровья и прав. Под руководством AFEW International партнерство «Голоса с Востока» объединило 11 сильных организаций и сетей, ориентированных на защиту прав женщин и молодежи из числа ключевых групп населения (КП) и трансгендерных лиц в целях улучшения доступа к сексуальным и репродуктивным правам и правам человека. В состав партнерства вошли:

AFEW International; Евразийская ассоциация снижения вреда (ЕССВ); ЭКОМ — Евразийская коалиция по здоровью, правам, гендерному и сексуальному разнообразию; Евразийский союз подростков и молодежи Teenergizer; Евразийская женская сеть по СПИДу (ЕЖВС); Сеть адвокации за права секс-работников (СВАН), Евразийская сеть людей, употребляющих наркотики (ENPUD); Dance4life; AFEW-Ukraine; AFEW-Kyrgyzstan; AFEW Kazakhstan.

Партнерство планирует работать с более чем 150 местными партнерскими организациями из стран Восточной Европы и Центральной Азии, осуществляя адвокацию прав женщин и молодых людей из ключевых групп населения (ЛЖВ, секс-работников, потребителей наркотиков, ЛГБТ, заключенных) и трансгендерных лиц в рамках программы «Всеобщее медицинское страхование» (ВЗС). Посредством усиления потенциала и мобилизации местных сообществ ключевых групп населения Партнерство будет работать в направлении научно обоснованной адвокации под руководством сообществ для обеспечения доступа к высококачественным, инклюзивным, свободным от стигмы, интегрированным и гендернотрансформирующим услугам в сфере охраны сексуального и репродуктивного здоровья.

О результатах этой работы мы узнаем в конце мая 2020 года.

Основы политики правительства Нидерландов по укреплению гражданского общества ориентированы на Западно-Африканский/Сахельский регион, регион Африканского Рога, а также Ближний Восток и Северную Африку (БВСА). Организация «Голоса с Востока» призывает обратить внимание на продолжающийся кризис в области здравоохранения в регионе ВЕЦА, который является единственным регионом в мире с растущей эпидемией СПИДа.

 

Не надо стесняться знаний о своем здоровье

В 2019 году всемирно известная молодежная программа Dance4Life пришла в Кыргызстан. Это значит, что теперь молодежь республики станет более информированной в вопросах репродуктивного здоровья и здорового сексуального поведения.

Один из чемпионов Dance4Life в Кыргызстане Темирлан Ирысбеков (20 лет) рассказал AFEW International о том, что значит для него этот проект, а также поделился интересными наблюдениями из своей практики работы с подростками.

Как ты оказался в проекте Dance4Life?

Мой координатор в социальной организации «Красный полумесяц» рассказала мне об этом проекте и предложила подать заявку. Мне понравилась идея, ведь такие направления, как СРЗП, ПАВ и ВИЧ/СПИД очень значимы для общества. Я всегда хотел помогать людям, работая волонтером, проводил тренинги  в школах и университетах и мне это нравилось.

Чем ты занимаешься по жизни?

Я студент заочного отделения Бишкекского Государственного университета, фриланс-программированием для компаний с Запада. Сейчас работаю бариста в офисе компании Билайн, а также прохожу там стажировку в качестве программиста. А еще на протяжении последних четырех лет я являюсь волонтером «Красного полумесяца» Кыргызстана.

Что значит для тебя быть лидером, чемпионом Dance4life?

В моем понимании лидер — это человек, к которому прислушиваются другие люди, который может красиво и грамотно донести любую информацию. При этом, быть Чемпионом Dance4life — это большая гордость. Быть Чемпионом Dance4life значит делиться информацией с людьми. Этот проект дал мне уверенность в себе, мотивацию, которая подталкивает меня помогать людям. Я могу с уверенностью поддерживать, мотивировать окружающих.

Dance4life направлен на работу с молодежью для развития лидерства и сохранения репродуктивного здоровья, профилактики ВИЧ и инфекций, передающихся половым путем. Как в твоем окружении обстоят дела с этими темами? Просвещали ли тебя и твоих сверстников на них в школе?

Мои друзья мало информированы насчет СРЗП контента, ведь в школах и университетах учителя об этом не говорят. Они не знают даже, как правильно пользоваться контрацептивами, какими способами передается ВИЧ. Была такая ситуация, когда я услышал от друзей, что ВИЧ передается через слюну. Я провел для них небольшой тренинг, где рассказал, как на самом деле передается ВИЧ, привел для них аргументы, чтобы развеять все сомнения, а еще поделился с ними информацией о контрацептивах, и о том, как можно себя обезопасить. Когда я сам был школьником, за все года нам провели всего один классный час, посвященный СРЗП. Когда волонтеры «Красного полумесяца» начали рассказывать нам о том, как устроена женская и мужская половые системы, многие начали стесняться, отворачиваться и даже плакать. Со временем, когда я делился с людьми о том, что это все нормально и мы должны знать это, чтобы уберечь себя, их взгляды поменялись и они стали более информированными, им стало интересно и теперь они сами могут делиться этими знаниями с другими.

Почему, с твоей точки зрения, важно быть просвещенным на эти темы?

В ходе работы с различным проектам, я не раз сталкивался с ужасающими историями, которые можно было бы предупредить, если бы люди знали больше о своем здоровье и как его сохранить. В одном из медицинских учреждений во время тренинга нам рассказали историю девочки, которая играла с одеждой брата и решила померить его брюки. Когда она начала переодеваться в свою одежду, то заметила кровь — тогда у нее в первый раз начались месячные. В тот момент, она подумала, что забеременела и решила совершить суицид.

Что больше всего тебе запомнилось за время участия в проекте Dance4Life?

В Dance4life мы становимся не просто тренерами для ребят, но друзьями, которым они могут доверять.

Однажды, парень из нашей группы поделился со мной своей проблемой: он не знал, как справиться с алкогольной зависимостью. Он говорил родителям, что ему нужны деньги на еду или посиделки с друзьями, когда на самом деле, шел в ближайший магазин и покупал себе пиво. Это длилось уже какое-то время и он не знал, как остановиться. Я перенаправил его в молодежный центр к квалифицированным специалистам-психологам. Вначале я хотел привести его за руку, но понял, что он должен набраться смелости и сделать это сам. Он дал мне обещание, обязательно прийти и проконсультироваться.

 

 

 

 

 

 

Сколько женщин — столько судеб

В Таджикистане из года в год отмечается рост доли полового пути передачи ВИЧ-инфекции и увеличивается количество женщин в репродуктивном возрасте среди взятых на учет с диагнозом, установленным впервые. Именно поэтому в 2019 году общественная организация «Таджикистанская сеть женщин, живущих с ВИЧ» (ТСЖ+) при поддержке AFEW International в рамках программы «Восполняя пробелы» провела исследование «Ключевые проблемы сексуального и репродуктивного здоровья женщин, живущих с ВИЧ в Таджикистане через призму прав человека».

В преддверии Международного женского дня 8 марта Тахмина Хайдарова, руководитель ТСЖ+, порассуждала с AFEW International о ВИЧ, сексе, насилии и гендерном неравенстве в Таджикистане.

Что значит секс для мужчин и женщин в Таджикистане?

Для мужчин секс – это возможность удовлетворить свое желание, и только потом — средство для продолжения рода. Для женщин же, секс в первую очередь — средство для рождения детей. При этом говорить о сексе и проявлять инициативу в половых отношениях женщины, как правило, не могут – это расценивается как распутство.

В целом в Таджикистане сексуальная сфера сильно подвержена традиционным гендерным стереотипам. Здесь не принято обсуждать тему сексуальных отношений – ни в семьях, ни в обществе. Мало кто разговаривает об этом со своими партнерами, врачами и т.д. Но даже если и говорят, что на самом деле не совсем понимают смысл и значение понятий «секс» и «сексуальные отношения» и чаще всего рассуждают о контрацепции, способах предохранения от нежелательной беременности, гигиене и т.д. Но не о чем то более серьезном.

Всему виной национальные традиции и религия?

Д а, во многом. Однако надо сказать, что ислам сам по себе — это религия мира и добра. В исламе не говорится о жестоком обращении по отношению женщин, однако есть другие факторы, которые влияют на их жизнь. Это стереотипы, которые могут быть связаны с религией.

Один из них – «женщина обязана ухаживать за мужем и всеми членами его семьи, быть послушной и доброжелательной». Поэтому уже с детства девочки воспитываются в духе повиновения. Женщины сами признают, что интересы мужчин превыше всего. Одна из особенностей семей в республике, особенно в сельской местности, заключается в преобладании расширенных семей, когда под одной крышей проживают несколько поколений взрослых и детей. То есть родители, их взрослые сыновья/дочери, уже вступившие в брак, бабушки и дедушки, взрослые сестры или братья — все живут вместе. Как следствие — в отношения мужа и жены постоянно вмешиваются родственники.

В семье девушек готовят как домохозяек, в большинство случаев не дают образования, особенно в сельской местности, и девушка после замужества становится всячески зависима от своего партнера и членов его семьи. Без разрешения старших и мужа женщина не имеет права выйти из дома и получить информацию о заболеваниях, передающихся половым путем (ЗППП). Женщина всегда должна стоять на ступень ниже мужчины во всем: в принятии решений, в высказывании мнения. Женщина должна прислушиваться к словам мужа, нужно «прикусить язык», это и есть уважение. Также женщины редко могут самостоятельно принимать решения о том, когда, как и с кем заниматься сексом, вступать в брак, сколько детей иметь и т.д.

При этом сексуальное насилие со стороны интимного партнера увеличивает риск заражения ВИЧ. Во время нашего опроса от респондентов мы слышали рассуждения о том, что половой акт без согласия — это нормальное явление, и так должно быть в семье, «Это же твой муж: что он хочет, то и нужно делать. Он молодой, и поэтому нужно удовлетворять его желания!»

Неравенство между мужчинами и женщинами в Таджикистане развито не только в частной жизни, но и общественной тоже, не так ли?

Да, гендерное неравноправие — одна из проблем, сдерживающая устойчивое развитие Таджикистана. Неравноправие проявляется в доступе ко всем видам материальных и нематериальных ресурсов (собственность, земля, финансы, кредиты, образование и т.д.); к принятию решению во всех сферах и участию в политической жизни, насилии в отношении женщин.

А почему женщины терпят насилие?

Потому что это укладывается в рамках сложившейся системы гендерных неравных отношений в Таджикистане. Мужчины обеспечивают женщину, контролируют семейные отношения, а значит, могут делать, по сути, что хотят.

Но самое печальное – то, что общество недостаточно понимает значимость этой проблемы. Оно уверено, что насилие в семье – это частное дело. Считается, что проявление жестокого обращения с женой, невесткой, сестрой и др. или постоянного контроля за их жизнью и поведением – это не насилие, а норма. При этом широко распространено мнение, что женщина сама виновата, если муж или его родственники применяют к ней физическую силу. Немало сторонников такого мнения среди молодых людей, самих женщин, и особенно среди свекровей. Поэтому особого внимания, на мой взгляд, требует решение проблем взаимоотношений свекрови и невесток, отношения к женам трудовых мигрантов в период нахождения их мужей за пределами республики, ранних и принудительных браков и т.д.

Женщины с ВИЧ более уязвимы?  

Однозначно! Несмотря на то, что очень часто источником ВИЧ инфекции для женщины является ее муж, именно она подвергается насилию и дискриминации со стороны мужа и его родственников. Одна женщина рассказывала, что муж инфицировал ее, но не считал себя виноватым. Иногда он закрывал дверь и уходил из дома, а она оставалась без еды, голодная и беспомощная. Однажды он даже привязал ее веревкой к столбу и избивал, а после этого ушёл, оставив ее голодной на два дня. После такого отношения и издевательств мужа она ушла к своим родителям, где также подверглась дискриминации.

Почему женщины с ВИЧ боятся обращаться к врачам?

Как показывает практика, те, кто обращается в СПИД-центр, получают качественную помощь и многие этим довольны в том числе я. Однако основные проблемы у женщин возникают, когда они обращаются за услугами в других медицинских учреждениях (за хирургическую помощь или к зубным врачам), в том числе в учреждения первичной медико-санитарной помощи (ПМСП). Именно в этих учреждениях женщины, живущие с ВИЧ (ЖЖВ) чаще всего сталкиваются с дискриминацией в свой адрес. Во время фокус-групп приводилось немало случаев, когда медработники отказывали в предоставлении медпомощи ЖЖВ и разглашали их статус. (В основном такие случаи были в роддомах, в зубных поликлиниках и во время других хирургических вмешательство) Поэтому большинство ВИЧ-позитивных женщин боятся открыть свой статус и не обращаются за услугами в медучреждения в том числе в службах ПМСП по месту жительства.

А вы разговаривали с этими врачами? Что они отвечают на вопрос о дискриминации людей, живущих с ВИЧ?

Мы не опрашивали медработников. Однако многие женщины считают, что причины кроются в неподготовленности медицинских работников к работе с ЛЖВ, а также низкий уровень знаний сотрудников о ВИЧ.

Одна женщина, обратившись в поликлинику, рассказала врачам о своем статусе. Они сразу отказали ей в услугах. Женщина сказала, что это нарушение ее Конституционных прав, на что ей ответили, что она больна, и они уже ничем не могут ей помочь. Только представьте себе – это говорили врачи!

Но это не все – в Таджикистане существует проблема утечки кадров среди медицинского персонала, который имеет опыт работы с ЛЖВ. Немалая часть профессионалов покидает нашу страну.

Предположим, женщина узнала о своем статусе, она готова обследоваться, принимать терапию и делать все, что говорят врачи. Может ли она столкнуться с какими- либо препятствиями даже в этом случае?

АРТ терапия у нас в стране закупается за счет Глобального Фонда, поэтому перебоев практически не бывает. Если человек хочет принимать АРТ, то он может получить ее во всех центрах СПИД. Но согласно рекомендациям ВОЗ, людей, живущих с ВИЧ, распределяют в службы ПМСП и согласно этим требованиям человек обязан получить услугу по месту жительства. В силу того, что в сельской местности и маленьких городах, и районах все практически друг друга хорошо знают, ЖЖВ бояться раскрытия своего статуса и есть вероятность что не будут обращаются в эти службы на местах за услугами АРТ.

Насколько сложно женщинам принять свой статус?

Чаще это зависит от уровня их информированности и образованности – они просто ничего не знают о ВИЧ или имеют искажённую информацию о вирусе. Поскольку ВИЧ на начальных стадиях не имеет ярко выраженных симптомов, женщины думают, что они ничем не болеют, и вирус их не касается. В немалой степени принятие диагноза зависит от специалиста, который будет работать с женщиной, проводить дотестовое и после тестовое консультирование.

Планируете ли вы использовать результаты своего исследования в дальнейшей работе?

На данный момент в стране разрабатывается «Национальная программа по противодействию эпидемии ВИЧ/СПИД в Республике Таджикистан на период 2021-2025 годы», и мы вошли в состав рабочей группы по вопросам лечения АРТ и предотврашения стигмы и дискриминации в отношение ЛЖВ. В рамках этой площадки мы активно продвигаем рекомендации нашего отчета.

Наряду с этим результаты исследования помогли нам выявить и понять целый ряд проблем, на которые мы ранее не всегда обращали должное внимание. Поэтому мы будем использовать полученную информацию в нашей повседневной работе. Сколько женщин-столько судеб. Следовательно нужно апробировать не только общие подходы к ЖЖВ, но и искать индивидуальные способы.

Исследование можно посмотреть здесь.

 

 

 

Как помочь мигрантам?

По данным UNAIDS (www.unaids.org)[1], Россия занимает второе место в мире по количеству трудовых мигрантов после США. Ростовская область – один из регионов страны, где их количество постоянно растет. Одной из причин этого является географическое положение региона — Ростовская область имеет самую протяженную границу с Украиной. Именно поэтому, а также в силу ряда событий, связанных с противостоянием и военными действиями в Донецкой и Луганской областях, наряду с трудовыми мигрантами из стран Центральной Азии на территории Ростовской области в различном статусе находится множество мигрантов из Украины.

Есть ли специальные сервисы для мигрантов в Ростове-на-Дону? Как среди мигрантов реализуется профилактика ВИЧ? Куда приезжие люди могут обратиться, не подвергая себя опасности? На эти вопросы AFEW International ответил Вячеслав Цуник, президент Ростовской региональной общественной организации по профилактике социально значимых заболеваний «КОВЧЕГ – АнтиСПИД», руководитель проекта «Профилактика ВИЧ-инфекции, предоставление сервисов по ВИЧ, мигрантам в Ростове–на–Дону».

Значительная финансовая поддержка этого проекта — исследования и предоставления сервиса мигрантам — была оказана AFEW International, которая в том числе фасилитировала координацию с организациями в Центральной Азии для более эффективной поддержки мигрантов при выезде из страны проживания в Россию.

Для справки

Трудовые мигранты входят в число наиболее уязвимых к ВИЧ группам населения в мире, что обусловлено множеством факторов. Данные многочисленных исследований показывают, что выходцы из Центральной Азии обладают очень низким знанием об инфекционных заболеваниях: ВИЧ/СПИДе и вирусных гепатитах В и С. Также усугубляет ситуацию низкое социально-экономическое положение мигрантов из Центральной Азии и ближнего зарубежья, ограниченность доступа к медицинским услугам, низкий уровень социальной поддержки и высокий уровень депрессии, связанной с удаленностью от семьи. Высокая степень изолированности данной социальной группы, часто становится причиной распространения ВИЧ внутри самого данного сообщества, в том числе через контакты с работницами коммерческого секса – преимущественно выходцами из их региона.

 

Вячеслав, насколько сегодня в Ростове-на-Дону доступна медицинская помощь для трудовых мигрантов в целом?

Медицинская помощь трудовым мигрантам, официально находящимся в России в Ростовской области, оказывается на основании страхового полиса, который они приобретают при оформлении патента. Без полиса медицинская помощь доступна на платной основе, а вот экстренная скорая помощь при угрозе жизни инфарктах, инсультах, катастрофах авариях, оказывается всем, даже без наличия документов, бесплатно, за счет государства.

Насколько трудовые мигранты информированы по вопросам ВИЧ-инфекции?

Опрос и анкетирование трудовых мигрантов показали то, что они слабо информированы по вопросам ВИЧ инфекции. Причина этого, по нашему мнению — недостаток профилактической информации, предоставляемой им на родине в образовательных программах в учебных заведениях и при выезде на работу в Россию.

Практикуют ли мигранты рискованное поведение?

На самом деле, рискованное поведение практикуется мигрантами примерно в таких же пропорциях, как и всех молодыми людьми. Если мы говорим о мигрантах-выходцах из регионов Азии, например, из Таджикистана и Узбекистана, то в силу традиций у молодых людей менее рискованное поведение. Их основное общение проходит с земляками, а еще у них есть принципы уважения к старшим и народные традиции, которые ограничивают рискованное поведение. Украинские и Молдавские граждане более близки нам, русским, по культурным взглядам, и ситуация среди них схожа с нами. Есть молодежь, у которой рискованное поведение в плане ВИЧ является нормой, это, в основном, представители ключевых групп. Их не очень много в соотношении с основной массой мигрантов, но они есть, и часть из них являются клиентами нашей организации. Отказываться от такой модели поведения они не готовы.

Есть ли различия в поведении ВИЧ положительных и ВИЧ отрицательных мигрантов?

Различие в поведении мигрантов ЛЖВ и людей без ВИЧ действительно есть.

ЛЖВ мигранты — более закрытая группа, не готовая говорить о заболевании как с родственниками, так и с земляками. Они обращаются за помощью в СПИД сервисную организацию зачастую только в случаях угрозы жизни, изредка при необходимости пополнения запаса АРВ препаратов при угрозе перерыва в лечении.

В России, если тест на ВИЧ дает положительный результат, мигранты, будучи иностранными гражданами, не могут получить бесплатное антиретровирусное (АРВ) лечение. Как решается этот вопрос?

Ситуация с получения АРВ препаратов регулируется порядком обеспечения АРВ препаратами граждан. АРВ лечение за счет государства могут получать только граждане страны. В связи с этим, люди не могут получить бесплатное лечение, так как они не являются гражданами страны. У нашей организации налажены контакты с общинными сервисными организациями в ряде стран ближнего зарубежья. У нас есть возможность помогать людям, обратившимся к нам – мы можем организовать помощь по сопровождению и АРВ лекарствам из стран постоянного проживания мигрантов.

Сегодня вы реализуете проект «Профилактика ВИЧ-инфекции, предоставление сервисов по ВИЧ, мигрантам в Ростове – на – Дону». Расскажите о нем подробнее.

Цель нашего проекта — снижение скорости распространения ВИЧ инфекции за счет повышения информированности мигрантов о ВИЧ инфекции, а также создание услуг и сервисов, направленных на профилактику ВИЧ-инфекции среди мигрантов.

Что мы делаем? Во-первых, готовим консультантов равный – равному из среды мигрантов. Во-вторых, оказываем медико-социальное сопровождение ВИЧ-инфицированных мигрантов, организовывая им доступ к медицинским услугам.

В-третьих, мы встречаемся и проводим и переговоры с представителями диаспор о внедрении профилактических инструментов в среду мигрантов в Ростовской области и организуем взаимодействия с НКО в странах проживания обращающихся к нам клиентов.

Наша организация, «КОВЧЕГ – АнтиСПИД» — это общинная организация людей, живущих с ВИЧ, представителей уязвимых групп, ЛЖВ, секс-работников, представителей ЛГБТ сообщества, а также мигрантов. Например, в рамках данного проекта мы подготовили консультанта «равный – равному» из среды мигрантов. Это гражданка Украины, живущая с ВИЧ. Еще один наш консультант «равный-равному» по работе с наркозависимыми людьми также является гражданином Украины. Кроме того, для проведения исследования в среде мигрантов мы привлекали волонтера, студента университета в Ростовской области из Узбекистана Равшана.

В рамках проекта для мигрантов был организован процесс предоставления сервисов по ВИЧ. Среди них — экспресс-тестирование, до и после тестовое консультирование, представление при необходимости препаратов АРВ из резервной аптечки, сдачи анализов и содействие в получении консультаций врача инфекциониста, сдачи анализов иммунный статус и вирусная нагрузка, назначения препаратов и контроля лечения. Также мы предоставляли мигрантам информацию о существующих законных возможностях получения Российского гражданства с заболеванием ВИЧ инфекция, содействовали в получении разрешения на временное проживание и Российского гражданства людям с ВИЧ.

Как и где вы распространяете информацию о сервисах?

Наши информационные листы доступны мигрантам в местах их скопления — миграционной службе, медицинских учреждениях, выдающих им справки, изоляторах содержания для депортации, в ВУЗах, с которыми мы работаем. В своей работе мы используем инструмент QR код, благодаря которому каждый желающий мигрант может скачать информацию на смартфон и пользоваться ей, когда угодно. Данная информация в итоге выводит клиента на наших консультантов, и они получают от них всю необходимую им информацию.

Что в последнее время из вашей деятельности вам запомнилось больше всего?

Недавно мы обратились в Общественную наблюдательную комиссию за содействием в доступе к мигрантам, находящимся в изоляторах временного содержания для депортации. Общественная Наблюдательная Комиссия, помогая нам, организовала официальный запрос в МВД. Мы провели выезд в учреждения, встретились с содержащимися там мигрантами, живущими с ВИЧ, и договорились с руководством учреждений о возможности нашего доступа к ЛЖВ мигрантам. Мы планируем искать финансовую возможность для получения людьми с ВИЧ консультации врача инфекциониста, для сдачи ими анализов на иммунный статус и вирусную нагрузку, а также возможности достать АРВ препараты на время содержания в учреждении. Так же мы готовим обращение к руководству страны по поводу необходимости обеспечения данной категории людей лечением ВИЧ инфекции за счет государства.

Без профилактики не обойтись

По завершении Программы ГФ в России 2015-2018 гг. резко сократилось финансирование программ профилактики среди ключевых групп, вплоть до того, что некоторые НКО приостановили свою деятельность. Некоторые все-таки остались «на плаву» и продолжили работу с учётом имеющихся ресурсов. Одна из этих организаций – «Общество ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом «Позитивный диалог” (Санкт-Петербург).

Для того, чтобы иметь возможность продолжить свою деятельность на благо общества, и в частности работу по оказанию комплексных услуг профилактики для мужчин, имеющих секс с мужчинами (МСМ), президент организации, Михаил Ступишин, обратился в 2019 году в Фонд оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА. Что ему удалось сделать, он рассказал AFEW International.

О причине возрастающих цифр

В 2012 году Санкт-Петербургский Центр СПИД, совместно с действующей в то время организацией «Красная лента» проводил исследование распространения ВИЧ-инфекции среди МСМ Санкт-Петербурга, по результатам которого пораженность группы составила 13 %. В 2017, уже в рамках Программы Глобального Фонда в России 2015-2018 гг. проводилось большое исследование, в том числе и по распространению ВИЧ-инфекции. По результатам уже этого исследования пораженность группы МСМ составила 22,8 %. Такой значительный рост был косвенно обусловлен высоким уровнем миграции в городе, ведь Санкт-Петербург — второй по населенности город России. Однако, на мой взгляд, основной причиной этого роста стало отсутствие программ профилактики ВИЧ среди МСМ в необходимом объеме.

 О Фонде оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА

После завершения Программы ГФ в России 2015-2018 гг. мы, как и многие организации, оказались в трудном положении. У нас возникли сложности и с финансированием, и с ресурсами, в частности с презервативами, лубрикантами, тест-системами. В то же время, у нас было четкое понимание и опасение, что приостановка деятельности и выключение сервисной составляющей профилактической работы усугубит ситуацию по ВИЧ среди МСМ, и будет способствовать всплеску заболеваемости. При этом государственное участие в профилактике среди МСМ, как и среди других ключевых групп в целом, равно «0», а коммерческие организации как правило сторонятся темы ВИЧ, и уж тем более темы «ВИЧ среди МСМ».

Благотворительные фонды, что российские, что международные, заинтересованы в первую очередь в поддержке адвокации. Это, безусловно, правильно, но и без профилактики, включая сервис, на мой взгляд не обойтись. Создание Фонда оперативной помощи пришлось как нельзя кстати. Тем более, что Фондом финансируются не только адвокационные проекты, но профилактическая деятельность организаций, позволяя ВИЧ-сервисным НКО региона продолжать свою работу с ключевыми группами, быстро решать злободневные вопросы и искать другие источники финансирования на выполнение среднесрочных и долгосрочных планов.

Благодаря поддержке Фонда оперативной помощи ключевым группам населения региона ВЕЦА мы закупили презервативы, тест-системы на ВИЧ и лубриканты, а также продолжили работу по оказанию комплексных услуг профилактики для МСМ. Часть приобретенных презервативов была передана в МСМ-ориентированные клубы «Центральная станция», «Лабиринт», «Присцилла» и сауну «Атлантис» для дальнейшего бесплатного распространения среди своих посетителей, а также в рамках партнерских отношений АНО «Центр Гигиея» и Движению «Серебряная Роза» для осуществления профилактической деятельности среди МСМ и МСМ/СР.

О МСМ/ЛГБТ сообществе в Санкт-Петербурге

Проблемы МСМ/ЛГБТ сообщества в Санкт-Петербурге такие же, как и по стране: гомофобия различной степени выраженности, стигматизация и дискриминация со стороны общества, нахождение вне правового поля. На самом деле, это только на словах около 50 % населения относятся к МСМ/ЛГБТ положительно, либо нейтрально, говоря: «пусть делают, что хотят, но… в закрытой комнате». Подобный «нейтралитет», вплоть до резко выраженного негатива и агрессии влечет за собой невозможность представителям сообщества выразить себя как личность, заявить о себе как о полноправном члене социума, с интересами которого тоже надо считаться. В итоге, развивается самостигматизация, поиск «места под солнцем», а само сообщество в целом «загоняется в угол», если можно так выразиться. Кто-то в этот период бросается «во все тяжкие», а кто-то «наглухо» закрывается. И в той, и в другой крайности психоэмоциональный фон нестабилен. В результате: развитие различных зависимостей, сложности с поиском постоянного партнёра, рискованное сексуальное поведение, что увеличивает риск заражения ВИЧ-инфекцией и ИППП. В тоже время, ВИЧ-положительные представители МСМ/ЛГБТ-сообщества нередко подвергаются двойной стигме: и со стороны общества, и внутри собственного сообщества.

Одной из сегодняшних проблем является нарастающее распространение химсекса среди МСМ/ЛГБТ Санкт-Петербурга. В данном случае, ситуация осложняется еще и экономическими барьерами доступа к PrEP и презервативам, а также низким уровнем культуры заботы о сохранении собственного здоровья. Хотя, частота использования презерватива и приверженность к защищенным сексуальным практикам остается на достаточно высоком уровне в целом.

Об идеальном обществе

Размышляя об идеальном обществе, я всегда представляю себе общество, понимающее и не осуждающее, не считающее преступлением любовь между мальчиком и мальчиком, или девочкой и девочкой (и я сейчас не о сексе); общество в котором право выбора реально и ненаказуемо. И если есть какая-то большая общая проблема, особенно такая, как безудержный рост заболеваемости ВИЧ-инфекцией, то не только специалисты не открещиваются от «неудобности» темы, но и люди, не вовлеченные в эпидемию; люди, принимающие решения. Мне очень нравится опыт европейских стран, например Франции, Нидерландов, Дании, Швеции и др. Здесь есть реально работающие модели противодействия ВИЧ, в которых государственное участие в профилактике данного заболевания значительно и распространяется на все ключевые группы. Здесь есть четкое осознание, что ВИЧ-инфекция – это социально значимое заболевание, а соответственно и работа с ним ведется в совокупности с решением социальных проблем как общего населения, так и ключевых групп.

О вовлеченности сообщества

Давно известен неоспоримый факт, что работа с сообществом при участии самого сообщества наиболее эффективна. И принцип «равенства» не только по ВИЧ+, но и по принадлежности к ключевой группе играет важнейшую роль. Люди понимают, что им необходимо, потому что знают проблемы изнутри, они сами в этом нуждаются. К сожалению, работа с МСМ/ЛГБТ сообществом с точки зрения развития сообщества, повышения потенциала и укрепления позиций в социуме в ответ на высокую распространённость ВИЧ-инфекции, ведется слабо либо не ведется вовсе. Причины тому есть как социальные, так и правовые. Но, мы уверены, что руки опускать не стоит, ведь работы предстоит много. Ведь МСМ/ЛГБТ в нашем городе гораздо больше, нежели 10,5 тыс. на 5 млн. петербуржцев (официальная статистика Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга на начало 2020 года).

Проект поддержан Elton John AIDS Foundation  и Aidsfonds. 

Какой должна быть первичная медицинская помощь?

В 2019 году Анке ван Дам, исполнительный директор AFEW Интернешнл, вошла в состав консультативного совета Европейского форума первичной медицинской помощи (EFPC) для того, чтобы привнести в EFPC свои знания и огромный опыт работы в регионе ВЕЦА, а также обширную сеть контактов с организациями, институтами, агентствами и специалистами.

О том, каков на сегодняшний день уровень первичной медицинской помощи (ПМП) в регионе ВЕЦА и как можно его улучшить, AFEW International поговорил с Яном де Маэсенеером, бывшим председателем Европейского форума первичной медицинской помощи, почетным профессором Гентского университета.

Ян, каковы основные характеристики эффективной первичной медицинской помощи (ПМП)?

Мы можем говорить об эффективной системе первичной медицинской помощи тогда, когда такая помощь доступна для обширного круга проблем, координация предоставления помощи происходит непрерывно, предлагается широкий спектр услуг здравоохранения в партнерстве с лицами, обеспечивающими уход на неформальной основе. Такая помощь должна базироваться на поддержке соответствующих государственных структур, и при этом должны быть обеспечены необходимые финансовые ресурсы и инвестиции в развитие персонала, оказывающего ПМП. Эффективная первичная медицинская помощь не только обеспечивает профилактику заболеваний, но также стимулирует людей вести более здоровый образ жизни. В целом в рамках системы ПМП здоровье рассматривается более комплексно, при этом уделяется внимание не только биомедицинским потребностям и потребностям в психическом здоровье, но и другим причинам слабого здоровья, в том числе социальным факторам (таким как условия жизни, трудоустройство). Благодаря этому первичная помощь больше ориентирована на потребности людей, чем на их заболевания.

В каких странах/каком регионе ПМП на сегодняшний день лучше всего развита?

В основном это Европа. Относительно сильные системы ПМП существуют в Дании, Эстонии, Финляндии, Литве, Нидерландах, Португалии, Словении, в некоторых регионах Испании и Бельгии, а также в Великобритании. Мне особенно импонируют примеры Дании, Эстонии и Финляндии. В этих странах имеются так называемые «зоны оказания первичной медицинской помощи». Для этого берутся районы с населением 100-200 тысяч человек и на этом уровне создается система ПМП. Это позволяет обеспечить высокую степень участия всех заинтересованных лиц. На таком уровне легко обеспечить их сотрудничество, и при этом осуществлять надзор за актуальными потребностями населения в услугах здравоохранения. Такой охват не слишком большой, но при этом достаточно большой, чтобы обеспечить «критическую массу» для эффективных интервенций в различных направлениях.

А что насчет региона ВЕЦА?

Качественная первичная медицинская помощь требует демократии. К сожалению, старая советская система здравоохранения Семашко с существованием поликлиник и отсутствием семейных врачей, при которой врачи зарабатывают очень мало, не позволяет организовать эффективную ПМП. Я хочу отметить достижения Казахстана – недавно страна открыла для себя важность семейных врачей. Также меня очень удивил Кыргызстан. В прошлом году у меня была возможность прочесть лекцию для пятикурсников мединститута в Бишкеке. Когда мы обсуждали случаи пациентов, они продемонстрировали высокую приверженность, ориентированность на пациентов, а также прекрасные навыки принятия клинических решений. В настоящее время EFPC старается помочь странам в регионе ВЕЦА организовать более эффективное межпрофессиональное обучение в сфере первичной медицинской помощи, применяя практики ПМП в местных общинах.

Важно, чтобы страны региона сотрудничали между собой и строили свои собственные системы ПМП. В Восточной Европе успехи отмечаются в Эстонии и Литве. Беларусь – не лучший пример из-за политической ситуации в стране. Сложно построить сильную систему ПМП в условиях политической диктатуры. В России я вижу некоторые позитивные сдвиги. Например, в Санкт-Петербурге есть хорошие отделения семейной медицины, которые практикуют подход, ориентированный на потребности людей. Но ситуация в стране все еще сложная. Эффективная ПМП может быть построена только в тех странах, где есть свобода слова, права человека, демократия и уважение разнообразия.

Почему эффективная ПМП особенно важна для людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ)?

Как правило, в странах региона ВЕЦА, если у человека есть одно из трех заболеваний – ВИЧ, ТБ или гепатит – большинство ресурсов системы здравоохранения концентрируется именно на них. При этом отсутствует комплексная, интегрированная первичная медицинская помощь.

Как было четко указано в резолюции Всемирной ассамблеи здравоохранения № 62.12, принятой в 2009 году, ПМП эффективно работает, когда лечение таких заболеваний и уход в связи с ними интегрированы в общую систему первичной медицинской помощи. В Африке я видел людей, у которых было, скажем, 5 заболеваний, и им приходилось обращаться в 5 разных вертикальных программ лечения таких заболеваний к пяти докторам, которые даже не общались между собой. При этом грамотная система здравоохранения предусматривает, что эти 5 компонентов должны быть сведены воедино, потому что, например, диабет может быть (непрямым) следствием лечения ВИЧ-инфекции.

Есть ли разница между подходами к лечению ЛЖВ в Европе и в странах ВЕЦА?

В западных странах пациенты с ВИЧ/СПИДом – это такие же пациенты, как и все другие, их лечат в общей системе ПМП. Когда у врачей ПМП возникают сложности, они направляют пациентов для получения специализированной помощи. Такой подход также помогает предотвратить стигматизацию, потому что, когда люди лечатся отдельно, для них создана специальная программа, то есть огромный риск стигмы. Кроме того, интегрированный подход более экономически эффективен.

Как изменить отношение людей, в том числе врачей, к людям, живущим с ВИЧ?

Прежде всего требуется переобучение семейных врачей и других поставщиков услуг ПМП. В России врачей очень мало обучают коммуникации с пациентами, если обучают вообще, и они не знакомы с подходами, основанными на правах человека. Например, в моем университете (Гентском университете) студенты проходят 55-часовой курс по коммуникации между врачом и пациентом с видеосъемкой, с постановочными ситуациями и реальными пациентами. Кроме того, необходимо обучить достаточное количество семейных врачей оказанию первичной помощи: это 3 года последипломного обучения с полной академической нагрузкой, согласно определенным программам и стандартам. Также нужно информировать и обучать население.

Люди должны понимать, что каждый человек заслуживает уважения и что мы не должны стигматизировать других людей из-за наличия у них каких-либо заболеваний. Речь идет об открытой культуре в стране, и это ответственность правительства и гражданского общества.

Какова цель EFPC в отношении региона ВЕЦА?

У EFPC есть ряд целей во всех регионах, в т.ч. в ВЕЦА:

— создание единого информационного центра и формирование со временем обширной базы данных и информации;

— содействие развитию инновационных интервенций, основывающихся на принципах равенства, доступа, качества, ориентации на потребностей человека и людей, экономической эффективности, инноваций и устойчивости;

— обеспечение связи между заинтересованными сторонами: пациентами, гражданами и организациями гражданского общества;

— коммуникация и обмен информацией;

— обеспечение взаимодействия и обучения.

На сегодняшний день у нас налажена связь со странами региона ВЕЦА, люди из этих стран посещают наши мероприятия. 27 сентября 2020 года у нас пройдет большая конференция в Любляне, а в будущем мы возможно организуем также конференцию в Центральной Азии. Мы стремимся создать региональную платформу для обмена опытом. Мы надеемся, что сможем свести вместе поставщиков услуг здравоохранения и представителей правительств стран, чтобы они могли учиться друг у друга организации услуг, отвечающих потребностям людей.

 

На статус «списывать» ничего не надо

Рассуждения о ВИЧ от Аиды, 13-летней участницы проекта «Мобилизация подростков и молодежь живущих с ВИЧ путем внедрения модели TEENERGIZER в Казахстане».

Почему ты открыто говоришь о своем статусе?
Потому что я не боюсь критики и дискриминации со стороны общества

Что такое ВИЧ для тебя?

ВИЧ — это вирус иммунитета человека. Не более.

Что ты почувствовала, когда узнала о своем статусе? Я была маленькая, не понимала суть моего диалога с мамой. Мама рассказала, что у меня в крови есть вирус. У нее такой же вирус, поэтому мы с ней пьём таблетки, чтобы подавить его.

Твое отношение с обществом.
Они прекрасны! Окружающие относятся к моему статусу совершенно спокойно, они видят во мне обычного человека. Мои близкие подруги из класса тоже спокойно отреагировали на это. Когда-то у меня был страх, что от меня отвернуться друзья, но этого не произошло.

Что помогло тебе преодолеть этот страх?
Teenergizer. Опыт в Teenergizer показал мне, что большинство моих страхов — это иллюзия,  которое рисует мое воображение. Кроме того, этот проект дал мне много знакомств с подростками со статусом ВИЧ и понимание того, что все мы разные и по-разному относимся к заболеванию.

Почему важно не подвергать себя пессимизму?
Опуская руки, вы лишаете себя возможности узнать, был ли у вас хоть малейший шанс победы.

Что бы ты сказала всем другим подросткам с ВИЧ?

Будьте счастливы, ведь все зависит от вашего характера . На статус «списывать» ничего не надо.

 

 

Альтернативное финансирование для НКО

В последние годы у многих некоммерческих организаций в странах Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА) значительно изменилась структура доходной части бюджета: объемы грантовых поступлений от фондов постепенно снижаются, что заставляет их вести поиск альтернативных источников средств на программы и проекты. В настоящее время некоммерческие организации НКО переходят к гораздо более сложным моделям, таким как краудфандинг, вовлечение в благотворительные проекты бизнес-компаний, открытие социальных предприятий и др. Эта деятельность выходит на новый уровень — становится более зрелой, профессиональной, учитывающей интересы и особенности всех заинтересованных сторон процесса.

Евразийская Ассоциация Снижения Вреда опубликовала сборник кейсов, в котором попыталась систематизировать и представить разные модели альтернативного финансирования, которые успешно применяются в современных условиях.

Данная публикация предлагает описание различных механизмов альтернативного финансирования, на которые НКО могут ориентироваться в поиске ресурсов, — какие формы они могут принимать, как выстраивать работу с самого начала, каковы мотивы партнеров к участию в этих инициативах, в чем секреты успеха и возможные риски и многое другое.

Читать сборник здесь — Alternative_Financing_RU

 

Российские НКО перенимают опыт Нидерландов

Как голландские НКО занимаются фандрайзингом? Что такое альтернативные модели финансирования? Как искать устойчивые источники дохода для НКО через корпорации, частных доноров, а также с помощью социального предпринимательства?

За ответами на эти и другие вопросы представители российских НКО отправились в Нидерланды. Они стали участниками обучающей поездки, организованной с 10 по 12 февраля в Амстердаме AFEW International. Study tour для представителей российских НКО прошел в рамках Гражданского Форума ЕС-Россия и программы «Восполняя пробелы: здоровье и права ключевых групп населения».

Своим опытом с участниками поделились представители таких организаций как  Aidsfonds, Mainline, De Regenboog Groep, Dance4Life, а также фонд Amsterdam Dinner Foundation.

Сегодня традиционные методы уже не удовлетворяют потребности российских НПО, которые сталкиваются с большими трудностями при получении международного институционального финансирования и потребности которых не могут быть покрыты за счет имеющихся внутренних средств. Таким образом, альтернативное финансирование может привести к меньшей зависимости от традиционнных институциональных доноров.

Целью этой обучающей поездки стало как раз ознакомление с альтернативными моделями финансирования. Участники узнали о новом опыте голландских НКО и получили знания по 7 моделям финансирования, которые не предполагают получение денежных средств от институциональных доноров.

О химсексе надо говорить!

Геи, секс и наркотики в России – это табу. Но не смотря на это, данные явления набирают стремительные обороты в обществе.

О проблемах химсекса, о зачатках сервисов снижения вреда в России, а также о теме ментального здоровья людей, практикующих химсекс, AFEW International рассказал Максим Малышев, координатор социальной работы фонда имени Андрея Рылькова.

Насколько в России распространен химсекс?

Это сложный вопрос, так как до сегодняшнего дня не было ни одного исследования, посвященного распространенности химсекса в России. Исходя из личных наблюдений, я могу сказать, что он есть и с каждым годом становится все популярнее. Во-первых, это мировой тренд. Во-вторых, в России с помощью даркнета наркотики вполне доступны. В-третьих, сегодня в связи с дискриминацией, стигматизацией уязвимых групп, в частности, ЛГБТ сообщества, давление на его представителей возрастает, поэтому у них появляется больше соблазнов уйти в изоляцию и участвовать в новых деструктивных экспериментах.

Химсекс – это проблема мегаполисов, или маленьких городов тоже?

В основном, это проблема мегаполисов – Москвы, Санкт-Петербурга, возможно, Екатеринбурга, Ростова и Краснодара. Важно понимать, что большие города являются центрами гей сообщества. Геи из провинций тянутся туда, потому что там легче жить, там меньше стигматизации, больше возможностей, больше сообществ.

Почему проблема химсекса – это проблема во многом гей-сообщества?

Конечно, секс и наркотики существуют не только в гей сообществе, например, в гетеросексуальных сообществах, а также у трансгендеров. Однако я, как и многие другие специалисты в этой сфере, являюсь приверженцем классического понимания химсекса, и связываю его именно с гей-сообществом. Именно оно испытывает все факторы, на которые химсекс и является ответом. Это стресс меньшинств, стигматизация, особенности самоидентификации (секс — важный элемент). В трансгендерных сообществах тоже есть секс и наркотики, и для многих трансгендерных секс работников наркотики – это инструмент выживания, преодоления личных проблем, депрессии и т.д. Это конечно сугубо мое личное мнение и я не могу говорить за эти сообщества.

Какие основные проблемы рождает химсекс?

Есть основных 4 проблемы: ВИЧ и заболевания, передающиеся половым путем, ментальное здоровье, проблема выбора и насилия и одиночество.

При химсексе у людей возрастает половая активность, вещества повышают либидо, выносливость, количество половых актов и партнеров увеличивается, а способность контролировать важные вещи уменьшается. Люди не пользуются презервативами, секс становится более травматичным, порог чувствительности снижается, увеличивается агрессия, появляется больше энергии, и все это приводит к возрастанию рисков передачи ВИЧ и других инфекций.

Рассуждая о проблемах ментального здоровья, надо сказать, что химсекс рождает у людей чувство одиночества и опустошенности. В России и Европе для практик химсекса применяются вещества, которые негативно влияют на психику, людям становится сложно приобретать психическую стабильность. Возникает зависимость, поэтому когда люди прекращают принимать вещества, обычный секс становится скучным для них. Ситуацию ухудшает репрессивная наркополитика и боязнь людей попасть под пристальное внимание полиции, криминала, стать предметом шантажа.

Есть ли в России сервисы снижения вреда для тех, кто практикует химсекс?

В России на данный момент только есть только зачатки сервисов. Например, фонд им. Андрея Рылькова, который сегодня признан иностранным агентом, осуществляет аутрич работу на техно мероприятиях для геев. Там мы раздаем презервативы, смазку, тестируем на ВИЧ. Кроме того, мы организовали группы взаимопомощи для людей, пострадавших от химсекса, она существует на регулярной основе. Также мы уделяем много времени психологической работе с пострадавшими от химсекса. В свое время AFEW International оказала нам огромную поддержку, поддержав проект по аутрич выездам на техноэвенты. В рамках гранта от ESF мы закупали презервативы, смазку. Этот грант дал большой толчок к развитию нашей деятельности.

Я знаю еще одну российскую организацию, которая создала группу анонимных наркоманов для гей-сообщества. В принципе, на этом сервисы заканчиваются. Именно поэтому наш фонд вместе с организацией «Парни +» написали совместную заявку в фонд Элтона Джона на развитие проекта по работе с гей сообщества в контексте химсекса.

Какие сервисы, по вашему мнению, необходимо развивать?

Сейчас проводится интересное исследование для гей сообщества, в котором его представители рассказывают о своих проблемах, путях их преодоления, и высказывают свои пожелания. Надеюсь, скоро оно принесет свои плоды.

Что касается моих личных наблюдений, однозначно большая работа должна вестись по гей идентичности, чтобы люди осознавали себя геями, чтобы они не закрывались. Важно, чтобы люди принимали себя, открывались перед близкими, налаживали контакты с ними. Отсутствие самоидентификации — важная причина, по которой люди прибегают к практикам химсекса. Однако вести такую работу в России невозможно, потому что она сразу же попадает под понятие «Гей-пропаганда».

Также должна вестись большая работа по практикам снижения вреда. То, что мы сейчас можем делать, например, аутрич выезды в сауны, на квартиры с привлечение сообщества – этого мало. Хорошо было бы иметь программу предоставления чистых шприцов. Однако многие организаторы мероприятий боятся таких мер, так как это может привлечь внимание полиции.

Кроме того, я считаю важным создание центров по реабилитации пострадавших от химсекса. Ведь сегодня таких людей просто некуда отправить! Даже если они готовы платить за себя сами. Все центры нацелены на обычных людей, употребляющих наркотики, где нет никакой толерантности к представителям ЛГБТ сообщества.

И все же, удается в таких условиях создавать какие-то печатные и онлайн материалы?

Да, кое-что все таки активисты делают. Недавно, например, был создан комикс по химсексу. Он будет распространяться в клубах. Есть еще анонимный сайт, где гей сообщество может ознакомится с информацией по снижению вреда и восстановлению.

Что в работе за последнее время вызвало у вас самые сильные эмоции?

Недавно был один запоминающийся случай. К нам в фонд обратился парень со своей историей. Его новые знакомые, предварительно употребив мефедрон, позвали его заниматься сексом в парке. Прибыв на место, парень увидел, что у его новоиспеченных друзей есть наручники и бита. Его подвели к непонятному месту, где лежал посиневший труп. Испугавшись, кое-как парень убежал от них. Нам он рассказал о том, что после был абсолютно готов обратиться в полицию и написать заявление на этих парней. Однако его страх взял верх. Страх, что ему не поверит полиция, страх, что его привлекут за употребление наркотиков, он потеряет работу, его поставят на учет, страх, что его ориентация станет объектом насмешек.

Я искренне надеюсь, что когда-нибудь ситуация изменится. И то, что мы сейчас делаем – это шаг в будущее.