ВИЧ в Грузии: а есть ли стигма

Давид Ананиашвили говорит, что вопрос стигмы требует комплексного подхода, а не работы в одном направлении

Автор: Ирма Кахурашвили, Грузия

С Давидом Ананиашвили мы встречаемся в зелённом дворе Научно-практического центра инфекционной патологии, СПИДа и клинической иммунологии. Он расположен в одном из центральных районов Тбилиси, Грузия, в старом здании. Власти не раз обещали Центру новое рабочее пространство, но этот процесс не сдвигается с мёртвой точки. Зато Давид чувствует себя как дома — он знает здесь каждый уголок. Он один из первых в Грузии, кто публично признал свой ВИЧ-статус. Давид руководит НПО «Грузинская группа плюс». С 2000 года организация реализует разные проекты, работает над правами сообщества людей, живущих с ВИЧ, борется со стигмой и дискриминацией.

В зале для встреч Давид рассказывает о том, что сектор НПО в области противодействий эпидемии ВИЧ/СПИДа небольшой, да и ресурсов, которые помогли бы в борьбе со стигмой, мало. В Грузии, бесплатно лечат всех желающих (антиретровирусная терапия широко доступна пациентам с 2004 благодаря гранту года Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулёзом и малярией), а стигма являтся одной из основных факторов, которые мешают доступу к тестированию ВИЧ. По словам Давида, большинство проблем, связанных со стигмой, можно прочувствовать в медицинских учреждениях, в отношениях врачей с пациентами. Стигма, связанная с ВИЧ, в системе здравоохранения, как в государственных, так и в частных клиниках, настолько сильна, что врачи и медперсонал часто не предоставляют соответствующие и качественные услуги. Бывали случаи, когла врачи отказавались от жизненно важных операций для людей живущим с ВИЧ-статусом.

Стигму усиливают мифы

Тяжёлее ситуация в регионах страны, особенно в маленьких городах и деревнях, где пациенты боятся социальной изоляции, боятся говорить о своём статусе даже близким людям. Здесь, как и в восьмидесятые, диагноз ВИЧ до сих пор вызывает панику и чувство беспомощности.

«ВИЧ — стигматизированное заболевание, сопровождающееся рядом психологических и социальных проблем. Стигму усиливает множество мифов, таких как то, что ВИЧ — это результат личной безответственности, аморального поведения или потребления наркотиков», — объясняет Давид.

Сообщество людей живущих с ВИЧ в Грузии не так открыто, как хотелось бы, но Давид уверен, что всему своё время и эту проблему можно решить. Пример тому — сегодняшные масштабы борьбы с гепатитом С. В Грузии до 2015 года об этом заболевании говорили шёпотом, но после того, как правительство запустило госспрограмму элиминации вирусного гепатита С, лёд тронулся: многие смогли признать наличие болезни и начать успешное лечение.

В ближайшем будущем скрининг на ВИЧ будут проводить вместе с программой элиминации гепатита C, а это значит, что пациентов, проходящих тестирование на гепатит С, проверят и на ВИЧ. Инициаторы идеи – Центр СПИДа – уверенны, что объединение услуг значительно улучшит выявление ВИЧ. Давид говорит, что вопрос стигмы требует комплексного подхода, а не работы в одном направлении.

Стратегические планы

Оценочное число ВИЧ-инфицированных в Грузии составляет 12000 человек. Помимо стигмы и дискриминации в борьбе со СПИДом, своевременное выявление новых случаев в стране является основной задачей.

Давид говорит, что в Грузии необходимо активировать тему профилактического лечения дискордантных пар. Предэспозициооная или доконтактная профилактика ВИЧ (ПрЭП или ДКП) — новый метод профилактики ВИЧ. ПрЭП обеспечивает дополнительную защиту, когда человек по какой-то причине не использует презервативы.

Давид Ананиашвили и его коллеги планируют внести свой вклад в в создание нового Национального стратегического плана по ВИЧ -/СПИДу, основными направлениями которого являются предоставление услуг уязвимым группам высокого риска и дальнейшее усиление (более обширно) предостовление профилактических услуг.

«Мы хотим осуществить новый проект создав консорциум, чтобы в дальнейшем наши услуги — консультационный центр, мобильные амбулатории, аутрич, встречи с группами и т. д. — и мероприятия были детально расписаны в стратегическом плане по ВИЧ/СПИДу, чтобы к существующим сервисам были добавлены новые сервисы. Будем проводить фокус-группы, выявлять общие проблемы и потребности, дабы понять и проанализировать, какие услуги необходимы для групп высокого риска и какие более эффективны,» — говорит Давид.

Гонения и активизм секс-работников Кыргызстана

Автор: Ольга Очнева, Кыргызстан

Почти полтора года правоохранительные органы Кыргызстана вели усиленную борьбу с секс-работниками. За это время количество секс-работников, получающих профилактические услуги по ВИЧ в некоторых областях страны, сократилось вдвое, а общественные организации ежегодно фиксировали более 450 случаев нарушений их прав со стороны милиции.

Вымогательства, задержания, угрозы

81% от всех поступивших в Сеть секс-работников «Шах-Айым» обращений о насилии и нарушении прав со стороны милиции за 2017 год составляют жалобы на вымогательства. Документированием таких случаев занимается Сеть «Шах-Айым» при поддержке Фонда «Сорос-Кыргызстан», а также уличные юристы общественных организаций по всей стране в рамках проекта Глобального Фонда через Фонд «Сорос-Кыргызстан». Два источника в 2016 году зафиксировали 475 случаев, а в 2017 году – 459 случаев нарушений прав человека секс-работников со стороны милиции. Чаще всего это случаи вымогательства, произвольного задержания, угроз, шантажа, давления и унижающего обращения.

«Волна массовых рейдов началась в середине 2016 года, когда городское управление внутренних дел (ГУВД) города Бишкек объявило о «чистке города от проституции». Тогда они даже просили жителей проводить вечерние рейды, фотографировать секс-работников и передавать фото в милицию, – рассказывает Шахназ Исламова, руководитель общественного объединения (ОО) «Таис Плюс». – Первое время пресс-служба ГУВД сообщала о задержаниях, не стесняясь говорить или не понимая, что во всеуслышание сообщают о незаконных действиях милиции».

Секс-работа в Кыргызстане декриминализована, то есть не является ни административным правонарушением, ни уголовным преступлением. Для наказания секс-работников применяют другие статьи административного кодекса. Чаще всего их пытаются выставить в качестве нарушителей общественного порядка и привлечь за мелкое хулиганство.

«Секс-работники стараются не доводить до суда: откупаются на месте. Бывают случаи, когда сотрудник, зная о том, чем зарабатывает девушка, вымогает деньги. Под угрозами сфотографировать, рассказать родственникам или отвезти в отделение милиции, девушки соглашаются на откуп: обычная такса до 1000 сомов ($15), – рассказывает Алина (имя изменено), уличный юрист одной из общественных организаций. – Если девушки начинают доказывать свои права, то сотрудники находят другие причины для задержания: оформляют протокол о хулиганстве или проживании без регистрации. Тем, кому не повезло или не смогли откупиться, назначают арест на три, пять суток».

По словам Алины, сейчас многие секс-работники ушли в подполье: часто меняют съемные квартиры, номера телефонов. Такие условия в некоторых регионах страны затруднили доступ сотрудников общественных организаций к секс-работникам для проведения профилактики ВИЧ: раздачи презервативов, проведения тестирования, информационных бесед и консультаций.

«С момента начала «чистки», наша организация отслеживала динамику охвата секс-работников программами профилактики в Бишкеке, – рассказывает руководитель ОО «Таис Плюс». – За эти полтора года охват сократился вдвое, а во втором квартале 2017 года отметка падала до 39% от запланированного охвата».

Развитие активизма в тяжелых условиях 

Отголоски массовых рейдов 2016-2017 годов тогда прокатились практически по всем областям республики. «Бороться» с секс-работниками милиции помогали группы людей, объясняющие свои насильственные действия «религиозными мотивами и пользой для общества». Ближе к концу 2017 года наступило затишье: секс-работники приспособились к новым условиям, в то же время давление милиции немного ослабло, массовые рейды закончились. При этом «отметки милиции» в виде сбора денег с секс-работниц в обмен на так называемую «защиту» и «возможность спокойно работать» остались.

«Сейчас контакт с милицией в основном происходит у сутенеров, а в одиночку девушки практически не работают, – рассказывает о ситуации в г.Ош Надежда Шаронова, руководитель  общественного фонда (ОФ) «Подруга». – При этом наш уличный юрист последнее время чаще фиксирует жалобы секс-работников на своих сутенеров, которые бьют и вымогают деньги у девушек».

Несмотря на то, что в общественных организациях страны оказывают юридическую помощь, секс-работники редко пишут заявления на своих обидчиков. Представитель ОО «Таис Плюс» считает, что это вполне объяснимо: чтобы дойти до конца процесса, нужна смелость и силы, а также определенные сбережения – не для оплаты адвоката, а для того, чтобы не работать какое-то время и не попадаться на глаза сотрудникам милиции.

Вместе с тем, движение сообщества секс-работников растет и крепнет. Сеть «Шах-Айым» объединяет секс-работников из Кыргызстана, Таджикистана и России. Организация документирует нарушения прав и оказывает поддержку в случае нарушения прав, активно продвигает интересы своего сообщества и публично выступает против насилия в отношении секс-работников. Сеть создает условия для роста активистов, способных заявлять и отстаивать свои права.

«У нас есть случаи, когда секс-работники защищают себя сами, – говорит Шахназ Исламова. –  Например, во время суда по административным делам некоторые секс-работники начали открыто говорить о том, что они занимаются секс-работой и не нарушают закон, а милиция во время задержания его нарушила. В результате секс-работники выходили из зала суда».

 

К программе ликвидации гепатита С в Грузии нужно добавить тест на ВИЧ

Автор: Ирма Кахурашвили, Грузия

С 2004 года Грузия стала первой и единственной страной в регионе Восточной Европы, которая сумела обеспечить универcальный доступ к антиретровирусной терапии (АРТ). Лечение препаратами первого поколения финансирует государство, остальное Глобальный Фонд для борьбы сВИЧ/СПИДом, туберкулёзом и малярией. Лечение и тестирование – бесплатно и, если человек своевременно обратиться за помощью, она будет обеспеченна. Наблюдая за динамикой эпидемией ВИЧ/СПИДа в Грузии в последние годы позитивные изменение заметны сразу. Намного улучшились продолжительность и качество жизни многих пациентов. Однако, несмотря на очевидные достижения в борьбе с эпидемией ВИЧ/СПИД, главной проблемой остаётся низкий уровень выявление ВИЧ. Об этом и другом разговариваем с заместителем директора Научно-практического центра инфекционных патологий, СПИДа и клинической иммунологии, инфекционист и эпидемиолог Никой Чхартишвили.

— Как давно вы работаете в сфере противодействия эпидемии ВИЧ/СПИДа в Грузии? 

— Работаем с 1984 года, с тех пор, как молодая группа врачей под руководством Тенгиза Церцвадзе, который сейчас возгловляет центр, заинтересовалась новой болезнью. В том же году была создана диагностическая лаборатория по СПИДу, первая в восточноевропейском регионе, а с 1985 года началось массовое исследование всего населения Грузии.

— Мы спаслись от пандемии, но находимся не в лучшем положении с точки зрения выявления. Почему?

— При поддержке Глобального фонда, в 2004 году страна предоставила доступ к лечению. Мы прибегаем к обширным профилактическим мерам, таким как, например, заместительная терапия, программа обмена шприцев для потребителей наркотиков. Кстати, в недавно зарегистрированных случаях за 2011-2017 годы у нас наблюдается резкое снижение показателя передачи иньекционных потребителей наркотиков: в 2011 году оно составляло 45%, в 2017 году — 24%.

С 2015 года Грузия одна из первых в мире ввела принцип лечения для всех. В настоящее время в Грузии лечатся все ВИЧ-позитивные люди, независимо от статуса иммунитета и стадии заболевания. Но, к сожалению, эпидемия все еще растет.

С начала 2011 года нам удалось стабилизировать новые случаи. Согласно данным ЮНЭЙДС, ежегодно в Грузии инфицируется 1100 человек, а мы выявляем всего 700 человек и более половины из них с опозданием, с запущенной болезнью. У нас существует большой разрыв  между диагностикой и выявлением. А это значит, что можно выделить две основные проблемы: недостаточный охват уязвимых групп население (потребители наркотиков и мужчины, имеющие половые контакты с мужчинами) и отсутствие тестирования в первичном секторе здравоохранения. Например, у человека определенные симптомы, разнообразные жалобы, но ему не предлагают сделать тест на ВИЧ.

В последнее время специалисты начали развивать идею о государственной программе ликвидации гепатита С, целью которой является лечение всего населения. К её общим расходам можно добавить стоимость теста на ВИЧ, что облегчит выявление случаев ВИЧ-инфекции.

Не собирается ли центр открыть новые филиалы в регионах? Многим пациентам ежемесячно приходится преодолевать большой путь для получения препаратов до Тбилиси или в другие региональные центры, которых не так много...

— Когда центр начал работать, количество ВИЧ-позитивных людей было меньше. При увеличении пациентов, мы начали открывать центры в Самегрело, Аджарии, Имерети, где проявлялись горячие точки эпидемии. Мы не можем открыть филиал для обслуживания пяти клиентов. Безусловно, они для нас важны, но охватить всю Грузию ресурсов не хватит…

— У центра нет собственного здания. Означает ли это, что государство не придает должного значения проблеме эпидемии?

— Это не только центр СПИДа, но и всех инфекционных заболеваний. Любую эпидемию, которая может произойти, мы должны достойно встретить.

С 2009 года территория, где мы сейчас находимся, купила компания «Аверси». Через два года нам обещали построить отдельное здание. Было сделано несколько проектов, но они так и остались на бумаге. Сейчас в районе Дигоми нам выделили 7700 квадратных метров, потом сократили до 5500 квадратных метров. Это очень мало, инфекционный контроль требует многих разных отделений — корпус СПИДа, корпуса гепатита, реанимации, отделения инфекций центральной нервной системы, стационарного отделения СПИДа и т.д. Для нашего типа заведения идеально подходит площадь в 10 тысяч квадратных метров. У нас только пациентов с ВИЧ на обслуживании 3000 человек. Мы находимся в такой ситуации в течение девяти лет, и это проблема.

В 2009 году научно-практический центр по инфекционным заболеваниям, СПИДу и клинической иммунологии был награжден высшей наградой Всемирной организации здравоохранения – призом Dr. Lee Jon-wook и 85000 долларов США. Такой награды нет у другого медицинского учреждением в Восточной Европе. Центр, который столько делает во благо государства, заслуживает большего внимания. Надеемся, что государство тоже так считает.

«Mарш AIDS 2018» в Амстердаме

AFEW Интернешнл получил письмо-приглашание к участию в «Mарше AIDS 2018» в Амстердаме, которым мы делимся с вами ниже. Пожалуйста, заполните форму, если вы тоже планируете участвовать в марше:

Дорогие друзья!
Через несколько месяцев в Амстердаме будет проходить международная конференция AIDS 2018. С волнением и нетерпением мы собираемся работать совместно с активистами со всего мира, чтобы сделать это событие запоминающимся навсегда.

Вы, возможно, знаете по предыдущим конференциям, что традиционно проходит марш или демонстрация активистов ВИЧ и СПИД. В этом году такой марш будет проходить непосредственно перед официальным открытием конференции в RAI Amsterdam Convention Centre, в понедельник 23-го июля 2018-го года после полудня.

При помощи этого электронного сообщения мы хотели бы представиться вам и попросить вас принять участие в марше/демонстрации, чтобы поднять наш голос для людей и вместе с людьми, живущими с ВИЧ. Мы понимаем, что до этого события еще далеко. Однако, таким образом и у вас, и у нас будет больше времени, чтобы привлечь больше участников и согласовать все организационные формальности с местными властями.

Мы были бы вам очень признательны, если бы вы могли переправить это сообщение в другие организации, людям, живущим с ВИЧ, или вашим родственникам и друзьям, которые могли бы быть заинтересованы принять участие в этом марше или поддержать его каким-либо образом. В связи с организационными аспектами, мы просим вас сообщить нам, заинтересованы ли вы и ваша организация в получении информации о подготовке этого марша, а также, хотели ли бы вы принять в нем участие и каким образом.

Для этого вы можете заполнить онлайн-форму: пожалуйста, перейдите по этой ссылке. https://goo.gl/forms/Xhxxi3SxBWN9Ujm03
При вашем желании, мы будем продолжать информировать вас о ходе подготовки этого марша.

С уважением,
Александр П.
Ханс В.
Александр С.

Ресурс: www.aidsactioneurope.org

Лечат или калечат: как Украина борется с туберкулезом

Ольга Клименко в детском отделении туберкулезного диспансера. Фото из личного архива

Автор: Яна Казмиренко, Украина

В Украине на входе в любую государственную поликлинику посетителя встречает надпись: посещение доктора — только после флюрографии. Но тотальный рентген легких – не более чем видимость борьбы с туберкулезом. Большинство больных в Украине узнают о наличии недуга с большим опозданием. Страна уже больше двадцати лет не может обуздать эпидемию туберкулеза. Украина держит первенство по мультирезистентным формам и все еще лечит больных длительной изоляцией в переполненных диспансерах.

Ольге Клименко, активисту TBpeople — Евразийской сети людей, перенесших туберкулез — диагностировали заболевание в 2015 году. На момент госпитализации она была больна минимум полгода. В 2016 Ольга опубликовала книгу «Мир во мне. Исповедь туберкулезницы», где описала свой опыт жизни с недугом.

Сейчас Ольга старается помочь таким же больным. На странице ее сообщества в Фейсбуке «Мир во мне» ежедневно появляются просьбы перечислись деньги на недоступные препараты, которые по больше части не лицензированы в Украине, приобретение стиральной машин для туберкулезного диспансера или памперсы для лежачих. Последний месяц девушка «вела» 34 пациента.

«Я не знаю, когда и где заболела туберкулезом. И никто не знает. Все помнят последнюю затяжную простуду, после которой появилась слабость, упадок сил. Но украинцы идут в аптеку, а не к врачу, закупая полный набор противовирусных средств. Мы снимаем симптомы, а не лечим болезни», — рассуждает Ольга.

В лечении Ольги была белая и черная полоса. Самое сложное – разлука с дочерью: девочку забрали в интернат для контактных детей, где домашний ребенок провел полгода вместе с детьми из неблагополучных семей. Наша собеседница до сих пор не простила врачей, которые не сказали ей, что она перестала представлять инфекционную опасность через две недели после начала приема препаратов.

Украина бьет рекорды

История Ольги – типична для Украины, где не первый год распространяется эпидемия туберкулеза. У 30 тысяч украинцев диагностирована закрытая форма и у более 10 тысяч — открытая. Ежедневно о своей болезни узнают 90 человек. Но цифры занижены: по оценкам Всемирной организации здоровья (ВОЗ), в стране недовыявляют каждого четвертого больного.

Еще в 1995 году ВОЗ объявила, что Украина переступила эпидемический порог — 50 заболевших на 100 тысяч населения. С тех пор ситуация только ухудшилась – конфликт на Востоке сделал переселенцами 1,5 миллионов жителей Луганской и Донецкой областей, где жило 15% украинцев, у которых диагностировали туберкулез. Каждый пятый больной туберкулезом является носителем ВИЧ.

Туберкулез на экспорт

Переселенцы находятся в группе риска по распространению туберкулеза в Украине. Фото УНИАН

Особенно удручающе показатели Украины выглядят на фоне стран постсоветского лагеря. Если в Украине показатель заболеваемости по данным на 2016 год составил 67,6 на 100 тысяч населения, то в Беларуси – на уровне 39,9, в Казахстане — 52,2, в Польше 17. В среднем по Евросоюзу – 12 человек на 100 тысяч населения.

В странах первой двадцатки туберкулез давно перешел в разряд экзотических болезней. Украинская эпидемия пугает соседей – около 5 миллионов украинцев работают в странах ЕС и польские СМИ пишут, что безвизовый режим с Евросоюзом позволит туберкулезу мигрировать в Европу. В Варшаве даже обсуждается возможность ведения медицинского контроля на границе с Украиной.

Устойчивые микробактерии

Директор центра общественного здоровья Министерства здравоохранения Украины Владимир Курпита говорит, что распространенность туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью» (МЛУ-ТБ) – главная особенность украинской эпидемии.

Многие больные прерывают лечение едва почувствовав себя лучше. Они не хотят провести минимум полгода в диспансере, остаться без работы и оказаться на пороге бедности. Из-за перерыва приема препаратов ухудшается характер недуга – микобактерии становятся устойчивыми к лекарствам от туберкулеза. Для лечения этой формы используются более токсичные препараты, длительность лечения больше, а стоимость — в разы дороже. Сейчас в Украине 85% «туберкулезных» средств идет на лечение мультирезистентного туберкулеза.

Так, по данным Курпиты, лечение обычного туберкулеза длится шесть месяцев и обходится государству около 30 евро, то лечение осложненной формы недуга занимает до 20 месяцев, а его цена доходит до 400 тысяч евро. В настоящее время в Украине насчитывается 1,2 тысяч случаев обнаружения таких крайне резистентных бактерий. В этом печальном рейтинге Украину обгоняет только Индия.

Туберкулез начнут лечить семейные врачи

Эксперты сходятся во мнении: победить туберкулез можно, если тотальную диспансеризацию сменит амбулаторное лечение. Этот шаг снизит шанс перезаразиться в больнице. Сейчас больные на разных стадиях выздоровления годами лечатся в общих палатах на 5-7 человек, рискуя в любой момент подхватить внутрибольничную инфекцию.

Медреформа, которая сейчас проходит в Украине, предполагает передачу лечения пациентов закрытой формы на уровень семейных врачей, которым будут доплачивать за качественно вылеченных пациентов.

«Главное – врачи будут ближе к пациентам, знать их историю. Ответственные люди будут получать свои таблетки и вести привычный образ жизни», — аргументирует Ольга Клименко.

Она мечтает, чтобы в Украине объявили три дня выходных, но не в честь какого-то праздника, а для массового прохождения медосмотра украинцами – чтобы о наличии опасных болезней они узнавали не на последней стадии.

Постсоветским странам необходим единый документ по ВИЧ в сфере миграции

Президиум семинара

Автор: Марина Максимова, Казахстан

В странах постсоветского пространства нет единого документа, который регулировал бы вопросы профилактики, диагностики и лечения ВИЧ-инфекции у мигрантов, а также их правовой статус. Трудящиеся-мигранты в странах, в которых они работают, не получают необходимых услуг, что неизбежно приводит к ухудшению их здоровья и росту эпидемии ВИЧ в регионе. Этот посыл оказался главным в обсуждении на субрегиональном техническом семинаре в г. Астана, Казахстан 19-20 февраля 2018 года. Мероприятие организовал Фонд Организации Объединенных Наций в области народонаселения (ЮНФПА) в сотрудничестве с Объединенной программой ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) при поддержке Министерства иностранных дел Королевства Нидерландов.

В мире ВИЧ-инфекция растет только в ВЕЦА

Семинар стал платформой для диалога с участием представителей правительств, международных и неправительственных общественных организаций из Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана, России, Узбекистана и заинтересованных партнеров регионального уровня.

Чрезвычайный и Полномочный Посол Королевства Нидерланды в Республике Казахстан, Кыргызской Республике и Республике Таджикистан Дирк Ян Коп

«В мире уровень заболеваемости ВИЧ преимущественно стабилизируется. Даже если показатели очень высокие – они не растут. Однако в Центральной Азии и Восточной Европе (ВЕЦА) ВИЧ продолжает увеличиваться. ВИЧ – проблема не только «маргинальных групп». ВИЧ ближе, чем кажется. Его надо остановить. В том числе, и в Центральной Азии», — говорит Чрезвычайный и Полномочный Посол Королевства Нидерланды в Республике Казахстан, Кыргызской Республике и Республике Таджикистан Дирк Ян Коп.

Эту обеспокоенность поддержали все участники, изучив ситуацию, стратегии, применяемые в странах, лучшие практики, актуальные приоритеты для эффективной борьбы с эпидемией ВИЧ среди трудовых мигрантов.

Как ВИЧ влияет на трудовую миграцию

Увеличивается трудовая миграция, растет распространенность ВИЧ. Это уже устойчивая тенденция региона. Есть многочисленные примеры, когда трудовые мигранты с ВИЧ не могут получить доступ к антиретровирусной терапии в местах временного проживания. Законодательство некоторых стран предусматривает депортацию иностранных граждан с ВИЧ. Трудящиеся-мигранты нередко испытывают стигму и дискриминацию.

Региональный директор ЮНФПА по странам ВЕЦА Аланна Армитаж

«Недавние данные эпидемиологического надзора в Узбекистане и Таджикистане показали, что распространенность ВИЧ среди людей, возвращающихся из трудовой миграции, в 2-4 раза выше, чем среди общего населения. Трудящиеся-мигранты из стран Центральной Азии сталкиваются с серьезными проблемами доступа к полной информации и приемлемым услугам по профилактике, уходу и лечению ВИЧ», — говорит Региональный директор ЮНФПА по странам ВЕЦА Аланна Армитаж.

Эксперты единогласно отмечают, что более высокий доступ к профилактике и лечению ВИЧ для стран Центральной Азии является ключом к ликвидации эпидемии ВИЧ.

В Казахстане начали помогать мигрантам с ВИЧ

В 2018 году при поддержке Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией в Казахстане начали оказывать помощь ВИЧ-положительным мигрантам. Лечением и лабораторным сопровождением будут обеспечены 150 человек.

«Казахстан относится к странам с низким уровнем распространенности ВИЧ. В прошлом году обследовали больше 16 тысяч иностранцев. Выявили 0,2% случаев ВИЧ. Если смотреть на уязвимые группы населения, то выявление среди иностранцев – девять процентов», — констатирует вице-министр здравоохранения Республики Казахстан Ляззат Актаева.

В стране, где мигрантов с ВИЧ не депортируют, обследовали 61 тысячу человек. Это солидная нагрузка на государственный бюджет. Но пока у трудящихся-мигрантов нет правового статуса и возможностей получения минимальных медицинских услуг. Поэтому необходимы новые стратегии работы с этой категорией населения, и не только внутри отдельно взятой страны.

Первая ласточка

Участники назвали семинар первой ласточкой для разработки общей стратегии по профилактике, диагностике, лечению мигрантов на постсоветском пространстве. Нашло одобрение предложение о создании специальной структуры по регуляции процесса с местом расположения в России, как стране наибольшего приема трудящихся-мигрантов.

Рекомендации семинара представят для обсуждения на предстоящих международных конференциях по ВИЧ/СПИД, которые состоятся в нынешнем году: VI Международная конференция по СПИДу для Восточной Европы и Центральной Азии (апрель, Москва) и 22-я Международная конференция по СПИДу AIDS 2018 (июль, Амстердам).

Счастливы с ВИЧ в Таджикистане

Таджикская свадьба. Ресурс: wikimedia.org

Автор: Наргиз Хамрабаева, Таджикистан

Несколько лет назад таджичка Нозанин получила ВИЧ-статус после возвращения домой мужа-мигранта. А тот, узнав об этом, бросил ее… Сейчас 40-летняя женщина вновь замужем и счастлива в браке.

Все как в сказке

«Все произошло неожиданно, как в сказке. Однажды я была занята домашними делами, но позвонил мой знакомый, который был неравнодушен ко мне. Сказал, что сейчас приедет с муллой (священнослужитель, проводящий обряд бракосочетания по мусульманским канонам – прим. ред.) и коллегами. Смотрю, и вправду приехали. После религиозного свадебного обряда мы поехали домой к его родителям», — рассказывает Нозанин.

Знакомый оказался клиентом Республиканской сети женщин, живущих с ВИЧ, в которой работала Нозанин. Он тоже ВИЧ позитивный. Жениться он хотел на женщине с таким же статусом и Нозанин как-то даже пробовала найти ему подходящую кандидатуру. А он, оказывается, уже был влюблен в нее.

«Я никогда и подумать не могла, что смогу когда-нибудь выйти еще замуж, да еще с наличием ВИЧ-статуса», — говорит она.

Сегодня Нозанин считает себя счастливой женщиной. Вместе с мужем у них море планов и идей, а еще они хотят родить здорового ребенка. Таким желанием горят многие пары, живущие с ВИЧ.

Брачный договор не нужен

Поддержку Республиканской сети женщин, живущих с ВИЧ, в Таджикистане получают 700 человек. По большей части это молодые люди, которые хотят счастливую семью.

Тахмина Хайдарова, руководитель сети, говорит, что мужчины в возрасте от 18 до 35 лет обращаются к ним в поисках второй половинки, такой же, как они. Часто это трудовые мигранты, бывшие люди, принимающие наркотики или освободившиеся осужденные, которые ни разу не были женаты. Невесты – обычно те, кто уже побывал замужем. Они получили свой статус от мужа-мигранта или партнера, который принимал наркотки.

Такие невесты не требуют брачного договора, квартиры или дачи. Для них важнее всего другое – своевременное применение своим будущим супругом антиретровирусной терапии и поддержка здоровья.

ВИЧ – не преграда

С помощью Республиканской сети женщин, живущих с ВИЧ, ежегодно своих суженых находят как минимум 5-6 молодых людей с ВИЧ-положительным статусом. Тахмина Хайдарова говорит о 10 парах, которые решили создать семью, несмотря на то, что один из супругов имеет ВИЧ.

«Если человек любит и принимает тебя такой, какая ты есть, то ВИЧ не будет преградой для создания семьи. Сегодня доступны антиретровирусные препараты, которые блокируют развитие ВИЧ. Человек, живущий с ВИЧ при подавленной вирусной нагрузке, может создать семью, родить здорового ребенка, жить полноценно и счастливо, как наши герои», — говорит она.

По данным Республиканского центра СПИД, общее количество ВИЧ-позитивных граждан в Таджикистане приблизилось к 10 тыс человек, треть из которых– женщины. С 2004 года женщины с ВИЧ родили 1 тыс детей, у 600 из которых нет ВИЧ.

Ограничение возможностей для работы общественных организаций мешает деятельности общественных организаций в регионе ВЕЦА

Результаты оценки исследования о сужении пространства для гражданского обществастали основой для результативных дискуссий в ходе Региональной осенней школы AFEW, которая прошла в Алматы, Казахстан в 2017 году

Автор: Айша Чахуани, Нидерланды

Различные тенденции более ограничивающего законодательства мешают развитию здорового, независимого и многогранного гражданского сообщества в странах Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА). Ограничение возможностей для работы общественных организаций в странах ВЕЦА усложняет работу множества общественных организаций.

Общественные организации играют решающую роль в развитии эффективного реагирования на ВИЧ/СПИД. Общественные организации осмысленно привлекают ключевые группы населения для того, чтобы лучше понимать их нужды. Эксперты говорят, что ограниченное пространство, отведенное для деятельности общественных организаций, угрожает эффективности национальных и региональных политик по сдерживанию и прекращению роста эпидемии ВИЧ в регионе.

AFEW оценил ситуацию

В настоящее время многие общественные организации в регионе ВЕЦА, в особенности, работающие с ключевыми группами населения и в сфере снижения вреда, столкнулись с существенными проблемами. Международные доноры уходят из региона, в тоже время большинство органов местного самоуправления не готовы или не в состоянии взять на себя эту роль. Отток финансирования в совокупности с ограничением возможностей для работы общественных организаций ставят под угрозу вложенные инвестиции и достигнутый за последние десятилетия прогресс в области ВИЧ/СПИД.

Эксперты AFEW Интернешнл Жанин Вилдсхут и Магдалена Дабковска провели исследование с применением смешанных методов для изучения процесса сужения пространства для гражданского общества в странах ВЕЦА, его влияния на общественные организации и того, как они с этим справляются. С помощью этого исследования AFEW получил больше аналитической информации и узнал, как общественные организации решают эти сложные проблемы. Это исследование – часть регионального подхода AFEW в рамках проекта «Восполняя пробелы: здоровье и права ключевых групп населения».

Стратегии преодоления трудностей и региональный обмен опытом

Конечная цель исследования – оценить стратегии преодоления трудностей в контексте сужающегося пространства для гражданского общества в регионе ВЕЦА.

«Я считаю, что эти стратегии преодоления жизненно важны в сложившихся обстоятельствах, и демонстрируют стойкость сообществ и общественных организаций, работающих с уязвимыми группами населения», – говорит програмный директор Жанин Вилдсхут.

Исследование проводилось в Казахстане, Кыргызстане, Польше, Таджикистане, России и Узбекистане. Исследование с применением смешанных методов состояло из общей первичной оценки региона в целом, полуструктурированных интервью с общественными организациями и донорами и опроса.

Эксперты AFEW считают, что путем составления различных стратегий AFEW может способствовать обмену успешным и неудачным опытом в регионе, в процессе которого общественные организации смогут поучиться друг у друга. Определение различных стратегий помогает организациям разрабатывать более комплексные механизмы преодоления трудностей с учетом сложившихся обстоятельств.

«Мы надеемся повысить осведомленность доноров о ситуации с общественными организациями в сужающемся пространстве гражданского общества и предложим общественным организациям инструменты для преодоления трудностей», – говорит Жанин Вилдсхут.

Бороться, уйти в тень или сотрудничать

По результатам исследования было определено три основные стратегии достижения стойкости, которые приняли общественные организации для решения сложных проблем: борьба – те, кто выступают против органов власти, уход в тень– противники, союзники или те, кто соблюдает нейтралитет, но находятся вне поля зрения и молчат, и сотрудничество – те, кто вступают в союз с органами власти. У всех опрошенных общественных организаций были разные причины для выбора одного из этих трех путей.

Эксперты AFEW Интернешнл Жанин Вилдсхут (слева) и Магдалена Дабковска провели исследование с применением смешанных методов для изучения процесса сужения пространства для гражданского общества в странах ВЕЦА

«Мы хотим быть более дипломатичными. Если вы занимаете слишком активную позицию, вы можете просто разрушить вашу организацию», – говорит сотрудник общественной организации из Таджикистана.

У некоторых организаций была возможность сотрудничать с местными или национальными органами власти, но в тоже время продолжать свою работу. У других создание таких объединений означало прекращение или изменение части их основной деятельности.

«Мы считаем, что с точки зрения этики, неправильно состоять в союзе з правительством. Но мы так же не пытаемся быть невидимыми для него. Мы не делаем ничего нелегального, поэтому ничего не скрываем, – говорит сотрудник общественной организации из России. – Мы не нарушаем ни одного закона, поэтому нам нечего скрывать. Если они хотят нас изменить или остановить, мы просто будем решать дело в суде. Мы ведем обширную стратегическую деятельность, включая дела против правительства».

Дальнейшая дискуссия

Какая из позиций (бороться, уйти в тень или сотрудничать) наиболее подходит для общественной организации зависит от характеристик организации, контекста, в котором она осуществляет свою деятельность, и от убеждений ее сотрудников.

«Различные пути, определенные по результатам оценки, могут служить плодородной основой для дальнейшего обсуждения и формирования стратегических планов действий в подобных ситуациях. AFEW может способствовать ценному обмену передовым опытом между общественными организациями. Кроме того, дискуссия может служить способом повышения осведомленности и понимания того, почему определенные общественные организации занимают конкретную позицию, что может предотвратить нежелательные конфликты между самими организациями гражданского общества», –говорит Жанин Вилдсхут из AFEW Интернешнл.

Результаты оценки стали основой для результативных дискуссий в ходе Региональной осенней школы AFEW, которая прошла в Алматы, Казахстан в прошлом году. Весной 2018 года будет опубликован официальный отчет, который будет доступен в онлайн режиме.

Восполняя пробелы клинического протокола по ведению беременности у женщин, употребляющих психоактивные вещества

Сейчас разработанное руководство уже получили во всех областях Кыргызстана

В Кыргызстане насчитывается около 25 тысяч наркопотребителей, немалая часть из которых – женщины. Таковы данные оценки численности людей, употребляющих инъекционные наркотики (ЛУИН), проведенной в 2013 году в рамках гранта Глобального Фонда.

Используя рекомендации на практике

В 2016 году в AFEW-Кыргызстан обратилась организация «Астерия» с просьбой помочь в разработке клинического руководства по ведению беременности у женщин, употребляющих наркотики. Поддержали инициативу в рамках проекта «Восполняя пробелы: здоровье и права ключевых групп населения». В то время в Кыргызстане не было современных стандартов по работе с женщинами, употребляющими наркотики. Сначала создали рабочую группу, состоящую из нарколога, акушера-гинеколога, специалиста по доказательной медицине и представителя сообщества женщин употребляющих наркотики. Уже в январе 2017 года руководство «Ведение беременности, родов и послеродового периода у женщин, употребляющих психоактивные вещества (ПАВ)» было утверждено приказом Министерства Здравоохранения и стало обязательным для использования врачами.

“Когда руководство было утверждено, мы поняли, что недостаточно просто распространить его среди врачей. Необходимо было организовать комплексное обучение для семейных врачей, акушер-гинекологов и других специалистов, чтобы они не просто смогли применять разработанные рекомендации на практике, но и могли делиться полученным опытом со своими коллегами,” – рассказывает менеджер проекта «Восполняя пробелы: здоровье и права ключевых групп населения» в AFEW-Кыргызстан Чинара Иманкулова.

В апреле 2017 года преподаватели всех филиалов Кыргызского государственного медицинского института переподготовки кадров и повышения квалификации прошли обучение на специальных тренингах. Для этого были разработаны пособия для преподавателей с готовыми презентациями, чтобы в дальнейшем обученные преподаватели достоверно доносили до слушателей курса информацию. Такой подход даст возможность обучить всех специалистов здравоохранения по республике и обеспечить им доступ к протоколу.

В августе 2017 года на тренингах обучались акушеры-гинекологи центров семейной медицины и родовспомогательных учреждений. Во время тренингов специалисты познакомились с новейшими исследованиями в этой области, изучили особенности беременности, дородового и послеродового периода у женщин, а также способы избежать или минимизировать риски воздействия наркотиков на самих женщин и детей.

“Раньше, когда мы приводили своих беременных женщин, употребляющих наркотики, к врачам, то боялись, что их попросту выгонят или заставят сделать аборт. В сентябре к акушеру-гинекологу попала наша клиентка Вика, которая на тот момент находилась на поддерживающей терапии метадоном. Вика родила здоровую девочку, врачи к матери и ребенку относились очень хорошо. Более того, врач даже помог Вике получить метадон на руки, чтобы она могла достаточное время провести в больнице для реабилитации после родов. Такое в моей практике случилось впервые,” – делится представитель ОФ «Астерия» Татьяна Мусагалиева.

Женщины не должны быть дискриминированы

За время тренингов обучили 100 специалистов, работающих в республике. К обучению пригласили врачей из областных центров, где тоже важно обеспечить доступ к качественным медицинским услугам для женщин, употребляющих наркотики. Проведенные тренинги были направлены на снижение стигмы и дискриминации среди врачей по отношению к женщинам, употребляющим наркотики. Поэтому женщины, которые употребляют наркотики рассказали участникам тренингов свои истории. Говорили и о том, с какими трудностями сталкиваются, когда врачи отказывают им в лечении или оскорбляют их. Цель таких историй – показать участникам тренинга, что женщины, употребляющие наркотики, такие же пациенты, как и остальные.

«До прохождения тренинга в моей практике было несколько женщин, употребляющих наркотики. Если честно, я не была уверена, что у них могут родиться здоровые дети. Получив разработанное руководство, а затем, пройдя обучение, я поняла, что таких женщин не нужно дискриминировать, узнала о научных рекомендациях по ведению беременности в таких ситуациях, чтобы не навредить ни матери, ни ребенку. Это мне очень помогло,» — рассказывает участница обучающего тренинга, практикующий акушер-гинеколог Калиева Бурул.

Сейчас разработанное руководство уже получили во всех областях республики. Врачи, прошедшие обучение, делятся опытом со своими коллегами и помогают женщинам, употребляющим наркотики, безопасно планировать свою беременность и рожать здоровых детей. В дальнейшем AFEW-Кыргызстан продолжит работу по улучшению качества жизни людей, употребляющих наркотики и проведет мониторинг того, насколько качественно врачи используют разработанное руководство.

Ничего о нас без нас: российские специалисты едут на AIDS 2018

Автор: Анастасия Петрова, Россия

5 февраля закончился прием тезисов на 22-ю Международную конференцию по ВИЧ/СПИДу. Одним из ключевых вопросов AIDS 2018 станет обсуждение ответа на эпидемию ВИЧ в странах региона Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА). Мы поговорили со специалистами и представителями общественных организаций России, подавшими свои заявки, об их ожиданиях от Конференции.

Евгений Писемский

Евгений Писемский, ВИЧ и ЛГБТ активист, руководитель организации «ФЕНИКС ПЛЮС», человек года по версии журнала Winq

Об организации

Мы существуем уже 11 лет. Основным направлением деятельности «Феникс плюс» является поддержка, уход и профилактика для МСМ в связи с ВИЧ. Мы также поддерживаем развитие сервисных центров и защиту прав.

Конференция по СПИДу для меня – это…

В целом, с конференциями по СПИДу у меня хорошая история. Я был на четырех. Когда я приехал на свою первую конференцию в Таиланд, то увидел огромное сообщество профессионалов, но себя почувствовал какбы не с ними. Тогда конференция по СПИДу стимулировала мои амбиции и я решил, что хочу чего-то добиться. А уже на Конференции в Мехико, сотрудники моей организации ее открывали. Это такая почетная роль! А я сидел посредине зала и плакал, вспоминая, с чего все начиналось.

На конференции в Вене я впервые встретился с представителем Фонда Элтона Джона. После этого вот уже семь лет мы работаем вместе. Это наши основные партнеры. И я связываю это в том числе с подобными конференциями. На конференции для меня как раз самое главное – это возможность завязать знакомства, построить совместные планы, а на втором месте – это новые знания о технологиях, инновациях.

Об ожиданиях от AIDS 2018

Очень хорошо, что на этой конференции Амстердаме вновь будет попытка обратить внимание на регион ВЕЦА, в котором ситуация с ВИЧ уже хуже, чем в Африке. Мне хочется поделиться успехами того, что мы сделали в России по самотестированию и чему-то поучиться. Я написал абстракт и надеюсь, что у меня будет устная презентация. Мы попробуем рассказать о том, что в России есть и достижения.

Алексей Михайлов

Алексей Михайлов, руководитель отдела мониторинга Коалиции по готовности к лечению в Восточной Европе Центральной Азии, активист движения «Пациентский контроль»

Об организации

Мы проводим мониторинг государственных закупок лекарственных препаратов АРВ с 2010 года. Тогда в стране начались перебои с препаратами для лечения ВИЧ и мы пытались понять, почему так происходит. Путем анализа государственных закупок мы поняли, откуда идут перебои и стали предпринимать попытки по изменению ситуации.

Конференция по СПИДу для меня – это…

Я не был на предыдущих конференциях по СПИДу, эта будет для меня первая. Так как в регионе ВЕЦА сейчас одна из самых тяжелых эпидемиологических ситуаций в мире, конференциях по СПИДу – это возможность привлечь внимание к проблемам региона. С другой стороны, это возможность посмотреть на мировые тенденции и внедрить их в Российской Федерации. Возможно, это даже больше касается профилактики, так как у нашей страны свой путь оптимизации лечения.

Об ожиданиях от AIDS 2018

Я очень надеюсь, что организаторы уделят большее внимание тому, что происходит в России, Украине и других странах ВЕЦА. Сейчас мы стоим на пороге революции в лечении. Скоро у нас появятся пролонгированные формы лекарств. Ведутся разработки улучшенного долутегравира, который можно будет принимать раз в месяц. Было бы важно познакомиться с подобными исследованиями, которые наверняка будут представлены на Конференции.

Ирина Маслова

Ирина Маслова, лидер движения за права секс-работников «Серебряная роза», исполнительный директор Благотворительного Женского Фонда «Астра»

Об организации

Есть моя официальная позиция – исполнительный директор Фонда «Астра», где мы занимаемся профилактикой ВИЧ среди женщин, доступом к услугам, связанным с ВИЧ. Из этой должности я могу разговаривать с государством с точки зрения общественного здравоохранения. С другой стороны, я – лидер движения секс-работников и их сторонников «Серебрянная роза», которое не зарегистрировано и борется с насилием и распространением ВИЧ в этой уязвимой группе. За последние три года мы многое сделали для отмены статьи 6.11, криминализующей секс-услуги, и улучшения положения секс-работников в нашей стране.

Конференция по СПИДу для меня – это…

Конференция по СПИДу для меня – это возможность увидеть новые лица. Необходимо, чтобы опытные специалисты могли передать свои наработки тем, кто приходит следом. На эту конференцию мы подали два абстракта. Один – по исследованию, которое было сделано совместно с МОО «Позитивный диалог» и AFEW Интернешнл и касалось насилия как препятствия к доступу к профилактическим программам. Второй – по анализу проекта в рамках софинансирования к основной программе Глобального Фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. Уникальность этого проекта заключается в том, что нам удалось добиться целей 90/90/90. Здорово будет поделиться этим опытом.

Об ожиданиях от AIDS 2018

Сейчас нужно разговаривать о возвращении основных грантодателей в Россию. Глобальный Фонд прекращает работу в стране, а государство не финансирует работу с ключевыми группами и не будет этого делать, пока секс-работа криминализована. Пока государство не будет работать с этой целевой группой, половой путь передачи будет расти. Для эффективной работы проектов для ключевых групп необходима непрерывность, а без финансирования это сделать сложно.

Мария Яковлева

Мария Яковлева, ВИЧ-активистка, директор БФ «Свеча»

Об организации

Наша организация – это самоорганизация людей, живущих с ВИЧ, которая была основана в 2004 году. Мы оказываем прямые сервисы для уязвимых групп, но сейчас эта работа ведется вне проектов. У нас есть равное консультирование, социальное сопровождение, также аптечка и горячая линия. Также Фонд оказывает техническую поддержку для Секретариата координационного комитета Глобального Фонда.

Конференция по СПИДу для меня – это…

Я была на прошлой конференции в Южной Африке и это была моя первая Международная конференция. Сначала я потерялась и только под конец поняла, как можно пользоваться всеми этими ресурсами. Первые несколько дней я ходила с открытым ртом от количества общения, информации, знакомств с представителями организаций со всего мира. На прошлой Конференции я познакомилась с профессионалами СПИД-сервиса – представителями важных организаций в нашей сфере. Мне очень хочется попасть на AIDS 2018. Важна также возможность поделиться тем, что происходит в России. Я думаю, что говоря о своей позиции, можно влиять на ситуацию в стране.

Об ожиданиях от AIDS 2018

У этой конференции фокус на регионе ВЕЦА и проблемы, которые будут освещаться, будут нам ближе. Надеюсь, что найдутся доноры, заинтересованные в проектах нашего региона. Также хочется найти пространство для диалога с лицами, принимающими решениями.