Половина ВИЧ-инфицированных Кыргызстана не принимает лечение

Инфекционист городского центра «СПИД» Эркин Бакиев знает важность консультирования пациентов на антиретровирусной терапии

Автор: Ольга Очнева, Кыргызстан

Валентина из Бишкека, Кыргызстан, узнала о своем ВИЧ-позитивном статусе при выписке из российской больницы, где делала несколько операций. До них, анализы на ВИЧ были отрицательны. Доказать вину врачей Валентина не смогла и вернулась на родину со слабой надеждой в ошибочности диагноза. Когда все подтвердилось, женщина получила консультирование и поддержку врачей столичного центра «СПИД» и начала терапию.

«За эти шесть лет я познакомилась с другими пациентами, потом какое-то время работала равным консультантом, — рассказывает Валентина. — Из своего опыта могу сказать, что большинство отказывается от лечения из-за страха раскрытия статуса и нехватки информации. Вот, например, мой муж сейчас в заключении и у него тоже ВИЧ. Он не принимает антиретровирусную терапию (АРТ), хотя такая возможность в тюрьме есть. Заключенные думают, что есть тяжелые побочные эффекты. Я его убеждаю, но он отказывается, даже не попробовав».

После выявления ВИЧ, люди боятся дискриминации и самостигматизации, поскольку в течение многих лет шла информационная атака о том, что ВИЧ — страшная смертельная болезнь, говорит заместитель директора Республиканского центра «СПИД» Айбек Бекболотов. Он надеется, что в ближайшем времени получится достучаться до сознания людей и рассказать, что ВИЧ – это хроническое контролируемое заболевание и когда вы находитесь на лечении и имеете нулевую вирусную нагрузку, вы не можете передать вирус другим.

Сегодня в Кыргызстане АРТ принимают 3 055 человек. Это 56% от всех пациентов, знающих о своем заболевании и 35% от оценочного количества людей живущих с ВИЧ. Согласно целям ЮНЭЙДС, у страны осталось три года до достижения 90% охвата лечением людей с диагнозом ВИЧ.

Не все доктора знают о метке

Ребенок Халиды был инфицирован во время массового случая внутрибольничного заражения на юге Кыргызстана в 2007-2008 годах. Тогда мальчик попал в реанимацию с тяжелой аллергией на укус насекомого.

«После скандала с заражением, врачи в обязательном порядке стали тестировать детей на ВИЧ. Когда сыну поставили диагноз, ему было семь лет. Мы начали принимать терапию, хотя муж и свекровь вначале были настроены против лечения. Сейчас мальчику уже 12 лет и он знает о своем заболевании, — говорит Халида. — Раньше мы ездили в Ошский областной центр «СПИД», теперь же принимаем лечение по месту жительства в районной больнице. Для того чтобы получить дополнительное лечение, мы должны брать направление с центра «СПИД». Я знаю других родителей, которые сами отказываются, чтобы им писали диагноз потому, что иногда встречаются врачи, которые не знают о специальной метке на направлении и могут при всех спросить о том, что она означает».

Децентрализация услуги АРТ на первичный уровень произошла в Кыргызстане почти во всех областях страны. Для пациентов получать услугу стало удобней, но обслуживание в небольших районных больницах иногда ставит под угрозу конфиденциальность услуги, как мы можем видеть на примере с меткой или упоминанием о диагнозе ВИЧ открыто на медицинской карте.

«У нас было несколько жалоб на раскрытие конфиденциальности. Их немного, но один-два таких случая быстро распространяются среди сообщества и могут вызвать недоверие к оказателям услуг, — отмечает Айбек Бекболотов. — На первичном уровне квалификация врачей в этих вопросах чуть ниже, но мы постоянно работаем в этом направлении».

Количество подключаемых к АРТ с каждым годом растет: с 2012 года охват пациентов увеличился на пять раз. Во многом, это произошло благодаря внедряемым в стране рекомендациям ВОЗ, которые расширяют показания для назначения АРТ и стремятся охватить лечением всех выявленных.

30 человек из 100 бросают пить лекарства

Показатели приверженности к лечению в стране с каждым годом улучшаются: появляется более широкий спектр лекарственных средств, который позволяет сократить количество таблеток, частоту приема препаратов и уменьшить побочные эффекты. Сейчас около 60% от всех пациентов, принимающих АРТ, достигают эффективного лечения, то есть подавления вирусной нагрузки до неопределяемого уровня.

«Из ста пациентов, подключаемых в год к терапии, 20-30 человек бросают пить лекарства в течение первых шести месяцев. Это наиболее тяжелый период, когда могут проявляться побочные эффекты, — говорит Айбек Бекболотов. — Но если люди уже удерживаются на терапии в течение года, то процент прерывания становится не более 10%. У таких уязвимых групп как потребители наркотиков и секс-работники, очень много каждодневных забот по поиску средств к существованию. Из-за своего образа жизни, им тяжелее удержаться на лечении».

Оценка эффективности лечения проводится по показателям вирусной нагрузки два раза в год. Врачи также опрашивают пациентов, смотрят на регулярность получения препаратов, остатки лекарств, общее состояние пациентов.

«Это режим. Я знаю, что надо пить лекарства. Но бывает и такое, что я могу пропустить день-два, потому что мне на самом деле иногда плохо после них, — говорит Валентина. — Врачи не интересуются тем, насколько четко я соблюдаю режим. Их работа в основном заключается в том, что они выдают препарат. Обследование на вирусную нагрузку я проходила в апреле, но у меня до сегодняшнего дня нет результатов».

В начале этого года в Кыргызстане были трудности с закупкой тест-систем, рассказывает замдиректора РЦ «СПИД». Поэтому обследование на вирусную нагрузку в первом квартале года практически не проводилось. До 2016 года в стране работала только одна лаборатория, где проводилось определение на вирусную нагрузку. Сейчас таких лабораторий две.

В Кыргызстане постоянно работают над приверженностью пациентов. АРТ закупают за счет средств Глобального Фонда. По линии госбюджета закупают препараты для лечения оппортунистических инфекций. По направлению ВИЧ в стране работает около 50-ти НПО.

No Comments

Post a Comment