Без профилактики не обойтись

По завершении Программы ГФ в России 2015-2018 гг. резко сократилось финансирование программ профилактики среди ключевых групп, вплоть до того, что некоторые НКО приостановили свою деятельность. Некоторые все-таки остались «на плаву» и продолжили работу с учётом имеющихся ресурсов. Одна из этих организаций – «Общество ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом «Позитивный диалог” (Санкт-Петербург).

Для того, чтобы иметь возможность продолжить свою деятельность на благо общества, и в частности работу по оказанию комплексных услуг профилактики для мужчин, имеющих секс с мужчинами (МСМ), президент организации, Михаил Ступишин, обратился в 2019 году в Фонд оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА. Что ему удалось сделать, он рассказал AFEW International.

О причине возрастающих цифр

В 2012 году Санкт-Петербургский Центр СПИД, совместно с действующей в то время организацией «Красная лента» проводил исследование распространения ВИЧ-инфекции среди МСМ Санкт-Петербурга, по результатам которого пораженность группы составила 13 %. В 2017, уже в рамках Программы Глобального Фонда в России 2015-2018 гг. проводилось большое исследование, в том числе и по распространению ВИЧ-инфекции. По результатам уже этого исследования пораженность группы МСМ составила 22,8 %. Такой значительный рост был косвенно обусловлен высоким уровнем миграции в городе, ведь Санкт-Петербург — второй по населенности город России. Однако, на мой взгляд, основной причиной этого роста стало отсутствие программ профилактики ВИЧ среди МСМ в необходимом объеме.

 О Фонде оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА

После завершения Программы ГФ в России 2015-2018 гг. мы, как и многие организации, оказались в трудном положении. У нас возникли сложности и с финансированием, и с ресурсами, в частности с презервативами, лубрикантами, тест-системами. В то же время, у нас было четкое понимание и опасение, что приостановка деятельности и выключение сервисной составляющей профилактической работы усугубит ситуацию по ВИЧ среди МСМ, и будет способствовать всплеску заболеваемости. При этом государственное участие в профилактике среди МСМ, как и среди других ключевых групп в целом, равно «0», а коммерческие организации как правило сторонятся темы ВИЧ, и уж тем более темы «ВИЧ среди МСМ».

Благотворительные фонды, что российские, что международные, заинтересованы в первую очередь в поддержке адвокации. Это, безусловно, правильно, но и без профилактики, включая сервис, на мой взгляд не обойтись. Создание Фонда оперативной помощи пришлось как нельзя кстати. Тем более, что Фондом финансируются не только адвокационные проекты, но профилактическая деятельность организаций, позволяя ВИЧ-сервисным НКО региона продолжать свою работу с ключевыми группами, быстро решать злободневные вопросы и искать другие источники финансирования на выполнение среднесрочных и долгосрочных планов.

Благодаря поддержке Фонда оперативной помощи ключевым группам населения региона ВЕЦА мы закупили презервативы, тест-системы на ВИЧ и лубриканты, а также продолжили работу по оказанию комплексных услуг профилактики для МСМ. Часть приобретенных презервативов была передана в МСМ-ориентированные клубы «Центральная станция», «Лабиринт», «Присцилла» и сауну «Атлантис» для дальнейшего бесплатного распространения среди своих посетителей, а также в рамках партнерских отношений АНО «Центр Гигиея» и Движению «Серебряная Роза» для осуществления профилактической деятельности среди МСМ и МСМ/СР.

О МСМ/ЛГБТ сообществе в Санкт-Петербурге

Проблемы МСМ/ЛГБТ сообщества в Санкт-Петербурге такие же, как и по стране: гомофобия различной степени выраженности, стигматизация и дискриминация со стороны общества, нахождение вне правового поля. На самом деле, это только на словах около 50 % населения относятся к МСМ/ЛГБТ положительно, либо нейтрально, говоря: «пусть делают, что хотят, но… в закрытой комнате». Подобный «нейтралитет», вплоть до резко выраженного негатива и агрессии влечет за собой невозможность представителям сообщества выразить себя как личность, заявить о себе как о полноправном члене социума, с интересами которого тоже надо считаться. В итоге, развивается самостигматизация, поиск «места под солнцем», а само сообщество в целом «загоняется в угол», если можно так выразиться. Кто-то в этот период бросается «во все тяжкие», а кто-то «наглухо» закрывается. И в той, и в другой крайности психоэмоциональный фон нестабилен. В результате: развитие различных зависимостей, сложности с поиском постоянного партнёра, рискованное сексуальное поведение, что увеличивает риск заражения ВИЧ-инфекцией и ИППП. В тоже время, ВИЧ-положительные представители МСМ/ЛГБТ-сообщества нередко подвергаются двойной стигме: и со стороны общества, и внутри собственного сообщества.

Одной из сегодняшних проблем является нарастающее распространение химсекса среди МСМ/ЛГБТ Санкт-Петербурга. В данном случае, ситуация осложняется еще и экономическими барьерами доступа к PrEP и презервативам, а также низким уровнем культуры заботы о сохранении собственного здоровья. Хотя, частота использования презерватива и приверженность к защищенным сексуальным практикам остается на достаточно высоком уровне в целом.

Об идеальном обществе

Размышляя об идеальном обществе, я всегда представляю себе общество, понимающее и не осуждающее, не считающее преступлением любовь между мальчиком и мальчиком, или девочкой и девочкой (и я сейчас не о сексе); общество в котором право выбора реально и ненаказуемо. И если есть какая-то большая общая проблема, особенно такая, как безудержный рост заболеваемости ВИЧ-инфекцией, то не только специалисты не открещиваются от «неудобности» темы, но и люди, не вовлеченные в эпидемию; люди, принимающие решения. Мне очень нравится опыт европейских стран, например Франции, Нидерландов, Дании, Швеции и др. Здесь есть реально работающие модели противодействия ВИЧ, в которых государственное участие в профилактике данного заболевания значительно и распространяется на все ключевые группы. Здесь есть четкое осознание, что ВИЧ-инфекция – это социально значимое заболевание, а соответственно и работа с ним ведется в совокупности с решением социальных проблем как общего населения, так и ключевых групп.

О вовлеченности сообщества

Давно известен неоспоримый факт, что работа с сообществом при участии самого сообщества наиболее эффективна. И принцип «равенства» не только по ВИЧ+, но и по принадлежности к ключевой группе играет важнейшую роль. Люди понимают, что им необходимо, потому что знают проблемы изнутри, они сами в этом нуждаются. К сожалению, работа с МСМ/ЛГБТ сообществом с точки зрения развития сообщества, повышения потенциала и укрепления позиций в социуме в ответ на высокую распространённость ВИЧ-инфекции, ведется слабо либо не ведется вовсе. Причины тому есть как социальные, так и правовые. Но, мы уверены, что руки опускать не стоит, ведь работы предстоит много. Ведь МСМ/ЛГБТ в нашем городе гораздо больше, нежели 10,5 тыс. на 5 млн. петербуржцев (официальная статистика Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга на начало 2020 года).

Проект поддержан Elton John AIDS Foundation  и Aidsfonds. 

На статус «списывать» ничего не надо

Рассуждения о ВИЧ от Аиды, 13-летней участницы проекта «Мобилизация подростков и молодежь живущих с ВИЧ путем внедрения модели TEENERGIZER в Казахстане».

Почему ты открыто говоришь о своем статусе?
Потому что я не боюсь критики и дискриминации со стороны общества

Что такое ВИЧ для тебя?

ВИЧ — это вирус иммунитета человека. Не более.

Что ты почувствовала, когда узнала о своем статусе? Я была маленькая, не понимала суть моего диалога с мамой. Мама рассказала, что у меня в крови есть вирус. У нее такой же вирус, поэтому мы с ней пьём таблетки, чтобы подавить его.

Твое отношение с обществом.
Они прекрасны! Окружающие относятся к моему статусу совершенно спокойно, они видят во мне обычного человека. Мои близкие подруги из класса тоже спокойно отреагировали на это. Когда-то у меня был страх, что от меня отвернуться друзья, но этого не произошло.

Что помогло тебе преодолеть этот страх?
Teenergizer. Опыт в Teenergizer показал мне, что большинство моих страхов — это иллюзия,  которое рисует мое воображение. Кроме того, этот проект дал мне много знакомств с подростками со статусом ВИЧ и понимание того, что все мы разные и по-разному относимся к заболеванию.

Почему важно не подвергать себя пессимизму?
Опуская руки, вы лишаете себя возможности узнать, был ли у вас хоть малейший шанс победы.

Что бы ты сказала всем другим подросткам с ВИЧ?

Будьте счастливы, ведь все зависит от вашего характера . На статус «списывать» ничего не надо.

 

 

Молодежь уже не остановить!

 

«Я думал я один на земле, такой особенный ребенок с ВИЧ и пью таблетки, а оказывается нас много. Теперь у меня много друзей, с кем я могу открыто поговорить о ВИЧ…» Этот отрывок из истории реализации проекта «Мобилизация подростков и молодежь живущих с ВИЧ путем внедрения модели TEENERGIZER в Казахстане» рассказала Людмила Полякова, его координатор и исполнительный директор Общественного объединения «Равный-Равному плюс».

Она обратилась в Фонд экстренной помощи ключевым группам населения ВЕЦА за финансовой поддержкой этого проекта и помогла сблизить десятки ребят с ВИЧ в Казахстане!

Людмила, в чем заключаются особенности взаимодействии с подростком, живущим с ВИЧ?

Особенность взаимодействия с подростком с ВИЧ заключается в том, чтобы понять, как тинейджер воспринимает свой диагноз, что он чувствует в этой связи, нужна ли ему помощь. Нужно донести ему важность приема терапии и личным примером показать, что наличие ВИЧ статуса не влияет на качество жизни, самооценку подростков и достижения целей. Важно сформировать у него жизнеутверждающий сценарий, и поддержать в становлении личности. Но главное – надо создать команду из 2-4 адекватно информированных подростков, которые будут активно делиться опытом и консультировать других, менее информированных юношей и девушек по принципу равный-равному.

Как вы пришли к необходимости создания проекта «Мобилизация подростков и молодежь живущих с ВИЧ путем внедрения модели в Казахстане»?

В рамках проектов нашей организации «Равный-Равному плюс» мы часто собирали подростков на различные мероприятия. Они периодически виделись, но близко не общались. Весной 2019 года проходила Весенняя школа лидерства, где собралось 80 подростков со всего Казахстана. На это мероприятие тренерами были приглашены Даня и Лера, лидеры украинского проекта TEENERGIZER. Ребята очень сдружились, они хотели вместе собираться, общаться. Они хотели иметь TEENERGIZER у себя в стране!  С этого и закрутилась идея по мобилизации подростков, но только на тот момент у нас не было ничего, кроме огромного желания улучшить жизнь наших подростков и показать, что мечты сбываются. Начали приходить идеи как развить Teens comunity, но без финансовой помощи все это реализовать было невозможно, поэтому я написала заявку в Фонд оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА. Любовь и вера в успех дала свои плоды!

Как этот грант помог вам?

Благодаря финансовой поддержке Фонда оперативной помощи мы смогли дать устойчивости внедрения движения TEENERGIZER. За это мы сердечно благодарны AFEW International и фонду Элтона Джона.

В тот же момент мы получили серьезную техническую поддержку — директор КНЦДИЗ Бауыржан Байсеркин выделил нам шикарное помещений в центре города. Благодаря менторской поддержке TEENERGIZER мы объединили 34 подростка с ВИЧ, вовлекли в движение 17 подростков, уязвимых к ВИЧ. Мы создали чат в месенджере, где подростки обмениваются информацией, они встречаются у нас в молодежном ресурсном центре. В процессе проведения тренингов по профилактике ВИЧ и формированию толерантного отношения к ЛЖВ среди студентов мы охватили более 190 молодых людей, и, что немаловажно, 50 педагогов образовательных учреждений.

А как изменились ребята?

Невероятно! У них сильно повысилась самооценка, появился опыт публичных выступлений и уверенность в выступлениях на камеру. Благодаря этому проекту у нас получилось сблизить ребят, создать команду и помогать им развиваться. Когда они собираются вместе и что-то делают видно, как они дополняют друг друга.

Молодежь уже не остановить! При реализации проекта мы предоставили подросткам возможность продвигать идеи и темы, которые им интересны. Когда они сблизились, появилось доверие и командный дух. Оказалось, что помимо ВИЧ, их волнует множество тем, например домашнее насилие, буллинг в школе, профессиональная ориентация, профилактика рискованного поведения среди подростков и многое другое. Они с юношеским максимализмом сделали театрализованную акцию против насилия, с гримом, в белых одеждах, под музыкальное сопровождение в нескольких местах центра города. Также они вышли на Арбат 1 декабря 2019 в белых халатах с красной ленточкой на груди с опросом населения о ВИЧ, раздавали информационные брошюрки и доносили пути передачи и меры профилактики.

Что вам больше всего запомнилось из практики работы с молодежью?

На самом деле, у меня много интересных историй о том, как мы обучали ребят навыкам ориентирования в городе, как они проводили первый свой тренинг, но история одного мальчика, который воспитывается с бабушкой, меня просто потрясла. Была совместная выездная Зимняя школа, на которой собрались новенькие ребята. Все они знали о своем ВИЧ статусе, как минимум со слов родителей и врача СПИД центра. Когда на занятиях прозвучал вопрос о том, принимаете ли вы АРВТ, в какое время и сколько раз в день, ребята стали говорить какие таблетки пьют, сколько раз в день. И этом мальчик так громко удивился, что это тронуло до глубины души: «Я думал я один на земле, такой особенный ребенок с ВИЧ и пью таблетки, а оказывается нас много. Теперь у меня много друзей с кем я могу открыто поговорить о ВИЧ. Давайте чаще встречаться».

Как к вашей деятельности относятся в обществе?

По-разному, например у старшего поколения в головах сидит стереотип прошлого века о ВИЧ, как о чуме 20 века. Молодое поколение вообще ничего практически не знает об этом заболевании и путях передачи. Кроме 1 скучного школьного урока на 40 минут, никаких мероприятий этой сфере больше не проходит. Знания после таких уроков улетучиваются сразу же. У нас в стране долгие годы говорить о мерах профилактики ВИЧ/ИППП, половом воспитании УЯТ было стыдно. Кроме того, это значило пропагандировать секс и рискованное поведение. В последние годы ситуация слегка улучшилась, но даже сейчас при написании заявок нас просят не афишировать слова ВИЧ, а заворачивать его в красивое название.

 

Проект поддержан Elton John AIDS Foundation  и Aidsfonds. 

 

ВНИМАНИЕ! ГРАНТЫ!

Фонд Экстренной помощи ключевым группам населения объявляет прием заявок на гранты для решения экстренных ситуаций !  

Организации из 10 стран в Восточной Европе и Центральной Азии могут получить гранты до 5000 евро.  Благодаря этим небольшим грантам, AFEW Интернешнл и Aidsfonds будут поддерживать организации, представляющие ключевые группы населения, которые находятся в экстремальных ситуациях в силу правовых барьеров, стигмы и дискриминации, финансовых проблем и политических ограничений.
 
Поддержка будет оказана организациям, которые осуществляют деятельность, обеспечивающую доступ к профилактике и/или лечению ВИЧ для ключевых групп населения, или проектам, которые защищают права ключевых групп населения. Мы особенно приветствуем заявки от новых заявителей и заявки, показывающие инновационные подходы к преодолению чрезвычайных ситуаций!

 

 

«Секс-работники — реальная сила в удержании эпидемии ВИЧ»

«Только представьте себе: у каждой секс-работницы от 3 до 15 клиентов каждый день, при этом работает она от 10 до 30 дней в месяц. Если дать знания, навык и права по профилактике ВИЧ каждой из этих женщин, количество которых в Санкт-Петербурге насчитывает 45 000, то каждая из них сможет стать «агентом влияния» для общего населения, в том числе, для мужчин, пользующихся ее услугами», — считает  Ирина Маслова, лидер Движения секс-работников в Санкт-Петербурге и тех, кто их поддерживает, «Серебряная Роза».

Чтобы продолжить развивать свой проект по профилактике ВИЧ и ИППП среди секс-работниц в Санкт-Петербурге, она обратилась в Фонд оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА.

О сцене секс-услуг

Свою основную деятельность мы начали в 2012 году, это была так называемая профилактика ВИЧ ИППП «за закрытыми дверями». За это время сцена оказания секс-услуг сильно изменилась, не только в Санкт-Петербурге, но и по России в целом.

Так, например, в стране увеличилось количество женщин-эмигранток из стран бывшего Советского Союза, а также появились девушки из Нигерии. Многие из них оказались вовлечены в секс-работу. Кроме того, значительно упала стоимость услуг, из-за чего девушкам сегодня приходится больше работать. Еще одним фактором изменений стал общемировой кризис, в следствии чего многие женщины потеряли работу. Кроме того, сейчас в секс-работу часто приходят женщины старше 35 лет. Глядя на все эти изменения, нам сегодня никак отрицать востребованность профилактических мероприятий в этой сфере. Ведь, как известно, половой путь передачи ВИЧ – один из основных, и он сегодня стал уверенно обгонять инъекционный. За первые полгода 2019 года в Санкт-Петербурге половой путь передачи ВИЧ составляет 80,4 %

О финансировании

В июне 2018 года в России закончилась программа Глобального фонда, и все проекты, проходившие среди ключевых групп, в том числе среди секс-работников, были завершены. Практика показывает, что, контакты, наработанные за время функционирования подобных программ, теряются за 2-3 месяца, результаты тоже сходят на «нет». Поэтому мне было элементарно жалко терять всё то, чего «Серебряная Роза» смогла добиться за 6 лет. Я принялась исследовать новые пути финансирования. Я провела исследование, которое показало, что благодаря нашим программам пораженность ВИЧ среди секс работниц в Санкт-Петербурге снизилась на 3 % — так, в 2012 году в Санкт-Петербурге эта цифра составляла почти 13%, а к 2018 году нам удалось опустить ее до 10%. Этот факт показал и нам, и государственной системе здравоохранения эффективность непрерывной работы, научно-обоснованного подхода и подхода «равный- равному».

В рамках проекта, который мы исполняли в рамках Фонда оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА, нам удалось сохранить научно-обоснованную программу профилактики ВИЧ/ ИППП среди секс-работников Санкт-Петербурга. Более того, этот проект послужил основой внедрения проектов профилактики ВИЧ среди секс-работниц в нескольких регионах РФ — в Воронеже, Оренбурге, Калининграде, Московской области, Екатеринбурге, Ростове-на -Дону, Краснодаре и Перми. Там эта деятельность финансируется за счет местных бюджетных государственных средств.

О количестве и качестве

Услугами нашего проекта  уже воспользовались 1652 человека. Количественные и качественные показатели выполнены полностью, и даже перевыполнены. 1015 человек, обратившихся в «Серебряную Розу», являются мигрантами, 72% из них — из стран ближнего зарубежья, 11 % — из стран Африки. Мы выявили 3 человека с ВИЧ инфекцией. Кроме прямого сервиса по профилактики ВИЧ, 1415 человек прошли тестирование на ВИЧ, 619 женщин обратились к доверенным врачам (гинекологу и дерматовенерологу), 138 человек получили консультацию юриста и адвоката. 12 человек в рамках проекта получили постконтактную профилактику ВИЧ бесплатно, взаимодействуя со СПИД-центром.

Об отношении общества

Пока что не все понимают, что секс-работники являются реальной силой в вопросах удержания эпидемии ВИЧ. Кроме того, эта группа является самой непопулярной для финансирования, так как менее всего изучена, является самой мобильной и неустойчивой.

Однако мы постепенно смогли переломить ситуацию по негативному отношению к необходимости внедрения проектов профилактики ВИЧ среди секс-работников со стороны государства. Сейчас среди медицинского персонала есть понимание нужности и значимости нашей работы. Однако криминализация секс-работы в РФ все еще ухудшает возможности получения поддержки и финансирования со стороны государства.

Атмосфера любви и безопасности

Секс-работницы с удовольствием пользуются услугами нашего проекта. Нам важно, чтобы любой человек, обращающийся к нам, чувствовал, что его принимают и не осуждают. В нашем офисе создана атмосфера любви, добра, принятия, это безопасное пространство для людей. Основной барьер для секс-работников — это время, которое им надо потратить на дорогу к нам, но и он решается — мы организуем аутрич выезды, в места «за закрытыми дверями», где секс-работницы/ки оказывают эти услуги.

Проект поддержан Elton John AIDS Foundation  и Aidsfonds. 

 

Помогать нужно здесь и сейчас

«Если у вас есть возможность помочь конкретному человеку Здесь и Сейчас, то это нужно делать, не откладывая на потом и не заглядываясь на возможности других, — рассказывает Екатерина Русакова, директор свердловской региональной благотворительной общественной организации помощи людям в трудной жизненной ситуации «Малахит». Ведь если каждый из нас поможет хотя бы одному человеку, то возможно и в обществе начнутся изменения».

Екатерина Русакова, директор свердловской региональной благотворительной общественной организации помощи людям в трудной жизненной ситуации «Малахит»

Сегодня в подтверждении этих слов «Малахит» реализует проект под названием «Социально–правовая поддержка людей, употребляющих наркотики в г. Екатеринбурге», который проходит с помощью финансирования и поддержки Фонда оперативной помощи ключевым сообществам региона Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА).

Екатерина, как ваша организация помогает людям, употребляющим наркотики в Свердловской области?

В основном мы оказываем юридическую помощь людям, употребляющим наркотики, устраняем правовые и дискриминационные барьеры, отстаиваем их интересы в судах, а также расширяем возможности по защите их прав в обществе. Кроме того, наши клиенты получают от нас социальное сопровождение в различные медицинские и социальные учреждения города, наш социальный работник осуществляет патронажные выходы в семьи с маленькими детьми. Там он консультирует по вопросам ВИЧ- инфекции и лечения, помогает записаться на приемы к специалистам, оказывает помощь в восстановлении документов и временной регистрации в городе, т.к. без регистрации у клиента нет возможности получения медицинских и социальных услуг.

Финансирование – главный вопрос для таких организаций, как ваша. Почему вы решили обратиться в Фонд оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА?

Мы обратились в Фонд оперативной помощи, поскольку ситуация в нашем городе по отношению к ЛУН со стороны общества остается сложной. Наркоманию многие люди до сих пор не считают заболеванием. А ведь его лечение должно проводиться комплексно и включать в себя и медицинскую помощь, и психологическую, и социальную, более того, работа должна проводиться не только с самим зависимым, но и с его семьей, ведь зависимость это семейная, системная болезнь.

Конечно, сложившаяся ситуация способствует росту уровня ВИЧ- инфекции и других социально–значимых заболеваний (туберкулез), а люди употребляющие наркотики остаются изгоями, которых общество предпочитает не замечать. Тем не менее, невозможно решить проблему, закрыв глаза на неё, сделав вид, что ее не существует, ведь рано или поздно она заявит о себе, и, как правило, в очень негативном ключе. Поэтому, на наш взгляд, вторичная профилактика и работа с «группами риска» не должна оставаться без должного внимания.

Какой случай из практики вам запомнился больше всего?

Андрей, представитель Реабилитационного Центра, Дмитрий Кадейкин, консультант, и Иван Жаворонков, социальный работник проекта, после судебного процесса, проходившего в г. Ревда, Свердловской области

Это история одного нашего клиента. Андрей сам обратился к нам в проект, узнав о такой возможности через знакомых. На тот момент мужчина находился под следствием 228 ст. части 2 УКРФ. Наши сотрудники заключили с ним договор социального сопровождения, составили ходатайства, собрали все необходимые характеристики. Социальный работник проекта выступал общественным защитником в суде, также в процессе участвовал представитель реабилитационного Центра. В результате нашей слаженной работы мы добились для Андрея условного срока и прохождения реабилитации.

 

Как к вашей деятельности относятся в обществе?

К нашей деятельности относятся по-разному: кто-то поддерживает, кто-то нет, и это нормально! Ведь не могут все люди мыслить одинаково и иметь схожую “картину мира”. Все мы разные, с разными взглядами, ценностями, установками, и в этом есть наша человеческая прелесть — в разности…

Вы когда-нибудь встречали барьеры со стороны представителей ключевых групп?

Если говорить о самих представителей целевой группы, на который направлен наш проект, то все они положительно относятся к нашей активности, они доверяют нашим сотрудникам, нашему опыту. Сложности же в основном возникают в связи с новыми психотропными препаратами, которые клиенты все еще употребляют. Именно поэтому у них могут быть непредсказуемые поведенческие реакции, срывы с лечения и т.п.

Насколько участие в работе представителей ключевых групп населения помогает в работе?

Я считаю, что при реализации подобных проектов очень важно привлекать в работу представителей ключевых групп. Без этого невозможно обеспечить выход на аудиторию ЛУН, которая является крайне закрытой целевой группой, тем более в данной группе изначально существует крайне низкий уровень доверия к людям.

Ваш пример идеального общества.

Вряд ли я могла бы привести пример идеального общества. Я склонна реально смотреть на вещи, а не придаваться иллюзиям. Не люблю разговоры, что где-то, хорошо и прекрасно, и есть идеальные государство и общество, к которым мы должны стремиться. Везде есть свои “подводные камни”. Важно понимать, что «хорошее» тоже есть везде, и нужно учиться замечать это, не обесценивая. Я считаю, что всегда нужно начинать в первую очередь с себя, а обижаться и возмущаться на страну, строй, власть можно сколько угодно, но безрезультатно. Если же говорить про конкретную страну, чей подход к вопросам уязвимых сообществ мне импонирует, то это Португалия.

Проект поддержан Elton John AIDS Foundation  и Aidsfonds.

 

 

СМИ — союзники в противодействии эпидемии ВИЧ/СПИДа

СМИ играют большую роль в борьбе за права человека, особенно когда дело касается уязвимых к ВИЧ групп населения. Через широкое освещение в СМИ успешного опыта защиты прав силами сообщества и некоммерческого сектора, государство видит, что сообщество Людей Живущих с ВИЧ (ЛЖВ) и людей, уязвимых к ВИЧ, может и должно выступать ему равным партнером и союзником в противодействии эпидемии ВИЧ/СПИДа. Это помогает формированию положительного имиджа ЛЖВ и представителей других ключевых групп в обществе, снижает стигму и дискриминацию, повышает их самооценку и значимость в собственных глазах, служит стимулом для дальнейшей деятельности и профессионального роста.

Благодаря освещению успешных практик в СМИ огромное число ЛЖВ, Людей Употребляющих Наркотики (ЛУН) и представителей других уязвимых групп имеют возможность получать базовые правовые знания, алгоритм действий и инструменты, чтобы в дальнейшем самостоятельно решать в своих регионах проблемы, связанные с нарушением прав из-за ВИЧ.

Людмила Винс, руководитель проектов Центра социальной помощи ЛУНа , юрист-эксперт Межрегионального Центра Прав Человека в Екатеринбурге, обратилась в Фонд оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА за грантом. Целью ее проекта является именно изменение правовой среды и общественного мнения в отношении людей, живущих с ВИЧ, и представителей уязвимых к ВИЧ групп через средства массовой информации.

Людмила, в чем заключается суть вашего проекта?

Алгоритм нашей деятельности таков — наш юрист с помощью партнеров, уличных юристов из регионов собирает успешные юридические практики и стратегически важные кейсы, подготавливает собранные материалы для публикаций в СМИ, дает им юридическую оценку и алгоритм решения проблемы. Инфоменеджер на основе кейсов пишет статьи в СМИ и на наши ресурсы, передает информацию о кейсах журналистам через рассылки и социальные сети, связывает СМИ и героев между собой для работы над материалом.

Можете уже рассказать о промежуточных результатах этого проекта?

Да, проект существенно помог развитию информационного направления в нашей работе, и положил начало новому проекту по обучению НКО России работе со СМИ. Мы нашли 17 кейсов, по которым выпустили 33 публикации. Каждый кейс содержал минимум одного человека — героя истории, а также минимум 2 человек, сопричастных к истории — близких родственников героя. Всего в историях приняло участие 51 человек.

Расскажите самые интересные и запоминающиеся случаи из проекта.

Самый яркий пример помощи в рамках этого проекта — это история Ольги (имя изменено). Мы опубликовали ее у себя на сайте. Этот материал сразу прочли местные журналисты, которые мгновенно отреагировали и выпустили еще ряд статей о том, что женщина в СИЗО не получает лечение ВИЧ-инфекции. Новость разлетелась стремительно, один журналист сделал множество запросов в государственные органы, получил положительный ответ от чиновников. Итог — девушке в тот же день выдали терапию.

Свою социальную деятельность по отношению к уязвимым группам вы начинали в 2009 году. Как изменилась статистика за это время?

В то время активно развивались программы снижения вреда. Однако вопрос защиты прав ЛУН оставался открытым, поэтому с 2012 года в Екатеринбурге я начала активно развивать направление уличных юристов. Сейчас потребность в такой помощи очень большая. Если в 2012 году правовая помощь оказывалась 100 людям в год, и у нас был один уличный юрист, то сейчас с нами работают 5 уличных юристов. Такая помощь людям оказывается на постоянной основе.

Кто такие уличные юристы?

Это люди из сообщества, которые обучены основам защиты прав человека. Они оказывают базовую правозащитную помощь и, в случае такой необходимости, передают дела на сопровождение юристам-профессионалам.

Как сами представители ключевых групп относятся к вашей активности?

У нас хорошо налажен контакт с целевой группой, они с радостью получают нашу помощь. Но, к сожалению, есть некоторые сложности. Например, человек в процессе сопровождения может пропасть на некоторое время. Когда он появляется вновь через месяц, мы вынуждены начинать все сначала.

Как думаете, почему так важно привлекать в работу представителей ключевых групп населения?

У нас практически все сотрудники, за исключением двух, — это люди из сообщества. Я сама долгое время нахожусь в ремиссии. Для меня другой подход просто не эффективен. Никто не может прочувствовать и понять ЛУН так, как человек, сам прошедший через это, а главное вышедший с успехом из сложившейся проблемной ситуации.

Когда люди что-то делают для общества, у них зачастую в мыслях есть идеальный пример этого общества. Есть ли он у вас?

Идеальных примеров стран у меня нет. Везде есть свои недостатки. Когда заходит речь о подходе к работе с ЛУН в России, я отвечаю, что ее просто нет. Те немногочисленные НКО, которые оказывают программы Снижения Вреда (СВ), не могут в полной мере охватить всех ЛУН. Для меня идеал — это когда в стране развита социальная помощь, есть программы СВ, есть доступ к качественному лечению, нет стигмы и дискриминации в обществе.

Проект поддержан Elton John AIDS Foundation  и Aidsfonds. 

На благо людей, живущих с ВИЧ в Беларуси

С 19 июля 2019 года в Беларуси начала действовать новая редакция статьи 157 УК РБ «Заражение вирусом иммунодефицита человека». Не смотря на принятые примечания, она все равно оставила ключевые группы, особенно  серодискордантые пары (пары, где один из партнеров ВИЧ-инфицированный), в уязвимом положении. Однако, было найдено решение, благодаря которому поправка все-таки сможет работать качественно на благо людей, живущих с ВИЧ.

Для справки

В новой редакции статьи 157 УК РБ значатся несколько важных пунктов.

  • Заведомое поставление другого лица в опасность заражения вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) наказывается штрафом, или арестом, или лишением свободы на срок до трех лет.
  • Заражение другого лица по легкомыслию или с косвенным умыслом ВИЧ лицом, знавшим о наличии у него этого заболевания, наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет.
  • Действие, предусмотренное частью 2 статьи, совершенное в отношении двух или более лиц, либо заведомо несовершеннолетнего, либо с прямым умыслом наказывается лишением свободы на срок от 5 до 13 лет.

Также в примечании к этой статье написано, что лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями 1 или 2 статьи, сможет быть освобождено от уголовной ответственности в случае, если другое лицо, поставленное в опасность заражения, либо зараженное ВИЧ, было своевременно предупреждено о наличии у первого этого заболевания и добровольно согласилось совершить действия, создавшие опасность заражения.

Во избежание преследования

Накануне вступления поправки в действие, Республиканское общественное объединение «Люди ПЛЮС» совместно с Республиканским центром гигиены и эпидемиологии провели Круглый стол, целью которого было разработать комплекс мер, позволяющий людям в полной мере пользоваться изменениями в законодательстве и обезопасить себя от уголовного преследования. В результате были разработаны дорожная карта, а также нормативные документы, регламентирующие факт предупреждения, в случае которого наступает действие данной поправки. Документы включают в себя:

— Новую форму «Предупреждение лица о наличии у меня ВИЧ-инфекции»;

— Форму предупреждения контактного лица пациентом с ВИЧ-положительным статусом;

— Памятку по вопросам профилактики ВИЧ-инфекции.

Анатолий Лешенок, руководитель Республиканского общественного объединения «Люди ПЛЮС»

«В разработке документов мы постарались учесть все возможные обстоятельства и препятствия которые могут возникнуть, — рассказывает Анатолий Лешенок, заместитель руководителя Республиканского общественного объединения «Люди ПЛЮС». К примеру, Следственный комитет, комментируя принятую поправку отметил, что важно понимать, и это будет проверяться, в каком состоянии человек дал согласие о контакте с ВИЧ-инфицированным лицом, получил ли он достаточную информацию и т.д. Нотариальная Палата предложила желающим регистрировать информационное согласие в качестве услуги подтверждения подписи. Республиканский центр гигиены и эпидемиологии разработал новую форму информирования при постановке на учёт, человека у которого выявлен ВИЧ, разъяснил в ней имеющуюся в ст. 157 УК РБ поправку и рассказал о возможности прийти к ним с партнёром для того, что бы зафиксировать факт предупреждения. Для качественного информирования о ВИЧ была также разработана памятка, которая будет напечатана в рамках нашего проекта. Она будет выдаваться партнёрам ВИЧ -позитивных людей. В ней указаны контакты организаций, оказывающих услуги ЛЖВ, а также где можно получить консультацию по юридическим вопросам».

Кто под ударом?

За последние полгода в Беларуси было возбуждено 55 уголовных дел по ст. 157 УК РБ . Эта цифра существенно не поменялась по сравнению с 2018 годом. Однако стоит отметить, что 28 случаев из этого количества проходили по части 1 статьи, где отсутствовал непосредственный факт передачи ВИЧ, а существовала только мнимая угроза.

«Недавно мы участвовали в качестве свидетеля защиты в судебном заседании, где подсудимому вменялось постановка в угрозу заражения ВИЧ 5-ти половых партнёров, — рассказывает Анатолий. Ни одному из них подсудимый не передал ВИЧ – он получал своевременное лечение АРВ-терапией, и его нагрузка была неопределяемой. Суд принял к сведению предоставленные нами заявление научного консенсуса в контексте передачи ВИЧ, ответ представителя ВОЗ и ответ профессора кафедры инфекционных заболеваний БГУ о степени риска передачи ВИЧ человеком, у которого вирусная нагрузка подавлена. Однако в итоге суд посчитал, что угроза заражения всё же была, поэтому приговор остался без изменения — 1,5 года колонии общего режима. Только представьте себе — 1,5 года лишения свободы за то, что человек никого не заразил ВИЧ!»

Статья 157 вообще поставила большой знак вопроса в существовании серодискордантных пар, которые зачастую живут не один год вместе и даже имеют совместных детей. В таких уголовных случаях, как правило, судят мужа или жену, при том что «потерпевший» прямо в суде заявляет о том, что не имеет никаких претензий к супругу или супруге и сознательно рисковал, желая родить ребёнка с любимым человеком.

Несовершенства данной статьи также заключаются и в том, что возбуждение уголовного дела происходит без заявления потерпевшей стороны.

«При внесении примечания в ст. 157 мы предлагали более кардинальные изменения — полное исключение из статьи 157 УК РБ ответственности за угрозу заражения ВИЧ — но общество пока оказалось не готовым к таким изменениям, — продолжает Анатолий. На сегодняшний день идёт пересмотр дел по этой статье, например, там, где в приговорах прямо прописано об информировании партнёра о наличии ВИЧ и сознательных действиях приведших к заражению или постановке в угрозу заражения. Согласно уголовно-процессуальному кодексу пересмотр инициируют сами колонии и тюрьмы, а если человек отбывает наказание не связанное с лишением свободы, то он сам пишет заявление в суд».

Первые успехи

Поправка к ст. 157 УК РБ «Заражение ВИЧ» совместно с комплексом мер для правоприменения, которые были реализованы благодаря гранту от Фонда оперативной помощи ключевым сообществам региона Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА) позволили говорить о первых успехах активистов Беларуси в сфере ВИЧ. Ведь теперь с сотен людей могут снять судимость, и многие смогут избежать уголовной ответственности.

РОО «Люди ПЛЮС» благодарит за помощь оказываемую в 2017-2019 годах, как финансовую, так и техническую помощь от  HIV justice,GNP+, EWNA.

Дарья Алексеева: «Большинство заявок в Фонд оперативной помощи поступает из России»

Автор: Олеся Кравчук, AFEW Интернешнл

Начиная с декабря 2018 года, организации из 10 стран Восточной Европы и Центральной Азии могут получать малые гранты в сумме до 5 000 евро в расчете на один грант. AFEW Интернешнл и Aidsfonds начали предоставление грантов в рамках Фонда оперативной помощи ключевым сообществам. Финансовая поддержка деятельности Фонда обеспечивается СПИД-Фондом Элтона Джона и Aidsfonds. С помощью этих небольших грантов AFEW Интернешнл и Aidsfonds поддерживают организации, которые представляют ключевые группы населения, выживающие в трудных ситуациях, с которыми они сталкиваются из-за правовых барьеров, стигмы и дискриминации, финансовых проблем и политических ограничений. Поддержка предоставляется организациям, осуществляющим деятельность, обеспечивающую доступ к профилактике, лечению и/или услугам в связи с ВИЧ для ключевых групп населения, или проектам, защищающим права человека основных групп населения. Общая сумма средств, имеющихся в Фонде чрезвычайной поддержки эквивалентна 750 000 фунтов стерлингов.

Сегодня мы говорим с Дарьей Алексеевой, программным менеджером AFEW Интернешнл, о первых результатах деятельности Фонда и о том, что необходимо для того, чтобы получить малый грант.

— Каковы первые результаты работы Фонда оперативной помощи?

На первом этапе наши основные задачи состояли в том, чтобы наладить процесс подачи заявок, процедуру их отбора, а также обеспечить технические возможности приема и рассмотрения заявок. До 1 декабря 2018 года все эти три компонента уже были обеспечены. Мы распространили приглашение к подаче заявок на малые гранты среди сетей AFEW, Aidsfonds, а также среди членов Рекомендательного совета. В декабре 2018 года AFEW Интернешнл создал систему предоставления грантов организациям, подавшим заявки. 4 января состоялось первое заседание оперативной группы по рассмотрению заявок. С 1 декабря 2018 года мы получили 96 заявок, из которых 42 заявки (44%) были одобрены для получения грантов. По состоянию на конец марта 2019 года общая сумма утвержденных грантов составила 235 000 евро.

— Какие страны подают больше всего заявок в Фонд?

Большинство заявок приходит из России. Мы получили 45 заявок из Российской Федерации и утвердили 22 из них. Вторая по активности подачи заявок страна – Таджикистан, из которого мы получили 15 заявок и утвердили 7 из них. Третье место занимает Украина, из которой нам поступило 16 заявок, 5 из которых были утверждены.

— На решение каких проблем чаще всего направлены заявки?

Больше половины предоставленных грантов направлены на работу с людьми, живущими с ВИЧ (ЛЖВ) – 55%. Третья часть грантов была выделена для реализации проектов, направленных на поддержку сообщества ЛГБТИ, и еще треть – сообщества мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ). Также треть грантов направлены на поддержку проектов для людей, употребляющих наркотики (ЛУН). На поддержку секс-работников и уязвимых женщин направлено одинаковое количество грантов – по 21%.

— Каким образом Фонд помогает решить проблемы, с которыми сталкиваются организации?

Мы помогаем справиться с широким кругом кризисных ситуаций. Перед Фондом поставлено несколько целей. Первая из них – содействовать сокращению ежегодного числа новых случаев ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии (ВЕЦА). Вторая цель – расширить доступ всех людей, живущих с ВИЧ, в регионе ВЕЦА к лечению. Третья цель – обеспечить полное финансирование ответа на ВИЧ в странах ВЕЦА.

Таким образом, мы выделяем средства на поддержку деятельности, способствующей достижению этих целей. Среди поддержанных нами грантов есть проекты, направленные на предоставление услуг снижения вреда, тестирования на ВИЧ и переадресацию представителей труднодоступных групп (МСМ, ЛГБТИ) на лечение. Мы оплатили ремонт мобильных устройств для аутрич-работников, закупку молочной смеси с целью создания ее запасов для ВИЧ-позитивных женщин. Мы оказываем поддержку проекту по работе с ЛЖВ с инвалидностью, чтобы обеспечить их приверженность лечению, а также проектам, которые помогают заключенным получить доступ к тестированию и лечению и обеспечить их приверженность лечению после выхода из мест лишения свободы. Кроме того, есть проекты по организации тренингов для медработников с целью формирования у них толерантного отношения к ключевым группам населения, например, к трансгендерным людям, для расширения доступа и повышения качества услуг здравоохранения и антиретровирусной терапии. Также мы оказываем поддержку адвокационным проектам, направленным на повышение осведомленности о потребностях ключевых групп и увеличение финансирования, например, путем предоставления правовой поддержки в случае нарушения прав человека в тюрьмах с целью формирования доказательной базы для адвокации. Есть и многие другие направления работы, которые мы поддерживаем. Эти направления соответствуют трем целям, упомянутым мною выше.

— Какие заявки Фонд отклоняет?

Некоторые проекты предусматривают проведение разовых мероприятий, которые недостаточно продуманы с точки зрения обеспечения их устойчивости. Например, это касается проведения тренинга для аутрич-работников без создания системы для поддержки их работы в будущем. Вместе с тем, есть проекты, направленные на решение какой-то ситуации, где действительно необходима оперативная помощь. Некоторые заявки просто слабо написаны. Мы всегда даем обратную связь и предлагаем свои рекомендации по поводу того, каким образом можно улучшить заявку, если организация решит подаваться на грант еще раз.

— Каковы планы Фонда на будущее? Сколько проектов вы планируете поддержать в 2019 году и в последующие годы?

До конца 2020 года мы планируем поддержать как минимум 100 заявок или даже больше. Мы будем продолжать поддержку заявок до тех пор, пока не исчерпаем все имеющиеся средства. Возможно, это случится уже в середине 2020 года. Количество грантов, которые будут предоставлены, зависит от суммы запрашиваемых средств. В некоторых случаях мы выделяем гранты в размере до 10 000 евро, особенно если проект направлен на решение вопросов больших ключевых групп или если он помогает сформировать доказательную базу, необходимую для развития программ профилактики и адвокационных усилий, направленных на национальное или местное правительство. Если кризисную ситуацию нельзя решить в рамках 5 000 евро, мы можем также предоставлять гранты большего размера. Мы ожидаем, что во втором квартале 2019 года будет несколько меньше утвержденных грантов. Кстати, из-за отпусков летом у нас будет перерыв в рассмотрении грантовых заявок с 8 июля до 16 августа.

Объявлен набор заявок Фонда оперативной помощи ключевым сообществам региона ВЕЦА

AFEW Интернешнл и Aidsfonds объявляют набор заявок Фонда оперативной помощи ключевым сообществам региона Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА). Деятельность Фонда финансируется Фондом Элтона Джона по борьбе со СПИДом.

Организации из 10 стран Восточной Европы и Центральной Азии смогут получить небольшие гранты с максимальной суммой в € 5 000 на один грант. Благодаря этим небольшим грантам, AFEW Интернешнл и Aidsfonds будут поддерживать организации, представляющие ключевые группы населения, которые выживают в трудных ситуациях, с которыми они сталкиваются в силу правовых барьеров, стигмы и дискриминации, финансовых проблем и политических ограничений. Поддержка будет оказана организациям, которые осуществляют деятельность, обеспечивающую доступ к профилактике и/или лечению ВИЧ для ключевых групп населения, или проектам, которые защищают права ключевых групп населения.

Организации, которые отвечают этим критериям, могут подать заявку на получение небольшого гранта. Портал онлайн-приложений будет открыт с 1 декабря 2018 года. Заявки могут быть представлены на постоянной основе, а первая выплата грантов начнется в январе 2019 года.

Скачать описание условий подачи на гранты можно здесь здесь, а подать заявку на грант можно здесь. Образец формы заявки можно скачать здесь (только для ознакомления, не для заполнения).