Трудовые мигранты в России и их потребности

Автор: Chamid Sulchan

Трудовые мигранты в России, к сожалению, до сих пор имеют ограниченный доступ к медицинским услугам. Они также сталкиваются с множеством препятствий для нормальной жизни, как со стороны государства, так и со стороны общества в целом.

Даниил Кашницкий, младший научный сотрудник Высшей школы экономики по направлению «Трудовая миграция и ВИЧ-инфицированные мигранты, живущие в России», рассказал AFEW International о медицинском страховании мигрантов, сотрудничестве с российскими властями и поделился надеждами на лучшее будущее.

С какими трудностями сталкиваются трудовые мигранты из Центральной Азии в России?

Это зависит от страны, откуда приезжают мигранты. Люди из Казахстана и Кыргызстана чувствуют себя в России немного лучше, потому что эти страны входят в Евразийский экономический союз. Гражданам этих стран не нужно получать вид на жительство или разрешение на работу. Все, что им нужно сделать по приезду в Россию — это официально зарегистрироваться по месту жительства. Тем не менее, иногда получение этого документа может стать барьером, потому что не все хозяева жилья готовы предоставлять мигрантам официальную регистрацию.

Некоторые мигранты могут подать заявление на получение государственной медицинской страховки. Мигранты из Беларуси, Армении, Кыргызстана и Казахстана имеют право на такую страховку уже три года, однако услуги по борьбе с туберкулезом и ВИЧ не включены в эту страховку.

Однако есть страны, такие как Узбекистан и Таджикистан, которые не входят в Евразийский экономический союз. Мигранты оттуда должны иметь разрешение на работу, которое нужно продлять каждый год. Кроме того, каждый месяц они должны платить специальный налог, что, учитывая низкую заработную плату, может быть весьма тяжело для мигрантов.

Кроме того, мигранты могут столкнуться и с другими проблемами. Например, в российском Федеральном законе № 38 есть пункт о том, что в случае выявления у иностранного гражданина ВИЧ-инфекции или туберкулеза его необходимо депортировать из страны. Если ВИЧ-инфицированный известен миграционным органам, то они включают его имя в свою базу данных. Если человек покинет Россию, то ему будет запрещен повторный въезд. Поскольку депортация – это еще также и довольно дорогая процедура, то мигранты часто предпочитают оставаться в России без документов. Небольшая часть пойманных без документов мигрантов содержится в центрах задержания. Другие мигранты живут в укрытии и продолжают работать, выполняя черную работу. Некоторые из них получают АРТ в НПО и частных клиниках, однако значительная часть мигрантов все же не имеет доступа к медицинским услугам и продолжает жить по мере снижения уровня CD4. Некоторые просто попадают в скорую помощь. К сожалению, мы не можем дать точные статистические данные, так как не мигранты без документов не фигурируют ни в государственной статистике, ни в досье пациентов.

Что влияет на отсутствие доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам? Возможно, языковой барьер или что-то еще?

Для мигранта говорить на одном языке с медицинским специалистом, конечно, важно, потому что разговор о здоровье и теле – это всегда достаточно интимно. Некоторые мигранты из Средней Азии рассказывали мне, что они предпочитают ходить в клиники, где работают люди их культуры. Одной из причин было то, что врачи-мигранты лучше понимают социально-экономическое положение мигрантов в России. Например, они не будут назначать им дорогостоящие лекарства, потому что знают, что мигранты не могут себе их позволить. Еще одним из самых больших барьеров для мигрантов из Центральной Азии является дискриминация в клиниках и государственных учреждениях.

К сожалению, мигранты могут быть причиной роста эпидемии ВИЧ в своих странах…

Верно. Миграцию в Центральной Азии осуществляют преимущественно мужчины, 80% мигрантов из Центральной Азии — это молодые мужчины в возрасте от 20 до 50 лет. В основном это сезонные мигранты. Они уезжают в Россию на 10-11 месяцев в году, затем на один-два месяца возвращаются на родину. Это единственное время, когда они встречаются со своими женами, детьми и другими родственниками. Многие из них имеют сексуальные контакты в России (иногда небезопасные) с работниками секс-бизнеса или просто с женщинами из своих стран.

Как мигранты из таких стран, как Таджикистан, Узбекистан, получают медицинскую страховку в России?

Мигранты из этих стран не имеют доступ к государственному страхованию. Однако одним из требований при обращении за разрешением на работу для них является наличие частной медицинской страховки. Ее можно купить в одной из частных страховых компаний. Это очень базовая страховка, которая стоит около 50 евро в год, и часто она служит лишь для того, чтобы показать власти, что у человека есть страховка. На самом же деле, она не предоставляет достаточный доступ к медицинскому обслуживанию. В нее, по сути, входят услуги бесплатной скорой медицинской помощи, которая до сих пор предоставляется бесплатно любому физически проживающему в России человеку. Если он сломал ногу или у него возникли другие острые ситуации, он получит неотложную помощь. Но если мигранту необходимо дальнейшее лечение, то за это уже придется платить. И в большинстве случаев базовая частная страховка ему не поможет. Конечно, можно купить и более дорогую страховку, которая включает в себя все услуги, но мигранты не могут себе этого позволить.

Как вы и ваша организация помогаете решать проблемы доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам?

Прежде всего, мы с коллегами создали региональную экспертную группу по миграционному здоровью в нашем регионе. Это неформальная сеть экспертов гражданского общества. Мы собираем аргументы и пытаемся убедить политиков отменить запрет на пребывание ВИЧ-инфицированных иностранных мигрантов в России. Мы стараемся донести до лиц, принимающих решения то, что запрет на проживание ВИЧ-инфицированных только усугубляет эпидемиологическую ситуацию. Это приводит к негативным последствиям для мигрантов, так как они могут распространить вирус еще дальше в общество. Мы ведем диалог с российскими властями по данному вопросу, но, к сожалению, процесс создания такой благоприятной атмосферы и ее реального воплощения в жизнь очень долгий.

Сотрудничать с российскими властями не так легко, не правда ли?

Да, потому что российские власти сейчас мало прислушиваются к тому, что говорит гражданское общество. Нужно иметь очень сильные аргументы, создавать благоприятную среду и менять общественное мнение. Мы работаем с журналистами, помогая им делать публикации о мигрантах с ВИЧ, живущих в России. Мы работаем с организациями гражданского общества и обучаем их. Наши партнерские организации оказывают прямые услуги мигрантам, например, в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону и некоторых других крупных городах России, которые привлекают трудовых мигрантов.

Конечно, некоторые ограниченные услуги для мигрантов все-таки существуют: например, они могут пройти тестирование на ВИЧ или получить консультации по вопросам здоровья. Однако вопрос с устойчивым предоставлением АРТ все еще не решен, и это большая проблема, поскольку большинство мигрантов не могут позволить себе терапию.

Сегодня российское правительство, похоже, не хочет вносить серьезные изменения. Власти понимают, что отсутствие мигрантов нанесет большой урон российской экономике, и правительство старается держать мигрантов в тени. Они не могут открыто говорить о своих правах, создавать профсоюзы или другие движения. Мигранты не имеют доступа к социальным выплатам, не только к здравоохранению, но и к пенсионным фондам и другим фондам безопасности.

Что, по Вашему мнению, должно быть сделано российским правительством для улучшения доступа мигрантов из Центральной Азии к медицинским услугам?

Первое, что нужно сделать России — это либерализовать законодательство в области ВИЧ. Это очень важно, потому что как только ВИЧ-положительные мигранты обретут свободу передвижения, они, по крайней мере, смогут получать АРТ у себя на родине. Во-вторых, России необходимо выделять финансирование для НПО, которые работают с мигрантами, проводить тестирование мигрантов и оказывать им психосоциальную поддержку. В-третьих, очевидно, что все, кто проживают в России и вносят свой вклад в российскую экономику, в том числе и мигранты, должны получить доступ к российскому медицинскому обслуживанию, в том числе к услугам в области ВИЧ и туберкулеза. Здравоохранение должно быть открытым для всех людей, фактически живущих и работающих в России. И здесь речь не только о базовых правах человека, но и об эпидемиологическом аспекте: если мы не хотим, чтобы болезни распространялись дальше, мы должны обеспечить людям элементарный доступ к услугам.

Видите ли вы возможность того, что ситуация изменится в будущем?

Я все еще пытаюсь позитивно смотреть на вещи, потому что в регионе Восточной Европы и Центральной Азии есть некоторые сдвиги, как, например, вступление Кыргызстана и Казахстана в Евразийский экономический союз. Подписание странами-членами соглашения о медицинском страховании для своих граждан при миграции в рамках Союза стало серьезным прорывом. Что касается доступа к услугам по лечению ВИЧ и туберкулеза в России, то здесь ситуация остается неизменной в течение последних 25 лет. Происходит это из-за того, что когда власть приняла эту политику, в России не было такого сильного роста ВИЧ, как сейчас.

Сейчас мы пытаемся сказать властям: нет, вам не нужно платить за мигрантов и их медицинскую страховку! Начните с декриминализации, освободите мигрантов от этого постоянного страха быть депортированными за нелегальное проживание и подвергаться нарушениям прав. Это действительно важно, если Россия хочет создать достойные условия для всех людей, которые живут и работают в стране.

 

 

No Comments

Post a Comment