Михаил Голиченко: «Эпидемия ВИЧ в России – эпидемия бесправия»

Михаил Голиченко – адвокат, ведущий аналитик по правам человека Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИД

Автор: Анастасия Петрова, Россия

О правах человека в контексте ВИЧ в России беседуем Михаилом Голиченко. Михаил Голиченко – адвокат, ведущий аналитик по правам человека Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИД (Canadian HIV/AIDS Legal Network — организация со специальным консультативным статусом при Экономическом и социальном совете ООН). В прошлом — сотрудник московского офиса Управления ООН по наркотикам и преступности. Работает в области продвижения прав человека, включая устранение правовых барьеров для доступа потребителей инъекционных наркотиков и лиц, содержащихся в местах лишения свободы к осуществлению права на здоровье и эффективным программам профилактики, лечения и ухода при ВИЧ/СПИД. Имеет ученую степень кандидата юридических наук.

— Недавно прошел День памяти людей, умерших от СПИДа. О чем для вас этот день?

— Это хороший повод для того, чтобы задуматься о жертвах ВИЧ. Но одновременно о том, какова может быть наша роль в том, чтобы люди, которые умерли от болезни, не погибли зря.

В Тольятти, кажется, в 2012 году, по традиции в этот день люди вышли в парк, раздавали презервативы, литературу по ВИЧ, зажигали свечи. Все происходило рядом с памятником павшим героям Великой Отечественной Войны. Тольятти небольшой город, и мест для проведения акций не так много. Получилось так, что во время этих мероприятий сосуд с презервативами поставили рядом с вечным огнем и это было неверно проинтерпретировано журналистами. В итоге организаторы получили штрафы за проведение массовых мероприятий в непосредственной близости с памятниками героям ВОВ. Есть такой местный закон в Тольятти.

Это символизирует то, что мы находимся по разные стороны процессов: общество, которое осознает проблему, и государство, которое ничего не делает для того, чтобы вопрос начал рассматриваться под правильным углом.

Расскажите, пожалуйста, о ситуации с правами человека в России и о связи с эпидемией ВИЧ?

— Основным фактором развития эпидемии ВИЧ в России является нарушение прав человека, которые повышают уязвимость отдельных групп населения к ВИЧ. Люди, употребляющие наркотики, секс-работники, мужчины, практикующие секс с мужчинами (МСМ), трансгендеры и мигранты лишены возможности получать адекватную профилактику, лечение и уход в связи с ВИЧ и другими социально значимыми заболеваниями.

Социальной одеждой современного человека являются права. Их представляет закон, возлагающий на государство обязанности. Набор прав человека греет и защищает от всех агрессивных воздействий социальной среды. С определенных групп, таких как потребители наркотиков, часть одежды просто сняли. Эти люди, по сути, находятся в голом виде в сорокаградусный мороз на улице. Конечно, они будут болеть. Здесь не надо никаких иллюзий, даже если у нас завтра на каждом углу появятся стерильные иглы и шприцы, это, конечно, улучшит ситуацию, но ненамного. У нас будут продолжаться репрессии, гонения на потребителей наркотиков, которые мешают людям обращаться за медицинской помощью.

Та же ситуация с секс-работниками. Они знают о том, что надо использовать презерватив. Но они также знают, что если вдруг их изобьет клиент, который настаивает на сексе без презерватива, никто их не защитит. Полиция будет в первую очередь обвинять секс-работницу в том, что она занимается секс-работой. Иногда проще не использовать презерватив с надеждой, что заражения не будет, чем быть избитым или избитой, зная, что в полицию обращаться не имеет смысла.

Про МСМ также можно сказать. Вот сейчас закрыли сайт ПАРНИ-ПЛЮС, который публиковал информацию о профилактике ВИЧ среди мужчин, имеющих секс с мужчинами. Других подобных источников в России практически нет. Откуда будут люди, частью жизни которых является их сексуальная идентичность, брать эту информацию? Будет расти их уязвимость, будет расти стигма. Здесь связь прямая. В России эпидемия ВИЧ – это эпидемия бесправия.

— Расскажите о своем выступлении в Комитете по правам инвалидов. Ведь после него было рекомендовано пересмотреть подход к наркополитике в России…

— Таких рекомендаций было уже много. Комитет по экономическим и социально-культурным правам, потом Комитет по правам человека, потом Комитет по правам женщин, Комитет по правам инвалидов, сейчас будет Комитет против пыток. Комитеты осознают, что наркополитика в России – один из драйверов систематических нарушений, и дают эти рекомендации.

На мой взгляд, основная рекомендация датируется октябрем 2017 года, когда Комитет по экономическим и социально-культурным правам рекомендовал России декриминализовать хранение наркотиков без цели сбыта. В том же ряду развертывание методов снижения вреда, легализация заместительной терапии, распространение правдивой информации о наркотиках, профилактика передозировок, внедрение заместительной терапии для беременных, прекращение пыток потребителей наркотиков в полиции, включая прекращение использования синдрома отмены для получения показаний. Россия все эти рекомендации не очень исполняет, но, в конце концов, постоянство давления обеспечит результат.

Основной наш инструмент – попытка вовлечь власть в диалог, чтобы люди хоть чуть-чуть прониклись необходимостью поменять конкретные вещи. Есть набор абсолютно четких рекомендаций, которые надо исполнить. И это точно будет работать. Там, где нарушаются права человека, нет устойчивости, там всегда есть место внутреннему конфликту, там нет развития.

Какие, по вашему мнению, необходимо предпринять меры России, чтобы остановить эпидемию ВИЧ?

Нужно просто вспомнить о том, что мы люди. Не надо никаких законов, есть Конституция и ее достаточно. Благополучное сосуществование – это та ценность, без которой мы прожить не сможем. Это возможно только в условиях любви, взаимопонимания и взаимопомощи.

No Comments

Post a Comment