AFEW International, AFEW Кыргызстан и МОМ Таджикистан запустили проект для таджикских мигрантов

Таджикистан – это страна, для которой характерен высокий уровень трудовой миграции из-за недостатка рабочих мест в стране. По официальным данным, в 2019 году около 500 000 таджиков выехали из страны для работы за рубежом. Большинство из них едут работать в Россию, где наблюдается высокий показатель распространенности ВИЧ. Показатель распространения ВИЧ среди таджикских мигрантов возрос с 10,1% в 2014 году до 18,8% в 2018 году. Кроме того, мало известно о миграции ключевых групп, в том числе людей, употребляющих наркотики, и мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ), а также об их моделях поведения в контексте обращения за услугами здравоохранения во время работы за рубежом.

В 2019 году МОМ Таджикистан в сотрудничестве с AFEW International и AFEW Кыргызстан запустили проект «Улучшение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане» с целью расширения доступа таджикских мигрантов, в том числе из числа ключевых групп, к услугам связанных с ВИЧ.

Каковы цели этого проекта и как он изменит жизнь мигрантов? Рухшона Курбонова, Национальный специалист МОМ, субрегиональный координатор программ по здоровью мигрантов в странах Центральной Азии, рассказала AFEW International.

Рухшона, почему важно работать с мигрантами?

Трудовые мигранты оказывают существенный вклад как в экономику своих родных стран, так и в экономику стран, где они работают, но при этом они зачастую не включены в программы здравоохранения. Большинство таджиков-мигрантов выполняют низкоквалифицированную работу, даже если у них хорошее образование. Обязательным условием эффективной работы – даже низкоквалифицированной – является хорошее здоровье. Поэтому, как страны происхождения, так и принимающие страны выигрывают когда мигранты здоровы. Тем не менее, в принимающих странах мигранты часто сталкиваются со стрессом в связи с новой обстановкой, культуой, языком, им часто приходится жить и работать в неудовлетворительных условиях. Все эти обстоятельства создает риски для здоровья и делают мигрантов уязвимыми.

Кроме того, поскольку большую часть таджиков-мигрантов составляют молодые люди из сельской местности, где элементом традиционного патриархального общества является сильный социальный контроль, переезд в крупный мегаполис с совсем другими нормами и моральными устоями может сказываться на их сексуальном поведении. Различия в социальном контроле, недостаточные знания о профилактике инфекций, передающихся половым путем (ИППП) и ВИЧ, употребление алкоголя и наркотиков, а также случайные сексуальные связи приводят к уязвимости мигрантов перед ИППП и ВИЧ. В связи с этим, важна адресная работа среди мигрантов с учетом их потребностей в здравоохранении и важно повышение  осведомленност мигрантов в этих вопросах. Интеграция мигрантов в национальные программы и стратегии здравоохранения является частью программы  Всеобщего Охвата Услугами здравоохранения, рекомендованная ВОЗ и поддержанная другими агентствами ООН, в т.ч. МОМ.

Целью проекта «Расширение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане» является увеличение доступа таджиков-мигрантов, особенно из числа ключевых групп, к услугам в сфере ВИЧ. Как вы планируете достичь этой цели и какие инструменты вы будете использовать?

Проект состоит из двух составляющих. Первая предполагает работу на местном уровне с возвратившимися мигрантами в Кулябе с целью повышения их осведомленности о безопасной миграции и продвижения обращения за услугами в сфере ВИЧ и ИППП через сети равных консультантов. Вторая составляющая представляет собой проведение региональной рабочей встречи с участием представителей государственных органов и ВИЧ-сервисных НПО из Российской Федерации, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана с целью обсуждения основного пакета услуг в сфере ВИЧ для мигрантов из Центральной Азии в соответствии с рекомендациями ВОЗ.

С целью проведения запланированной работы в Кулябе МОМ будет сотрудничать с местной общественной организацией «Накукор», имеющей большой опыт работы с различными категориями мигрантов. Вместе они будут продвигать подход равный равному посредством найма аутрич-работников из числа представителей ключевых групп. Кроме того, в рамках этого проекта, реализуемого при поддержке AFEW Интернешнл, МОМ обеспечит бесплатный доступ к тестам на ВИЧ и проведет опрос среди мигрантов из числа ключевых групп для картирования их сексуального поведения и при необходимости их перенапрвления для тестирования на ВИЧ. Юрист и врач-венеролог проведут информационные сессии для мигрантов по вопросам безопасной миграции и профилактики ВИЧ и ИППП. Благодаря проекту будут разработаны две новые брошюры по вопросам безопасной миграции, а также профилактики ВИЧ и ИППП для мигрантов. Чтобы обеспечить устойчивость проекта, МОМ реализует всю деятельность совместно с заинтересованными  государственными структурами – Министерством труда, миграции и занятости населения, Республиканским центром формирования здорового образа жизни и Республиканским центром по профилактике и борьбе со СПИД Министерства здравоохранения и социальной защиты населения Республики Таджикистан.

Как долго МОМ Таджикистан работает с мигрантами?

МОМ Таджикистан работает по вопросам здоровья мигрантов с 2005 года и реализует проекты в сфере профилактики ИППП, ВИЧ и ТБ среди приезжающих (иностранных) и выезжающих зарубеж мигрантов. Работа отдела по вопросам здоровья мигрантов МОМ Таджикистан охватывает четыре основных составляющих, необходимых для комплексного подхода к здоровью мигрантов: мониторинг здоровья мигрантов, адвокация разработки политики, предоставление услуг здравоохранения с учетом интересов мигрантов, а также усиление межстрановой координации, партнерства и сотрудничества. МОМ Таджикистан реализует инновационные подходы для работы среди мигрантов посредством обучения по принципу «равный-равному», вовлечения диаспоры, создания мультидисциплинарных команд в районах, публикации информационных материалов на разных языках, в том числе таджикском, русском, узбекском, китайском, дари, турецком и других, а также обеспечения многосекторального подхода и трансграничного сотрудничества. Чтобы улучшить знания и навыки заинтересованных сторон, НПО и работников здравоохранения в сфере защиты здоровья мигрантов был разработаны и распространены образовательные материалы, такие как руководства, видеоролики и документальныефильмы. Кроме того, МОМ Таджикистан имеет опыт предоставления технической помощи и продвигает включения вопросов и проблем здоровья мигрантов в стратегические документы по вопросам здравоохранения, в т.ч. разработанные национальными программами по борьбе с ВИЧ и ТБ. И последнее, но не менее важное то, что в настоящее время мы участвуем в разработке Национальной стратегии здравоохранения на 2021-2030 годы, а также Национальной стратегии по здоровью мигрантов. МОМ Таджикистан также входит в состав Технической рабочей группы по вопросам разработки новой Национальной программы по борьбе со СПИДом и ТБ на 2021-2025 годы.

С какими барьерами вы можете столкнуться в Таджикистане и как вы собираетесь их преодолевать?

Основными проблемами, с которыми сталкиваются мигранты и представители общего населения в Таджикистане на пути доступа к услугам в сфере ВИЧ, являются стигма и дискриминация. Кроме того, в обществе наблюдается высокий уровень стигмы в отношении людей, употребляющих наркотики, а также табу на обсуждение вопросов сексуальности. Мы используем наш подход «равный-равному», чтобы охватить ключевые группы населения. Через информационные кампании и работу с сотрудниками службы миграции и работниками здравоохранения мы пытаемся решить проблему стигмы и дискриминации в отношении людей, живущих с ВИЧ, и ключевых групп населения. Чтобы лучше понимать ситуацию доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане, проект также предусматривает компонент операционных исследований с целью оценки барьеров, с которыми сталкиваются мигранты, когда возвращаются домой.

Каковы ваши ожидания от проекта?

Результаты проекта позволят улучшить наше понимание потребностей мигрантов в отношении услуг в сфере ВИЧ. Проект также призван помочь в разработке эффективных стратегий коммуникации и охраны здоровья с целью улучшения выявления ВИЧ среди мигрантов и их перенаправления для получения необходимого лечения.

Хелена Арнц, младший программный специалист AFEW International

Общественное мнение о мигрантах, в особенности о представителях ключевых групп среди мигрантов, часто базируется на предрассудках и стереотипах, что приводит к дискриминации в системе здравоохранения. Трудовые мигранты находятся в постоянном движении и часто долгое время живут вне дома, поэтому им может быть сложнее получить необходимую медицинскую помощь. Они получают мало информации о том, как обеспечить свою безопасность за границей, что угрожает как их здоровью, так и здоровью их семей.

AFEW International имеет опыт работы и знания в сфере миграции в Центральной Азии и России. В настоящее время AFEW Интернешнл управляет двумя проектами в российских городах – Ростове-на-Дону и Екатеринбурге – с целью улучшить здоровье мигрантов, живущих с ВИЧ.

В рамках этого проекта, реализуемого совместно с МОМ Таджикистан, мы стремимся не только решить проблему недостатка информации для представителей ключевых групп из числа мигрантов, но и лучше понять модели поведения данной группы населения. Поскольку последствия небезопасной миграции не ограничиваются родной страной мигрантов, мы планируем обсудить потребности мигрантов в ходе региональной встречи в Душанбе. Мы ожидаем, что это позволит улучшить трансграничное сотрудничество между странами Центральной Азии и Россией и лучше понять потребности представителей ключевых групп населения из числа мигрантов.

 

 

Сколько женщин — столько судеб

В Таджикистане из года в год отмечается рост доли полового пути передачи ВИЧ-инфекции и увеличивается количество женщин в репродуктивном возрасте среди взятых на учет с диагнозом, установленным впервые. Именно поэтому в 2019 году общественная организация «Таджикистанская сеть женщин, живущих с ВИЧ» (ТСЖ+) при поддержке AFEW International в рамках программы «Восполняя пробелы» провела исследование «Ключевые проблемы сексуального и репродуктивного здоровья женщин, живущих с ВИЧ в Таджикистане через призму прав человека».

В преддверии Международного женского дня 8 марта Тахмина Хайдарова, руководитель ТСЖ+, порассуждала с AFEW International о ВИЧ, сексе, насилии и гендерном неравенстве в Таджикистане.

Что значит секс для мужчин и женщин в Таджикистане?

Для мужчин секс – это возможность удовлетворить свое желание, и только потом — средство для продолжения рода. Для женщин же, секс в первую очередь — средство для рождения детей. При этом говорить о сексе и проявлять инициативу в половых отношениях женщины, как правило, не могут – это расценивается как распутство.

В целом в Таджикистане сексуальная сфера сильно подвержена традиционным гендерным стереотипам. Здесь не принято обсуждать тему сексуальных отношений – ни в семьях, ни в обществе. Мало кто разговаривает об этом со своими партнерами, врачами и т.д. Но даже если и говорят, что на самом деле не совсем понимают смысл и значение понятий «секс» и «сексуальные отношения» и чаще всего рассуждают о контрацепции, способах предохранения от нежелательной беременности, гигиене и т.д. Но не о чем то более серьезном.

Всему виной национальные традиции и религия?

Д а, во многом. Однако надо сказать, что ислам сам по себе — это религия мира и добра. В исламе не говорится о жестоком обращении по отношению женщин, однако есть другие факторы, которые влияют на их жизнь. Это стереотипы, которые могут быть связаны с религией.

Один из них – «женщина обязана ухаживать за мужем и всеми членами его семьи, быть послушной и доброжелательной». Поэтому уже с детства девочки воспитываются в духе повиновения. Женщины сами признают, что интересы мужчин превыше всего. Одна из особенностей семей в республике, особенно в сельской местности, заключается в преобладании расширенных семей, когда под одной крышей проживают несколько поколений взрослых и детей. То есть родители, их взрослые сыновья/дочери, уже вступившие в брак, бабушки и дедушки, взрослые сестры или братья — все живут вместе. Как следствие — в отношения мужа и жены постоянно вмешиваются родственники.

В семье девушек готовят как домохозяек, в большинство случаев не дают образования, особенно в сельской местности, и девушка после замужества становится всячески зависима от своего партнера и членов его семьи. Без разрешения старших и мужа женщина не имеет права выйти из дома и получить информацию о заболеваниях, передающихся половым путем (ЗППП). Женщина всегда должна стоять на ступень ниже мужчины во всем: в принятии решений, в высказывании мнения. Женщина должна прислушиваться к словам мужа, нужно «прикусить язык», это и есть уважение. Также женщины редко могут самостоятельно принимать решения о том, когда, как и с кем заниматься сексом, вступать в брак, сколько детей иметь и т.д.

При этом сексуальное насилие со стороны интимного партнера увеличивает риск заражения ВИЧ. Во время нашего опроса от респондентов мы слышали рассуждения о том, что половой акт без согласия — это нормальное явление, и так должно быть в семье, «Это же твой муж: что он хочет, то и нужно делать. Он молодой, и поэтому нужно удовлетворять его желания!»

Неравенство между мужчинами и женщинами в Таджикистане развито не только в частной жизни, но и общественной тоже, не так ли?

Да, гендерное неравноправие — одна из проблем, сдерживающая устойчивое развитие Таджикистана. Неравноправие проявляется в доступе ко всем видам материальных и нематериальных ресурсов (собственность, земля, финансы, кредиты, образование и т.д.); к принятию решению во всех сферах и участию в политической жизни, насилии в отношении женщин.

А почему женщины терпят насилие?

Потому что это укладывается в рамках сложившейся системы гендерных неравных отношений в Таджикистане. Мужчины обеспечивают женщину, контролируют семейные отношения, а значит, могут делать, по сути, что хотят.

Но самое печальное – то, что общество недостаточно понимает значимость этой проблемы. Оно уверено, что насилие в семье – это частное дело. Считается, что проявление жестокого обращения с женой, невесткой, сестрой и др. или постоянного контроля за их жизнью и поведением – это не насилие, а норма. При этом широко распространено мнение, что женщина сама виновата, если муж или его родственники применяют к ней физическую силу. Немало сторонников такого мнения среди молодых людей, самих женщин, и особенно среди свекровей. Поэтому особого внимания, на мой взгляд, требует решение проблем взаимоотношений свекрови и невесток, отношения к женам трудовых мигрантов в период нахождения их мужей за пределами республики, ранних и принудительных браков и т.д.

Женщины с ВИЧ более уязвимы?  

Однозначно! Несмотря на то, что очень часто источником ВИЧ инфекции для женщины является ее муж, именно она подвергается насилию и дискриминации со стороны мужа и его родственников. Одна женщина рассказывала, что муж инфицировал ее, но не считал себя виноватым. Иногда он закрывал дверь и уходил из дома, а она оставалась без еды, голодная и беспомощная. Однажды он даже привязал ее веревкой к столбу и избивал, а после этого ушёл, оставив ее голодной на два дня. После такого отношения и издевательств мужа она ушла к своим родителям, где также подверглась дискриминации.

Почему женщины с ВИЧ боятся обращаться к врачам?

Как показывает практика, те, кто обращается в СПИД-центр, получают качественную помощь и многие этим довольны в том числе я. Однако основные проблемы у женщин возникают, когда они обращаются за услугами в других медицинских учреждениях (за хирургическую помощь или к зубным врачам), в том числе в учреждения первичной медико-санитарной помощи (ПМСП). Именно в этих учреждениях женщины, живущие с ВИЧ (ЖЖВ) чаще всего сталкиваются с дискриминацией в свой адрес. Во время фокус-групп приводилось немало случаев, когда медработники отказывали в предоставлении медпомощи ЖЖВ и разглашали их статус. (В основном такие случаи были в роддомах, в зубных поликлиниках и во время других хирургических вмешательство) Поэтому большинство ВИЧ-позитивных женщин боятся открыть свой статус и не обращаются за услугами в медучреждения в том числе в службах ПМСП по месту жительства.

А вы разговаривали с этими врачами? Что они отвечают на вопрос о дискриминации людей, живущих с ВИЧ?

Мы не опрашивали медработников. Однако многие женщины считают, что причины кроются в неподготовленности медицинских работников к работе с ЛЖВ, а также низкий уровень знаний сотрудников о ВИЧ.

Одна женщина, обратившись в поликлинику, рассказала врачам о своем статусе. Они сразу отказали ей в услугах. Женщина сказала, что это нарушение ее Конституционных прав, на что ей ответили, что она больна, и они уже ничем не могут ей помочь. Только представьте себе – это говорили врачи!

Но это не все – в Таджикистане существует проблема утечки кадров среди медицинского персонала, который имеет опыт работы с ЛЖВ. Немалая часть профессионалов покидает нашу страну.

Предположим, женщина узнала о своем статусе, она готова обследоваться, принимать терапию и делать все, что говорят врачи. Может ли она столкнуться с какими- либо препятствиями даже в этом случае?

АРТ терапия у нас в стране закупается за счет Глобального Фонда, поэтому перебоев практически не бывает. Если человек хочет принимать АРТ, то он может получить ее во всех центрах СПИД. Но согласно рекомендациям ВОЗ, людей, живущих с ВИЧ, распределяют в службы ПМСП и согласно этим требованиям человек обязан получить услугу по месту жительства. В силу того, что в сельской местности и маленьких городах, и районах все практически друг друга хорошо знают, ЖЖВ бояться раскрытия своего статуса и есть вероятность что не будут обращаются в эти службы на местах за услугами АРТ.

Насколько сложно женщинам принять свой статус?

Чаще это зависит от уровня их информированности и образованности – они просто ничего не знают о ВИЧ или имеют искажённую информацию о вирусе. Поскольку ВИЧ на начальных стадиях не имеет ярко выраженных симптомов, женщины думают, что они ничем не болеют, и вирус их не касается. В немалой степени принятие диагноза зависит от специалиста, который будет работать с женщиной, проводить дотестовое и после тестовое консультирование.

Планируете ли вы использовать результаты своего исследования в дальнейшей работе?

На данный момент в стране разрабатывается «Национальная программа по противодействию эпидемии ВИЧ/СПИД в Республике Таджикистан на период 2021-2025 годы», и мы вошли в состав рабочей группы по вопросам лечения АРТ и предотврашения стигмы и дискриминации в отношение ЛЖВ. В рамках этой площадки мы активно продвигаем рекомендации нашего отчета.

Наряду с этим результаты исследования помогли нам выявить и понять целый ряд проблем, на которые мы ранее не всегда обращали должное внимание. Поэтому мы будем использовать полученную информацию в нашей повседневной работе. Сколько женщин-столько судеб. Следовательно нужно апробировать не только общие подходы к ЖЖВ, но и искать индивидуальные способы.

Исследование можно посмотреть здесь.

 

 

 

Открытый конкурс для организаций из ВЕЦА

Евразийская ассоциация снижения вреда (EАСВ) в рамках открытого конкурса ищет национальных партнеров для разработки и проведения 4 национальных кампаний под брендом «ПРЕСЛЕДУЙ ВИРУС, НЕ ЛЮДЕЙ!» в странах региона Восточной Европы и Центральной Азии.

ЗАДАЧА:

разработать и реализовать национальную кампанию под лозунгом «Преследуйте вирус, не людей!» с конкретными задачами адвокации в рамках региональной кампании.

EАСВ выдаст 4 гранта победителям открытого конкурса (НКО, общественные организации или инициативные группы, которые официально зарегистрированы или имеют финансового агента).

Подробнее о возможностях читайте здесь. 

Срок подачи заявок — до 2 марта 2020 года. 

ПРЕСЛЕДУЙ ВИРУС, НЕ ЛЮДЕЙ! 

Кампания была запущена на XXII Международной конференции по СПИДу в Амстердаме, Нидерланды, в июле 2018 года. Сети региональных сообществ, объединившие усилия в этой кампании, представляют ключевые группы населения, затронутые ВИЧ: людей, живущих с ВИЧ, женщин, живущих с ВИЧ, молодежи и подростков, затронутых ВИЧ, людей, употребляющих наркотики, секс-работников, мужчин, практикующих секс с мужчинами, транс людей. Кампания была направлена ​​на преодоление дискриминации, стигматизации и криминализации ключевых групп населения в качестве ключевого условия для эффективного противодействия эпидемии ВИЧ в странах ВЕЦА.

Кампания продолжала расти на региональном, национальном уровнях и уровне сообществ. Волны кампании включали: День «Ноль дискриминации» 1 марта 2019 года; «ВИЧ не преступление!» – кампания, организованная Евразийской сетью женщин, живущих с ВИЧ; «Преследуй стигму, не людей!» – кампания, организованная Евразийской коалицией по мужскому здоровью; национальные кампании в Беларуси (позиционное заявление «Люди плюс») и Молдове, а также многие другие акции организаций и активистов по всему региону. Сегодня кампания вступает в новый этап своего дальнейшего развития и должна оставаться слышимой не только на региональной и международной арене, но и на уровне стран, в городах и населенных пунктах, продвигаемая НКО, инициативными группами и активистами во имя прав всех и каждого, кто затронут ВИЧ.

В 2019 году организации из Азербайджана, Армении, Казахстана и России выиграли гранты в рамках проекта Евразийского регионального консорциума, финансируемого Фондом Роберта Карра, и провели национальные кампании в своих странах.

Задачи кампании:

  • Сделать голос национальных сообществ слышным на международном уровне через освещение национальных кампаний в региональных и глобальных каналах коммуникации;
  • Содействовать мобилизации союзников на национальном уровне в достижении адвокационных приоритетов путем предоставления ресурсной поддержки, опыта и экспертизы региональных партнеров в проведении кампании «Преследуй вирус, не людей!» на глобальном и региональном уровнях;
  • Улучшить навыки активистов национального уровня в формулировании и артикуляции ясных и эффективных посланий кампании, которые достигнут целевой аудитории (широкая общественность / люди, принимающие решения), используя всю имеющуюся информацию, данные и свидетельства в отношении влияния:

– репрессивных, дискриминационных законодательств и практик их применения, а также стигмы в отношении ключевых групп населения и людей, живущих с ВИЧ,

– последствий исключения ключевых групп населения и людей, живущих с ВИЧ, из процессов принятия решений,

– негативных последствий сокращения международной поддержки.

Подробная информация о кампании на сайте http://chasevirus.org/ru/

 

Я люблю каждую минуту своей жизни

ВИЧ – это не приговор. Это повод посмотреть на свою жизнь с другого ракурса и полюбить каждое ее мгновение.

Амина, героиня этой истории, живущая с ВИЧ, так и сделала. Пройдя сквозь тернии самоистязаний, размышлений и даже попытки суицида, она поняла, что каждая минута жизни – это особый дар, а ВИЧ – это то, что помогло ей стать сильной, независимой и счастливой.

Амина работает в Таджикистанской сети женщин, живущих с ВИЧ. Она нашла себя и сегодня ведет активную деятельность в проекте Антистигма, который исполняется в рамках программы Восполняя пробелы: Здоровье и права уязвимых групп.

Как я узнала о статусе

«В 2012 году я забеременела в 4-й раз. На 7 месяце беременности в рамках обычного обследования я сдала анализ на ВИЧ, а через месяц меня позвали обратно в поликлинику и сообщили, что в крови был обнаружен хемолиз. Я сдала повторный анализ. Его результаты мне уже сообщили после родов.

ВИЧ. Диагноз звучал как приговор. Что делать? Как жить? Где получить достоверную информацию? Разговоры с медработником толком ничего мне не давали, информации о том, что с вирусом можно жить совершенно нормальной жизнью, не было. Я чувствовала себя одна, брошенной где-то посередине океана. На руках меленький ребенок, а муж, потребитель инъекционных наркотиков, в тюрьме. В тот момент я надеялась на то, что рассказав о своем статусе хотя бы свой матери, мне станет легче. Однако вирус разлучил нас. Мама, которая заботилась обо мне всю жизнь, отвернулась от меня. В это же время моя трехмесячная дочка, будучи ВИЧ-инфицированной, умерла от пневмоцистной пневмонии, Я возненавидела себя до такой степени, что однажды задумалась о суициде. Солярка, спички… Если бы не мой брат, который увидел все это, я бы сожгла себя. Потом помню горсть таблеток, скорую помощь и снова неудавшаяся попытка покончить с собой. Я чувствовала себя совсем одинокой на темной дороге жизни. Я начала терять вес и погрузилась в депрессию».

Через попытки суицида к новой жизни

«Прошло 2 года, суицидальные мысли стали постепенно покидать меня. Надо было как-то жить дальше. Все это время я игнорировала свой статус, но при этом старалась искать информацию о ВИЧ в Интернете. Об АРВ терапии я тоже не задумывалась, я не была готова ее принимать. Иногда я все еще не верила, что инфицировалась ВИЧ, так как доктора все время твердили мне, что ВИЧ – это болезнь секс-работниц.

Спустя некоторое время я с твердым намерением начать принимать АРВ терапию пришла в СПИД центр, прошла все анализы и сказала инфекционисту о моих планах начать лечение. Спустя 6 месяцев у меня уже была неопределяемая вирусная нагрузка! Поверив в себя, в свои результаты, мне захотелось поделиться этим со всеми, кто находился в похожей ситуации. Таким образом началась моя работа в СПИД-центре в качестве волонтера, а потом я стала равным консультантом».

Мое счастье!

«ВИЧ помог начать мне новую жизнь. Я счастлива – я помогаю людям, я приношу пользу обществу, работая в Таджикистанской сети женщин, живущих с ВИЧ. Недавно я была координатором фотопроекта «Фотоголоса».

Я хочу, чтобы люди, оказавшиеся в такой же ситуации, не допускали моих ошибок. Я хочу защищать их от несправедливости, стигмы и дискриминации по отношению ЛЖВ, от различных конфликтов, в том числе и гендерных.

В 2019 году я родила ребенка, и мой мальчик оказался абсолютно здоровым, а совсем недавно c помощью проекта «Фотоголоса» я открыла свой статус старшим сыновьям. Для меня это было страшнее всего, потому что я думала, что они не примут меня, как когда-то сделала моя мать. Однако все подобные опасения были напрасны, мои дети обняли меня и сказали, что я самая лучшая мама на свете. Я счастливая жена своего мужа, которого я мотивировала начать опиодную заместительную терапию.

ВИЧ научил меня быть независимой и счастливой! Я не боюсь сказать, что у меня ВИЧ, я люблю каждую минуту своей жизни»!