Трудовые мигранты в России и их потребности

Автор: Chamid Sulchan

Трудовые мигранты в России, к сожалению, до сих пор имеют ограниченный доступ к медицинским услугам. Они также сталкиваются с множеством препятствий для нормальной жизни, как со стороны государства, так и со стороны общества в целом.

Даниил Кашницкий, младший научный сотрудник Высшей школы экономики по направлению «Трудовая миграция и ВИЧ-инфицированные мигранты, живущие в России», рассказал AFEW International о медицинском страховании мигрантов, сотрудничестве с российскими властями и поделился надеждами на лучшее будущее.

С какими трудностями сталкиваются трудовые мигранты из Центральной Азии в России?

Это зависит от страны, откуда приезжают мигранты. Люди из Казахстана и Кыргызстана чувствуют себя в России немного лучше, потому что эти страны входят в Евразийский экономический союз. Гражданам этих стран не нужно получать вид на жительство или разрешение на работу. Все, что им нужно сделать по приезду в Россию — это официально зарегистрироваться по месту жительства. Тем не менее, иногда получение этого документа может стать барьером, потому что не все хозяева жилья готовы предоставлять мигрантам официальную регистрацию.

Некоторые мигранты могут подать заявление на получение государственной медицинской страховки. Мигранты из Беларуси, Армении, Кыргызстана и Казахстана имеют право на такую страховку уже три года, однако услуги по борьбе с туберкулезом и ВИЧ не включены в эту страховку.

Однако есть страны, такие как Узбекистан и Таджикистан, которые не входят в Евразийский экономический союз. Мигранты оттуда должны иметь разрешение на работу, которое нужно продлять каждый год. Кроме того, каждый месяц они должны платить специальный налог, что, учитывая низкую заработную плату, может быть весьма тяжело для мигрантов.

Кроме того, мигранты могут столкнуться и с другими проблемами. Например, в российском Федеральном законе № 38 есть пункт о том, что в случае выявления у иностранного гражданина ВИЧ-инфекции или туберкулеза его необходимо депортировать из страны. Если ВИЧ-инфицированный известен миграционным органам, то они включают его имя в свою базу данных. Если человек покинет Россию, то ему будет запрещен повторный въезд. Поскольку депортация – это еще также и довольно дорогая процедура, то мигранты часто предпочитают оставаться в России без документов. Небольшая часть пойманных без документов мигрантов содержится в центрах задержания. Другие мигранты живут в укрытии и продолжают работать, выполняя черную работу. Некоторые из них получают АРТ в НПО и частных клиниках, однако значительная часть мигрантов все же не имеет доступа к медицинским услугам и продолжает жить по мере снижения уровня CD4. Некоторые просто попадают в скорую помощь. К сожалению, мы не можем дать точные статистические данные, так как не мигранты без документов не фигурируют ни в государственной статистике, ни в досье пациентов.

Что влияет на отсутствие доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам? Возможно, языковой барьер или что-то еще?

Для мигранта говорить на одном языке с медицинским специалистом, конечно, важно, потому что разговор о здоровье и теле – это всегда достаточно интимно. Некоторые мигранты из Средней Азии рассказывали мне, что они предпочитают ходить в клиники, где работают люди их культуры. Одной из причин было то, что врачи-мигранты лучше понимают социально-экономическое положение мигрантов в России. Например, они не будут назначать им дорогостоящие лекарства, потому что знают, что мигранты не могут себе их позволить. Еще одним из самых больших барьеров для мигрантов из Центральной Азии является дискриминация в клиниках и государственных учреждениях.

К сожалению, мигранты могут быть причиной роста эпидемии ВИЧ в своих странах…

Верно. Миграцию в Центральной Азии осуществляют преимущественно мужчины, 80% мигрантов из Центральной Азии — это молодые мужчины в возрасте от 20 до 50 лет. В основном это сезонные мигранты. Они уезжают в Россию на 10-11 месяцев в году, затем на один-два месяца возвращаются на родину. Это единственное время, когда они встречаются со своими женами, детьми и другими родственниками. Многие из них имеют сексуальные контакты в России (иногда небезопасные) с работниками секс-бизнеса или просто с женщинами из своих стран.

Как мигранты из таких стран, как Таджикистан, Узбекистан, получают медицинскую страховку в России?

Мигранты из этих стран не имеют доступ к государственному страхованию. Однако одним из требований при обращении за разрешением на работу для них является наличие частной медицинской страховки. Ее можно купить в одной из частных страховых компаний. Это очень базовая страховка, которая стоит около 50 евро в год, и часто она служит лишь для того, чтобы показать власти, что у человека есть страховка. На самом же деле, она не предоставляет достаточный доступ к медицинскому обслуживанию. В нее, по сути, входят услуги бесплатной скорой медицинской помощи, которая до сих пор предоставляется бесплатно любому физически проживающему в России человеку. Если он сломал ногу или у него возникли другие острые ситуации, он получит неотложную помощь. Но если мигранту необходимо дальнейшее лечение, то за это уже придется платить. И в большинстве случаев базовая частная страховка ему не поможет. Конечно, можно купить и более дорогую страховку, которая включает в себя все услуги, но мигранты не могут себе этого позволить.

Как вы и ваша организация помогаете решать проблемы доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам?

Прежде всего, мы с коллегами создали региональную экспертную группу по миграционному здоровью в нашем регионе. Это неформальная сеть экспертов гражданского общества. Мы собираем аргументы и пытаемся убедить политиков отменить запрет на пребывание ВИЧ-инфицированных иностранных мигрантов в России. Мы стараемся донести до лиц, принимающих решения то, что запрет на проживание ВИЧ-инфицированных только усугубляет эпидемиологическую ситуацию. Это приводит к негативным последствиям для мигрантов, так как они могут распространить вирус еще дальше в общество. Мы ведем диалог с российскими властями по данному вопросу, но, к сожалению, процесс создания такой благоприятной атмосферы и ее реального воплощения в жизнь очень долгий.

Сотрудничать с российскими властями не так легко, не правда ли?

Да, потому что российские власти сейчас мало прислушиваются к тому, что говорит гражданское общество. Нужно иметь очень сильные аргументы, создавать благоприятную среду и менять общественное мнение. Мы работаем с журналистами, помогая им делать публикации о мигрантах с ВИЧ, живущих в России. Мы работаем с организациями гражданского общества и обучаем их. Наши партнерские организации оказывают прямые услуги мигрантам, например, в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону и некоторых других крупных городах России, которые привлекают трудовых мигрантов.

Конечно, некоторые ограниченные услуги для мигрантов все-таки существуют: например, они могут пройти тестирование на ВИЧ или получить консультации по вопросам здоровья. Однако вопрос с устойчивым предоставлением АРТ все еще не решен, и это большая проблема, поскольку большинство мигрантов не могут позволить себе терапию.

Сегодня российское правительство, похоже, не хочет вносить серьезные изменения. Власти понимают, что отсутствие мигрантов нанесет большой урон российской экономике, и правительство старается держать мигрантов в тени. Они не могут открыто говорить о своих правах, создавать профсоюзы или другие движения. Мигранты не имеют доступа к социальным выплатам, не только к здравоохранению, но и к пенсионным фондам и другим фондам безопасности.

Что, по Вашему мнению, должно быть сделано российским правительством для улучшения доступа мигрантов из Центральной Азии к медицинским услугам?

Первое, что нужно сделать России — это либерализовать законодательство в области ВИЧ. Это очень важно, потому что как только ВИЧ-положительные мигранты обретут свободу передвижения, они, по крайней мере, смогут получать АРТ у себя на родине. Во-вторых, России необходимо выделять финансирование для НПО, которые работают с мигрантами, проводить тестирование мигрантов и оказывать им психосоциальную поддержку. В-третьих, очевидно, что все, кто проживают в России и вносят свой вклад в российскую экономику, в том числе и мигранты, должны получить доступ к российскому медицинскому обслуживанию, в том числе к услугам в области ВИЧ и туберкулеза. Здравоохранение должно быть открытым для всех людей, фактически живущих и работающих в России. И здесь речь не только о базовых правах человека, но и об эпидемиологическом аспекте: если мы не хотим, чтобы болезни распространялись дальше, мы должны обеспечить людям элементарный доступ к услугам.

Видите ли вы возможность того, что ситуация изменится в будущем?

Я все еще пытаюсь позитивно смотреть на вещи, потому что в регионе Восточной Европы и Центральной Азии есть некоторые сдвиги, как, например, вступление Кыргызстана и Казахстана в Евразийский экономический союз. Подписание странами-членами соглашения о медицинском страховании для своих граждан при миграции в рамках Союза стало серьезным прорывом. Что касается доступа к услугам по лечению ВИЧ и туберкулеза в России, то здесь ситуация остается неизменной в течение последних 25 лет. Происходит это из-за того, что когда власть приняла эту политику, в России не было такого сильного роста ВИЧ, как сейчас.

Сейчас мы пытаемся сказать властям: нет, вам не нужно платить за мигрантов и их медицинскую страховку! Начните с декриминализации, освободите мигрантов от этого постоянного страха быть депортированными за нелегальное проживание и подвергаться нарушениям прав. Это действительно важно, если Россия хочет создать достойные условия для всех людей, которые живут и работают в стране.

 

 

Меры безопасности для секс работников

Эндже Шагиева, секретарь Российского Форума секс-работников, о работе организации во время эпидемии COVID-19. 

Для справки:

Форум секс-работников России (Форум СР) является объединением активистов из числа людей, имевших опыт секс-работы, действующих секс-работников, их партнеров, помощников и союзников. Форум СР — это площадка для конструктивного общения секс-работников, созданная для обсуждения и разработки единых стратегий, направленных на охрану здоровья и благополучия секс-работников; на обеспечение доступа к научно-обоснованным программам профилактики ВИЧ/ИПП; на борьбу с насилием в отношении секс-работников со стороны клиентов, сотрудников полиции и третьих лиц; на изменение общественного мнения в отношении секс-работников и секс-работы в лучшую сторону со стороны государства и общества (дестигматизацию); oтмену наказания за занятие секс-работой; на обеспечение полноценного доступа секс-работников к правосудию, а также — на укрепление и развитие сообщества секс-работников и мобилизацию секс-работников и их сторонников для объединения усилий по вышеуказанным направлениям.

Сложности в связи с вирусом

Россия всегда была сложной страной для СР, транс*людей и мигрантов, а в связи с последствиями COVID-19 она еще более ухудшилась.

Так как резко упал спрос на секс-услуги, и возросли риски заражения COVID-19, часть секс-работников приостановили работу. Выйти на эту ключевую группу уже не так просто, так как СР стали меньше работать на улице и больше принимать в помещениях, куда нет доступа. Многие СР уходят со связи. Часть секс-работников продолжает оказывать секс-услуги и подвергает себя риску заражения. Кроме того, для них возросли риски стать жертвами преступлений или попасть под полицейские рейды, а значит — стать жертвой полицейского произвола. В связи с эпидемией многократно увеличилось количество преступлений в отношении секс-работников — грабежи, кражи, избиения, мошенничество, угрозы, шантаж, вымогательство.

Из-за ограничений в передвижении, часть СР не могут вернуться к себе домой, часть остались без средств существования и без жилья. Особенно сложно приходится СР мигрантам. Они вынуждены проживать по несколько человек в одной квартире, что многократно увеличивает риски инфицирования коронавирусом.

Проекты, работающие с СР, отменили аутрич-выезды на точки, где все еще, на свой страх и риск, СР продолжают свою деятельность. Прекратились тестирование на ВИЧ и раздача презервативов. Секс-работники по-прежнему нуждаются в презервативах, кроме этого, в защитных масках, в антисептиках и влажных салфетках, а некоторые — в продуктах и финансовых средствах.

Также есть определенные проблемы и в том, что клиенты секс-работников могут быть также носителями коронавируса и нарушать карантин, подвергая СР опасности заражения.

Из-за карантина, ВИЧ позитивные СР остаются без доступа к АРВ Терапии. Из-за нехватки денег, невозможности оплатить аренду съемных квартир, гормонотерапию, презервативы и лубриканы, кто-то пошел работать в онлайн, на вебкам. Но и там сложно, так как, хороший доход требует большого количества онлайн клиентов. У новичков их нет. А из-за наплыва новых людей, те, кто уже давно зарабатывает на вебкаме, стали меньше зарабатывать.

Нововведения

В связи с пандемией коронавируса в сообществе стало больше внимание уделяться информированию по вопросам профилактики и защиты от коронавируса. Через социальные сети, специальные группы, личные профили, в чатах и группах различных мессенджеров форум информирует СР о том, какие меры нужно принять для минимизации рисков заражения, как во время обычной жизни, так и во время оказания секс-услуг. Мы разослали несколько специальных файлов с визуальным контентом по профилактике заражения коронавирусом. Кроме этого волонтеры и сотрудники некоторых проектов, сотрудничающих с Форумом СР, на собственные средства закупили средства индивидуальной защиты (маски и антисептики) и раздавали их секс-работникам. Среди СР также была распространена информация о том, как быстро самостоятельно изготовить защитную маску и сделать антисептик.

Мы постоянно ведем работу со СМИ, организуем интервью с СР, которые рассказывают о проблемах в связи с пандемией, а так же о том, каким образом они соблюдают меры безопасности и какие меры безопасности требуют от клиентов.

Юрист Форума СР разработал памятку по получению социальной помощи от государства для семей с детьми и безработных. Секс-работникам рекомендовано обращаться за социальной помощью, если они попадают под льготную категорию граждан.

Мы постоянно информируем СР о новостях по теме пандемии, о новых рисках, мерах профилактики, и рисках быть подвергнутыми административному наказанию. По просьбе одной СР из Санкт-Петербурга, инфо-менеджер Форума СР сообщила в специальные службы о том, что за услугами обращался гражданин, нарушивший карантин. Таким образом, Форум СР помогает секс-работникам проявлять свою активную гражданскую позицию и бороться с распространением КВИ.

Сегодня Форум СР предпринимает попытки получить оперативное финансирование для оказания финансовой помощи особо пострадавшим от коронавируса СР, а также выдачи им продуктовых наборов или оплаты временного проживания.

На свой страх и риск. Ответ ВЕЦА COVID-19.

Юрий Авдеев, председатель правления Челябинской городской общественной организации «Независимый исследовательский центр «Есть мнение», Россия.

Для справки:

Независимый исследовательский центр «Есть мнение» работает в сфере профилактики социально опасных заболеваний и исследований различных аспектов общественной жизни с 2000 года. Центр занимается снижением уровня распространения социально опасных заболеваний, таких как ВИЧ-инфекция, туберкулез и инфекции, передаваемые половым путём; оказывает помощь в преодолении психологических и коммуникационных проблем (сложности в общении, неуверенность в себе); помощь в раскрытии личностных качеств, самореализации личности; социально-психологическую, информационную помощь людям, живущим с ВИЧ и больным туберкулезом, а также их значимому окружению.

На сегодняшний день  Центр «Есть мнение» — крупнейший оператор по экспресс-тестированию на ВИЧ на Урале. Ежегодно клиентами программы становятся 19000 жителей Челябинской области и приграничных территорий. Основные целевые группы – Мужчины, имеющие секс с мужчинами (МСМ), трансгендеры (ТГ), люди, употребляющие наркотики (ЛУН), общее население.

Сложности в связи с вирусом

На протяжение пяти лет наша организация занимается профилактической работой в контексте ВИЧ с МСМ/ТГ. Еженедельно по пятницам две команды специалистов (психолог + медсестра) работали на базе двух ночных клубов для ЛГБТ, осуществляя эксп­­­­­ресс-тестирование на ВИЧ, до и после тестовое консультирование, распространяли профилактические информационные материалы, презервативы и лубриканты, осуществляли сопровождение выявленных клиентов для постановки на учет в Центр СПИД. В связи с объявлением режима самоизоляции ночные клубы оказались закрыты, поэтому мы больше не имеем возможности продолжать обычную работу на их базе. Кабинет тестирования также был закрыт.

К сожалению, данная ситуация парализовала работу нашей организации, и большинство активностей прекратилось. Многие переходят в онлайн, однако надо понимать, что он-лайн консультации, например, не заменят тестирования на ВИЧ и выдачу презервативов и лубрикантов.

Нововведения

7 апреля мы на свой страх и риск возобновили работу кабинета тестирования в вечернее время, потому что получили запрос от клиентов на прохождение тестов и получения презервативов и лубрикантов. Помогло нам в этом сотрудничество с центром СПИД. Кроме того, сегодня мы осуществляем доставку АРВТ препаратов для ВИЧ+ пациентов Челябинска, в том числе МСМ. Для беспрепятственного передвижения по городу мы получили специальные пропуска.

Мы заметили, что те, кто получают АРВТ терапию на дом, даже рады этому, потому что теперь они избавлены от необходимости брать талон и ждать в очереди. А вот посетители ночных клубов в большей степени не очень довольны такими нововведениями, тем не менее наиболее замотивированные представители сообщества сами приходят в кабинет тестирования для получения средств профилактики и прохождения теста на ВИЧ.

В нашей работе мы стараемся соблюдать все необходимые рекомендации регионального Правительства: прием проходит по предварительной записи; соблюдается режим социального дистанцирования; соблюдаются меры предосторожности – специалисты работают в масках, перчатках и очках, клиенту выдается маска;; поверхности протираются дизинфектором; мытье помещения происходят каждые 2 часа.

Конечно, цифры по нашим активностям упали. Если раньше в среднем в месяц мы обслуживали до 100 МСМ/ТГ, сейчас их количество снизилось почти в 5 раз.

Что дальше?

Сегодня мы размышляем над самотестированием. Мы работает только с тестами по крови, и сегодня это не самый удобный вариант. Поэтому мы ведем переговоры с донорами о покупке тестов по слюне.

Ответ ВЕЦА COVID-19

Александр Чебин, координатор проектов в Региональном общественном фонде «Новая Жизнь», Екатеринбург, Россия.

Для справки:

Фонд «Новая Жизнь» работает в Екатеринбурге с 2011 года в сфере профилактики и борьбы со СПИД, а также помощи различным категориям населения. Ключевые группы — люди отбывающие наказание в местах лишения свободы (МЛС), а также освободившиеся из них; мигранты, потребители наркотиков, секс-работники, люди, затронутые ВИЧ, туберкулезом, гепатитами.

Сложности из-за вируса

В настоящее время мы приостановили наши активности по быстрому тестированию на ВИЧ и гепатиты- аутрич-выезды, мероприятия в реабилитационных центрах, уголовно-исполнительных инспекциях, отделах полиции, в системе ФСИН и других организациях.

После введения в стране режима самоизоляции представители наших ключевых групп оказались в новых реалиях – в частности, например, у них существенно повысился уровень тревожности, в том числе по вопросам лечения и ухода, много запросов мы получили по поводу психологической поддержки. Также в связи с изменяющимися экономическими обстоятельствами у людей появилось много страхов, связанных с вероятностью потери работы, неопределенности в будущем. Мы решили провести анализ работы за 2 недели самоизоляции — в итоге в несколько раз увеличились обращения через средства связи. Наши сотрудники ведут консультации, оказывают психологическую поддержку и сопровождают участников «по телефону», через различные мессенджеры. Особенно это актуально для людей, освободившихся из МЛС, которые не имеют навыка обращения в госорганы с использованием интернет-ресурсов.

Нововведения

К счастью, в условиях пандемии наша работа не прекращается. Однако из-за вируса и карантинных мер нам пришлось перейти в онлайн, и осуществлять взаимодействие с нашими участниками дистанционно, посредством средств связи.

В связи с новыми правилами приема пациентов, руководство СПИД-центра приняло решение привлекать волонтеров для помощи в доставке жизненно необходимых антиретровирусных препаратов. Таким образом, с 30 марта, наши сотрудники активно участвуют в этом процессе. Так, две сотрудницы принимают звонки и консультируют по вопросам подачи заявки на доставку. Фонд предоставил свой автомобиль с водителем, на котором мы обычно проводим экспресс-тестирование, для того, чтобы возить медицинских работников центра. Также 3 сотрудника и 1 волонтер «Новой Жизни» на своих автомобилях развозят АРВ терапию.

Кроме того, Фонд не прекращает оказывать юридическую и социальную помощь людям, делая это удаленно. Также, мы сопровождаем людей, освободившимся из мест лишения свободы, в медицинские организации, помогаем доставлять продуктовые наборы, одежду. В случае крайней необходимости один из наших сотрудников собирает наборы для участников в нашем дроп-ин центре, и соблюдая все необходимые меры безопасности доставляет по домам.

В дальнейшем мы планируем вернуться в привычный режим работы, оценить и осмыслить полученный опыт работы в условиях пандемии и, возможно, внести коррективы в некоторые аспекты нашей работы.

 

 

AFEW International, AFEW Кыргызстан и МОМ Таджикистан запустили проект для таджикских мигрантов

Таджикистан – это страна, для которой характерен высокий уровень трудовой миграции из-за недостатка рабочих мест в стране. По официальным данным, в 2019 году около 500 000 таджиков выехали из страны для работы за рубежом. Большинство из них едут работать в Россию, где наблюдается высокий показатель распространенности ВИЧ.Пропорция мигрантов среди зарегистрированных новых случаев ВИЧ в Таджикистане возросла с 10,1% в 2014 до 18,8% в 2018. Кроме того, мало известно о миграции ключевых групп, в том числе людей, употребляющих наркотики, и мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ), а также об их моделях поведения в контексте обращения за услугами здравоохранения во время работы за рубежом.

В 2019 году МОМ Таджикистан в сотрудничестве с AFEW International и AFEW Кыргызстан запустили проект «Улучшение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане» с целью расширения доступа таджикских мигрантов, в том числе из числа ключевых групп, к услугам связанных с ВИЧ.

Каковы цели этого проекта и как он изменит жизнь мигрантов? Рухшона Курбонова, Национальный специалист МОМ, субрегиональный координатор программ по здоровью мигрантов в странах Центральной Азии, рассказала AFEW International.

Рухшона, почему важно работать с мигрантами?

Трудовые мигранты оказывают существенный вклад как в экономику своих родных стран, так и в экономику стран, где они работают, но при этом они зачастую не включены в программы здравоохранения. Большинство таджиков-мигрантов выполняют низкоквалифицированную работу, даже если у них хорошее образование. Обязательным условием эффективной работы – даже низкоквалифицированной – является хорошее здоровье. Поэтому, как страны происхождения, так и принимающие страны выигрывают когда мигранты здоровы. Тем не менее, в принимающих странах мигранты часто сталкиваются со стрессом в связи с новой обстановкой, культуой, языком, им часто приходится жить и работать в неудовлетворительных условиях. Все эти обстоятельства создает риски для здоровья и делают мигрантов уязвимыми.

Кроме того, поскольку большую часть таджиков-мигрантов составляют молодые люди из сельской местности, где элементом традиционного патриархального общества является сильный социальный контроль, переезд в крупный мегаполис с совсем другими нормами и моральными устоями может сказываться на их сексуальном поведении. Различия в социальном контроле, недостаточные знания о профилактике инфекций, передающихся половым путем (ИППП) и ВИЧ, употребление алкоголя и наркотиков, а также случайные сексуальные связи приводят к уязвимости мигрантов перед ИППП и ВИЧ. В связи с этим, важна адресная работа среди мигрантов с учетом их потребностей в здравоохранении и важно повышение  осведомленност мигрантов в этих вопросах. Интеграция мигрантов в национальные программы и стратегии здравоохранения является частью программы  Всеобщего Охвата Услугами здравоохранения, рекомендованная ВОЗ и поддержанная другими агентствами ООН, в т.ч. МОМ.

Целью проекта «Расширение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане» является увеличение доступа таджиков-мигрантов, особенно из числа ключевых групп, к услугам в сфере ВИЧ. Как вы планируете достичь этой цели и какие инструменты вы будете использовать?

Проект состоит из двух составляющих. Первая предполагает работу на местном уровне с возвратившимися мигрантами в Кулябе с целью повышения их осведомленности о безопасной миграции и продвижения обращения за услугами в сфере ВИЧ и ИППП через сети равных консультантов. Вторая составляющая представляет собой проведение региональной рабочей встречи с участием представителей государственных органов и ВИЧ-сервисных НПО из Российской Федерации, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана с целью обсуждения основного пакета услуг в сфере ВИЧ для мигрантов из Центральной Азии в соответствии с рекомендациями ВОЗ.

С целью проведения запланированной работы в Кулябе МОМ будет сотрудничать с местной общественной организацией «Накукор», имеющей большой опыт работы с различными категориями мигрантов. Вместе они будут продвигать подход равный равному посредством найма аутрич-работников из числа представителей ключевых групп. Кроме того, в рамках этого проекта, реализуемого при поддержке AFEW Интернешнл, МОМ обеспечит бесплатный доступ к тестам на ВИЧ и проведет опрос среди мигрантов из числа ключевых групп для картирования их сексуального поведения и при необходимости их перенапрвления для тестирования на ВИЧ. Юрист и врач-венеролог проведут информационные сессии для мигрантов по вопросам безопасной миграции и профилактики ВИЧ и ИППП. Благодаря проекту будут разработаны две новые брошюры по вопросам безопасной миграции, а также профилактики ВИЧ и ИППП для мигрантов. Чтобы обеспечить устойчивость проекта, МОМ реализует всю деятельность совместно с заинтересованными  государственными структурами – Министерством труда, миграции и занятости населения, Республиканским центром формирования здорового образа жизни и Республиканским центром по профилактике и борьбе со СПИД Министерства здравоохранения и социальной защиты населения Республики Таджикистан.

Как долго МОМ Таджикистан работает с мигрантами?

МОМ Таджикистан работает по вопросам здоровья мигрантов с 2005 года и реализует проекты в сфере профилактики ИППП, ВИЧ и ТБ среди приезжающих (иностранных) и выезжающих зарубеж мигрантов. Работа отдела по вопросам здоровья мигрантов МОМ Таджикистан охватывает четыре основных составляющих, необходимых для комплексного подхода к здоровью мигрантов: мониторинг здоровья мигрантов, адвокация разработки политики, предоставление услуг здравоохранения с учетом интересов мигрантов, а также усиление межстрановой координации, партнерства и сотрудничества. МОМ Таджикистан реализует инновационные подходы для работы среди мигрантов посредством обучения по принципу «равный-равному», вовлечения диаспоры, создания мультидисциплинарных команд в районах, публикации информационных материалов на разных языках, в том числе таджикском, русском, узбекском, китайском, дари, турецком и других, а также обеспечения многосекторального подхода и трансграничного сотрудничества. Чтобы улучшить знания и навыки заинтересованных сторон, НПО и работников здравоохранения в сфере защиты здоровья мигрантов был разработаны и распространены образовательные материалы, такие как руководства, видеоролики и документальныефильмы. Кроме того, МОМ Таджикистан имеет опыт предоставления технической помощи и продвигает включения вопросов и проблем здоровья мигрантов в стратегические документы по вопросам здравоохранения, в т.ч. разработанные национальными программами по борьбе с ВИЧ и ТБ. И последнее, но не менее важное то, что в настоящее время мы участвуем в разработке Национальной стратегии здравоохранения на 2021-2030 годы, а также Национальной стратегии по здоровью мигрантов. МОМ Таджикистан также входит в состав Технической рабочей группы по вопросам разработки новой Национальной программы по борьбе со СПИДом и ТБ на 2021-2025 годы.

С какими барьерами вы можете столкнуться в Таджикистане и как вы собираетесь их преодолевать?

Основными проблемами, с которыми сталкиваются мигранты и представители общего населения в Таджикистане на пути доступа к услугам в сфере ВИЧ, являются стигма и дискриминация. Кроме того, в обществе наблюдается высокий уровень стигмы в отношении людей, употребляющих наркотики, а также табу на обсуждение вопросов сексуальности. Мы используем наш подход «равный-равному», чтобы охватить ключевые группы населения. Через информационные кампании и работу с сотрудниками службы миграции и работниками здравоохранения мы пытаемся решить проблему стигмы и дискриминации в отношении людей, живущих с ВИЧ, и ключевых групп населения. Чтобы лучше понимать ситуацию доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане, проект также предусматривает компонент операционных исследований с целью оценки барьеров, с которыми сталкиваются мигранты, когда возвращаются домой.

Каковы ваши ожидания от проекта?

Результаты проекта позволят улучшить наше понимание потребностей мигрантов в отношении услуг в сфере ВИЧ. Проект также призван помочь в разработке эффективных стратегий коммуникации и охраны здоровья с целью улучшения выявления ВИЧ среди мигрантов и их перенаправления для получения необходимого лечения.

Хелена Арнц, младший программный специалист AFEW International

Общественное мнение о мигрантах, в особенности о представителях ключевых групп среди мигрантов, часто базируется на предрассудках и стереотипах, что приводит к дискриминации в системе здравоохранения. Трудовые мигранты находятся в постоянном движении и часто долгое время живут вне дома, поэтому им может быть сложнее получить необходимую медицинскую помощь. Они получают мало информации о том, как обеспечить свою безопасность за границей, что угрожает как их здоровью, так и здоровью их семей.

AFEW International имеет опыт работы и знания в сфере миграции в Центральной Азии и России. В настоящее время AFEW Интернешнл управляет двумя проектами в российских городах – Ростове-на-Дону и Екатеринбурге – с целью улучшить здоровье мигрантов, живущих с ВИЧ.

В рамках этого проекта, реализуемого совместно с МОМ Таджикистан, мы стремимся не только решить проблему недостатка информации для представителей ключевых групп из числа мигрантов, но и лучше понять модели поведения данной группы населения. Поскольку последствия небезопасной миграции не ограничиваются родной страной мигрантов, мы планируем обсудить потребности мигрантов в ходе региональной встречи в Душанбе. Мы ожидаем, что это позволит улучшить трансграничное сотрудничество между странами Центральной Азии и Россией и лучше понять потребности представителей ключевых групп населения из числа мигрантов.

 

 

Как помочь мигрантам?

По данным UNAIDS (www.unaids.org)[1], Россия занимает второе место в мире по количеству трудовых мигрантов после США. Ростовская область – один из регионов страны, где их количество постоянно растет. Одной из причин этого является географическое положение региона — Ростовская область имеет самую протяженную границу с Украиной. Именно поэтому, а также в силу ряда событий, связанных с противостоянием и военными действиями в Донецкой и Луганской областях, наряду с трудовыми мигрантами из стран Центральной Азии на территории Ростовской области в различном статусе находится множество мигрантов из Украины.

Есть ли специальные сервисы для мигрантов в Ростове-на-Дону? Как среди мигрантов реализуется профилактика ВИЧ? Куда приезжие люди могут обратиться, не подвергая себя опасности? На эти вопросы AFEW International ответил Вячеслав Цуник, президент Ростовской региональной общественной организации по профилактике социально значимых заболеваний «КОВЧЕГ – АнтиСПИД», руководитель проекта «Профилактика ВИЧ-инфекции, предоставление сервисов по ВИЧ, мигрантам в Ростове–на–Дону».

Значительная финансовая поддержка этого проекта — исследования и предоставления сервиса мигрантам — была оказана AFEW International, которая в том числе фасилитировала координацию с организациями в Центральной Азии для более эффективной поддержки мигрантов при выезде из страны проживания в Россию.

Для справки

Трудовые мигранты входят в число наиболее уязвимых к ВИЧ группам населения в мире, что обусловлено множеством факторов. Данные многочисленных исследований показывают, что выходцы из Центральной Азии обладают очень низким знанием об инфекционных заболеваниях: ВИЧ/СПИДе и вирусных гепатитах В и С. Также усугубляет ситуацию низкое социально-экономическое положение мигрантов из Центральной Азии и ближнего зарубежья, ограниченность доступа к медицинским услугам, низкий уровень социальной поддержки и высокий уровень депрессии, связанной с удаленностью от семьи. Высокая степень изолированности данной социальной группы, часто становится причиной распространения ВИЧ внутри самого данного сообщества, в том числе через контакты с работницами коммерческого секса – преимущественно выходцами из их региона.

 

Вячеслав, насколько сегодня в Ростове-на-Дону доступна медицинская помощь для трудовых мигрантов в целом?

Медицинская помощь трудовым мигрантам, официально находящимся в России в Ростовской области, оказывается на основании страхового полиса, который они приобретают при оформлении патента. Без полиса медицинская помощь доступна на платной основе, а вот экстренная скорая помощь при угрозе жизни инфарктах, инсультах, катастрофах авариях, оказывается всем, даже без наличия документов, бесплатно, за счет государства.

Насколько трудовые мигранты информированы по вопросам ВИЧ-инфекции?

Опрос и анкетирование трудовых мигрантов показали то, что они слабо информированы по вопросам ВИЧ инфекции. Причина этого, по нашему мнению — недостаток профилактической информации, предоставляемой им на родине в образовательных программах в учебных заведениях и при выезде на работу в Россию.

Практикуют ли мигранты рискованное поведение?

На самом деле, рискованное поведение практикуется мигрантами примерно в таких же пропорциях, как и всех молодыми людьми. Если мы говорим о мигрантах-выходцах из регионов Азии, например, из Таджикистана и Узбекистана, то в силу традиций у молодых людей менее рискованное поведение. Их основное общение проходит с земляками, а еще у них есть принципы уважения к старшим и народные традиции, которые ограничивают рискованное поведение. Украинские и Молдавские граждане более близки нам, русским, по культурным взглядам, и ситуация среди них схожа с нами. Есть молодежь, у которой рискованное поведение в плане ВИЧ является нормой, это, в основном, представители ключевых групп. Их не очень много в соотношении с основной массой мигрантов, но они есть, и часть из них являются клиентами нашей организации. Отказываться от такой модели поведения они не готовы.

Есть ли различия в поведении ВИЧ положительных и ВИЧ отрицательных мигрантов?

Различие в поведении мигрантов ЛЖВ и людей без ВИЧ действительно есть.

ЛЖВ мигранты — более закрытая группа, не готовая говорить о заболевании как с родственниками, так и с земляками. Они обращаются за помощью в СПИД сервисную организацию зачастую только в случаях угрозы жизни, изредка при необходимости пополнения запаса АРВ препаратов при угрозе перерыва в лечении.

В России, если тест на ВИЧ дает положительный результат, мигранты, будучи иностранными гражданами, не могут получить бесплатное антиретровирусное (АРВ) лечение. Как решается этот вопрос?

Ситуация с получения АРВ препаратов регулируется порядком обеспечения АРВ препаратами граждан. АРВ лечение за счет государства могут получать только граждане страны. В связи с этим, люди не могут получить бесплатное лечение, так как они не являются гражданами страны. У нашей организации налажены контакты с общинными сервисными организациями в ряде стран ближнего зарубежья. У нас есть возможность помогать людям, обратившимся к нам – мы можем организовать помощь по сопровождению и АРВ лекарствам из стран постоянного проживания мигрантов.

Сегодня вы реализуете проект «Профилактика ВИЧ-инфекции, предоставление сервисов по ВИЧ, мигрантам в Ростове – на – Дону». Расскажите о нем подробнее.

Цель нашего проекта — снижение скорости распространения ВИЧ инфекции за счет повышения информированности мигрантов о ВИЧ инфекции, а также создание услуг и сервисов, направленных на профилактику ВИЧ-инфекции среди мигрантов.

Что мы делаем? Во-первых, готовим консультантов равный – равному из среды мигрантов. Во-вторых, оказываем медико-социальное сопровождение ВИЧ-инфицированных мигрантов, организовывая им доступ к медицинским услугам.

В-третьих, мы встречаемся и проводим и переговоры с представителями диаспор о внедрении профилактических инструментов в среду мигрантов в Ростовской области и организуем взаимодействия с НКО в странах проживания обращающихся к нам клиентов.

Наша организация, «КОВЧЕГ – АнтиСПИД» — это общинная организация людей, живущих с ВИЧ, представителей уязвимых групп, ЛЖВ, секс-работников, представителей ЛГБТ сообщества, а также мигрантов. Например, в рамках данного проекта мы подготовили консультанта «равный – равному» из среды мигрантов. Это гражданка Украины, живущая с ВИЧ. Еще один наш консультант «равный-равному» по работе с наркозависимыми людьми также является гражданином Украины. Кроме того, для проведения исследования в среде мигрантов мы привлекали волонтера, студента университета в Ростовской области из Узбекистана Равшана.

В рамках проекта для мигрантов был организован процесс предоставления сервисов по ВИЧ. Среди них — экспресс-тестирование, до и после тестовое консультирование, представление при необходимости препаратов АРВ из резервной аптечки, сдачи анализов и содействие в получении консультаций врача инфекциониста, сдачи анализов иммунный статус и вирусная нагрузка, назначения препаратов и контроля лечения. Также мы предоставляли мигрантам информацию о существующих законных возможностях получения Российского гражданства с заболеванием ВИЧ инфекция, содействовали в получении разрешения на временное проживание и Российского гражданства людям с ВИЧ.

Как и где вы распространяете информацию о сервисах?

Наши информационные листы доступны мигрантам в местах их скопления — миграционной службе, медицинских учреждениях, выдающих им справки, изоляторах содержания для депортации, в ВУЗах, с которыми мы работаем. В своей работе мы используем инструмент QR код, благодаря которому каждый желающий мигрант может скачать информацию на смартфон и пользоваться ей, когда угодно. Данная информация в итоге выводит клиента на наших консультантов, и они получают от них всю необходимую им информацию.

Что в последнее время из вашей деятельности вам запомнилось больше всего?

Недавно мы обратились в Общественную наблюдательную комиссию за содействием в доступе к мигрантам, находящимся в изоляторах временного содержания для депортации. Общественная Наблюдательная Комиссия, помогая нам, организовала официальный запрос в МВД. Мы провели выезд в учреждения, встретились с содержащимися там мигрантами, живущими с ВИЧ, и договорились с руководством учреждений о возможности нашего доступа к ЛЖВ мигрантам. Мы планируем искать финансовую возможность для получения людьми с ВИЧ консультации врача инфекциониста, для сдачи ими анализов на иммунный статус и вирусную нагрузку, а также возможности достать АРВ препараты на время содержания в учреждении. Так же мы готовим обращение к руководству страны по поводу необходимости обеспечения данной категории людей лечением ВИЧ инфекции за счет государства.

О химсексе надо говорить!

Геи, секс и наркотики в России – это табу. Но не смотря на это, данные явления набирают стремительные обороты в обществе.

О проблемах химсекса, о зачатках сервисов снижения вреда в России, а также о теме ментального здоровья людей, практикующих химсекс, AFEW International рассказал Максим Малышев, координатор социальной работы фонда имени Андрея Рылькова.

Насколько в России распространен химсекс?

Это сложный вопрос, так как до сегодняшнего дня не было ни одного исследования, посвященного распространенности химсекса в России. Исходя из личных наблюдений, я могу сказать, что он есть и с каждым годом становится все популярнее. Во-первых, это мировой тренд. Во-вторых, в России с помощью даркнета наркотики вполне доступны. В-третьих, сегодня в связи с дискриминацией, стигматизацией уязвимых групп, в частности, ЛГБТ сообщества, давление на его представителей возрастает, поэтому у них появляется больше соблазнов уйти в изоляцию и участвовать в новых деструктивных экспериментах.

Химсекс – это проблема мегаполисов, или маленьких городов тоже?

В основном, это проблема мегаполисов – Москвы, Санкт-Петербурга, возможно, Екатеринбурга, Ростова и Краснодара. Важно понимать, что большие города являются центрами гей сообщества. Геи из провинций тянутся туда, потому что там легче жить, там меньше стигматизации, больше возможностей, больше сообществ.

Почему проблема химсекса – это проблема во многом гей-сообщества?

Конечно, секс и наркотики существуют не только в гей сообществе, например, в гетеросексуальных сообществах, а также у трансгендеров. Однако я, как и многие другие специалисты в этой сфере, являюсь приверженцем классического понимания химсекса, и связываю его именно с гей-сообществом. Именно оно испытывает все факторы, на которые химсекс и является ответом. Это стресс меньшинств, стигматизация, особенности самоидентификации (секс — важный элемент). В трансгендерных сообществах тоже есть секс и наркотики, и для многих трансгендерных секс работников наркотики – это инструмент выживания, преодоления личных проблем, депрессии и т.д. Это конечно сугубо мое личное мнение и я не могу говорить за эти сообщества.

Какие основные проблемы рождает химсекс?

Есть основных 4 проблемы: ВИЧ и заболевания, передающиеся половым путем, ментальное здоровье, проблема выбора и насилия и одиночество.

При химсексе у людей возрастает половая активность, вещества повышают либидо, выносливость, количество половых актов и партнеров увеличивается, а способность контролировать важные вещи уменьшается. Люди не пользуются презервативами, секс становится более травматичным, порог чувствительности снижается, увеличивается агрессия, появляется больше энергии, и все это приводит к возрастанию рисков передачи ВИЧ и других инфекций.

Рассуждая о проблемах ментального здоровья, надо сказать, что химсекс рождает у людей чувство одиночества и опустошенности. В России и Европе для практик химсекса применяются вещества, которые негативно влияют на психику, людям становится сложно приобретать психическую стабильность. Возникает зависимость, поэтому когда люди прекращают принимать вещества, обычный секс становится скучным для них. Ситуацию ухудшает репрессивная наркополитика и боязнь людей попасть под пристальное внимание полиции, криминала, стать предметом шантажа.

Есть ли в России сервисы снижения вреда для тех, кто практикует химсекс?

В России на данный момент только есть только зачатки сервисов. Например, фонд им. Андрея Рылькова, который сегодня признан иностранным агентом, осуществляет аутрич работу на техно мероприятиях для геев. Там мы раздаем презервативы, смазку, тестируем на ВИЧ. Кроме того, мы организовали группы взаимопомощи для людей, пострадавших от химсекса, она существует на регулярной основе. Также мы уделяем много времени психологической работе с пострадавшими от химсекса. В свое время AFEW International оказала нам огромную поддержку, поддержав проект по аутрич выездам на техноэвенты. В рамках гранта от ESF мы закупали презервативы, смазку. Этот грант дал большой толчок к развитию нашей деятельности.

Я знаю еще одну российскую организацию, которая создала группу анонимных наркоманов для гей-сообщества. В принципе, на этом сервисы заканчиваются. Именно поэтому наш фонд вместе с организацией «Парни +» написали совместную заявку в фонд Элтона Джона на развитие проекта по работе с гей сообщества в контексте химсекса.

Какие сервисы, по вашему мнению, необходимо развивать?

Сейчас проводится интересное исследование для гей сообщества, в котором его представители рассказывают о своих проблемах, путях их преодоления, и высказывают свои пожелания. Надеюсь, скоро оно принесет свои плоды.

Что касается моих личных наблюдений, однозначно большая работа должна вестись по гей идентичности, чтобы люди осознавали себя геями, чтобы они не закрывались. Важно, чтобы люди принимали себя, открывались перед близкими, налаживали контакты с ними. Отсутствие самоидентификации — важная причина, по которой люди прибегают к практикам химсекса. Однако вести такую работу в России невозможно, потому что она сразу же попадает под понятие «Гей-пропаганда».

Также должна вестись большая работа по практикам снижения вреда. То, что мы сейчас можем делать, например, аутрич выезды в сауны, на квартиры с привлечение сообщества – этого мало. Хорошо было бы иметь программу предоставления чистых шприцов. Однако многие организаторы мероприятий боятся таких мер, так как это может привлечь внимание полиции.

Кроме того, я считаю важным создание центров по реабилитации пострадавших от химсекса. Ведь сегодня таких людей просто некуда отправить! Даже если они готовы платить за себя сами. Все центры нацелены на обычных людей, употребляющих наркотики, где нет никакой толерантности к представителям ЛГБТ сообщества.

И все же, удается в таких условиях создавать какие-то печатные и онлайн материалы?

Да, кое-что все таки активисты делают. Недавно, например, был создан комикс по химсексу. Он будет распространяться в клубах. Есть еще анонимный сайт, где гей сообщество может ознакомится с информацией по снижению вреда и восстановлению.

Что в работе за последнее время вызвало у вас самые сильные эмоции?

Недавно был один запоминающийся случай. К нам в фонд обратился парень со своей историей. Его новые знакомые, предварительно употребив мефедрон, позвали его заниматься сексом в парке. Прибыв на место, парень увидел, что у его новоиспеченных друзей есть наручники и бита. Его подвели к непонятному месту, где лежал посиневший труп. Испугавшись, кое-как парень убежал от них. Нам он рассказал о том, что после был абсолютно готов обратиться в полицию и написать заявление на этих парней. Однако его страх взял верх. Страх, что ему не поверит полиция, страх, что его привлекут за употребление наркотиков, он потеряет работу, его поставят на учет, страх, что его ориентация станет объектом насмешек.

Я искренне надеюсь, что когда-нибудь ситуация изменится. И то, что мы сейчас делаем – это шаг в будущее.

 

 

 

 

 

 

Открытый конкурс для организаций из ВЕЦА

Евразийская ассоциация снижения вреда (EАСВ) в рамках открытого конкурса ищет национальных партнеров для разработки и проведения 4 национальных кампаний под брендом «ПРЕСЛЕДУЙ ВИРУС, НЕ ЛЮДЕЙ!» в странах региона Восточной Европы и Центральной Азии.

ЗАДАЧА:

разработать и реализовать национальную кампанию под лозунгом «Преследуйте вирус, не людей!» с конкретными задачами адвокации в рамках региональной кампании.

EАСВ выдаст 4 гранта победителям открытого конкурса (НКО, общественные организации или инициативные группы, которые официально зарегистрированы или имеют финансового агента).

Подробнее о возможностях читайте здесь. 

Срок подачи заявок — до 2 марта 2020 года. 

ПРЕСЛЕДУЙ ВИРУС, НЕ ЛЮДЕЙ! 

Кампания была запущена на XXII Международной конференции по СПИДу в Амстердаме, Нидерланды, в июле 2018 года. Сети региональных сообществ, объединившие усилия в этой кампании, представляют ключевые группы населения, затронутые ВИЧ: людей, живущих с ВИЧ, женщин, живущих с ВИЧ, молодежи и подростков, затронутых ВИЧ, людей, употребляющих наркотики, секс-работников, мужчин, практикующих секс с мужчинами, транс людей. Кампания была направлена ​​на преодоление дискриминации, стигматизации и криминализации ключевых групп населения в качестве ключевого условия для эффективного противодействия эпидемии ВИЧ в странах ВЕЦА.

Кампания продолжала расти на региональном, национальном уровнях и уровне сообществ. Волны кампании включали: День «Ноль дискриминации» 1 марта 2019 года; «ВИЧ не преступление!» – кампания, организованная Евразийской сетью женщин, живущих с ВИЧ; «Преследуй стигму, не людей!» – кампания, организованная Евразийской коалицией по мужскому здоровью; национальные кампании в Беларуси (позиционное заявление «Люди плюс») и Молдове, а также многие другие акции организаций и активистов по всему региону. Сегодня кампания вступает в новый этап своего дальнейшего развития и должна оставаться слышимой не только на региональной и международной арене, но и на уровне стран, в городах и населенных пунктах, продвигаемая НКО, инициативными группами и активистами во имя прав всех и каждого, кто затронут ВИЧ.

В 2019 году организации из Азербайджана, Армении, Казахстана и России выиграли гранты в рамках проекта Евразийского регионального консорциума, финансируемого Фондом Роберта Карра, и провели национальные кампании в своих странах.

Задачи кампании:

  • Сделать голос национальных сообществ слышным на международном уровне через освещение национальных кампаний в региональных и глобальных каналах коммуникации;
  • Содействовать мобилизации союзников на национальном уровне в достижении адвокационных приоритетов путем предоставления ресурсной поддержки, опыта и экспертизы региональных партнеров в проведении кампании «Преследуй вирус, не людей!» на глобальном и региональном уровнях;
  • Улучшить навыки активистов национального уровня в формулировании и артикуляции ясных и эффективных посланий кампании, которые достигнут целевой аудитории (широкая общественность / люди, принимающие решения), используя всю имеющуюся информацию, данные и свидетельства в отношении влияния:

– репрессивных, дискриминационных законодательств и практик их применения, а также стигмы в отношении ключевых групп населения и людей, живущих с ВИЧ,

– последствий исключения ключевых групп населения и людей, живущих с ВИЧ, из процессов принятия решений,

– негативных последствий сокращения международной поддержки.

Подробная информация о кампании на сайте http://chasevirus.org/ru/

 

Помогать нужно здесь и сейчас

«Если у вас есть возможность помочь конкретному человеку Здесь и Сейчас, то это нужно делать, не откладывая на потом и не заглядываясь на возможности других, — рассказывает Екатерина Русакова, директор свердловской региональной благотворительной общественной организации помощи людям в трудной жизненной ситуации «Малахит». Ведь если каждый из нас поможет хотя бы одному человеку, то возможно и в обществе начнутся изменения».

Екатерина Русакова, директор свердловской региональной благотворительной общественной организации помощи людям в трудной жизненной ситуации «Малахит»

Сегодня в подтверждении этих слов «Малахит» реализует проект под названием «Социально–правовая поддержка людей, употребляющих наркотики в г. Екатеринбурге», который проходит с помощью финансирования и поддержки Фонда оперативной помощи ключевым сообществам региона Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА).

Екатерина, как ваша организация помогает людям, употребляющим наркотики в Свердловской области?

В основном мы оказываем юридическую помощь людям, употребляющим наркотики, устраняем правовые и дискриминационные барьеры, отстаиваем их интересы в судах, а также расширяем возможности по защите их прав в обществе. Кроме того, наши клиенты получают от нас социальное сопровождение в различные медицинские и социальные учреждения города, наш социальный работник осуществляет патронажные выходы в семьи с маленькими детьми. Там он консультирует по вопросам ВИЧ- инфекции и лечения, помогает записаться на приемы к специалистам, оказывает помощь в восстановлении документов и временной регистрации в городе, т.к. без регистрации у клиента нет возможности получения медицинских и социальных услуг.

Финансирование – главный вопрос для таких организаций, как ваша. Почему вы решили обратиться в Фонд оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА?

Мы обратились в Фонд оперативной помощи, поскольку ситуация в нашем городе по отношению к ЛУН со стороны общества остается сложной. Наркоманию многие люди до сих пор не считают заболеванием. А ведь его лечение должно проводиться комплексно и включать в себя и медицинскую помощь, и психологическую, и социальную, более того, работа должна проводиться не только с самим зависимым, но и с его семьей, ведь зависимость это семейная, системная болезнь.

Конечно, сложившаяся ситуация способствует росту уровня ВИЧ- инфекции и других социально–значимых заболеваний (туберкулез), а люди употребляющие наркотики остаются изгоями, которых общество предпочитает не замечать. Тем не менее, невозможно решить проблему, закрыв глаза на неё, сделав вид, что ее не существует, ведь рано или поздно она заявит о себе, и, как правило, в очень негативном ключе. Поэтому, на наш взгляд, вторичная профилактика и работа с «группами риска» не должна оставаться без должного внимания.

Какой случай из практики вам запомнился больше всего?

Андрей, представитель Реабилитационного Центра, Дмитрий Кадейкин, консультант, и Иван Жаворонков, социальный работник проекта, после судебного процесса, проходившего в г. Ревда, Свердловской области

Это история одного нашего клиента. Андрей сам обратился к нам в проект, узнав о такой возможности через знакомых. На тот момент мужчина находился под следствием 228 ст. части 2 УКРФ. Наши сотрудники заключили с ним договор социального сопровождения, составили ходатайства, собрали все необходимые характеристики. Социальный работник проекта выступал общественным защитником в суде, также в процессе участвовал представитель реабилитационного Центра. В результате нашей слаженной работы мы добились для Андрея условного срока и прохождения реабилитации.

 

Как к вашей деятельности относятся в обществе?

К нашей деятельности относятся по-разному: кто-то поддерживает, кто-то нет, и это нормально! Ведь не могут все люди мыслить одинаково и иметь схожую “картину мира”. Все мы разные, с разными взглядами, ценностями, установками, и в этом есть наша человеческая прелесть — в разности…

Вы когда-нибудь встречали барьеры со стороны представителей ключевых групп?

Если говорить о самих представителей целевой группы, на который направлен наш проект, то все они положительно относятся к нашей активности, они доверяют нашим сотрудникам, нашему опыту. Сложности же в основном возникают в связи с новыми психотропными препаратами, которые клиенты все еще употребляют. Именно поэтому у них могут быть непредсказуемые поведенческие реакции, срывы с лечения и т.п.

Насколько участие в работе представителей ключевых групп населения помогает в работе?

Я считаю, что при реализации подобных проектов очень важно привлекать в работу представителей ключевых групп. Без этого невозможно обеспечить выход на аудиторию ЛУН, которая является крайне закрытой целевой группой, тем более в данной группе изначально существует крайне низкий уровень доверия к людям.

Ваш пример идеального общества.

Вряд ли я могла бы привести пример идеального общества. Я склонна реально смотреть на вещи, а не придаваться иллюзиям. Не люблю разговоры, что где-то, хорошо и прекрасно, и есть идеальные государство и общество, к которым мы должны стремиться. Везде есть свои “подводные камни”. Важно понимать, что «хорошее» тоже есть везде, и нужно учиться замечать это, не обесценивая. Я считаю, что всегда нужно начинать в первую очередь с себя, а обижаться и возмущаться на страну, строй, власть можно сколько угодно, но безрезультатно. Если же говорить про конкретную страну, чей подход к вопросам уязвимых сообществ мне импонирует, то это Португалия.

Проект поддержан Elton John AIDS Foundation  и Aidsfonds.

 

 

Как организации ключевых сообществ в России меняют жизни людей

Несмотря на значительные трудности и риски для жизни, активисты в области ВИЧ в России неустанно работают над созданием благоприятной среды и улучшением доступа к услугам в области ВИЧ и здравоохранения для ключевых групп населения, девушек и молодых женщин подросткового возраста.

На состоявшейся недавно в Санкт-Петербурге конференции по комплексной реабилитации и реинтеграции людей, употребляющих наркотики, партнер PITCH «Гуманитарное действие» совместно с правительством Санкт-Петербурга собрал вместе представителей неправительственных и правительственных организаций, медицинских учреждений и научных кругов. На мероприятии гости имели возможность обменяться передовым опытом и обсудить перспективы удовлетворения насущных потребностей лиц, употребляющих наркотики, в Российской Федерации.

Конференция стала отличной возможностью установить контакты с представителями организаций гражданского общества, работающих в сфере ВИЧ/СПИДа, и узнать из первых рук о последних тенденциях и программах по противодействию эпидемии ВИЧ/СПИДа в Санкт-Петербурге и России в целом.

Ценные примеры

Линас Цепинскас (PITCH, Амстердам): «На местах наши партнеры ведут образцовую работу. Помимо постоянного неоценимого вклада в организацию различных рабочих групп и встреч с представителями государственных органов в Санкт-Петербурге, они продолжают оказывать превосходные услуги по профилактике и поддержке наиболее уязвимых групп населения».

Одной из таких организаций является E.V.A., российская сеть женщин, живущих с ВИЧ и другими заболеваниями, передаваемыми половым путем. Она проводит значительную политическую работу и занимается анализом различных профилактических программ по всей России. Так, например, собирая информацию о передовой практике и подходах, организация пытается привлечь внимание правительства к потребностям молодых ключевых групп населения. Одним из примеров, который показала E.V.A., стал общественный центр «Серебряная роза», организация секс-работников. Сюда на время тестирования на ВИЧ, туберкулез и/или сифилис секс-работники могут привести своих детей. Кроме того, в случае необходимости, здесь имеются психолог и социальный работник.

Еще одним ярким примером профилактических услуг в гей-клубах и саунах является работа ЛГБТ-организации «Гигия». В дополнение к бесплатному распространению презервативов, они предлагают быстрое тестирование на ВИЧ, туберкулез и гепатит. Эта услуга имеет решающее значение, особенно для тех, кто имеет более низкий доход и меньше осведомлен о ВИЧ, например, для мигрантов. «Для того, чтобы лучше обслуживать конкретные группы населения, в рамках гуманитарной деятельности здесь имеется мобильная клиника, приспособленная, в частности, для женщин, оказывающих платные сексуальные услуги и употребляющих наркотики. Здесь также есть специальная бригада быстрого реагирования для людей с ограниченными возможностями, состоящая из психологов, социальных работников и врачей», — добавил Линас.

В конце визита AFEW International и E.V.A. встретились с генеральным консулом Нидерландов г-ном Лайонелом Веером. Генеральный консул подтвердил приверженность правительства Нидерландов поддержке пропагандистских инициатив PITCH и его партнеров в Санкт-Петербурге.

PITCH оказывает поддержку общественным организациям для защиты прав групп населения, наиболее пострадавших от ВИЧ, и участвует в эффективной адвокации в Российской Федерации. Недавний визит в Санкт-Петербург иллюстрирует некоторые положительные и вдохновляющие результаты и открывает новые возможности для исполнения программ по улучшению доступа к услугам в области ВИЧ и здравоохранения для ключевых групп населения в России.