ЕС объявил о приеме заявок на гранты в рамках программы «Солидарность ЕС с российским гражданским обществом»

Представительство Европейского Союза в России объявило о начале приема заявок на получение грантов в рамках инициативы «Солидарность ЕС с российским гражданским обществом: защита уязвимых групп и групп, наиболее затронутых введенными в связи с пандемией COVID-19 ограничениями» с общим бюджетом 6 млн евро.

Цель инициативы – способствовать бесперебойной работе общественных организаций в момент, когда доступ к их обычным источникам финансирования ограничен ввиду ухудшения экономической ситуации. Кроме того, это позволит обеспечить непрерывность предоставления услуг, оказываемых наиболее уязвимым группам населения и тем, кто больше всего страдает в условиях пандемии, а также расширить их объем.

Мировая пандемия, спровоцированная COVID-19, серьезно сказывается на населении, обществе и экономике стран. Число заболевших во всем мире растет, а социально-экономические последствия подрывают доходы людей, их физическое и психологическое состояние, а также целостность местных сообществ. Распространение COVID-19 создает дополнительную нагрузку на сферу социальных услуг и усугубляет незащищенность затронутых им слоев населения, в особенности самых нуждающихся.

Для минимизации социально-экономического влияния этого кризиса уязвимым группам населения совершенно необходима поддержка со стороны общественных организаций. Однако многие из них сами серьезно страдают от ситуации с COVID-19: их важная деятельность, как и само существование находятся под большой угрозой из-за сокращения пожертвований.

В рамках заявленной программы выделяются гранты в размере от 400 000 до 600 000 евро. Сумма предоставленного ЕС гранта должна составлять менее 90% общей обоснованной стоимости планируемых мероприятий. При этом грант может покрывать и все обоснованные расходы, если запланированные мероприятия будут признаны крайне важными. В таких случаях соискателю необходимо обосновать потребность в полном финансировании (см. ст. 1.3. Руководства по подаче заявок).

Организации из Российской Федерации могут подавать заявки самостоятельно. Для остальных — необходимо участие как минимум одного российского партнера.

Срок подачи концепций: понедельник, 29 июня 2020 г.

Дополнительная информация о подаче общественными организациями заявок на проектное финансирование размещена на сайте EuropeAid/168597/DH/ACT/RU.   Для подачи заявок в рамках этой программы организациям необходимо зарегистрироваться в PADOR и подать заявку через PROSPECT. Вопросы можно направлять до 8 июня 2020 г. по электронной почте:

NEAR-TENDER-168597@ec.europa.eu

Мы стараемся изо всех сил предоставлять свои услуги

Иван Аношкин, координатор уличной социальной работы НПО «Проект Апрель», Тольятти, Россия, рассказывает об активностях в сфере снижения вреда его организации в период COVID-19.

Для справки

«Проект Апрель» работает в сфере услуг по снижению вреда. Основные ключевые группы — потребители инъекционных наркотиков и секс работники, однако с изменениями на нарко-сцене и появлением разных стимуляторов и солей, у организации появились новые группы клиентов, в частности люди, практикующие «химсекс». В организации работают 18 человек, а также имеется большое количество волонтеров. Организация «Проект Апрель» была признана в России иностранным агентом.

Сложности в связи с вирусом

До начала COVID-19 кризиса мы принимали клиентов в нашем офисе ежедневно по будням. Любой желающий мог прийти за консультацией, пройти экспресс тестирование на ВИЧ или получить набор по снижению вреда. Мы всегда стремились обеспечить условия для того, чтобы иметь возможность пообщаться в теплой располагающей обстановке с каждым из пришедших, предлагали выпить с нами чай, посидеть в тепле. Когда в марте только ввели режим самоизоляции, нам пришлось полностью закрыть наш офис. Однако, после того как стало ясно, что этот режим будет продлен на неопределённый срок, мы приняли решение, что будучи социальной организацией, мы не можем остановить нашу деятельность. Поэтому сейчас каждый рабочий день один из сотрудников находится в офисе, чтобы продолжать предоставлять помощь нашим клиентам «на месте». Естественно, пригласить пообщаться за чашечкой чая мы больше не можем из соображений их и нашей безопасности и стараемся передать все необходимое на входе.

Наша работа во многом сконцентрирована на аутриче и уличной работе, однако в настоящее время ее пришлось существенно сократить. Например: наша сотрудница каждую неделю ездила в гей-клуб, ей там удалось найти общий язык с его посетителями. Сейчас, когда все закрыто, такой возможности у неё больше нет, и это может негативно сказаться на ее клиентах, как на нынешних, так и на потенциальных.

Такое вынужденное дистанцирование отрицательно сказывается на качестве наших услуг. Стоит отметить еще одно очень существенное препятствие в нашей деятельности в условиях кризиса- это опасение вызвать повышенное внимание правоохранительных органов к нашим клиентам.

Нововведения

Теперь мы частично перешли в онлайн, на данный момент наши рабочие встречи мы проводим по скайпу. Поездки в реабилитационные центры, которые обычно мы осуществляем раз в 1-2 месяца, тоже проходят с применением онлайн технологий. Согласно нашей договоренности с руководством этих центров, мы заранее отвозим им брошюры и экспресс тесты на ВИЧ, а потом проводим наш семинар по скайпу, таким образом у пациентов есть возможность пройти тестирование, получить информацию и поддержку даже в условиях кризиса.

Нашим клиентам мы высылаем и развозим наборы по снижению вреда, тесты, если нужно, и продовольственную помощь из базовых продуктов. В основном, мы уже знаем, где находятся места, в которых продолжают собираться наши клиенты и поэтому развозим точечно по ним, предварительно составив список всего необходимого. Для наших сотрудников, волонтеров и активных участников, которые продолжают работать, мы закупаем маски, перчатки и дезинфицирующие средства.

Помимо этого, в условиях кризиса, у наших клиентов появилось больше потребностей в социальном и психологическом сопровождении. У нас есть служебное такси, на котором наши сотрудники ездят по клиентам, в случае необходимости предоставляя продовольственную и социальную помощь,. Также по доверенностям мы развозим АРВ терапию по домам.

В условиях режима самоизоляции количество первичных обращений уменьшилось, но не настолько критично как могло бы. Когда много лет занимаешься снижением вреда, тебя уже знают и сарафанное радио продолжает эффективно работать в любых условиях. Даже сейчас к нам в офис приходят новички по рекомендации наших клиентов.

Что дальше?

Этот кризис нам показал, насколько важно поддерживать связь с нашими клиентами не только в живую, но и через социальные сети. Быть постоянно в контакте. Поэтому, если у нас будет возможность, то мы наймем человека, чья работа будет посвящена только ведению наших аккаунтов в социальных сетях и поддерживанию контакта с нашими клиентами через мессенджеры.

Мы очень надеемся, что для наших сотрудников, которые продолжают «работать в поле» на свой страх и риск, так как у многих из них как у меня достаточно низкий уровень CD4, мы сможем найти возможность финансовой компенсации.

Меры безопасности для секс работников

Эндже Шагиева, секретарь Российского Форума секс-работников, о работе организации во время эпидемии COVID-19. 

Для справки:

Форум секс-работников России (Форум СР) является объединением активистов из числа людей, имевших опыт секс-работы, действующих секс-работников, их партнеров, помощников и союзников. Форум СР — это площадка для конструктивного общения секс-работников, созданная для обсуждения и разработки единых стратегий, направленных на охрану здоровья и благополучия секс-работников; на обеспечение доступа к научно-обоснованным программам профилактики ВИЧ/ИПП; на борьбу с насилием в отношении секс-работников со стороны клиентов, сотрудников полиции и третьих лиц; на изменение общественного мнения в отношении секс-работников и секс-работы в лучшую сторону со стороны государства и общества (дестигматизацию); oтмену наказания за занятие секс-работой; на обеспечение полноценного доступа секс-работников к правосудию, а также — на укрепление и развитие сообщества секс-работников и мобилизацию секс-работников и их сторонников для объединения усилий по вышеуказанным направлениям.

Сложности в связи с вирусом

Россия всегда была сложной страной для СР, транс*людей и мигрантов, а в связи с последствиями COVID-19 она еще более ухудшилась.

Так как резко упал спрос на секс-услуги, и возросли риски заражения COVID-19, часть секс-работников приостановили работу. Выйти на эту ключевую группу уже не так просто, так как СР стали меньше работать на улице и больше принимать в помещениях, куда нет доступа. Многие СР уходят со связи. Часть секс-работников продолжает оказывать секс-услуги и подвергает себя риску заражения. Кроме того, для них возросли риски стать жертвами преступлений или попасть под полицейские рейды, а значит — стать жертвой полицейского произвола. В связи с эпидемией многократно увеличилось количество преступлений в отношении секс-работников — грабежи, кражи, избиения, мошенничество, угрозы, шантаж, вымогательство.

Из-за ограничений в передвижении, часть СР не могут вернуться к себе домой, часть остались без средств существования и без жилья. Особенно сложно приходится СР мигрантам. Они вынуждены проживать по несколько человек в одной квартире, что многократно увеличивает риски инфицирования коронавирусом.

Проекты, работающие с СР, отменили аутрич-выезды на точки, где все еще, на свой страх и риск, СР продолжают свою деятельность. Прекратились тестирование на ВИЧ и раздача презервативов. Секс-работники по-прежнему нуждаются в презервативах, кроме этого, в защитных масках, в антисептиках и влажных салфетках, а некоторые — в продуктах и финансовых средствах.

Также есть определенные проблемы и в том, что клиенты секс-работников могут быть также носителями коронавируса и нарушать карантин, подвергая СР опасности заражения.

Из-за карантина, ВИЧ позитивные СР остаются без доступа к АРВ Терапии. Из-за нехватки денег, невозможности оплатить аренду съемных квартир, гормонотерапию, презервативы и лубриканы, кто-то пошел работать в онлайн, на вебкам. Но и там сложно, так как, хороший доход требует большого количества онлайн клиентов. У новичков их нет. А из-за наплыва новых людей, те, кто уже давно зарабатывает на вебкаме, стали меньше зарабатывать.

Нововведения

В связи с пандемией коронавируса в сообществе стало больше внимание уделяться информированию по вопросам профилактики и защиты от коронавируса. Через социальные сети, специальные группы, личные профили, в чатах и группах различных мессенджеров форум информирует СР о том, какие меры нужно принять для минимизации рисков заражения, как во время обычной жизни, так и во время оказания секс-услуг. Мы разослали несколько специальных файлов с визуальным контентом по профилактике заражения коронавирусом. Кроме этого волонтеры и сотрудники некоторых проектов, сотрудничающих с Форумом СР, на собственные средства закупили средства индивидуальной защиты (маски и антисептики) и раздавали их секс-работникам. Среди СР также была распространена информация о том, как быстро самостоятельно изготовить защитную маску и сделать антисептик.

Мы постоянно ведем работу со СМИ, организуем интервью с СР, которые рассказывают о проблемах в связи с пандемией, а так же о том, каким образом они соблюдают меры безопасности и какие меры безопасности требуют от клиентов.

Юрист Форума СР разработал памятку по получению социальной помощи от государства для семей с детьми и безработных. Секс-работникам рекомендовано обращаться за социальной помощью, если они попадают под льготную категорию граждан.

Мы постоянно информируем СР о новостях по теме пандемии, о новых рисках, мерах профилактики, и рисках быть подвергнутыми административному наказанию. По просьбе одной СР из Санкт-Петербурга, инфо-менеджер Форума СР сообщила в специальные службы о том, что за услугами обращался гражданин, нарушивший карантин. Таким образом, Форум СР помогает секс-работникам проявлять свою активную гражданскую позицию и бороться с распространением КВИ.

Сегодня Форум СР предпринимает попытки получить оперативное финансирование для оказания финансовой помощи особо пострадавшим от коронавируса СР, а также выдачи им продуктовых наборов или оплаты временного проживания.

Глобальный фонд по борьбе с ВИЧ и COVID-19 компании ViiV Healthcare

Компания ViiV Healthcare  объявила о создании глобального фонда в размере 3 млн фунтов стерлингов для изучения воздействия COVID-19 на сообщество людей, живущих с ВИЧ. Фонд также будет направлен на заполнение пробелов в области профилактики, лечения и ухода во время пандемии.

В рамках фонда будут созданы две программы. Чтобы получить грант, необходимо будет заполнить заявку. Исследовательский фонд в области реагирования на чрезвычайные ситуации выделит до 1,5 млн. фунтов стерлингов, они пойдут на поддержку научных исследований о воздействии COVID-19 на людей, живущих с ВИЧ. Фонд реагирования на чрезвычайные ситуации также выделит до 1,5 млн. фунтов стерлингов. Они пойдут на поддержку мероприятий на уровне сообществ, направленных на решение конкретных проблем, с которыми столкнулись люди, живущие с ВИЧ, во время этой пандемии.

Исследовательский фонд реагирования на чрезвычайные ситуации

Для того чтобы лучше понять последствия пандемии среди среди людей, живущих с ВИЧ, компания ViiV Healthcare приглашает подавать заявки на проведение исследований в трех приоритетных областях, которые включают эпидемиологию и реальные данные, инициативы по управлению системами здравоохранения в среде COVID-19 и биомаркеры, указывающие на восприимчивость к заболеванию, его тяжесть и прогрессирующее развитие.

Успешным заявкам будут предоставлены гранты из Фонда реагирования на чрезвычайные исследовательские ситуации на проведение независимых исследований в рамках существующей программы ViiV Healthcare’s existing Investigator Sponsored Studies (ISS). Прием заявок будет открыт с 27 апреля по 18 мая. Предложения будут рассмотрены внутренней научной комиссией ViiV Healthcare, а победившие кандидаты будут уведомлены об этом до 5 июня.

Общественный фонд реагирования на чрезвычайные ситуации

Компания ViiV Healthcare будет принимать заявки от общественных организаций для поддержки их работы по решению конкретных проблем, возникших для людей, живущих с ВИЧ, или пострадавших от ВИЧ в результате пандемии COVID-19. Через Фонд реагирования на чрезвычайные ситуации на уровне сообществ будут предоставляться гранты для поддержки постоянного доступа к критически важным услугам по профилактике, уходу и поддержке в связи с ВИЧ, дифференцированным моделям предоставления услуг, оплаты критически важному мед персоналу на уровне сообществ, а также мониторинга и обратной связи на уровне сообществ в отношении воздействия КОВИД-19 на услуги и поддержку в связи с ВИЧ. Чрезвычайный фонд сообществ не предназначен для приобретения фармацевтической продукции.

Запросы на подачу заявок будут открыты с 27 апреля по 15 мая. Заявки будут рассмотрены внутренней комиссией ViiV Healthcare, и кандидаты, выигравшие конкурс, будут уведомлены об этом до 25 мая.

Дополнительная информация здесь.

Ответ ВЕЦА COVID-19

Александр Чебин, координатор проектов в Региональном общественном фонде «Новая Жизнь», Екатеринбург, Россия.

Для справки:

Фонд «Новая Жизнь» работает в Екатеринбурге с 2011 года в сфере профилактики и борьбы со СПИД, а также помощи различным категориям населения. Ключевые группы — люди отбывающие наказание в местах лишения свободы (МЛС), а также освободившиеся из них; мигранты, потребители наркотиков, секс-работники, люди, затронутые ВИЧ, туберкулезом, гепатитами.

Сложности из-за вируса

В настоящее время мы приостановили наши активности по быстрому тестированию на ВИЧ и гепатиты- аутрич-выезды, мероприятия в реабилитационных центрах, уголовно-исполнительных инспекциях, отделах полиции, в системе ФСИН и других организациях.

После введения в стране режима самоизоляции представители наших ключевых групп оказались в новых реалиях – в частности, например, у них существенно повысился уровень тревожности, в том числе по вопросам лечения и ухода, много запросов мы получили по поводу психологической поддержки. Также в связи с изменяющимися экономическими обстоятельствами у людей появилось много страхов, связанных с вероятностью потери работы, неопределенности в будущем. Мы решили провести анализ работы за 2 недели самоизоляции — в итоге в несколько раз увеличились обращения через средства связи. Наши сотрудники ведут консультации, оказывают психологическую поддержку и сопровождают участников «по телефону», через различные мессенджеры. Особенно это актуально для людей, освободившихся из МЛС, которые не имеют навыка обращения в госорганы с использованием интернет-ресурсов.

Нововведения

К счастью, в условиях пандемии наша работа не прекращается. Однако из-за вируса и карантинных мер нам пришлось перейти в онлайн, и осуществлять взаимодействие с нашими участниками дистанционно, посредством средств связи.

В связи с новыми правилами приема пациентов, руководство СПИД-центра приняло решение привлекать волонтеров для помощи в доставке жизненно необходимых антиретровирусных препаратов. Таким образом, с 30 марта, наши сотрудники активно участвуют в этом процессе. Так, две сотрудницы принимают звонки и консультируют по вопросам подачи заявки на доставку. Фонд предоставил свой автомобиль с водителем, на котором мы обычно проводим экспресс-тестирование, для того, чтобы возить медицинских работников центра. Также 3 сотрудника и 1 волонтер «Новой Жизни» на своих автомобилях развозят АРВ терапию.

Кроме того, Фонд не прекращает оказывать юридическую и социальную помощь людям, делая это удаленно. Также, мы сопровождаем людей, освободившимся из мест лишения свободы, в медицинские организации, помогаем доставлять продуктовые наборы, одежду. В случае крайней необходимости один из наших сотрудников собирает наборы для участников в нашем дроп-ин центре, и соблюдая все необходимые меры безопасности доставляет по домам.

В дальнейшем мы планируем вернуться в привычный режим работы, оценить и осмыслить полученный опыт работы в условиях пандемии и, возможно, внести коррективы в некоторые аспекты нашей работы.

 

 

Голоса с Востока

AFEW International продолжает активно отстаивать на международной арене потребности региона ВЕЦА в сексуальном и репродуктивном здоровье и правах (СРЗП).

11 марта от имени партнерства «Голоса с Востока» AFEW International подала заявку в Министерство иностранных дел Нидерландов в рамках Политической программы укрепления гражданского сообщества на 2021-2025 годы, Грантового Инструмента Партнерства в области сексуального и репродуктивного здоровья и прав. Под руководством AFEW International партнерство «Голоса с Востока» объединило 11 сильных организаций и сетей, ориентированных на защиту прав женщин и молодежи из числа ключевых групп населения (КП) и трансгендерных лиц в целях улучшения доступа к сексуальным и репродуктивным правам и правам человека. В состав партнерства вошли:

AFEW International; Евразийская ассоциация снижения вреда (ЕССВ); ЭКОМ — Евразийская коалиция по здоровью, правам, гендерному и сексуальному разнообразию; Евразийский союз подростков и молодежи Teenergizer; Евразийская женская сеть по СПИДу (ЕЖВС); Сеть адвокации за права секс-работников (СВАН), Евразийская сеть людей, употребляющих наркотики (ENPUD); Dance4life; AFEW-Ukraine; AFEW-Kyrgyzstan; AFEW Kazakhstan.

Партнерство планирует работать с более чем 150 местными партнерскими организациями из стран Восточной Европы и Центральной Азии, осуществляя адвокацию прав женщин и молодых людей из ключевых групп населения (ЛЖВ, секс-работников, потребителей наркотиков, ЛГБТ, заключенных) и трансгендерных лиц в рамках программы «Всеобщее медицинское страхование» (ВЗС). Посредством усиления потенциала и мобилизации местных сообществ ключевых групп населения Партнерство будет работать в направлении научно обоснованной адвокации под руководством сообществ для обеспечения доступа к высококачественным, инклюзивным, свободным от стигмы, интегрированным и гендернотрансформирующим услугам в сфере охраны сексуального и репродуктивного здоровья.

О результатах этой работы мы узнаем в конце мая 2020 года.

Основы политики правительства Нидерландов по укреплению гражданского общества ориентированы на Западно-Африканский/Сахельский регион, регион Африканского Рога, а также Ближний Восток и Северную Африку (БВСА). Организация «Голоса с Востока» призывает обратить внимание на продолжающийся кризис в области здравоохранения в регионе ВЕЦА, который является единственным регионом в мире с растущей эпидемией СПИДа.

 

AFEW International обращается к международным организациям с просьбой принять незамедлительные меры

AFEW International вместе с другими европейскими НПО просит международные организации принять незамедлительные меры и защитить заключенных от коронавируса как можно скорее.

Текст обращения

Обращение европейских НПО, занимающихся вопросами охраны здоровья заключенных и защиты их права на охрану здоровья

Подписавшие данное обращение организации, занимающиеся защитой права заключенных на здоровье, встревожены отсутствием готовности пенитенциарных администраций к ситуации быстрого распространения коронавируса на континенте, а также, в большинстве стран, отсутствием рассмотрения конкретной ситуации с тюрьмами в национальных планах обеспечения готовности и в системах реагирования на инциденты в области общественного здравоохранения. Они напоминают, что более 1,5 миллиона человек содержатся в тюрьмах на континенте в каждый отдельно взятый день и что, в соответствии с международными соглашениями, государства обязаны принимать необходимые меры для защиты жизни и здоровья тех, кого они содержат под стражей.

Наблюдаемые недостатки представляют угрозу не только для заключенных и сотрудников, работающих в учреждениях, но и для населения в целом[1]. Тюрьмы, как правило, считаются усилителями распространения инфекционных заболеваний[2].

Несмотря на то, что уровни подверженности кризису в области здравоохранения сильно различаются в разных странах из-за значительных различий в характеристиках пенитенциарных систем и в эффективности национальных больничных систем, представляется, что в целом вопрос о пенитенциарной системе слишком широко игнорируется на европейском уровне, в то время как тюрьмы являются местами с высоким риском заражений. Вдобавок, в некоторых странах возникает соблазн принять меры по изоляции заключенных от остального населения, игнорируя права задержанных и их родственников и рискуя воспрепятствовать соблюдению населением инструкций по охране здоровья.

C учетом факторов риска в тюремном контексте, подписавшие НПО предупреждают соответствующие международные организации, прежде всего ВОЗ и Совет Европы, о серьезных недостатках, наблюдаемых на местах, и настоятельно призывают их оказывать давление на правительства с целью наискорейшего принятия специальных мер в области здравоохранения и освобождения из заключения.

Еще раз: Национальные ситуации сильно контрастируют, и то, что описывается в данном заявлении, не следует интерпретировать как отражающую единую ситуацию. Тем не менее, учитывая неотложность ситуации, можно подчеркнуть серьезность последствий, которые могут возникнуть в результате неспособности справиться со вспышкой коронавирусной инфекции в тюрьмах, и настоятельную необходимость незамедлительного действия международных организаций с целью перенаправления национальных политик на это направление.

  1. Тюрьмы представляют собой среду высокого риска для передачи инфекционных заболеваний

1.1 Условия содержания и организации пенитенциарных учреждений. Заключенные постоянно находятся в состоянии смешанности, будь то в камерах, в санитарных помещениях, во время прогулок, в мастерских, в залах ожидания медицинских подразделений и т. д. Все аспекты тюремной жизни включают перемещение заключенных в группах в более или менее большом количестве. Помещения зачастую плохо проветриваются. Во многих европейских странах эта ситуация усугубляется региональной или национальной проблемой переполненности тюрем[3]. С этой точки зрения, риски распространения инфекции в пенитенциарных системах бывшего СССР особенно значительны: I. Количество заключенных там особенно велико; II. следственные изоляторы часто переполнены и организованы как коллективные камеры, в то время как исправительные учреждения в основном организованы в казармах, в которых содержатся 80-150 заключенных, если не больше; III. после осуждения заключенные перевозятся на несколько недель или даже месяцев в назначенные им исправительные учреждения. Эти перевозки осуществляются в ужасных гигиенических условиях и включают многократные остановки в учреждениях, расположенных вдоль маршрута.

1.2 Население, подверженное высокому риску инфекционных заболеваний и сталкивающееся с серьезным фактором риска развития коронавирусной инфекции. В частности, количество больных туберкулезом в европейских тюрьмах в 30 раз выше, чем среди населения в целом[4]. Тюремное население Европы стареет быстрыми темпами. [5]. Несколько стран Европы, особенно в Восточной Европе, сообщают о распространенности ВИЧ среди заключенных по ставкам, превышающим 10%. 

1.3 Часто неработающая тюремная система здравоохранения. Несмотря на то, что уровень развития тюремной медицины сильно различается между странами, организация ухода в тюрьмах никогда не рассчитана на кризисную ситуацию. Еще более критичен тот факт, что во многих странах Восточной Европы медицинские структуры часто недоборудованы, недоукомплектованы персоналом и не способны адекватно справляться с обычным бременем обыкновенных заболеваний. Более того, они, как правило, страдают от очень плохой связи с общей системой здравоохранения, что приводит к значительным задержкам. Почти во всех странах часто возникают проблемы из-за отсутствия возможности эскорта.

  1. Руководство ВОЗ по мерам защиты от распространения COVID-19 почти не применяется в тюрьмах.

ВОЗ предоставила государствам руководство по мерам общественного здравоохранения, которые могут замедлить передачу и распространение COVID-19[6]. Многие государства приняли меры по запрету собраний, закрытию большинства заведений, открытых для публики и даже введению карантина для всего населения. Хотя в этом отношении ситуация не во всех странах одинаковая, следует отметить, что меры, рекомендованные ВОЗ, по большей части не применяются в тюрьмах[7].

2.1 Cокращение контактов заключенных с их родственниками: наиболее распространенный ответ тюремной администрацией.

Национальные органы власти, как правило, ограничиваются предоставлением информации о вирусе и ограничением контактов заключенных со внешним миром[8]. Некоторые, как во Франции, отменили проведение коллективных мероприятий в тюрьмах. Однако эти меры не способствуют адекватному уменьшению рисков заражения, которое также может быть вызвано новоприбывшими заключенными, вывозом заключенных в суды, персоналом, работающим в тюрьме, и т. д.

Эти меры могут иметь нежелательные последствия: тюремная среда особенно способствует распространению слухов. Закрытые системы особенно уязвимы для ложной информации / мифов, которые могут распространяться из уст в уста или через Интернете. Усиливающаяся изоляция тюремной среды усиливает влияние слухов[9].

2.2 Сохранение регулярности перегруппировки людей: благоприятная среда для распространения вируса. В настоящее время заключенные, как правило, по-прежнему сталкиваются с множественными и рутинными ситуациями скопления людей, связанными с перекличкой, работой, принятием душа и т. д., Тюремный персонал ежедневно контактирует с большим количеством заключенных, проводит обыски тела и камер.

2.3 Невыполнение необходимых мер. Также с этой точки зрения власти, похоже, не учитывают риски внутреннего распространения в тюрьме. Заключенные часто не в состоянии соблюдать инструкции по гигиене рук. Маски для людей с симптомами или медицинского персонала не доступны[10]. Чистка помещений производится в обычных условиях[11].

  1. Действия при выявленных случаях заражения COVID-19

Лаконичность распространенных планов готовности и реагирования в тюрьмах или даже отсутствие какой-либо публичной информации по этому вопросу указывает на то, что тюремные медицинские службы на данном этапе не были подготовлены к притоку случаев COVID-19. Ввиду серьезных сбоев соответствующих служб в лечении распространенных патологий в обычное время, недостаточная готовность предполагает импровизированное и, следовательно, потенциально хаотическое ведение случаев COVID-19.

3.1 Протокол лечения и сотрудничество с гражданской медициной. В большинстве стран не было никакой информации о протоколах лечения, определяющих разделение ролей между тюремной медициной и гражданской медициной.

3.2 Возможности пенитенциарных медицинских учреждений. За исключением[12] нескольких стран по доступным заявлениям, какого-либо усиления медицинских подразделений с точки зрения персонала и оборудования, особенно респираторного оборудования, не происходит. Похоже, что руководство для медицинских работников в отношении COVID-19 и тяжелых острых респираторных инфекций не распространялось.

3.3 Перевозка и пребывание задержанных пациентов в больнице. Не сообщалось об увеличении численности медицинского персонала; также не было предоставлено сопровождение для доставки пациентов с Covid-19 в гражданские больницы. Никаких регулирующих мер для облегчения безопасного перемещения и пребывания пациентов в стационаре, по-видимому, не предусматривалось.

  1. Меры, предоставляющие риск для соблюдения основных права.

Некоторые страны приняли или собираются принять радикальные меры по ограничению контактов заключенных с остальным миром. Некоторые страны приняли решение полностью приостановить семейные визиты, другие ввели жесткие ограничения в этой области. Некоторые государства предусмотрели компенсационные меры, такие как расширение возможностей телефонной или видеоконференцсвязи.

Несколько экспертов ООН и Совета Европы призвали государства избегать чрезмерного применения мер безопасности в ответ на вспышку коронавируса. Когда речь заходит о тюрьмах, НПО «Международная пенитенциарная реформа» напоминает о требованиях необходимости и соразмерности мер, ограничивающих права посещения в этом контексте.

Хотя ограничения на контакты с внешним миром могут быть оправданы там, где они соразмерны риску и сопровождаются адекватными компенсационными мерами, следует подчеркнуть, что закрытие тюрем само по себе повышает риск жестокого обращения, особенно в кризисных и панических ситуациях. Ограничения в отношении посещений и мероприятий неизбежно приведут к возникновению ситуаций большой напряженности. Тюремные администрации столкнутся с беспрецедентным давлением. Если меры по оказанию чрезвычайной помощи не будут приняты оперативно, особенно в том, что касается числа задержанных, то они могут столкнуться с ситуациями, с которыми очень трудно справиться.

Кроме того, крайне важно, чтобы Национальный превентивный механизм (НПМ) сохранял свое право на доступ в тюрьмы, и чтобы заключенные имели возможность связаться с ними по телефону при соблюдении соответствующих условий конфиденциальности.

  1. Незамедлительное вмешательство на международном уровне

Подписавшиеся призывают международные правительственные организации в полной мере учитывать как основной риск для здоровья, связанный с распространением COVID-19 в тюрьмах, так и инертность, проявленную государствами, и, следовательно, принять меры для обеспечения того, чтобы государства действовали эффективно и с полным уважением к основным правам лиц, находящихся под стражей.

5.1 Меры по профилактике, раннему выявлению и контролю COVID-19. Международные организации должны действовать быстро, чтобы заставить государства разработать необходимые планы предотвращения и реагирования. ВОЗ должна играть свою ведущую роль в этой области и оказывать поддержку властям в подготовке и реагировании. В то же время, технической поддержки недостаточно, и ВОЗ и соответствующие органы Организации Объединенных Наций и Совета Европы должны использовать все свое влияние, чтобы заставить государства выполнять свои международные обязательства по защите жизни и здоровья лиц, содержащихся в заключении.

5.2 Избежать распространения СOVID-19 путем значительного сокращения количества заключенных. Какие бы меры ни принимались тюремными администрациями для адаптации к жизни в местах лишения свободы, конфигурация помещений и организация тюрем явно не позволяют осуществлять профилактические меры и, в частности, социальную дистанцию. Если не будет явного сокращения числа заключенных, вирус будет быстро распространяться в учреждениях, а тюрьма и медицинские службы будут перегружены. Национальные власти должны оценить последствия и принять срочные меры для серьезного сокращения числа людей, находящихся под стражей. В этом отношении органы Совета Европы, и в частности Комитет министров, Генеральный директорат по правам человека и соблюдению законности, Комитет по предупреждению пыток (КПП), и Коммисар по правам человека которые играют важную роль в определении пенитенциарной и тюремной политики, должны быстро принять рекомендации, чтобы заставить государства предпринять эти решительные шаги. Государства имеют в своем распоряжении широкий спектр мер, которые могут привести к быстрым последствиям: от руководящих принципов уголовной политики предоставлены органам прокуратуры до исключительных мер помилования и амнистии. Крайне важно, чтобы на европейском уровне был дан очень быстрый импульс для руководства национальной политикой таким образом.

5.3 Контролировать соблюдение основных прав. Механизмы контроля за соблюдением основных прав должны принимать исключительные организационные меры, с тем чтобы они могли в полной мере играть свою роль. В частности, Европейский суд по правам человека должен укрепить свою способность рассматривать запросы о принятии временных мер в соответствии с правилом 39 Регламента Суда. Это очень часто необходимо и в обычные времена в некоторых странах, таких как Россия или Украина, для получения ухода, необходимого для защиты жизни. Вполне вероятно, что количество обоснованных запросов значительно возрастет, независимо от того, касаются ли они помощи, требуемой по COVID-19, или патологий, которые не покрываются из-за перегрузки тюремных медицинских служб или отсутствия эскортов. Более того, по юридическим или практическим причинам, остро встанет необходимость доступа заключенных к их адвокатам или НПО. В дополнение к продлению сроков направления дела Суд должен принять практические инструкции, адаптирующие формальные требования, вытекающие из статьи 47 Регламента Суда. Другие соответствующие органы Совета Европы должны организовать мониторинг мер, принимаемых государствами для борьбы с пандемией.

PDF версия документа

На 18.03.2020

Первые подписавшие организации :

European Prison Litigation Network — EPLN

Eurasian Network of People who use Drugs – ENPUD

Helsinki Foundation for Human Rights (Poland)

Altro Diritto (Italy)

Promolex (Republic of Moldova)

Antigone (Italy)

Belgian Bar (French and German speakers bars) – Avocats.be (Belgium)

Kharkiv Human Rights Protection Group – KHPG (Ukraine)

Ukrainian Human Rights Institute (Ukraine)

Bulgarian Helsinki Committee (Bulgaria)

Фонд Общественный Вердикт (Russia)

Русь Сидящая (Russia)

Ban Public (France)

Observatoire International des Prisons – Section Francaise (France)

Prison Archive/Strafvollzugsarchiv e.V. (Germany)

Правовая Основа (Russia)

Международная Правозащитная Группа Агора (Russia)

Зона Права (Россия)

Association for Human Rights of Andalusia (Spain)

Iridia – Center for the Defense of Human Rights (Spain)

Centre de la protection internationale (France/Russia)

Сибирь без Пыток (Russia)

Человек и Закон (Russia)

Уральская Правозащитная Группа (Russia)

Civil Activists (Russia)

Tatort Zukunft (Germany)

Kosova Rehabilitation Centre for Torture Victims – KRCT (Kosovo)

Avocats sans Frontieres – ASF (Belgium)

La Ligue des Droits de l’Homme – Section belge (Belgium)

Украинское единство (Украина)

HPLGBT (Украина)

«Новая Жизнь» (Россия)

«Всеукраинская Лига «Легалайф» (Украина)

Захид шанс (Украина)

Инициативная группа «PULS» (Молдова)

Гражданин Н. (Россия)

Форум ЛУН (Россия)

Только вперед, Россия

Ukrainian Helsinki Human Rights Union (Ukraine)

AFEW International (Нидерланды)

[1] WHO, Prison and Health, Genève, 2014
[2] The Lancet, HIV and related infections in prisoners, Sep 10, 2016 Volume 388Number 10049p1025-1128, e2-e3
[3] Prison population brief. See also CoE, White Paper on Prison Overcrowding, CM(2016)121-add3
[4] WHO Europe, Good practices in the prevention and care of tuberculosis and drug-resistant tuberculosis in correctional facilities (2018)
[5] For instance, a report by Public Health England (PHE) showed that the proportion of people in prison aged 50 or older has increased by 150 per cent between 2002 and 2017.
[6] https://www.who.int/emergencies/diseases/novel-coronavirus-2019/technical-guidance
[7] In France, the National Preventive Mechanism stated on 16 March that the safety of persons in remand detention centres was no longer guaranteed and that the administration will therefore fail in its obligation to protect the persons under its control if it does not take the necessary measures as a matter of urgency. It called for a reduction in the prison population by encouraging prison exits and limiting entries.
[8] In addition to visitations restrictions, the Irish Prison Service planned on a number of contingency measures to reduce the number of people in custody in a controlled manner.
[9] In Italy the lack of medical information and miscommunication resulted in panic and false myth.
[10] For instance, hydroalcoholic gel is prohibited for detainees.
[11] In Italy, according to the NGO l’Altro Diritto, ombudsmen have expressed high concerns for the lack of masks, gloves or sanitizer. In Belgium, the guidelines for the management of suspected or actual cases of contamination recall the shortage of means of protection (masks, disinfectant gel) and recommend their use only when necessary.
[12] In Moldova, the texts dated 12 March foresee the supply of equipment stocks (protective masks, multifunctional electronic thermometers, etc.), medicines, biodistructive preparations, etc.

Как помочь мигрантам?

По данным UNAIDS (www.unaids.org)[1], Россия занимает второе место в мире по количеству трудовых мигрантов после США. Ростовская область – один из регионов страны, где их количество постоянно растет. Одной из причин этого является географическое положение региона — Ростовская область имеет самую протяженную границу с Украиной. Именно поэтому, а также в силу ряда событий, связанных с противостоянием и военными действиями в Донецкой и Луганской областях, наряду с трудовыми мигрантами из стран Центральной Азии на территории Ростовской области в различном статусе находится множество мигрантов из Украины.

Есть ли специальные сервисы для мигрантов в Ростове-на-Дону? Как среди мигрантов реализуется профилактика ВИЧ? Куда приезжие люди могут обратиться, не подвергая себя опасности? На эти вопросы AFEW International ответил Вячеслав Цуник, президент Ростовской региональной общественной организации по профилактике социально значимых заболеваний «КОВЧЕГ – АнтиСПИД», руководитель проекта «Профилактика ВИЧ-инфекции, предоставление сервисов по ВИЧ, мигрантам в Ростове–на–Дону».

Значительная финансовая поддержка этого проекта — исследования и предоставления сервиса мигрантам — была оказана AFEW International, которая в том числе фасилитировала координацию с организациями в Центральной Азии для более эффективной поддержки мигрантов при выезде из страны проживания в Россию.

Для справки

Трудовые мигранты входят в число наиболее уязвимых к ВИЧ группам населения в мире, что обусловлено множеством факторов. Данные многочисленных исследований показывают, что выходцы из Центральной Азии обладают очень низким знанием об инфекционных заболеваниях: ВИЧ/СПИДе и вирусных гепатитах В и С. Также усугубляет ситуацию низкое социально-экономическое положение мигрантов из Центральной Азии и ближнего зарубежья, ограниченность доступа к медицинским услугам, низкий уровень социальной поддержки и высокий уровень депрессии, связанной с удаленностью от семьи. Высокая степень изолированности данной социальной группы, часто становится причиной распространения ВИЧ внутри самого данного сообщества, в том числе через контакты с работницами коммерческого секса – преимущественно выходцами из их региона.

 

Вячеслав, насколько сегодня в Ростове-на-Дону доступна медицинская помощь для трудовых мигрантов в целом?

Медицинская помощь трудовым мигрантам, официально находящимся в России в Ростовской области, оказывается на основании страхового полиса, который они приобретают при оформлении патента. Без полиса медицинская помощь доступна на платной основе, а вот экстренная скорая помощь при угрозе жизни инфарктах, инсультах, катастрофах авариях, оказывается всем, даже без наличия документов, бесплатно, за счет государства.

Насколько трудовые мигранты информированы по вопросам ВИЧ-инфекции?

Опрос и анкетирование трудовых мигрантов показали то, что они слабо информированы по вопросам ВИЧ инфекции. Причина этого, по нашему мнению — недостаток профилактической информации, предоставляемой им на родине в образовательных программах в учебных заведениях и при выезде на работу в Россию.

Практикуют ли мигранты рискованное поведение?

На самом деле, рискованное поведение практикуется мигрантами примерно в таких же пропорциях, как и всех молодыми людьми. Если мы говорим о мигрантах-выходцах из регионов Азии, например, из Таджикистана и Узбекистана, то в силу традиций у молодых людей менее рискованное поведение. Их основное общение проходит с земляками, а еще у них есть принципы уважения к старшим и народные традиции, которые ограничивают рискованное поведение. Украинские и Молдавские граждане более близки нам, русским, по культурным взглядам, и ситуация среди них схожа с нами. Есть молодежь, у которой рискованное поведение в плане ВИЧ является нормой, это, в основном, представители ключевых групп. Их не очень много в соотношении с основной массой мигрантов, но они есть, и часть из них являются клиентами нашей организации. Отказываться от такой модели поведения они не готовы.

Есть ли различия в поведении ВИЧ положительных и ВИЧ отрицательных мигрантов?

Различие в поведении мигрантов ЛЖВ и людей без ВИЧ действительно есть.

ЛЖВ мигранты — более закрытая группа, не готовая говорить о заболевании как с родственниками, так и с земляками. Они обращаются за помощью в СПИД сервисную организацию зачастую только в случаях угрозы жизни, изредка при необходимости пополнения запаса АРВ препаратов при угрозе перерыва в лечении.

В России, если тест на ВИЧ дает положительный результат, мигранты, будучи иностранными гражданами, не могут получить бесплатное антиретровирусное (АРВ) лечение. Как решается этот вопрос?

Ситуация с получения АРВ препаратов регулируется порядком обеспечения АРВ препаратами граждан. АРВ лечение за счет государства могут получать только граждане страны. В связи с этим, люди не могут получить бесплатное лечение, так как они не являются гражданами страны. У нашей организации налажены контакты с общинными сервисными организациями в ряде стран ближнего зарубежья. У нас есть возможность помогать людям, обратившимся к нам – мы можем организовать помощь по сопровождению и АРВ лекарствам из стран постоянного проживания мигрантов.

Сегодня вы реализуете проект «Профилактика ВИЧ-инфекции, предоставление сервисов по ВИЧ, мигрантам в Ростове – на – Дону». Расскажите о нем подробнее.

Цель нашего проекта — снижение скорости распространения ВИЧ инфекции за счет повышения информированности мигрантов о ВИЧ инфекции, а также создание услуг и сервисов, направленных на профилактику ВИЧ-инфекции среди мигрантов.

Что мы делаем? Во-первых, готовим консультантов равный – равному из среды мигрантов. Во-вторых, оказываем медико-социальное сопровождение ВИЧ-инфицированных мигрантов, организовывая им доступ к медицинским услугам.

В-третьих, мы встречаемся и проводим и переговоры с представителями диаспор о внедрении профилактических инструментов в среду мигрантов в Ростовской области и организуем взаимодействия с НКО в странах проживания обращающихся к нам клиентов.

Наша организация, «КОВЧЕГ – АнтиСПИД» — это общинная организация людей, живущих с ВИЧ, представителей уязвимых групп, ЛЖВ, секс-работников, представителей ЛГБТ сообщества, а также мигрантов. Например, в рамках данного проекта мы подготовили консультанта «равный – равному» из среды мигрантов. Это гражданка Украины, живущая с ВИЧ. Еще один наш консультант «равный-равному» по работе с наркозависимыми людьми также является гражданином Украины. Кроме того, для проведения исследования в среде мигрантов мы привлекали волонтера, студента университета в Ростовской области из Узбекистана Равшана.

В рамках проекта для мигрантов был организован процесс предоставления сервисов по ВИЧ. Среди них — экспресс-тестирование, до и после тестовое консультирование, представление при необходимости препаратов АРВ из резервной аптечки, сдачи анализов и содействие в получении консультаций врача инфекциониста, сдачи анализов иммунный статус и вирусная нагрузка, назначения препаратов и контроля лечения. Также мы предоставляли мигрантам информацию о существующих законных возможностях получения Российского гражданства с заболеванием ВИЧ инфекция, содействовали в получении разрешения на временное проживание и Российского гражданства людям с ВИЧ.

Как и где вы распространяете информацию о сервисах?

Наши информационные листы доступны мигрантам в местах их скопления — миграционной службе, медицинских учреждениях, выдающих им справки, изоляторах содержания для депортации, в ВУЗах, с которыми мы работаем. В своей работе мы используем инструмент QR код, благодаря которому каждый желающий мигрант может скачать информацию на смартфон и пользоваться ей, когда угодно. Данная информация в итоге выводит клиента на наших консультантов, и они получают от них всю необходимую им информацию.

Что в последнее время из вашей деятельности вам запомнилось больше всего?

Недавно мы обратились в Общественную наблюдательную комиссию за содействием в доступе к мигрантам, находящимся в изоляторах временного содержания для депортации. Общественная Наблюдательная Комиссия, помогая нам, организовала официальный запрос в МВД. Мы провели выезд в учреждения, встретились с содержащимися там мигрантами, живущими с ВИЧ, и договорились с руководством учреждений о возможности нашего доступа к ЛЖВ мигрантам. Мы планируем искать финансовую возможность для получения людьми с ВИЧ консультации врача инфекциониста, для сдачи ими анализов на иммунный статус и вирусную нагрузку, а также возможности достать АРВ препараты на время содержания в учреждении. Так же мы готовим обращение к руководству страны по поводу необходимости обеспечения данной категории людей лечением ВИЧ инфекции за счет государства.

Без профилактики не обойтись

По завершении Программы ГФ в России 2015-2018 гг. резко сократилось финансирование программ профилактики среди ключевых групп, вплоть до того, что некоторые НКО приостановили свою деятельность. Некоторые все-таки остались «на плаву» и продолжили работу с учётом имеющихся ресурсов. Одна из этих организаций – «Общество ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом «Позитивный диалог” (Санкт-Петербург).

Для того, чтобы иметь возможность продолжить свою деятельность на благо общества, и в частности работу по оказанию комплексных услуг профилактики для мужчин, имеющих секс с мужчинами (МСМ), президент организации, Михаил Ступишин, обратился в 2019 году в Фонд оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА. Что ему удалось сделать, он рассказал AFEW International.

О причине возрастающих цифр

В 2012 году Санкт-Петербургский Центр СПИД, совместно с действующей в то время организацией «Красная лента» проводил исследование распространения ВИЧ-инфекции среди МСМ Санкт-Петербурга, по результатам которого пораженность группы составила 13 %. В 2017, уже в рамках Программы Глобального Фонда в России 2015-2018 гг. проводилось большое исследование, в том числе и по распространению ВИЧ-инфекции. По результатам уже этого исследования пораженность группы МСМ составила 22,8 %. Такой значительный рост был косвенно обусловлен высоким уровнем миграции в городе, ведь Санкт-Петербург — второй по населенности город России. Однако, на мой взгляд, основной причиной этого роста стало отсутствие программ профилактики ВИЧ среди МСМ в необходимом объеме.

 О Фонде оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА

После завершения Программы ГФ в России 2015-2018 гг. мы, как и многие организации, оказались в трудном положении. У нас возникли сложности и с финансированием, и с ресурсами, в частности с презервативами, лубрикантами, тест-системами. В то же время, у нас было четкое понимание и опасение, что приостановка деятельности и выключение сервисной составляющей профилактической работы усугубит ситуацию по ВИЧ среди МСМ, и будет способствовать всплеску заболеваемости. При этом государственное участие в профилактике среди МСМ, как и среди других ключевых групп в целом, равно «0», а коммерческие организации как правило сторонятся темы ВИЧ, и уж тем более темы «ВИЧ среди МСМ».

Благотворительные фонды, что российские, что международные, заинтересованы в первую очередь в поддержке адвокации. Это, безусловно, правильно, но и без профилактики, включая сервис, на мой взгляд не обойтись. Создание Фонда оперативной помощи пришлось как нельзя кстати. Тем более, что Фондом финансируются не только адвокационные проекты, но профилактическая деятельность организаций, позволяя ВИЧ-сервисным НКО региона продолжать свою работу с ключевыми группами, быстро решать злободневные вопросы и искать другие источники финансирования на выполнение среднесрочных и долгосрочных планов.

Благодаря поддержке Фонда оперативной помощи ключевым группам населения региона ВЕЦА мы закупили презервативы, тест-системы на ВИЧ и лубриканты, а также продолжили работу по оказанию комплексных услуг профилактики для МСМ. Часть приобретенных презервативов была передана в МСМ-ориентированные клубы «Центральная станция», «Лабиринт», «Присцилла» и сауну «Атлантис» для дальнейшего бесплатного распространения среди своих посетителей, а также в рамках партнерских отношений АНО «Центр Гигиея» и Движению «Серебряная Роза» для осуществления профилактической деятельности среди МСМ и МСМ/СР.

О МСМ/ЛГБТ сообществе в Санкт-Петербурге

Проблемы МСМ/ЛГБТ сообщества в Санкт-Петербурге такие же, как и по стране: гомофобия различной степени выраженности, стигматизация и дискриминация со стороны общества, нахождение вне правового поля. На самом деле, это только на словах около 50 % населения относятся к МСМ/ЛГБТ положительно, либо нейтрально, говоря: «пусть делают, что хотят, но… в закрытой комнате». Подобный «нейтралитет», вплоть до резко выраженного негатива и агрессии влечет за собой невозможность представителям сообщества выразить себя как личность, заявить о себе как о полноправном члене социума, с интересами которого тоже надо считаться. В итоге, развивается самостигматизация, поиск «места под солнцем», а само сообщество в целом «загоняется в угол», если можно так выразиться. Кто-то в этот период бросается «во все тяжкие», а кто-то «наглухо» закрывается. И в той, и в другой крайности психоэмоциональный фон нестабилен. В результате: развитие различных зависимостей, сложности с поиском постоянного партнёра, рискованное сексуальное поведение, что увеличивает риск заражения ВИЧ-инфекцией и ИППП. В тоже время, ВИЧ-положительные представители МСМ/ЛГБТ-сообщества нередко подвергаются двойной стигме: и со стороны общества, и внутри собственного сообщества.

Одной из сегодняшних проблем является нарастающее распространение химсекса среди МСМ/ЛГБТ Санкт-Петербурга. В данном случае, ситуация осложняется еще и экономическими барьерами доступа к PrEP и презервативам, а также низким уровнем культуры заботы о сохранении собственного здоровья. Хотя, частота использования презерватива и приверженность к защищенным сексуальным практикам остается на достаточно высоком уровне в целом.

Об идеальном обществе

Размышляя об идеальном обществе, я всегда представляю себе общество, понимающее и не осуждающее, не считающее преступлением любовь между мальчиком и мальчиком, или девочкой и девочкой (и я сейчас не о сексе); общество в котором право выбора реально и ненаказуемо. И если есть какая-то большая общая проблема, особенно такая, как безудержный рост заболеваемости ВИЧ-инфекцией, то не только специалисты не открещиваются от «неудобности» темы, но и люди, не вовлеченные в эпидемию; люди, принимающие решения. Мне очень нравится опыт европейских стран, например Франции, Нидерландов, Дании, Швеции и др. Здесь есть реально работающие модели противодействия ВИЧ, в которых государственное участие в профилактике данного заболевания значительно и распространяется на все ключевые группы. Здесь есть четкое осознание, что ВИЧ-инфекция – это социально значимое заболевание, а соответственно и работа с ним ведется в совокупности с решением социальных проблем как общего населения, так и ключевых групп.

О вовлеченности сообщества

Давно известен неоспоримый факт, что работа с сообществом при участии самого сообщества наиболее эффективна. И принцип «равенства» не только по ВИЧ+, но и по принадлежности к ключевой группе играет важнейшую роль. Люди понимают, что им необходимо, потому что знают проблемы изнутри, они сами в этом нуждаются. К сожалению, работа с МСМ/ЛГБТ сообществом с точки зрения развития сообщества, повышения потенциала и укрепления позиций в социуме в ответ на высокую распространённость ВИЧ-инфекции, ведется слабо либо не ведется вовсе. Причины тому есть как социальные, так и правовые. Но, мы уверены, что руки опускать не стоит, ведь работы предстоит много. Ведь МСМ/ЛГБТ в нашем городе гораздо больше, нежели 10,5 тыс. на 5 млн. петербуржцев (официальная статистика Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга на начало 2020 года).

Проект поддержан Elton John AIDS Foundation  и Aidsfonds. 

Какой должна быть первичная медицинская помощь?

В 2019 году Анке ван Дам, исполнительный директор AFEW Интернешнл, вошла в состав консультативного совета Европейского форума первичной медицинской помощи (EFPC) для того, чтобы привнести в EFPC свои знания и огромный опыт работы в регионе ВЕЦА, а также обширную сеть контактов с организациями, институтами, агентствами и специалистами.

О том, каков на сегодняшний день уровень первичной медицинской помощи (ПМП) в регионе ВЕЦА и как можно его улучшить, AFEW International поговорил с Яном де Маэсенеером, бывшим председателем Европейского форума первичной медицинской помощи, почетным профессором Гентского университета.

Ян, каковы основные характеристики эффективной первичной медицинской помощи (ПМП)?

Мы можем говорить об эффективной системе первичной медицинской помощи тогда, когда такая помощь доступна для обширного круга проблем, координация предоставления помощи происходит непрерывно, предлагается широкий спектр услуг здравоохранения в партнерстве с лицами, обеспечивающими уход на неформальной основе. Такая помощь должна базироваться на поддержке соответствующих государственных структур, и при этом должны быть обеспечены необходимые финансовые ресурсы и инвестиции в развитие персонала, оказывающего ПМП. Эффективная первичная медицинская помощь не только обеспечивает профилактику заболеваний, но также стимулирует людей вести более здоровый образ жизни. В целом в рамках системы ПМП здоровье рассматривается более комплексно, при этом уделяется внимание не только биомедицинским потребностям и потребностям в психическом здоровье, но и другим причинам слабого здоровья, в том числе социальным факторам (таким как условия жизни, трудоустройство). Благодаря этому первичная помощь больше ориентирована на потребности людей, чем на их заболевания.

В каких странах/каком регионе ПМП на сегодняшний день лучше всего развита?

В основном это Европа. Относительно сильные системы ПМП существуют в Дании, Эстонии, Финляндии, Литве, Нидерландах, Португалии, Словении, в некоторых регионах Испании и Бельгии, а также в Великобритании. Мне особенно импонируют примеры Дании, Эстонии и Финляндии. В этих странах имеются так называемые «зоны оказания первичной медицинской помощи». Для этого берутся районы с населением 100-200 тысяч человек и на этом уровне создается система ПМП. Это позволяет обеспечить высокую степень участия всех заинтересованных лиц. На таком уровне легко обеспечить их сотрудничество, и при этом осуществлять надзор за актуальными потребностями населения в услугах здравоохранения. Такой охват не слишком большой, но при этом достаточно большой, чтобы обеспечить «критическую массу» для эффективных интервенций в различных направлениях.

А что насчет региона ВЕЦА?

Качественная первичная медицинская помощь требует демократии. К сожалению, старая советская система здравоохранения Семашко с существованием поликлиник и отсутствием семейных врачей, при которой врачи зарабатывают очень мало, не позволяет организовать эффективную ПМП. Я хочу отметить достижения Казахстана – недавно страна открыла для себя важность семейных врачей. Также меня очень удивил Кыргызстан. В прошлом году у меня была возможность прочесть лекцию для пятикурсников мединститута в Бишкеке. Когда мы обсуждали случаи пациентов, они продемонстрировали высокую приверженность, ориентированность на пациентов, а также прекрасные навыки принятия клинических решений. В настоящее время EFPC старается помочь странам в регионе ВЕЦА организовать более эффективное межпрофессиональное обучение в сфере первичной медицинской помощи, применяя практики ПМП в местных общинах.

Важно, чтобы страны региона сотрудничали между собой и строили свои собственные системы ПМП. В Восточной Европе успехи отмечаются в Эстонии и Литве. Беларусь – не лучший пример из-за политической ситуации в стране. Сложно построить сильную систему ПМП в условиях политической диктатуры. В России я вижу некоторые позитивные сдвиги. Например, в Санкт-Петербурге есть хорошие отделения семейной медицины, которые практикуют подход, ориентированный на потребности людей. Но ситуация в стране все еще сложная. Эффективная ПМП может быть построена только в тех странах, где есть свобода слова, права человека, демократия и уважение разнообразия.

Почему эффективная ПМП особенно важна для людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ)?

Как правило, в странах региона ВЕЦА, если у человека есть одно из трех заболеваний – ВИЧ, ТБ или гепатит – большинство ресурсов системы здравоохранения концентрируется именно на них. При этом отсутствует комплексная, интегрированная первичная медицинская помощь.

Как было четко указано в резолюции Всемирной ассамблеи здравоохранения № 62.12, принятой в 2009 году, ПМП эффективно работает, когда лечение таких заболеваний и уход в связи с ними интегрированы в общую систему первичной медицинской помощи. В Африке я видел людей, у которых было, скажем, 5 заболеваний, и им приходилось обращаться в 5 разных вертикальных программ лечения таких заболеваний к пяти докторам, которые даже не общались между собой. При этом грамотная система здравоохранения предусматривает, что эти 5 компонентов должны быть сведены воедино, потому что, например, диабет может быть (непрямым) следствием лечения ВИЧ-инфекции.

Есть ли разница между подходами к лечению ЛЖВ в Европе и в странах ВЕЦА?

В западных странах пациенты с ВИЧ/СПИДом – это такие же пациенты, как и все другие, их лечат в общей системе ПМП. Когда у врачей ПМП возникают сложности, они направляют пациентов для получения специализированной помощи. Такой подход также помогает предотвратить стигматизацию, потому что, когда люди лечатся отдельно, для них создана специальная программа, то есть огромный риск стигмы. Кроме того, интегрированный подход более экономически эффективен.

Как изменить отношение людей, в том числе врачей, к людям, живущим с ВИЧ?

Прежде всего требуется переобучение семейных врачей и других поставщиков услуг ПМП. В России врачей очень мало обучают коммуникации с пациентами, если обучают вообще, и они не знакомы с подходами, основанными на правах человека. Например, в моем университете (Гентском университете) студенты проходят 55-часовой курс по коммуникации между врачом и пациентом с видеосъемкой, с постановочными ситуациями и реальными пациентами. Кроме того, необходимо обучить достаточное количество семейных врачей оказанию первичной помощи: это 3 года последипломного обучения с полной академической нагрузкой, согласно определенным программам и стандартам. Также нужно информировать и обучать население.

Люди должны понимать, что каждый человек заслуживает уважения и что мы не должны стигматизировать других людей из-за наличия у них каких-либо заболеваний. Речь идет об открытой культуре в стране, и это ответственность правительства и гражданского общества.

Какова цель EFPC в отношении региона ВЕЦА?

У EFPC есть ряд целей во всех регионах, в т.ч. в ВЕЦА:

— создание единого информационного центра и формирование со временем обширной базы данных и информации;

— содействие развитию инновационных интервенций, основывающихся на принципах равенства, доступа, качества, ориентации на потребностей человека и людей, экономической эффективности, инноваций и устойчивости;

— обеспечение связи между заинтересованными сторонами: пациентами, гражданами и организациями гражданского общества;

— коммуникация и обмен информацией;

— обеспечение взаимодействия и обучения.

На сегодняшний день у нас налажена связь со странами региона ВЕЦА, люди из этих стран посещают наши мероприятия. 27 сентября 2020 года у нас пройдет большая конференция в Любляне, а в будущем мы возможно организуем также конференцию в Центральной Азии. Мы стремимся создать региональную платформу для обмена опытом. Мы надеемся, что сможем свести вместе поставщиков услуг здравоохранения и представителей правительств стран, чтобы они могли учиться друг у друга организации услуг, отвечающих потребностям людей.