Отстаивание интересов трансгендерного сообщества

Жить в обществе и быть жертвой разного рода насилия — для трансгендерных людей в Украине, к сожалению, становится нормой. Стигма и дискриминация, а также порой насилие со стороны полиции ограничивают доступ трансгендеров к правоохранительной системе, а также качественным медицинским сервисам.

Игорь Медведь, Координатор украинской организации HPLGBT и грантер Фонда Экстренной Помощи ключевым группам населения ВЕЦА, рассказал AFEW International о том, с какими проблемами трансгендерные люди сталкиваются в стране, а также о том, как их можно решить.

Для справки:

HPLGBT – это общественная самоорганизация трансгендерных людей, которая уже 6 лет представляет интересы трансгендерного (транс) сообщества в Украине. HPLGBT является членским объединением национального уровня, которое действует в пользу групп повышенного риска инфицирования ВИЧ, в частности трансгендерных людей.

Игорь, HPLGBT проводила несколько исследований касательно трансгендерных людей. Расскажите немного о них.

Мы уверены, что адвокация прав и интересов ключевых групп населения не возможна без досконального изучения ситуации.

Проводя исследования, мы не только обнаруживаем проблематики, которые могут быть скрыты от сервисных организаций, но также разрабатываем ключевые рекомендации для людей, принимающих решения, и поставщиков услуг.

В 2019 году силами сообщества мы провели мониторинг соблюдения прав человека по отношению к трансгендерным женщинам вовлеченных к секс-работу, в результате чего сформировали Альтернативный отчет в разрезе конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин[1]. Этот отчет был осуществлен при поддержке Фонда экстренной помощи ключевым сообществам региона Восточной Европы и Центральной Азии, и описывает 61 случай нарушения прав транс людей с включением информации о наиболее типичных нарушениях прав человека.

Также мы изучили специфику химсекса и проблемы, с которыми сталкиваются практикующие его люди.

Мы очень надеемся, что Секретариат Уполномоченного Верховным Советом Украины по правам человека включит в скором времени все наши рекомендации по реформированию и гуманизации политики в свой ежегодный отчет. Такие действия помогут нам в адвокационной деятельности.

В дополнении к этому мы направляем рекомендации всем, кто формирует нац.программы по ВИЧ с целью включения важных услуг для трансгендерных людей и надеемся, что программы будут меняться в соответствии с ожиданиями и потребностями тех, для кого они осуществляются.

Финансирование некоммерческих организаций в регионе ВЕЦА порой оставляет желать лучшего. Как вы выживаете в таких условиях?

Наш основной источник средств — это малые гранты на непостоянной основе, поэтому, к сожалению, наша организация чаще всего работает ситуативно. Однако даже небольшими средствами малых грантов нам удается сделать многое в усилении голоса трансгендерных людей. Наша работа основывается на правах и свободах человека, и планируя активности, мы стараемся сфокусироваться на изучении ситуаций с наиболее нуждающимися в помощи группами транс людей. Наши основные ключевые группы – это трансгендерные секс-работники или трансгендерные люди, практикующие химсекс. Такие группы сталкиваются с множественной стигматизацией по причине их осознанной занятости в секс-работе, гендерной идентичности, сексуальной ориентации, ВИЧ-статуса, наркопотребления.

Тем не менее, не смотря на то, что финансирование сокращается, возможности для получения денег все-таки есть. Мы несколько раз обращались в Фонд Экстренной Помощи, и благодаря его грантам смогли выстоять в это не простое время. Мы также передали свои навыки сообществу, и теперь сообщества МСМ секс-работников, включая тех, кто практикует химсекс, начали процесс мобилизации и помощи друг-другу. Мы им помогаем в этом, оказывая многостороннюю поддержку, включительно техничную помощь.

Каковы ваши планы на будущее?

Что касается адвокационных целей и задач, то мы планируем и дальше принимать участие в увеличении доступа к тестированию, лечению и профилактике ВИЧ, включая профилактику СПИДа через интервенции по приверженности, поддержке и уходу. Мы планируем продвигать интервенции по подавлению репликации ВИЧ в результате АРТ (вирусная супрессия), а также участвовать в продвижении прав, связанных с сексуальным и репродуктивным здоровьем.

Самый запоминающийся случай из практики.

Недавно меня очень потряс инцидент с изнасилованием, ограблением и пытками трансгендера в Житомирской области. Шесть злоумышленников, с одним из которых транс человек познакомился (-лась) на сайте знакомств, длительное время издевались над ним/ней, надев на жертву наручники, били, угрожали ножом, срезали одежду и насиловали. Однако самое ужасное – это то, что вместо того, чтобы расследовать нападение как преступление на почве ненависти, полиция квалифицировала его только как «грабеж», тем самым вызвав возмущения со стороны правозащитников. Мы же глубоко убеждены в гомофобном/трансфобном мотиве этого инцидента.

С какими сложностями в работе вы сталкиваетесь?

Самые большие сложности возникают из-за того, что сегодня в Украине нет действенных механизмов защиты прав трансгендерных людей. Расследования преступлений, подобных тому, что я описал, не отличаются адекватностью и исключают мотивы на почве ненависти. К сожалению, План действий по реализации Национальной стратегии в области прав человека[2], не выполнен должным образом.

Также в списке Министерства здравоохранения Украины до сих пор нет прямого упоминания, что трансгендерные люди являются ключевой группой в контексте ВИЧ. Ну, и конечно, пакет услуг, который предоставляется в программах профилактиках ВИЧ инфекции, не всегда отвечает потребностям трансгендерных людей. Особенно если эти люди являются представителями суб-групп.

Как сами представители сообщества относятся к вашей активности?

По-разному. Есть те, кто благодарен нам и часто помогает организации. Особенно много таких людей среди тех, кто уже когда-то получил помощь от нас, и мы оправдали их ожидания.

Но бывают и недовольные. Так, например, я и члены HPLGBT часто слышим такие фразы как: «если бы вы не выпячивались, нас бы никто не трогал», или, например, «нас не трогали, но из-за ваших гей-парадов теперь можно ожидать постоянные нападения гопников или скен-хэдов».

Это в очередной раз доказывает факт, что люди мало понимают, что видимость – это одна из важнейших составляющих в защите и расширении прав не только трансгендеров, но и всех других ключевых групп в целом. Мы должны прилагать больше усилий к разъяснению и информированию общественности о важности видимости разнообразных сообществ, усилению голоса стигматизируемых и дискриминируемых групп населения и в целом – построению открытого и сильного общества.

[1] ALTERNATIVE REPORT ON IMPLEMENTATION OF THE CONVENTION ON THE ELIMINATION OF ALL FORMS OF DISCRIMINATION AGAINST WOMEN.
www.HPLGBT.org/publish/TG-Monitoring_2019/report_en.pdf
[2] DECREE OF THE PRESIDENT OF UKRAINE # 501/2015. On Approval of the National Human Rights Strategy of Ukraine.
www.HPLGBT.org/publish/media/en/UKRAINE_NATIONAL_ACTION_PLAN_ON_HUMAN_RIGHTS_en.pdf

 

Трудовые мигранты в России и их потребности

Автор: Chamid Sulchan

Трудовые мигранты в России, к сожалению, до сих пор имеют ограниченный доступ к медицинским услугам. Они также сталкиваются с множеством препятствий для нормальной жизни, как со стороны государства, так и со стороны общества в целом.

Даниил Кашницкий, младший научный сотрудник Высшей школы экономики по направлению «Трудовая миграция и ВИЧ-инфицированные мигранты, живущие в России», рассказал AFEW International о медицинском страховании мигрантов, сотрудничестве с российскими властями и поделился надеждами на лучшее будущее.

С какими трудностями сталкиваются трудовые мигранты из Центральной Азии в России?

Это зависит от страны, откуда приезжают мигранты. Люди из Казахстана и Кыргызстана чувствуют себя в России немного лучше, потому что эти страны входят в Евразийский экономический союз. Гражданам этих стран не нужно получать вид на жительство или разрешение на работу. Все, что им нужно сделать по приезду в Россию — это официально зарегистрироваться по месту жительства. Тем не менее, иногда получение этого документа может стать барьером, потому что не все хозяева жилья готовы предоставлять мигрантам официальную регистрацию.

Некоторые мигранты могут подать заявление на получение государственной медицинской страховки. Мигранты из Беларуси, Армении, Кыргызстана и Казахстана имеют право на такую страховку уже три года, однако услуги по борьбе с туберкулезом и ВИЧ не включены в эту страховку.

Однако есть страны, такие как Узбекистан и Таджикистан, которые не входят в Евразийский экономический союз. Мигранты оттуда должны иметь разрешение на работу, которое нужно продлять каждый год. Кроме того, каждый месяц они должны платить специальный налог, что, учитывая низкую заработную плату, может быть весьма тяжело для мигрантов.

Кроме того, мигранты могут столкнуться и с другими проблемами. Например, в российском Федеральном законе № 38 есть пункт о том, что в случае выявления у иностранного гражданина ВИЧ-инфекции или туберкулеза его необходимо депортировать из страны. Если ВИЧ-инфицированный известен миграционным органам, то они включают его имя в свою базу данных. Если человек покинет Россию, то ему будет запрещен повторный въезд. Поскольку депортация – это еще также и довольно дорогая процедура, то мигранты часто предпочитают оставаться в России без документов. Небольшая часть пойманных без документов мигрантов содержится в центрах задержания. Другие мигранты живут в укрытии и продолжают работать, выполняя черную работу. Некоторые из них получают АРТ в НПО и частных клиниках, однако значительная часть мигрантов все же не имеет доступа к медицинским услугам и продолжает жить по мере снижения уровня CD4. Некоторые просто попадают в скорую помощь. К сожалению, мы не можем дать точные статистические данные, так как не мигранты без документов не фигурируют ни в государственной статистике, ни в досье пациентов.

Что влияет на отсутствие доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам? Возможно, языковой барьер или что-то еще?

Для мигранта говорить на одном языке с медицинским специалистом, конечно, важно, потому что разговор о здоровье и теле – это всегда достаточно интимно. Некоторые мигранты из Средней Азии рассказывали мне, что они предпочитают ходить в клиники, где работают люди их культуры. Одной из причин было то, что врачи-мигранты лучше понимают социально-экономическое положение мигрантов в России. Например, они не будут назначать им дорогостоящие лекарства, потому что знают, что мигранты не могут себе их позволить. Еще одним из самых больших барьеров для мигрантов из Центральной Азии является дискриминация в клиниках и государственных учреждениях.

К сожалению, мигранты могут быть причиной роста эпидемии ВИЧ в своих странах…

Верно. Миграцию в Центральной Азии осуществляют преимущественно мужчины, 80% мигрантов из Центральной Азии — это молодые мужчины в возрасте от 20 до 50 лет. В основном это сезонные мигранты. Они уезжают в Россию на 10-11 месяцев в году, затем на один-два месяца возвращаются на родину. Это единственное время, когда они встречаются со своими женами, детьми и другими родственниками. Многие из них имеют сексуальные контакты в России (иногда небезопасные) с работниками секс-бизнеса или просто с женщинами из своих стран.

Как мигранты из таких стран, как Таджикистан, Узбекистан, получают медицинскую страховку в России?

Мигранты из этих стран не имеют доступ к государственному страхованию. Однако одним из требований при обращении за разрешением на работу для них является наличие частной медицинской страховки. Ее можно купить в одной из частных страховых компаний. Это очень базовая страховка, которая стоит около 50 евро в год, и часто она служит лишь для того, чтобы показать власти, что у человека есть страховка. На самом же деле, она не предоставляет достаточный доступ к медицинскому обслуживанию. В нее, по сути, входят услуги бесплатной скорой медицинской помощи, которая до сих пор предоставляется бесплатно любому физически проживающему в России человеку. Если он сломал ногу или у него возникли другие острые ситуации, он получит неотложную помощь. Но если мигранту необходимо дальнейшее лечение, то за это уже придется платить. И в большинстве случаев базовая частная страховка ему не поможет. Конечно, можно купить и более дорогую страховку, которая включает в себя все услуги, но мигранты не могут себе этого позволить.

Как вы и ваша организация помогаете решать проблемы доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам?

Прежде всего, мы с коллегами создали региональную экспертную группу по миграционному здоровью в нашем регионе. Это неформальная сеть экспертов гражданского общества. Мы собираем аргументы и пытаемся убедить политиков отменить запрет на пребывание ВИЧ-инфицированных иностранных мигрантов в России. Мы стараемся донести до лиц, принимающих решения то, что запрет на проживание ВИЧ-инфицированных только усугубляет эпидемиологическую ситуацию. Это приводит к негативным последствиям для мигрантов, так как они могут распространить вирус еще дальше в общество. Мы ведем диалог с российскими властями по данному вопросу, но, к сожалению, процесс создания такой благоприятной атмосферы и ее реального воплощения в жизнь очень долгий.

Сотрудничать с российскими властями не так легко, не правда ли?

Да, потому что российские власти сейчас мало прислушиваются к тому, что говорит гражданское общество. Нужно иметь очень сильные аргументы, создавать благоприятную среду и менять общественное мнение. Мы работаем с журналистами, помогая им делать публикации о мигрантах с ВИЧ, живущих в России. Мы работаем с организациями гражданского общества и обучаем их. Наши партнерские организации оказывают прямые услуги мигрантам, например, в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону и некоторых других крупных городах России, которые привлекают трудовых мигрантов.

Конечно, некоторые ограниченные услуги для мигрантов все-таки существуют: например, они могут пройти тестирование на ВИЧ или получить консультации по вопросам здоровья. Однако вопрос с устойчивым предоставлением АРТ все еще не решен, и это большая проблема, поскольку большинство мигрантов не могут позволить себе терапию.

Сегодня российское правительство, похоже, не хочет вносить серьезные изменения. Власти понимают, что отсутствие мигрантов нанесет большой урон российской экономике, и правительство старается держать мигрантов в тени. Они не могут открыто говорить о своих правах, создавать профсоюзы или другие движения. Мигранты не имеют доступа к социальным выплатам, не только к здравоохранению, но и к пенсионным фондам и другим фондам безопасности.

Что, по Вашему мнению, должно быть сделано российским правительством для улучшения доступа мигрантов из Центральной Азии к медицинским услугам?

Первое, что нужно сделать России — это либерализовать законодательство в области ВИЧ. Это очень важно, потому что как только ВИЧ-положительные мигранты обретут свободу передвижения, они, по крайней мере, смогут получать АРТ у себя на родине. Во-вторых, России необходимо выделять финансирование для НПО, которые работают с мигрантами, проводить тестирование мигрантов и оказывать им психосоциальную поддержку. В-третьих, очевидно, что все, кто проживают в России и вносят свой вклад в российскую экономику, в том числе и мигранты, должны получить доступ к российскому медицинскому обслуживанию, в том числе к услугам в области ВИЧ и туберкулеза. Здравоохранение должно быть открытым для всех людей, фактически живущих и работающих в России. И здесь речь не только о базовых правах человека, но и об эпидемиологическом аспекте: если мы не хотим, чтобы болезни распространялись дальше, мы должны обеспечить людям элементарный доступ к услугам.

Видите ли вы возможность того, что ситуация изменится в будущем?

Я все еще пытаюсь позитивно смотреть на вещи, потому что в регионе Восточной Европы и Центральной Азии есть некоторые сдвиги, как, например, вступление Кыргызстана и Казахстана в Евразийский экономический союз. Подписание странами-членами соглашения о медицинском страховании для своих граждан при миграции в рамках Союза стало серьезным прорывом. Что касается доступа к услугам по лечению ВИЧ и туберкулеза в России, то здесь ситуация остается неизменной в течение последних 25 лет. Происходит это из-за того, что когда власть приняла эту политику, в России не было такого сильного роста ВИЧ, как сейчас.

Сейчас мы пытаемся сказать властям: нет, вам не нужно платить за мигрантов и их медицинскую страховку! Начните с декриминализации, освободите мигрантов от этого постоянного страха быть депортированными за нелегальное проживание и подвергаться нарушениям прав. Это действительно важно, если Россия хочет создать достойные условия для всех людей, которые живут и работают в стране.

 

 

ЕС объявил о приеме заявок на гранты в рамках программы «Солидарность ЕС с российским гражданским обществом»

Представительство Европейского Союза в России объявило о начале приема заявок на получение грантов в рамках инициативы «Солидарность ЕС с российским гражданским обществом: защита уязвимых групп и групп, наиболее затронутых введенными в связи с пандемией COVID-19 ограничениями» с общим бюджетом 6 млн евро.

Цель инициативы – способствовать бесперебойной работе общественных организаций в момент, когда доступ к их обычным источникам финансирования ограничен ввиду ухудшения экономической ситуации. Кроме того, это позволит обеспечить непрерывность предоставления услуг, оказываемых наиболее уязвимым группам населения и тем, кто больше всего страдает в условиях пандемии, а также расширить их объем.

Мировая пандемия, спровоцированная COVID-19, серьезно сказывается на населении, обществе и экономике стран. Число заболевших во всем мире растет, а социально-экономические последствия подрывают доходы людей, их физическое и психологическое состояние, а также целостность местных сообществ. Распространение COVID-19 создает дополнительную нагрузку на сферу социальных услуг и усугубляет незащищенность затронутых им слоев населения, в особенности самых нуждающихся.

Для минимизации социально-экономического влияния этого кризиса уязвимым группам населения совершенно необходима поддержка со стороны общественных организаций. Однако многие из них сами серьезно страдают от ситуации с COVID-19: их важная деятельность, как и само существование находятся под большой угрозой из-за сокращения пожертвований.

В рамках заявленной программы выделяются гранты в размере от 400 000 до 600 000 евро. Сумма предоставленного ЕС гранта должна составлять менее 90% общей обоснованной стоимости планируемых мероприятий. При этом грант может покрывать и все обоснованные расходы, если запланированные мероприятия будут признаны крайне важными. В таких случаях соискателю необходимо обосновать потребность в полном финансировании (см. ст. 1.3. Руководства по подаче заявок).

Организации из Российской Федерации могут подавать заявки самостоятельно. Для остальных — необходимо участие как минимум одного российского партнера.

Срок подачи концепций: понедельник, 29 июня 2020 г.

Дополнительная информация о подаче общественными организациями заявок на проектное финансирование размещена на сайте EuropeAid/168597/DH/ACT/RU.   Для подачи заявок в рамках этой программы организациям необходимо зарегистрироваться в PADOR и подать заявку через PROSPECT. Вопросы можно направлять до 8 июня 2020 г. по электронной почте:

NEAR-TENDER-168597@ec.europa.eu

Мы стараемся изо всех сил предоставлять свои услуги

Иван Аношкин, координатор уличной социальной работы НПО «Проект Апрель», Тольятти, Россия, рассказывает об активностях в сфере снижения вреда его организации в период COVID-19.

Для справки

«Проект Апрель» работает в сфере услуг по снижению вреда. Основные ключевые группы — потребители инъекционных наркотиков и секс работники, однако с изменениями на нарко-сцене и появлением разных стимуляторов и солей, у организации появились новые группы клиентов, в частности люди, практикующие «химсекс». В организации работают 18 человек, а также имеется большое количество волонтеров. Организация «Проект Апрель» была признана в России иностранным агентом.

Сложности в связи с вирусом

До начала COVID-19 кризиса мы принимали клиентов в нашем офисе ежедневно по будням. Любой желающий мог прийти за консультацией, пройти экспресс тестирование на ВИЧ или получить набор по снижению вреда. Мы всегда стремились обеспечить условия для того, чтобы иметь возможность пообщаться в теплой располагающей обстановке с каждым из пришедших, предлагали выпить с нами чай, посидеть в тепле. Когда в марте только ввели режим самоизоляции, нам пришлось полностью закрыть наш офис. Однако, после того как стало ясно, что этот режим будет продлен на неопределённый срок, мы приняли решение, что будучи социальной организацией, мы не можем остановить нашу деятельность. Поэтому сейчас каждый рабочий день один из сотрудников находится в офисе, чтобы продолжать предоставлять помощь нашим клиентам «на месте». Естественно, пригласить пообщаться за чашечкой чая мы больше не можем из соображений их и нашей безопасности и стараемся передать все необходимое на входе.

Наша работа во многом сконцентрирована на аутриче и уличной работе, однако в настоящее время ее пришлось существенно сократить. Например: наша сотрудница каждую неделю ездила в гей-клуб, ей там удалось найти общий язык с его посетителями. Сейчас, когда все закрыто, такой возможности у неё больше нет, и это может негативно сказаться на ее клиентах, как на нынешних, так и на потенциальных.

Такое вынужденное дистанцирование отрицательно сказывается на качестве наших услуг. Стоит отметить еще одно очень существенное препятствие в нашей деятельности в условиях кризиса- это опасение вызвать повышенное внимание правоохранительных органов к нашим клиентам.

Нововведения

Теперь мы частично перешли в онлайн, на данный момент наши рабочие встречи мы проводим по скайпу. Поездки в реабилитационные центры, которые обычно мы осуществляем раз в 1-2 месяца, тоже проходят с применением онлайн технологий. Согласно нашей договоренности с руководством этих центров, мы заранее отвозим им брошюры и экспресс тесты на ВИЧ, а потом проводим наш семинар по скайпу, таким образом у пациентов есть возможность пройти тестирование, получить информацию и поддержку даже в условиях кризиса.

Нашим клиентам мы высылаем и развозим наборы по снижению вреда, тесты, если нужно, и продовольственную помощь из базовых продуктов. В основном, мы уже знаем, где находятся места, в которых продолжают собираться наши клиенты и поэтому развозим точечно по ним, предварительно составив список всего необходимого. Для наших сотрудников, волонтеров и активных участников, которые продолжают работать, мы закупаем маски, перчатки и дезинфицирующие средства.

Помимо этого, в условиях кризиса, у наших клиентов появилось больше потребностей в социальном и психологическом сопровождении. У нас есть служебное такси, на котором наши сотрудники ездят по клиентам, в случае необходимости предоставляя продовольственную и социальную помощь,. Также по доверенностям мы развозим АРВ терапию по домам.

В условиях режима самоизоляции количество первичных обращений уменьшилось, но не настолько критично как могло бы. Когда много лет занимаешься снижением вреда, тебя уже знают и сарафанное радио продолжает эффективно работать в любых условиях. Даже сейчас к нам в офис приходят новички по рекомендации наших клиентов.

Что дальше?

Этот кризис нам показал, насколько важно поддерживать связь с нашими клиентами не только в живую, но и через социальные сети. Быть постоянно в контакте. Поэтому, если у нас будет возможность, то мы наймем человека, чья работа будет посвящена только ведению наших аккаунтов в социальных сетях и поддерживанию контакта с нашими клиентами через мессенджеры.

Мы очень надеемся, что для наших сотрудников, которые продолжают «работать в поле» на свой страх и риск, так как у многих из них как у меня достаточно низкий уровень CD4, мы сможем найти возможность финансовой компенсации.

Мы полностью ушли в онлайн

Александр Могилка, руководитель центра дневного пребывания «Компас» Харьковского благотворительного фонда «Благо», координатор проекта «Восполняя пробелы: здоровье и права уязвимых групп » в Харькове, Украина.

Для справки:

Центр дневного пребывания «Компас» работает в направлении снижения вреда от проявлений рискованного поведения у подростков. Ключевая группа — подростки, имеющие опыт употребления наркотиков. Работа центра включает в себя несколько направлений, среди которых социальное сопровождение клиентов, индивидуальное консультирование, проведение групповых информационных занятий для подростков группы риска и массовых профилактических мероприятий. В центре разработана программа реабилитации в условиях центра дневного пребывания, работает ресурсный центр для специалистов, занимающихся с подростками группы риска.

Сложности в связи с вирусом

С начала карантина вся наша работа перешла в режим он-лайн, нам пришлось полностью прекратить очное консультирование клиентов. Теоретически, клиенты все еще имеют возможность получить презервативы и другие необходимые для них материалы, или, например, протестироваться — рядом живущий с центром сотрудник всегда готов, по предварительной договоренности, предоставить эти услуги. Однако на практике клиентам сложно передвигаться в городе, да и небезопасно — они рискуют получить вирус, быть оштрафованными.

Нововведения

Нам пришлось по максимуму перейти в онлайн. Это касается и нашего внутреннего менеджмента, и работы с клиентам. Наши специалисты продолжают консультировать, как клиентов так и их родителей, по телефону, с использованием Скайп-связи или других, удобных для клиентов программ. Мы стараемся удержать и тех клиентов, которые проходят программу реабилитации. При помощи платформы ZOOM мы организовали фокус-группу с клиентами проекта, а для более чем 50 специалистов из 4 населенных пунктов Харьковской области провели ряд вебинаров.

Кроме этого, мы активизировали работу с подростками на странице ЦДП «Компас» в Инстаграм. Там проводятся прямые эфиры со специалистами проекта, конкурсы и викторины. Главная цель — привлечь новых клиентов в проект. Мы предполагаем, что по окончании карантина, они обратятся за услугами в наш центр. Также с помощью страницы мы напоминаем клиентам о необходимости и правилам сбережения собственного здоровья. Специалисты проекта поддерживают постоянную связь с чемпионами, которые реализуют проект Journey4Life. Чемпионы активно коммуницируют с ребятами из учебных групп в чатах, где отвечают на вопросы, устраивают конкурсы и дают им полезную информацию.

Через социальные сети, месседжеры и телефонную связь мы продолжаем контактировать с партнёрами и перенаправлять клиентов для получения необходимых услуг. Например, клиентов реабилитационной программы мы перенаправляем к наркологу для получения консультаций.

Как показывает статистика посещения нашей странички в Инстаграм, подросткам нравится такой вид взаимодействия, хотя они и скучают по живому общению. Мы предполагаем, что подростки ценят нашу активность в социальных сетях и видят в этом наше желание оставаться с ними и быть полезными для них и в это нелегкое время.

В целом, данная ситуация заставила нас по-другому делать ту же работу, что мы делали до карантина. Это интересный вызов, который сделает нас сильнее и разнообразнее с точки зрения предоставления услуг для подростков. По сути, мы вынуждены были войти в мир их интересов и возможностей. Наша задача — умело использовать это. Однако есть и более сложные вызовы, например, проведение тестирования подростков на ВИЧ-инфекцию и другие болезни, связанные с их поведением. В этом направлении мы ничего не сможем сделать, пока карантинные меры не будут ослаблены.

Что дальше?

Совместно с Коммунальным учреждением «Харьковский областной центр молодежи» мы планируем провести не менее 3-х тренингов для подростков на темы, связанные с профилактикой рискованного поведения, а также на тему использования сайтов, игровых платформ и других приложений, которые пропагандируют здоровый способ жизни и способствуют всестороннему развитию подростков.

В рамках программы Journey4Life мы проведем два челенджа. Первый будет связан с фото в инстаграм с главным посылом путешествия «Я хочу жити в світі, де оберуть здоров’я». Второй челендж будет о танцах – участники должны будут повторять разученные части танца. Оба челенджа пройдут по принципу — первые начинают чемпионы и передают эстафету участникам.

Кроме того, планируем связываться с теми посетителями нашей странички в Инстаграм, которые давали неверные ответы на вопросы викторин (например о ВИЧ-инфекции или об использовании презервативов) с целью проанализировать их знания, принадлежность к группе риска и привлечь к получению услуг в рамках проекта.

 

Потенциальное воздействие COVID-19 на развитие туберкулеза в странах с высоким уровнем заболеваемости

Длительность карантина, ограничения на передвижение и нарушение работы противотуберкулезных служб могут привести к катастрофе для сотен тысяч людей, подверженных риску.
Модельный анализ, опубликованный Партнерством «STOP TB», показывает, что при трехмесячной блокировке и длительном 10-месячном восстановлении услуг в период с 2020 по 2025 гг. в мире может быть зарегистрировано еще 6,3 миллиона случаев заболевания ТБ и 1,4 миллиона смертей от ТБ.
Новое исследование было сделано Партнерством «STOP TB» в сотрудничестве с Имперским колледжем, компанией «Avenir Health» и Университетом Джона Хопкинса при поддержке USAID. Моделирование было построено на предположениях, сделанных по результатам экспресс-оценки воздействия пандемии COVID-19 и связанных с ней мер по борьбе с ТБ в 20 странах с высоким уровнем заболеваемости ТБ, на долю которых приходится 54% глобального бремени ТБ.
При моделировании основное внимание было уделено трем странам с высоким бременем — Индии, Кении и Украине — и экстраполированы оценки этих стран для создания глобальной оценки воздействия COVID-19 на ТБ.
Согласно новому исследованию, при трехмесячной блокировке и длительном 10-месячном восстановлении услуг заболеваемость и смертность от туберкулеза в мире в 2021 году возрастут до уровней, которые в последний раз наблюдались в период с 2013 по 2016 год, соответственно. Это означает, что борьба с туберкулезом будет отброшена на пять-восемь лет назад.
Чтобы свести к минимуму воздействие пандемии COVID-19 на ТБ и спасти миллионы жизней, национальным правительствам необходимо принять незамедлительные меры, обеспечивающие непрерывность предоставления услуг по диагностике, лечению и профилактике ТБ в период блокировки, а также предпринять массированные усилия по активному диагностированию, отслеживанию, лечению и профилактике ТБ.

На свой страх и риск. Ответ ВЕЦА COVID-19.

Юрий Авдеев, председатель правления Челябинской городской общественной организации «Независимый исследовательский центр «Есть мнение», Россия.

Для справки:

Независимый исследовательский центр «Есть мнение» работает в сфере профилактики социально опасных заболеваний и исследований различных аспектов общественной жизни с 2000 года. Центр занимается снижением уровня распространения социально опасных заболеваний, таких как ВИЧ-инфекция, туберкулез и инфекции, передаваемые половым путём; оказывает помощь в преодолении психологических и коммуникационных проблем (сложности в общении, неуверенность в себе); помощь в раскрытии личностных качеств, самореализации личности; социально-психологическую, информационную помощь людям, живущим с ВИЧ и больным туберкулезом, а также их значимому окружению.

На сегодняшний день  Центр «Есть мнение» — крупнейший оператор по экспресс-тестированию на ВИЧ на Урале. Ежегодно клиентами программы становятся 19000 жителей Челябинской области и приграничных территорий. Основные целевые группы – Мужчины, имеющие секс с мужчинами (МСМ), трансгендеры (ТГ), люди, употребляющие наркотики (ЛУН), общее население.

Сложности в связи с вирусом

На протяжение пяти лет наша организация занимается профилактической работой в контексте ВИЧ с МСМ/ТГ. Еженедельно по пятницам две команды специалистов (психолог + медсестра) работали на базе двух ночных клубов для ЛГБТ, осуществляя эксп­­­­­ресс-тестирование на ВИЧ, до и после тестовое консультирование, распространяли профилактические информационные материалы, презервативы и лубриканты, осуществляли сопровождение выявленных клиентов для постановки на учет в Центр СПИД. В связи с объявлением режима самоизоляции ночные клубы оказались закрыты, поэтому мы больше не имеем возможности продолжать обычную работу на их базе. Кабинет тестирования также был закрыт.

К сожалению, данная ситуация парализовала работу нашей организации, и большинство активностей прекратилось. Многие переходят в онлайн, однако надо понимать, что он-лайн консультации, например, не заменят тестирования на ВИЧ и выдачу презервативов и лубрикантов.

Нововведения

7 апреля мы на свой страх и риск возобновили работу кабинета тестирования в вечернее время, потому что получили запрос от клиентов на прохождение тестов и получения презервативов и лубрикантов. Помогло нам в этом сотрудничество с центром СПИД. Кроме того, сегодня мы осуществляем доставку АРВТ препаратов для ВИЧ+ пациентов Челябинска, в том числе МСМ. Для беспрепятственного передвижения по городу мы получили специальные пропуска.

Мы заметили, что те, кто получают АРВТ терапию на дом, даже рады этому, потому что теперь они избавлены от необходимости брать талон и ждать в очереди. А вот посетители ночных клубов в большей степени не очень довольны такими нововведениями, тем не менее наиболее замотивированные представители сообщества сами приходят в кабинет тестирования для получения средств профилактики и прохождения теста на ВИЧ.

В нашей работе мы стараемся соблюдать все необходимые рекомендации регионального Правительства: прием проходит по предварительной записи; соблюдается режим социального дистанцирования; соблюдаются меры предосторожности – специалисты работают в масках, перчатках и очках, клиенту выдается маска;; поверхности протираются дизинфектором; мытье помещения происходят каждые 2 часа.

Конечно, цифры по нашим активностям упали. Если раньше в среднем в месяц мы обслуживали до 100 МСМ/ТГ, сейчас их количество снизилось почти в 5 раз.

Что дальше?

Сегодня мы размышляем над самотестированием. Мы работает только с тестами по крови, и сегодня это не самый удобный вариант. Поэтому мы ведем переговоры с донорами о покупке тестов по слюне.

Ответ ВЕЦА COVID-19

Александр Чебин, координатор проектов в Региональном общественном фонде «Новая Жизнь», Екатеринбург, Россия.

Для справки:

Фонд «Новая Жизнь» работает в Екатеринбурге с 2011 года в сфере профилактики и борьбы со СПИД, а также помощи различным категориям населения. Ключевые группы — люди отбывающие наказание в местах лишения свободы (МЛС), а также освободившиеся из них; мигранты, потребители наркотиков, секс-работники, люди, затронутые ВИЧ, туберкулезом, гепатитами.

Сложности из-за вируса

В настоящее время мы приостановили наши активности по быстрому тестированию на ВИЧ и гепатиты- аутрич-выезды, мероприятия в реабилитационных центрах, уголовно-исполнительных инспекциях, отделах полиции, в системе ФСИН и других организациях.

После введения в стране режима самоизоляции представители наших ключевых групп оказались в новых реалиях – в частности, например, у них существенно повысился уровень тревожности, в том числе по вопросам лечения и ухода, много запросов мы получили по поводу психологической поддержки. Также в связи с изменяющимися экономическими обстоятельствами у людей появилось много страхов, связанных с вероятностью потери работы, неопределенности в будущем. Мы решили провести анализ работы за 2 недели самоизоляции — в итоге в несколько раз увеличились обращения через средства связи. Наши сотрудники ведут консультации, оказывают психологическую поддержку и сопровождают участников «по телефону», через различные мессенджеры. Особенно это актуально для людей, освободившихся из МЛС, которые не имеют навыка обращения в госорганы с использованием интернет-ресурсов.

Нововведения

К счастью, в условиях пандемии наша работа не прекращается. Однако из-за вируса и карантинных мер нам пришлось перейти в онлайн, и осуществлять взаимодействие с нашими участниками дистанционно, посредством средств связи.

В связи с новыми правилами приема пациентов, руководство СПИД-центра приняло решение привлекать волонтеров для помощи в доставке жизненно необходимых антиретровирусных препаратов. Таким образом, с 30 марта, наши сотрудники активно участвуют в этом процессе. Так, две сотрудницы принимают звонки и консультируют по вопросам подачи заявки на доставку. Фонд предоставил свой автомобиль с водителем, на котором мы обычно проводим экспресс-тестирование, для того, чтобы возить медицинских работников центра. Также 3 сотрудника и 1 волонтер «Новой Жизни» на своих автомобилях развозят АРВ терапию.

Кроме того, Фонд не прекращает оказывать юридическую и социальную помощь людям, делая это удаленно. Также, мы сопровождаем людей, освободившимся из мест лишения свободы, в медицинские организации, помогаем доставлять продуктовые наборы, одежду. В случае крайней необходимости один из наших сотрудников собирает наборы для участников в нашем дроп-ин центре, и соблюдая все необходимые меры безопасности доставляет по домам.

В дальнейшем мы планируем вернуться в привычный режим работы, оценить и осмыслить полученный опыт работы в условиях пандемии и, возможно, внести коррективы в некоторые аспекты нашей работы.

 

 

Исследование по COVID-19 и ВИЧ

В связи с тем, что всему миру принимаются разные стратегии по сдерживанию коронавирусной инфекции, деятельность систем здравоохранения в разных странах в условиях пандемии имеет свои особенности. Сбор достоверной информации о влиянии Covid-19 и мер по сдерживанию Covid-19 на людей, живущих с ВИЧ, поможет разработать методические рекомендации при возможных повторных вспышках Covid-19, а также в условиях пандемии в будущем.

В этой связи, ученые из Университета Антверпена (Бельгия) проводят небольшое исследование совместно с Sensoa и EATG с целью изучения влияния пандемии Covid-19 на состояние и медицинское обслуживание людей, живущих с ВИЧ.

Задачи исследования:

  1. Выявить возможные последствия пандемии Covid-19 на  здоровье общего населения и качество жизни людей, живущих с ВИЧ
  2. Оценить доступность медицинских услуг и препаратов против ВИЧ для людей, живущих с ВИЧ
  3. Сравнить влияние различных мер по сдерживанию Covid-19 в различных странах на качество жизни и лечение людей, живущих с ВИЧ
  4. Идентифицировать ассоциации между специфическими режимами антиретровирусной терапии, частотой Covid-19 и/или исходами Covid-19

Подробнее — здесь.

Ответные меры AFEW Кыргызстан на COVID-19

Стремительное распространение в мире Коронавирусной инфекции требует решительных и незамедлительных действий. AFEW Кыргызстан быстро среагировала на приближающуюся опасность и подготовила меры поддержки, способные помочь ключевым сообществам в это нелегкое время. Какие именно — рассказала Наталья Шумская, директор AFEW Кыргызстан.

 Социальное бюро для женщин с ВИЧ

Социальное бюро для женщин с ВИЧ, в котором предоставляются консультационные услуги равного консультанта, психолога, социального работника во время карантина продолжает свою работу. До объявления чрезвычайного положения большинству людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ) города были выданы АРВ-препараты объемом до 3 месяцев. Тем, кто не смог самостоятельно приехать в центр, наш соцработник развезла препараты по домам. Однако у ЛЖВ все еще остается потребность в АРВ-препаратах, и наш сотрудник ежедневно развозит их по двум, трем адресам на служебной машине СПИД-центра.

Помощь с продуктами

Примерно треть ЛЖВ живут бедно. Люди, которые зарабатывали себе на пищу ежедневным трудом, в связи с тем, что сейчас не работают, остро нуждаются в продуктах, средствах гигиены, памперсах для деток, мобильных единицах для связи. Психолог СПИД-центра ежедневно обзванивает женщин с ВИЧ и предоставляет им психологическую поддержку. Тех, кто нуждается в продуктах питания, связывает со штабами по районам Бишкека для доставки гуманитарной помощи. Сейчас мы написали запрос в Национальное общество Красного Полумесяца для выделения продуктовых пакетов для 40 женщин с ВИЧ.

В комьюнити-центрах для женщин с зависимостями была также потребность в масках, дезсредствах и продуктовых пакетах, поэтому на средства из бюджета проекта мы закупили все необходимое для соблюдения мер инфекционного контроля.

Психологическая поддержка

Три психолога нашей организации продолжают предоставлять психологическую поддержку по телефону и в WhatsApp. В основном, к нам обращаются женщины с высокой тревожностью, паническими атаками, подвергшиеся домашнему насилию. В окружении некоторых женщин есть родные с ментальными проблемами. Также нам поступали звонки от молодых людей с наркотической зависимостью.

Молодежь помогает!

В молодежном центре совместно с Госагенством по делам молодежи, физической культуре развернут штаб волонтеров. Сотрудники организации и горожане города перевели средства на специальный счет для закупки продуктов для нуждающихся. Наши чемпионы ради жизни из программы Dance4life стали волонтерами и развозят гуманитарную помощь.

Для заключенных

Для заключенных мы закупили и передали в Государственную Службу Исполнения и Наказания 2 тыс штук масок, 850 кг хлорки, 50 распылителей дезсредств. Также мы разработали листовки для заключенных и персонала тюрем, скоро они будут напечатаны и распространены по местам лишения свободы.

Кроме того, мы ведем переговоры с различными донорами и надеюсь, что в ближайшее время нам удастся привлечь еще средства для помощи ГСИН. Так мы ожидаем ответ от Германского общества международного сотрудничества (GIZ) по проектной заявки на проведение обучающих сессий для заключенных и немедицинского персонала тюрем по COVID-19 , а также предоставления мыла и стирального порошка для заключенных.

А также теперь из-за невозможности физического контакта, наш равный консультант (ЛЖВ) оказывает поддержку заключенным с ЛЖВ удаленно, по телефону.

Для справки

На сегодня в Кыргызстане подтверждены 144 зараженных COVID-19 и зарегистрирована первая смерть пациента.

С 25 марта Правительство страны ввело Чрезвычайное положение. Именно поэтому ввели комендантский час и запретили выходить из дома после 8 часов вечера. Также, в дневное время есть только три причины для выхода на улицу: за продуктами, в аптеку и при посещении врача, при наличии с собой маршрутного листа. Общественный транспорт и службы такси в республике не работают.