Мы стараемся изо всех сил предоставлять свои услуги

Иван Аношкин, координатор уличной социальной работы НПО «Проект Апрель», Тольятти, Россия, рассказывает об активностях в сфере снижения вреда его организации в период COVID-19.

Для справки

«Проект Апрель» работает в сфере услуг по снижению вреда. Основные ключевые группы — потребители инъекционных наркотиков и секс работники, однако с изменениями на нарко-сцене и появлением разных стимуляторов и солей, у организации появились новые группы клиентов, в частности люди, практикующие «химсекс». В организации работают 18 человек, а также имеется большое количество волонтеров. Организация «Проект Апрель» была признана в России иностранным агентом.

Сложности в связи с вирусом

До начала COVID-19 кризиса мы принимали клиентов в нашем офисе ежедневно по будням. Любой желающий мог прийти за консультацией, пройти экспресс тестирование на ВИЧ или получить набор по снижению вреда. Мы всегда стремились обеспечить условия для того, чтобы иметь возможность пообщаться в теплой располагающей обстановке с каждым из пришедших, предлагали выпить с нами чай, посидеть в тепле. Когда в марте только ввели режим самоизоляции, нам пришлось полностью закрыть наш офис. Однако, после того как стало ясно, что этот режим будет продлен на неопределённый срок, мы приняли решение, что будучи социальной организацией, мы не можем остановить нашу деятельность. Поэтому сейчас каждый рабочий день один из сотрудников находится в офисе, чтобы продолжать предоставлять помощь нашим клиентам «на месте». Естественно, пригласить пообщаться за чашечкой чая мы больше не можем из соображений их и нашей безопасности и стараемся передать все необходимое на входе.

Наша работа во многом сконцентрирована на аутриче и уличной работе, однако в настоящее время ее пришлось существенно сократить. Например: наша сотрудница каждую неделю ездила в гей-клуб, ей там удалось найти общий язык с его посетителями. Сейчас, когда все закрыто, такой возможности у неё больше нет, и это может негативно сказаться на ее клиентах, как на нынешних, так и на потенциальных.

Такое вынужденное дистанцирование отрицательно сказывается на качестве наших услуг. Стоит отметить еще одно очень существенное препятствие в нашей деятельности в условиях кризиса- это опасение вызвать повышенное внимание правоохранительных органов к нашим клиентам.

Нововведения

Теперь мы частично перешли в онлайн, на данный момент наши рабочие встречи мы проводим по скайпу. Поездки в реабилитационные центры, которые обычно мы осуществляем раз в 1-2 месяца, тоже проходят с применением онлайн технологий. Согласно нашей договоренности с руководством этих центров, мы заранее отвозим им брошюры и экспресс тесты на ВИЧ, а потом проводим наш семинар по скайпу, таким образом у пациентов есть возможность пройти тестирование, получить информацию и поддержку даже в условиях кризиса.

Нашим клиентам мы высылаем и развозим наборы по снижению вреда, тесты, если нужно, и продовольственную помощь из базовых продуктов. В основном, мы уже знаем, где находятся места, в которых продолжают собираться наши клиенты и поэтому развозим точечно по ним, предварительно составив список всего необходимого. Для наших сотрудников, волонтеров и активных участников, которые продолжают работать, мы закупаем маски, перчатки и дезинфицирующие средства.

Помимо этого, в условиях кризиса, у наших клиентов появилось больше потребностей в социальном и психологическом сопровождении. У нас есть служебное такси, на котором наши сотрудники ездят по клиентам, в случае необходимости предоставляя продовольственную и социальную помощь,. Также по доверенностям мы развозим АРВ терапию по домам.

В условиях режима самоизоляции количество первичных обращений уменьшилось, но не настолько критично как могло бы. Когда много лет занимаешься снижением вреда, тебя уже знают и сарафанное радио продолжает эффективно работать в любых условиях. Даже сейчас к нам в офис приходят новички по рекомендации наших клиентов.

Что дальше?

Этот кризис нам показал, насколько важно поддерживать связь с нашими клиентами не только в живую, но и через социальные сети. Быть постоянно в контакте. Поэтому, если у нас будет возможность, то мы наймем человека, чья работа будет посвящена только ведению наших аккаунтов в социальных сетях и поддерживанию контакта с нашими клиентами через мессенджеры.

Мы очень надеемся, что для наших сотрудников, которые продолжают «работать в поле» на свой страх и риск, так как у многих из них как у меня достаточно низкий уровень CD4, мы сможем найти возможность финансовой компенсации.

COVID-19. Полезные заметки по снижению вреда для людей, употребляющих наркотики

Следующие советы были разработаны, чтобы проинформировать мировое сообщество потребителей наркотиков о важных мерах предосторожности по снижению вреда, которые следует применять во время нынешней пандемии COVID-19 («коронавирус»).

Пожалуйста, делитесь этой информацией, распространяйте и изменяйте ее по мере необходимости в соответствии с потребностями вашего сообщества.

И, прежде всего, пожалуйста, будьте в безопасности и заботьтесь друг о друге.

  1. НЕ ИСПОЛЬЗУЙТЕ СОВМЕСТНО трубки, бонги, испарители или загубники, носовые трубки и любое инъекционное оборудование, включая стерилизованную воду.
  2. Если у вас есть деньги, попробуйте ЗАПАСТИСЬ необходимыми вам лекарствами до ухудшения ситуации.
  3. Если вы находитесь на ОЗТ, спросите своего врача, можете ли вы ПОЛУЧИТЬ 3-МЕСЯЧНЫЙ запас лекарства. Спросите, можете ли вы пропускать визиты и сдачу анализов мочи в течение как минимум трех месяцев.
  4. ПОДГОТОВЬТЕСЬ, ЧТОБЫ ПРОЙТИ ЧЕРЕЗ НЕДОБРОВОЛЬНУЮ АБСТИНЕНЦИЮ, если заболел(и) ваш(и) поставщик(и).  Имейте резервные планы и убедитесь, что у вас есть все необходимые лекарства, продукты питания и напитки, которые вам понадобятся для детоксикации опиатов.  Подобные шаги могут быть предприняты теми, кто имеет привычки к другим наркотикам.
  5. ЗАПАСИТЕСЬ ОБОРУДОВАНИЕМ, СРЕДСТВАМИ И МАТЕРИАЛАМИ для употребления наркотиков в достаточном количестве для  не менее, чем 3-4 недельного использования (на более долгий срок, если у вас высокий риск заражения и если программы, оказывающие вам поддержку в состоянии сделать это).
  6. Протирайте упаковки / обертку наркотических препаратов спиртосодержащими чистящими средствами после того, как ваш дилер оставит  их для вас или когда вы их подобрали.  Было установлено, что минимальная концентрация алкоголя 60% эффективно убивает вирус).  Антибактериальные средства не убивают вирусы, но это — лучше, чем ничего.
  7. НЕ ПОМЕЩАЙТЕ УПАКОВКИ С НАРКОТИЧЕСКИМИ СРЕДСТВАМИ В ПОЛОСТЬ РТА,  ВАГИНУ ИЛИ АНУС  Если вы должны носить упаковку в своем теле, энергично чистите ее спиртосодержащим моющим средством как до, так и после вынимания, а если носите во рту, то потом используйте жидкость для полоскания рта на спиртовой основе.
  8. Вымойте руки с мылом и горячей водой энергично в течение не менее 20 секунд (но дольше, если можете) каждый раз, когда вы вступаете в контакт с другими людьми, после контакта с деньгами и после получения ваших лекарств.  Бумажные полотенца предпочтительнее для сушки рук или хотя бы используйте чистое полотенце.
  9. ГОТОВЬТЕ СВОИ НАРКОТИЧЕСКИЕ ПРЕПАРАТЫ САМИ  и убедитесь, что вы не используете или не трогаете оборудование / наркотики других людей и не позволяете им прикасаться к вашим.
  10. Если у вас есть симптомы коронавирусной инфекции или простуды или вы думаете, что вы заболели, ИЗБЕГАЙТЕ ПОСЕЩЕНИЙ офисов вашей программы по снижению вреда. ПРОСИТЕ ИХ ОРГАНИЗОВАТЬ ДОСТАВКУ НА ДОМ и сообщите, что вы плохо себя чувствуете, чтобы они могли принять необходимые меры предосторожности для своей безопасности.
  11. Будьте готовы к ВОЗМОЖНОСТИ ЗАКРЫТИЯ ПУНКТОВ И ОФИСОВ ПО ОБМЕНУ ШПРИЦЕВ И ИГЛ И ПРОГРАММ ОЗТ (и, возможно, детоксикации лекарств) и следуйте шагам 2, 3, 4 и 5, чтобы уменьшить любые проблемы, связанные с нехваткой запасов или оборудования

Помните, что люди с ослабленной иммунной системой, заболеваниями легких и другими ранее существовавшими заболеваниями более подвержены риску заражения COVID19 и помогают им обезопасить себя, следя за этим и другими советами по снижению вреда, которые помогут вам достичь этой цели.

 

Как помочь мигрантам?

По данным UNAIDS (www.unaids.org)[1], Россия занимает второе место в мире по количеству трудовых мигрантов после США. Ростовская область – один из регионов страны, где их количество постоянно растет. Одной из причин этого является географическое положение региона — Ростовская область имеет самую протяженную границу с Украиной. Именно поэтому, а также в силу ряда событий, связанных с противостоянием и военными действиями в Донецкой и Луганской областях, наряду с трудовыми мигрантами из стран Центральной Азии на территории Ростовской области в различном статусе находится множество мигрантов из Украины.

Есть ли специальные сервисы для мигрантов в Ростове-на-Дону? Как среди мигрантов реализуется профилактика ВИЧ? Куда приезжие люди могут обратиться, не подвергая себя опасности? На эти вопросы AFEW International ответил Вячеслав Цуник, президент Ростовской региональной общественной организации по профилактике социально значимых заболеваний «КОВЧЕГ – АнтиСПИД», руководитель проекта «Профилактика ВИЧ-инфекции, предоставление сервисов по ВИЧ, мигрантам в Ростове–на–Дону».

Значительная финансовая поддержка этого проекта — исследования и предоставления сервиса мигрантам — была оказана AFEW International, которая в том числе фасилитировала координацию с организациями в Центральной Азии для более эффективной поддержки мигрантов при выезде из страны проживания в Россию.

Для справки

Трудовые мигранты входят в число наиболее уязвимых к ВИЧ группам населения в мире, что обусловлено множеством факторов. Данные многочисленных исследований показывают, что выходцы из Центральной Азии обладают очень низким знанием об инфекционных заболеваниях: ВИЧ/СПИДе и вирусных гепатитах В и С. Также усугубляет ситуацию низкое социально-экономическое положение мигрантов из Центральной Азии и ближнего зарубежья, ограниченность доступа к медицинским услугам, низкий уровень социальной поддержки и высокий уровень депрессии, связанной с удаленностью от семьи. Высокая степень изолированности данной социальной группы, часто становится причиной распространения ВИЧ внутри самого данного сообщества, в том числе через контакты с работницами коммерческого секса – преимущественно выходцами из их региона.

 

Вячеслав, насколько сегодня в Ростове-на-Дону доступна медицинская помощь для трудовых мигрантов в целом?

Медицинская помощь трудовым мигрантам, официально находящимся в России в Ростовской области, оказывается на основании страхового полиса, который они приобретают при оформлении патента. Без полиса медицинская помощь доступна на платной основе, а вот экстренная скорая помощь при угрозе жизни инфарктах, инсультах, катастрофах авариях, оказывается всем, даже без наличия документов, бесплатно, за счет государства.

Насколько трудовые мигранты информированы по вопросам ВИЧ-инфекции?

Опрос и анкетирование трудовых мигрантов показали то, что они слабо информированы по вопросам ВИЧ инфекции. Причина этого, по нашему мнению — недостаток профилактической информации, предоставляемой им на родине в образовательных программах в учебных заведениях и при выезде на работу в Россию.

Практикуют ли мигранты рискованное поведение?

На самом деле, рискованное поведение практикуется мигрантами примерно в таких же пропорциях, как и всех молодыми людьми. Если мы говорим о мигрантах-выходцах из регионов Азии, например, из Таджикистана и Узбекистана, то в силу традиций у молодых людей менее рискованное поведение. Их основное общение проходит с земляками, а еще у них есть принципы уважения к старшим и народные традиции, которые ограничивают рискованное поведение. Украинские и Молдавские граждане более близки нам, русским, по культурным взглядам, и ситуация среди них схожа с нами. Есть молодежь, у которой рискованное поведение в плане ВИЧ является нормой, это, в основном, представители ключевых групп. Их не очень много в соотношении с основной массой мигрантов, но они есть, и часть из них являются клиентами нашей организации. Отказываться от такой модели поведения они не готовы.

Есть ли различия в поведении ВИЧ положительных и ВИЧ отрицательных мигрантов?

Различие в поведении мигрантов ЛЖВ и людей без ВИЧ действительно есть.

ЛЖВ мигранты — более закрытая группа, не готовая говорить о заболевании как с родственниками, так и с земляками. Они обращаются за помощью в СПИД сервисную организацию зачастую только в случаях угрозы жизни, изредка при необходимости пополнения запаса АРВ препаратов при угрозе перерыва в лечении.

В России, если тест на ВИЧ дает положительный результат, мигранты, будучи иностранными гражданами, не могут получить бесплатное антиретровирусное (АРВ) лечение. Как решается этот вопрос?

Ситуация с получения АРВ препаратов регулируется порядком обеспечения АРВ препаратами граждан. АРВ лечение за счет государства могут получать только граждане страны. В связи с этим, люди не могут получить бесплатное лечение, так как они не являются гражданами страны. У нашей организации налажены контакты с общинными сервисными организациями в ряде стран ближнего зарубежья. У нас есть возможность помогать людям, обратившимся к нам – мы можем организовать помощь по сопровождению и АРВ лекарствам из стран постоянного проживания мигрантов.

Сегодня вы реализуете проект «Профилактика ВИЧ-инфекции, предоставление сервисов по ВИЧ, мигрантам в Ростове – на – Дону». Расскажите о нем подробнее.

Цель нашего проекта — снижение скорости распространения ВИЧ инфекции за счет повышения информированности мигрантов о ВИЧ инфекции, а также создание услуг и сервисов, направленных на профилактику ВИЧ-инфекции среди мигрантов.

Что мы делаем? Во-первых, готовим консультантов равный – равному из среды мигрантов. Во-вторых, оказываем медико-социальное сопровождение ВИЧ-инфицированных мигрантов, организовывая им доступ к медицинским услугам.

В-третьих, мы встречаемся и проводим и переговоры с представителями диаспор о внедрении профилактических инструментов в среду мигрантов в Ростовской области и организуем взаимодействия с НКО в странах проживания обращающихся к нам клиентов.

Наша организация, «КОВЧЕГ – АнтиСПИД» — это общинная организация людей, живущих с ВИЧ, представителей уязвимых групп, ЛЖВ, секс-работников, представителей ЛГБТ сообщества, а также мигрантов. Например, в рамках данного проекта мы подготовили консультанта «равный – равному» из среды мигрантов. Это гражданка Украины, живущая с ВИЧ. Еще один наш консультант «равный-равному» по работе с наркозависимыми людьми также является гражданином Украины. Кроме того, для проведения исследования в среде мигрантов мы привлекали волонтера, студента университета в Ростовской области из Узбекистана Равшана.

В рамках проекта для мигрантов был организован процесс предоставления сервисов по ВИЧ. Среди них — экспресс-тестирование, до и после тестовое консультирование, представление при необходимости препаратов АРВ из резервной аптечки, сдачи анализов и содействие в получении консультаций врача инфекциониста, сдачи анализов иммунный статус и вирусная нагрузка, назначения препаратов и контроля лечения. Также мы предоставляли мигрантам информацию о существующих законных возможностях получения Российского гражданства с заболеванием ВИЧ инфекция, содействовали в получении разрешения на временное проживание и Российского гражданства людям с ВИЧ.

Как и где вы распространяете информацию о сервисах?

Наши информационные листы доступны мигрантам в местах их скопления — миграционной службе, медицинских учреждениях, выдающих им справки, изоляторах содержания для депортации, в ВУЗах, с которыми мы работаем. В своей работе мы используем инструмент QR код, благодаря которому каждый желающий мигрант может скачать информацию на смартфон и пользоваться ей, когда угодно. Данная информация в итоге выводит клиента на наших консультантов, и они получают от них всю необходимую им информацию.

Что в последнее время из вашей деятельности вам запомнилось больше всего?

Недавно мы обратились в Общественную наблюдательную комиссию за содействием в доступе к мигрантам, находящимся в изоляторах временного содержания для депортации. Общественная Наблюдательная Комиссия, помогая нам, организовала официальный запрос в МВД. Мы провели выезд в учреждения, встретились с содержащимися там мигрантами, живущими с ВИЧ, и договорились с руководством учреждений о возможности нашего доступа к ЛЖВ мигрантам. Мы планируем искать финансовую возможность для получения людьми с ВИЧ консультации врача инфекциониста, для сдачи ими анализов на иммунный статус и вирусную нагрузку, а также возможности достать АРВ препараты на время содержания в учреждении. Так же мы готовим обращение к руководству страны по поводу необходимости обеспечения данной категории людей лечением ВИЧ инфекции за счет государства.

О химсексе надо говорить!

Геи, секс и наркотики в России – это табу. Но не смотря на это, данные явления набирают стремительные обороты в обществе.

О проблемах химсекса, о зачатках сервисов снижения вреда в России, а также о теме ментального здоровья людей, практикующих химсекс, AFEW International рассказал Максим Малышев, координатор социальной работы фонда имени Андрея Рылькова.

Насколько в России распространен химсекс?

Это сложный вопрос, так как до сегодняшнего дня не было ни одного исследования, посвященного распространенности химсекса в России. Исходя из личных наблюдений, я могу сказать, что он есть и с каждым годом становится все популярнее. Во-первых, это мировой тренд. Во-вторых, в России с помощью даркнета наркотики вполне доступны. В-третьих, сегодня в связи с дискриминацией, стигматизацией уязвимых групп, в частности, ЛГБТ сообщества, давление на его представителей возрастает, поэтому у них появляется больше соблазнов уйти в изоляцию и участвовать в новых деструктивных экспериментах.

Химсекс – это проблема мегаполисов, или маленьких городов тоже?

В основном, это проблема мегаполисов – Москвы, Санкт-Петербурга, возможно, Екатеринбурга, Ростова и Краснодара. Важно понимать, что большие города являются центрами гей сообщества. Геи из провинций тянутся туда, потому что там легче жить, там меньше стигматизации, больше возможностей, больше сообществ.

Почему проблема химсекса – это проблема во многом гей-сообщества?

Конечно, секс и наркотики существуют не только в гей сообществе, например, в гетеросексуальных сообществах, а также у трансгендеров. Однако я, как и многие другие специалисты в этой сфере, являюсь приверженцем классического понимания химсекса, и связываю его именно с гей-сообществом. Именно оно испытывает все факторы, на которые химсекс и является ответом. Это стресс меньшинств, стигматизация, особенности самоидентификации (секс — важный элемент). В трансгендерных сообществах тоже есть секс и наркотики, и для многих трансгендерных секс работников наркотики – это инструмент выживания, преодоления личных проблем, депрессии и т.д. Это конечно сугубо мое личное мнение и я не могу говорить за эти сообщества.

Какие основные проблемы рождает химсекс?

Есть основных 4 проблемы: ВИЧ и заболевания, передающиеся половым путем, ментальное здоровье, проблема выбора и насилия и одиночество.

При химсексе у людей возрастает половая активность, вещества повышают либидо, выносливость, количество половых актов и партнеров увеличивается, а способность контролировать важные вещи уменьшается. Люди не пользуются презервативами, секс становится более травматичным, порог чувствительности снижается, увеличивается агрессия, появляется больше энергии, и все это приводит к возрастанию рисков передачи ВИЧ и других инфекций.

Рассуждая о проблемах ментального здоровья, надо сказать, что химсекс рождает у людей чувство одиночества и опустошенности. В России и Европе для практик химсекса применяются вещества, которые негативно влияют на психику, людям становится сложно приобретать психическую стабильность. Возникает зависимость, поэтому когда люди прекращают принимать вещества, обычный секс становится скучным для них. Ситуацию ухудшает репрессивная наркополитика и боязнь людей попасть под пристальное внимание полиции, криминала, стать предметом шантажа.

Есть ли в России сервисы снижения вреда для тех, кто практикует химсекс?

В России на данный момент только есть только зачатки сервисов. Например, фонд им. Андрея Рылькова, который сегодня признан иностранным агентом, осуществляет аутрич работу на техно мероприятиях для геев. Там мы раздаем презервативы, смазку, тестируем на ВИЧ. Кроме того, мы организовали группы взаимопомощи для людей, пострадавших от химсекса, она существует на регулярной основе. Также мы уделяем много времени психологической работе с пострадавшими от химсекса. В свое время AFEW International оказала нам огромную поддержку, поддержав проект по аутрич выездам на техноэвенты. В рамках гранта от ESF мы закупали презервативы, смазку. Этот грант дал большой толчок к развитию нашей деятельности.

Я знаю еще одну российскую организацию, которая создала группу анонимных наркоманов для гей-сообщества. В принципе, на этом сервисы заканчиваются. Именно поэтому наш фонд вместе с организацией «Парни +» написали совместную заявку в фонд Элтона Джона на развитие проекта по работе с гей сообщества в контексте химсекса.

Какие сервисы, по вашему мнению, необходимо развивать?

Сейчас проводится интересное исследование для гей сообщества, в котором его представители рассказывают о своих проблемах, путях их преодоления, и высказывают свои пожелания. Надеюсь, скоро оно принесет свои плоды.

Что касается моих личных наблюдений, однозначно большая работа должна вестись по гей идентичности, чтобы люди осознавали себя геями, чтобы они не закрывались. Важно, чтобы люди принимали себя, открывались перед близкими, налаживали контакты с ними. Отсутствие самоидентификации — важная причина, по которой люди прибегают к практикам химсекса. Однако вести такую работу в России невозможно, потому что она сразу же попадает под понятие «Гей-пропаганда».

Также должна вестись большая работа по практикам снижения вреда. То, что мы сейчас можем делать, например, аутрич выезды в сауны, на квартиры с привлечение сообщества – этого мало. Хорошо было бы иметь программу предоставления чистых шприцов. Однако многие организаторы мероприятий боятся таких мер, так как это может привлечь внимание полиции.

Кроме того, я считаю важным создание центров по реабилитации пострадавших от химсекса. Ведь сегодня таких людей просто некуда отправить! Даже если они готовы платить за себя сами. Все центры нацелены на обычных людей, употребляющих наркотики, где нет никакой толерантности к представителям ЛГБТ сообщества.

И все же, удается в таких условиях создавать какие-то печатные и онлайн материалы?

Да, кое-что все таки активисты делают. Недавно, например, был создан комикс по химсексу. Он будет распространяться в клубах. Есть еще анонимный сайт, где гей сообщество может ознакомится с информацией по снижению вреда и восстановлению.

Что в работе за последнее время вызвало у вас самые сильные эмоции?

Недавно был один запоминающийся случай. К нам в фонд обратился парень со своей историей. Его новые знакомые, предварительно употребив мефедрон, позвали его заниматься сексом в парке. Прибыв на место, парень увидел, что у его новоиспеченных друзей есть наручники и бита. Его подвели к непонятному месту, где лежал посиневший труп. Испугавшись, кое-как парень убежал от них. Нам он рассказал о том, что после был абсолютно готов обратиться в полицию и написать заявление на этих парней. Однако его страх взял верх. Страх, что ему не поверит полиция, страх, что его привлекут за употребление наркотиков, он потеряет работу, его поставят на учет, страх, что его ориентация станет объектом насмешек.

Я искренне надеюсь, что когда-нибудь ситуация изменится. И то, что мы сейчас делаем – это шаг в будущее.

 

 

 

 

 

 

Знания, которых раньше не было

В рамках проекта «Восполняя пробелы: здоровье и права ключевых групп населения» AFEW-Кыргызстан в 2018 году начал обучать врачей центров семейной медицины и родильных домов оказанию помощи беременным женщинам, употребляющим психоактивные вещества (ПАВ).

Страх осуждения

По данным оценочного исследования, проведенного в 2014 году в стране в рамках проекта Глобального фонда по борьбе со СПИДом, ТБ и малярией, число людей, употребляющих инъекционные наркотики, составило 25 000 человек, из которых около 12% оказались женщины. Кроме того, было проведено исследование, показавшее быстрый рост числа ВИЧ-позитивных беременных женщин.

Женщины, употребляющие наркотики, как правило, реже обращаются за медицинской помощью, чем мужчины. Причина тому — страх осуждения и дискриминации, боязнь потерять опеку над своими детьми.. Для оказания всесторонней и своевременной медицинской помощи в 2016 году AFEW-Кыргызстан и группа экспертов при поддержке проекта «Восполняя пробелы: права и здоровье ключевых групп населения» разработали план действий в отношении женщин, употребляющих психоактивные вещества. Для начала было создано руководство для врачей и медсестер «Ведение беременности, родов и послеродового периода у женщин, употребляющих психоактивные вещества». Кроме того, AFEW-Кыргызстан вместе с экспертами и представителями сообщества организовали тренинги для специалистов центров семейной медицины и родильных домов в Бишкеке и Оше, а также внедрили обучающий модуль в постдипломное обучение медицинских работников. Мониторинг знаний по разработанному руководству выявил большое различие между уровнем знаний врачей в Бишкеке и Оше. Причин для этого может быть много, но решение, принятое в результате мониторинга, оказалось одно: поддержать работу мультидисциплинарной команды под руководством ОФ «Подруга» для качественного обучения специалистов в Оше. С поддержкой AFEW-Кыргызстан и проекта «Восполняя пробелы: права и здоровье ключевых групп населения» такая команда была создана.

Борьба со стигмой и дискриминацией

С марта 2018 года мультидисциплинарная команда обучила 72 врача во всех центрах семейной медицины и родильных домах Оша. По словам Ирины, социального работника ОФ «Подруга», координатора проекта, большинство медицинских работников изначально приходят на обучение с недоверием — говорят, что «нет у нас пациенток, употребляющих наркотики, а если даже и есть, то зачем их лечить – сослать куда-нибудь, да и все» «Женщины обычно не говорят врачам, что они употребляют наркотики, боятся сказать, что у них ВИЧ-позитивный статус, — рассказывает Ирина.. А врачи и сами не обращают на это внимание. Между тем, к ВИЧ-позитивным беременным женщинам нужен особенный подход, чтобы избежать возможных осложнений, чтобы будущие мамочки не боялись ходить к врачам и сдавать анализы. После обучения, правда, большинство свое мнение меняют».

Все участники тренингов перед обучением проходят тест, результаты которого не сильно радуют — в среднем правильно они отвечают только на 5-7 вопросов из 20. А вот после обучения тесты радуют гораздо больше: у большинства медиков не больше 1 неправильного ответа, а то и вовсе нет ошибок. «Мне очень радостно, что после тренингов врачи начинают хотя бы замечать, что женщины, употребляющие ПАВ, есть среди их пациенток. Теперь, если к врачам поступает ВИЧ-позитивная женщина или пациентка, употребляющая ПАВ, то они часто звонят мне, тренерам, мы разбираемся, пытаемся помочь каждой пациентке. Так жизни и спасаются», — улыбается Ирина.

Большую роль в эффективности обучения играет и то, что в мультидисциплинарную команду входят врачи с огромным опытом. Каждый из тренеров – пример для подражания, настоящий эксперт. Благодаря репутации тренеров, участники охотнее соглашаются с их мнением, прислушиваются, так и топится лед непонимания и жестокости.

Постепенное улучшение

Надо отметить, что проект  очень помогает специалистам в работе не только с беременными женщинами. Сейчас, по словам директора ОФ «Подруга» Надежды Шароновой, фонду стало гораздо легче находить дружественных специалистов, а женщинам, употребляющим ПАВ, уже не всегда нужно добиваться медицинской помощи с боем – врачи стали чаще принимать пациенток сразу и хорошо к ним относиться.

«Пришла ко мне однажды женщина, заплакала и рассказала, что благодаря техничке о ее ВИЧ-позитивном статусе узнали все роженицы роддома, с ней никто не хотел общаться, старались поскорее отвернуться, а врачи относились грубо и с пренебрежением,» — рассказывает Ирина. Сейчас таких случаев, по ее словам, стало меньше. Ирина признает, что разовое обучение все-таки не может изменить страхи и стереотипы, копившиеся годами, но точно может изменить ситуацию значительно к лучшему. Между тем, в нашем деле за фразой «Изменить ситуацию к лучшему» стоят жизни женщин и детей, которых эти знания спасают».

Декриминализация наркотиков во всем мире

Как можно, наконец, завершить войну против людей, употребляющих наркотики? Спросите у 50 юрисдикций по всему миру, которые декриминализировали у себя употребление наркотиков!

Новый веб-инструмент, запущенный сегодня, показывает, что 49 стран и юрисдикций по всему миру приняли ту или иную форму декриминализации употребления наркотиков и хранения для личного пользования. Эксперты утверждают, что в ближайшие годы количество юрисдикций, готовых последовать этому примеру, скорее всего, увеличится.

«Декриминализация наркотиков во всем мире» – это интерактивная карта, разработанная организацией Talking Drugs, Release и Международным консорциумом по наркополитике (IDPC). Она предлагает обзор различных моделей декриминализации, принятых во всем мире, и уровень их эффективности.

Двадцать девять стран (или 49 юрисдикций) приняли этот подход в знак признания того, что криминализация людей, употребляющих наркотики, является неудачной политикой, несоразмерно нацеленной на людей, живущих в бедности, людей с другим цветом кожи и молодых людей и наносит невыразимый ущерб.

При эффективном осуществлении декриминализация может способствовать улучшению здоровья, социальных и экономических показателей потребителей наркотиков и их сообществ, а также сокращению расходов на уголовное правосудие и рецидивизма. Важно отметить, что данных, свидетельствующих о росте потребления наркотиков в рамках данной модели, или о том, что в случае криминализации оно снизится, нет. Декриминализация — это не «мягкий» вариант политики, а разумный подход к снижению вреда для отдельных людей и общества.

В настоящее время выявлено несколько основных причин вреда, вызванного так называемой «войной с наркотиками».

— Каждый пятый человек во всем мире лишен свободы за преступления, связанные с наркотиками;

— Более полумиллиона смертей от передозировки, ВИЧ, гепатита С и туберкулеза только в 2016 году могли быть предотвращены.

— Серьезные нарушения прав человека, включая произвольные задержания, казни и внесудебные казни.

Несмотря на то, что с каждым годом эта ужасающая ситуация становится все хуже, масштабы рынка запрещенных наркотиков и распространенность употребления наркотиков продолжают расти (согласно последнему глобальному обзору Управления ООН по наркотикам и преступности за период 2019 года).

Ниам Иствуд, исполнительный директор Release (британский центр экспертизы законов о наркотиках и наркотических средствах): «В этой карте мы хотели показать количество и разнообразие существующих моделей декриминализации, принятых во всем мире, и каково их реальное воздействие на местах с точки зрения здоровья, прав человека, уголовного правосудия и социальной справедливости».

Энн Фордхэм, Исполнительный директор IDPC (глобальная сеть неправительственных организаций, которые специализируются на вопросах, связанных с незаконным производством и употреблением наркотиков):

«В Португалии декриминализация значительно снизила риски и вред для здоровья. Но это не везде так. В России и Мексике плохо продуманные модели усугубили ситуацию с лишением свободы и социальной изоляцией. При разработке моделей декриминализации правительства должны тщательно анализировать доказательства того, что делается и что не делается для обеспечения успеха».

Имани Робинсон, редактор TalkingDrugs (онлайн-платформа, посвященная уникальным новостям и анализу наркополитики, снижения вреда и связанных с ними вопросов во всем мире): «Наиболее полезным элементом этой интерактивной карты является то, что она подчеркивает влияние декриминализации на сообщества на местах. Многие модели позволяют освободить людей, употребляющих наркотики, благодаря широкой приверженности делу улучшения здоровья и социальных достижений в целом, а также акцентированию внимания на предоставлении образования и услуг по снижению вреда. Другие модели не приносят таких же результатов. Умная наркополитика — это не декриминализация любыми необходимыми средствами, а декриминализация, осуществляемая правильно.»

Я люблю каждую минуту своей жизни

ВИЧ – это не приговор. Это повод посмотреть на свою жизнь с другого ракурса и полюбить каждое ее мгновение.

Амина, героиня этой истории, живущая с ВИЧ, так и сделала. Пройдя сквозь тернии самоистязаний, размышлений и даже попытки суицида, она поняла, что каждая минута жизни – это особый дар, а ВИЧ – это то, что помогло ей стать сильной, независимой и счастливой.

Амина работает в Таджикистанской сети женщин, живущих с ВИЧ. Она нашла себя и сегодня ведет активную деятельность в проекте Антистигма, который исполняется в рамках программы Восполняя пробелы: Здоровье и права уязвимых групп.

Как я узнала о статусе

«В 2012 году я забеременела в 4-й раз. На 7 месяце беременности в рамках обычного обследования я сдала анализ на ВИЧ, а через месяц меня позвали обратно в поликлинику и сообщили, что в крови был обнаружен хемолиз. Я сдала повторный анализ. Его результаты мне уже сообщили после родов.

ВИЧ. Диагноз звучал как приговор. Что делать? Как жить? Где получить достоверную информацию? Разговоры с медработником толком ничего мне не давали, информации о том, что с вирусом можно жить совершенно нормальной жизнью, не было. Я чувствовала себя одна, брошенной где-то посередине океана. На руках меленький ребенок, а муж, потребитель инъекционных наркотиков, в тюрьме. В тот момент я надеялась на то, что рассказав о своем статусе хотя бы свой матери, мне станет легче. Однако вирус разлучил нас. Мама, которая заботилась обо мне всю жизнь, отвернулась от меня. В это же время моя трехмесячная дочка, будучи ВИЧ-инфицированной, умерла от пневмоцистной пневмонии, Я возненавидела себя до такой степени, что однажды задумалась о суициде. Солярка, спички… Если бы не мой брат, который увидел все это, я бы сожгла себя. Потом помню горсть таблеток, скорую помощь и снова неудавшаяся попытка покончить с собой. Я чувствовала себя совсем одинокой на темной дороге жизни. Я начала терять вес и погрузилась в депрессию».

Через попытки суицида к новой жизни

«Прошло 2 года, суицидальные мысли стали постепенно покидать меня. Надо было как-то жить дальше. Все это время я игнорировала свой статус, но при этом старалась искать информацию о ВИЧ в Интернете. Об АРВ терапии я тоже не задумывалась, я не была готова ее принимать. Иногда я все еще не верила, что инфицировалась ВИЧ, так как доктора все время твердили мне, что ВИЧ – это болезнь секс-работниц.

Спустя некоторое время я с твердым намерением начать принимать АРВ терапию пришла в СПИД центр, прошла все анализы и сказала инфекционисту о моих планах начать лечение. Спустя 6 месяцев у меня уже была неопределяемая вирусная нагрузка! Поверив в себя, в свои результаты, мне захотелось поделиться этим со всеми, кто находился в похожей ситуации. Таким образом началась моя работа в СПИД-центре в качестве волонтера, а потом я стала равным консультантом».

Мое счастье!

«ВИЧ помог начать мне новую жизнь. Я счастлива – я помогаю людям, я приношу пользу обществу, работая в Таджикистанской сети женщин, живущих с ВИЧ. Недавно я была координатором фотопроекта «Фотоголоса».

Я хочу, чтобы люди, оказавшиеся в такой же ситуации, не допускали моих ошибок. Я хочу защищать их от несправедливости, стигмы и дискриминации по отношению ЛЖВ, от различных конфликтов, в том числе и гендерных.

В 2019 году я родила ребенка, и мой мальчик оказался абсолютно здоровым, а совсем недавно c помощью проекта «Фотоголоса» я открыла свой статус старшим сыновьям. Для меня это было страшнее всего, потому что я думала, что они не примут меня, как когда-то сделала моя мать. Однако все подобные опасения были напрасны, мои дети обняли меня и сказали, что я самая лучшая мама на свете. Я счастливая жена своего мужа, которого я мотивировала начать опиодную заместительную терапию.

ВИЧ научил меня быть независимой и счастливой! Я не боюсь сказать, что у меня ВИЧ, я люблю каждую минуту своей жизни»!

 

 

 

 

Стажировки помогают государственному и негосударственному сектору услышать и увидеть друг друга

На протяжении многих лет сотрудники НПО участвуют в ознакомительных поездках с визитами различных организаций и учреждений в других странах. Иногда опыт показывает, что не все учебные поездки одинаково полезны — порой хорошо работающие за рубежом практики несовместимы с местными реалиями. Однако в целом, учебные поездки уже доказали, что они дают участникам новые знания и ценные практические методы, которые можно применить.

AFEW-Украина, партнер проекта «Восполняя пробелы: здоровье и права ключевых групп населения», заметил, что обмен знаниями и опытом приносит действительную пользу партнерам на местном уровне. И не смотря на то, что все НПО работают в одинаковых условиях, каждая организация имеет свои собственные реалии и опыт. Именно поэтому с 2016 года AFEW-Украина регулярно участвует в организации ознакомительных поездок для представителей общественных организаций и органов государственной власти, коллег, работающих в других регионах Украины.

Для Александра Могилки, координатора проектов в социальном доме «Компас» (ХФ «Благо», Харьков) и Натальи Златопольской, координатора проектов в учебном центре дружественной молодежи «Альтаир» (Полтава, КНРФ «Здоровье населения») стажировки в Украине оказались вдохновляющими. Они помогли участникам внести изменения в организациях и улучшить работу с подростками, употребляющими наркотики.

Куда?

Александр: В рамках проекта «Восполняя пробелы» в этом году я и два социальных работника ездили на стажировку в черновицкий фонд «Новая семья» и их Центр социально-психологической помощи «Диалог». Мы хотели узнать об их реабилитационной программе для подростков. Для нас это было важно, потому что мы и сами хотели предоставлять услуги по реабилитации для подростков, употребляющих наркотики.

Наталья: У нас было две поездки: в Кропивницкий и Харьков. В Кропивницком мы посетили коллег из социального бюро «Лилия»  (БФ «Возвращение к жизни») и их партнеров в городе. Выбор партнеров для поездки был не случайным. Например, практика показала, что наши клиенты – в основном студенты профтехучилищ, а через прямое взаимодействие с руководством удается легче выходить на эту группу, делать процесс нашей работы системным для охвата большего количества людей и достижения положительной динамики. Ювенальная превенция переадресовывает нам клиентов, и мы привлекаем их к обучению лидеров проекта.

В Харькове у нас была возможность познакомиться с опытом работы их центра «Компас». В первую очередь, нас интересовало, какие инструменты использует организация для работы с нашей целевой аудиторией, и как налажена работа партнерской сети на месте.

Цель

Александр: У нас была очень насыщенная поездка. Интересно было то, как организована реабилитация – начиная от положений о реабилитации и заканчивая программой, приказами органов местного самоуправления. Это то, что мы можем использовать теперь в работе. Было интересно узнать, как это все начало работать, почему возникла потребность в определенных документах, какие механизмы эти документы регулируют, какая роль городского Координационного механизма. Нас также интересовало взаимодействие «Новой семьи» с Координационным советом, поскольку это положительный опыт взаимодействия.

Наталья: У нас была встреча с заместителем мэра Кропивницкого по гуманитарным вопросам, диалог с которой показал, что государственный сектор в Кропивницком понимает, какие выгоды они имеют от сотрудничества с НПО. Специалисты проекта доказывали важность взаимодействия с ними цифрами, статистикой, случаями, историями. И мы приняли этот опыт на вооружение.

Также мы увидели, каким образом реализуются идеи клиентов проекта. Мы увидели, что их реально выполнить. И это не просто мечты – реализовать идеи подростков на самом деле можно. Например, нам понравилась идея зарисовки адресов каналов продажи наркотиков в Telegram, не самостоятельно, а используя ресурсы города.

Чему научились?

Александр: Именно после поездки в Черновцы мы приняли твердое решение, что будем делать программу реабилитации. И поняли, что надо делать свою программу, не такую, как в Черновцах. Наркосцена, и, соответственно, поведение подростков и последствия употребления меняются. Благодаря поездке в Черновцы, мы теперь лучше понимаем, как учесть уникальный опыт коллег и сделать так, чтобы наша программа реабилитации максимально отвечала современным вызовам. Мы уже презентовали нашу идею Координационному совету Харькова. В новой городской Комплексной программе по противодействию распространению наркомании и снижения вреда от употребления теперь прописаны развитие и поддержка реабилитационного центра для молодежи на базе нашего «Социального дома» [прим. – «Социальный дом» объединяет различные проекты фонда «Благо» в одном помещении]! Мы вдохновились их опытом и успехами, мы увидели, что это все реально в нашей стране. Тем более, что сейчас кроме «Диалога» реабилитацию отдельно для подростков в Украине не делает больше никто. Мы всегда говорим, что у нас в Украине есть опыт успешного реабилитационного центра для подростков, что мы у них учимся и готовы вносить свое.

Наталья: Мы «привезли» домой новые инструменты работы – например, пошаговый механизм переадресации клиентов от наших городских партнеров (учебных и правоохранительных учреждений, соцслужб и т.д.) к нам. В Кропивницком, если кто-то из ключевых партнеров обнаруживает подростка, вероятно употребляющего наркотические вещества, его сразу же перенаправляют в соцбюро «Лилия». И мы изучили механизмы коммуникации, журналы регистрации и тому подобное. Также нам понравилась практика деятельности школы лидеров. Кроме того, мы подсмотрели работу в самих организациях, как взаимодействуют сотрудники и прониклись их атмосферой.

Выводы

Александр: Стажировки с партнерами к коллегам из Украины – это очень качественный механизм получения заслуженного доверия от государственных органов и наших основных партнеров – полиции, соцслужб, учебных и медицинских учреждений. Такие совместные мероприятия помогают им понять, что мы занимаемся реальными вещами, мы делаем то, что не делают государственные органы в силу ограниченных ресурсов, инструкций или еще чего-то. Но главное – мыочень хорошо дополняем их работу. Мы даем знать, что готовы помогать и обучать. Мы заметили, чтопо возвращению поменялся даже уровень отношений, а также количествопереадресаций в Центр. В тоже время в течении таких стажировок мы сами видим, как работают государственные органы, и в какой помощи они нуждаются.

Наталья: Стажировки помогают государственному и негосударственному сектору услышать и увидеть друг друга. Сотрудники различных служб в разных городах могут иметь отличные взгляды, но это не мешает им общаться и обмениваться опытом и мыслями. Они могут понять, какими мощными ресурсами мы обладаем, и что мы действительно восполняем пробелы и в их работе тоже. Раньше, например, о НПО в нашем городе ходили различные мифы, мешеющие работе организации. После этого визита все вопросы чиновников сняты, ауровень взаимного доверия продолжает расти.

Таким образом, организуя ознакомительные поездки, AFEWUkraine способствует налаживанию партнерских отношений для закрепления достигнутых результатов в соответствии с теорией «Восполняя пробелы». Организация вносит свой вклад в адвокацию, усиление сферы услуг и систему соблюдения прав подростков, употребляющих наркотики в Украине.

 

 

 

 

Новый Хаб Стратегической информации для Восточной Европы и Центральной Азии

В Интернете открыт новый Хаб Стратегической Информации для Восточной Европы и Центральной Азии (UNAIDS ЦСИ).

Ресурс был сформирован с целью обеспечить онлайн доступ к данным, публикациям и другой стратегической информации о ВИЧ -инфекции (и связанных с этим проблемах здравоохранения) в регионе ВЕЦА. Однако его основная цель — сделать информацию доступной для специалистов и политиков, работающих в области ВИЧ-инфекции, в правительственных, неправительственных организациях и партнерах по всему региону ВЕЦА.

Хаб открыт для общего доступа в Интернете по адресу — http://eecahub.unaids.org/.
Им управляет Региональный офис ЮНЭЙДС в Москве при поддержке штаб-квартиры ЮНЭЙДС. В настоящее время в нем представлены данные о ВИЧ из последних отчетов GAM, а также опубликованные отчеты и презентации, связанные с ВИЧ в регионе ВЕЦА. На хабе можно получить доступ к данным и отчетам по конкретной стране, а также к отчетам и публикациям из различных меню. Выбирая «данные» и «информационные бюллетени», также можно создавать и распечатывать региональные и национальные информационные бюллетени в формате PDF, и получать доступ к эпидемиологическим слайдам с глобальной и региональной статистикой.

В Хабе представлена информация на двух официальных языках ООН — английском и русском, но большинство публикаций будут доступны только на том языке, на котором они были созданы (и не переведены на другие языки ЮНЭЙДС).  Внести свой вклад в работу Хаба ЮНЭЙДС или предоставить отзыв, можно, отправив письмо по адресу eecasihub@unaids.org.

Школа для людей, живущих с ВИЧ

Сегодня сообщество Людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ) в Республике Казахстан развивается активными темпами — его голос уже слышен на всех уровнях, вплоть до министерства здравоохранения и парламента. Не малую роль в этом успехе сыграли мероприятия, проводимые «Казахстанским Союзом ЛЖВ» совместно с AFEW Казахстан для потенциальных активистов. Одно из них – серия тренингов под общим названием «Школа для людей, живущих с ВИЧ».

Его цель — развитие сообщества ЛЖВ для расширения адвокации их прав и интересов, а также для обеспечения ухода и поддержки ЛЖВ на местном и республиканском уровнях. Мероприятие проводилось при финансовой поддержке Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией в рамках проекта «Создание основы для устойчивых ответных мер по борьбе с ВИЧ-инфекцией в Казахстане». Ягдар Туреханов, программный советник AFEW Kazakhstan, рассказал, каких успехов уже удалось добиться.

Ягдар, что такое «Школа для ЛЖВ» и когда она появилась?

Первый тренинг «Школы ЛЖВ» прошел в ноябре 2018 и собрал более 50 ЛЖВ со всей страны. Это были «новички» — большинство из них недавно узнали о своем диагнозе и не работали ранее в ВИЧ-сервисных организациях. Люди попадали на обучение, пройдя конкурсный отбор мотивационных писем. Это был базовый тренинг, в ходе которого участники узнавали о ВИЧ, терапии, гражданском обществе, получали поддержку в принятии ВИЧ-статуса, повышали самооценку и уверенность в себе. По итогам первого тренинга было отобрано 25 самых активных людей, показавших свои лидерские качества.

Цель этих тренингов – воспитать молодую волну активистов и «раскачать» регионы для того, чтобы сообщество ЛЖВ Казахстана действовало более целенаправленно и сообща.

Как бы вы описали портрет участников школы?

Большая часть ведущих школы ЛЖВ – это люди, прошедшие в свое время через подобные мероприятия, собравшие вокруг себя единомышленников, основавших местные НПО, вносящие большой вклад в защиту прав ЛЖВ, в снижение цен на АРВ-препараты и т.д.

Какова ситуация с соблюдением прав ЛЖВ в Казахстане?

Ситуация везде разная, и пока что все зависит от конкретных людей – дружественных специалистов, врачей, полицейских сотрудников пенитенциарной системы и от смелости и грамотности активистов. Где таких людей мало, там ситуация с соблюдением прав часто плачевная.

Что делать человеку, если его права были нарушены?

Найти в себе смелость заявить об этом. Дать делу ход. Создать прецедент. Для этого можно воспользоваться помощью более опытных членов сообщества и дружественных юристов.

В 2019 Казахстан перешел на принцип «Тестируй и лечи». Что он подразумевает под собой?

Для Казахстана этот принцип, в первую очередь, ломка стереотипов, борьба с обывательскими представлениями и распространенными мифами об АРВ-терапии. Борьба с «поощрениями», когда человек принимает терапию только для того, чтобы получить какое-то вознаграждение, а не потому что видит связь терапии с повышением качества своей жизни. Это работа с медицинскими специалистами, которые могут формально следовать протоколам, но как-то косвенно, интонациями, обрывками фраз, а то и напрямую дают понять пациентам, что сами не верят в то, что делают. Например, часто можно услышать такие фразы: «По новым правилам, я должен назначить тебе лечение, но ты можешь отказаться, тем более, у тебя неплохие анализы, а это все-таки химия» или «Я понимаю, вы хотите родить ребенка, но все же подумайте хорошенько, все-таки у вашего мужа ВИЧ, даже если он вас не заразит – какое у вашего ребенка может быть будущее?» т.д. Мы боремся с этим.

Есть ли в Казахстане в сообществе ЛЖВ место инновациям?

Активная часть сообщества ЛЖВ конечно открыта инновациям – всегда готовы их применить сразу, как только о них узнают или приходят к ним сами. Большая часть общего населения – добрые, сочувствующие и совершенно несведущие в современных научных достижениях в плане лечения и профилактики ВИЧ-инфекции люди. Они боятся за себя и своих близких, думают, что ВИЧ – это смертный приговор, до сих пор многие думают, что ВИЧ передается бытовым путем («Я знаю, что ВИЧ не передается по воздуху или через прикосновения, но на всякий случай оградил бы своих детей от контактов с ВИЧ-инфицированными»). Изменить ситуацию, похоже, может только молодежь, которая сама по себе более открыта всему новому, более толерантна, менее суеверна. Работа с молодежью и, в первую очередь, с учащимися медицинских колледжей и ВУЗов с участием сообщества ЛЖВ способна постепенно изменить ситуация. Что, кстати, уже и происходит – медленно, но верно.

Будут ли проводиться тренинги в будущем? Кто в них может принять участие?

Финансирование подобных мероприятий находится под большим вопросом – донорские организации постепенно теряют интерес к Казахстану, а использовать для этого государственные средства пока довольно сложно. Тем не менее, сообщество ЛЖВ изыскивает новые возможности. Кроме «Школ для активистов», регулярно проводятся кемпинги для ЛЖВ, в которых все чаще люди уже сами оплачивают свое участие. Информация о таких мероприятиях распространяется через ВИЧ-сервисные НПО, СПИД центры, социальные сети и мессенджеры. Приоритет отдается «новичкам». Более опытные члены сообщества ЛЖВ могут попробовать себя в роли тренеров, пройдя соответствующий конкурсный отбор.