Не надо стесняться знаний о своем здоровье

В 2019 году всемирно известная молодежная программа Dance4Life пришла в Кыргызстан. Это значит, что теперь молодежь республики станет более информированной в вопросах репродуктивного здоровья и здорового сексуального поведения.

Один из чемпионов Dance4Life в Кыргызстане Темирлан Ирысбеков (20 лет) рассказал AFEW International о том, что значит для него этот проект, а также поделился интересными наблюдениями из своей практики работы с подростками.

Как ты оказался в проекте Dance4Life?

Мой координатор в социальной организации «Красный полумесяц» рассказала мне об этом проекте и предложила подать заявку. Мне понравилась идея, ведь такие направления, как СРЗП, ПАВ и ВИЧ/СПИД очень значимы для общества. Я всегда хотел помогать людям, работая волонтером, проводил тренинги  в школах и университетах и мне это нравилось.

Чем ты занимаешься по жизни?

Я студент заочного отделения Бишкекского Государственного университета, фриланс-программированием для компаний с Запада. Сейчас работаю бариста в офисе компании Билайн, а также прохожу там стажировку в качестве программиста. А еще на протяжении последних четырех лет я являюсь волонтером «Красного полумесяца» Кыргызстана.

Что значит для тебя быть лидером, чемпионом Dance4life?

В моем понимании лидер — это человек, к которому прислушиваются другие люди, который может красиво и грамотно донести любую информацию. При этом, быть Чемпионом Dance4life — это большая гордость. Быть Чемпионом Dance4life значит делиться информацией с людьми. Этот проект дал мне уверенность в себе, мотивацию, которая подталкивает меня помогать людям. Я могу с уверенностью поддерживать, мотивировать окружающих.

Dance4life направлен на работу с молодежью для развития лидерства и сохранения репродуктивного здоровья, профилактики ВИЧ и инфекций, передающихся половым путем. Как в твоем окружении обстоят дела с этими темами? Просвещали ли тебя и твоих сверстников на них в школе?

Мои друзья мало информированы насчет СРЗП контента, ведь в школах и университетах учителя об этом не говорят. Они не знают даже, как правильно пользоваться контрацептивами, какими способами передается ВИЧ. Была такая ситуация, когда я услышал от друзей, что ВИЧ передается через слюну. Я провел для них небольшой тренинг, где рассказал, как на самом деле передается ВИЧ, привел для них аргументы, чтобы развеять все сомнения, а еще поделился с ними информацией о контрацептивах, и о том, как можно себя обезопасить. Когда я сам был школьником, за все года нам провели всего один классный час, посвященный СРЗП. Когда волонтеры «Красного полумесяца» начали рассказывать нам о том, как устроена женская и мужская половые системы, многие начали стесняться, отворачиваться и даже плакать. Со временем, когда я делился с людьми о том, что это все нормально и мы должны знать это, чтобы уберечь себя, их взгляды поменялись и они стали более информированными, им стало интересно и теперь они сами могут делиться этими знаниями с другими.

Почему, с твоей точки зрения, важно быть просвещенным на эти темы?

В ходе работы с различным проектам, я не раз сталкивался с ужасающими историями, которые можно было бы предупредить, если бы люди знали больше о своем здоровье и как его сохранить. В одном из медицинских учреждений во время тренинга нам рассказали историю девочки, которая играла с одеждой брата и решила померить его брюки. Когда она начала переодеваться в свою одежду, то заметила кровь — тогда у нее в первый раз начались месячные. В тот момент, она подумала, что забеременела и решила совершить суицид.

Что больше всего тебе запомнилось за время участия в проекте Dance4Life?

В Dance4life мы становимся не просто тренерами для ребят, но друзьями, которым они могут доверять.

Однажды, парень из нашей группы поделился со мной своей проблемой: он не знал, как справиться с алкогольной зависимостью. Он говорил родителям, что ему нужны деньги на еду или посиделки с друзьями, когда на самом деле, шел в ближайший магазин и покупал себе пиво. Это длилось уже какое-то время и он не знал, как остановиться. Я перенаправил его в молодежный центр к квалифицированным специалистам-психологам. Вначале я хотел привести его за руку, но понял, что он должен набраться смелости и сделать это сам. Он дал мне обещание, обязательно прийти и проконсультироваться.

 

 

 

 

 

 

Сколько женщин — столько судеб

В Таджикистане из года в год отмечается рост доли полового пути передачи ВИЧ-инфекции и увеличивается количество женщин в репродуктивном возрасте среди взятых на учет с диагнозом, установленным впервые. Именно поэтому в 2019 году общественная организация «Таджикистанская сеть женщин, живущих с ВИЧ» (ТСЖ+) при поддержке AFEW International в рамках программы «Восполняя пробелы» провела исследование «Ключевые проблемы сексуального и репродуктивного здоровья женщин, живущих с ВИЧ в Таджикистане через призму прав человека».

В преддверии Международного женского дня 8 марта Тахмина Хайдарова, руководитель ТСЖ+, порассуждала с AFEW International о ВИЧ, сексе, насилии и гендерном неравенстве в Таджикистане.

Что значит секс для мужчин и женщин в Таджикистане?

Для мужчин секс – это возможность удовлетворить свое желание, и только потом — средство для продолжения рода. Для женщин же, секс в первую очередь — средство для рождения детей. При этом говорить о сексе и проявлять инициативу в половых отношениях женщины, как правило, не могут – это расценивается как распутство.

В целом в Таджикистане сексуальная сфера сильно подвержена традиционным гендерным стереотипам. Здесь не принято обсуждать тему сексуальных отношений – ни в семьях, ни в обществе. Мало кто разговаривает об этом со своими партнерами, врачами и т.д. Но даже если и говорят, что на самом деле не совсем понимают смысл и значение понятий «секс» и «сексуальные отношения» и чаще всего рассуждают о контрацепции, способах предохранения от нежелательной беременности, гигиене и т.д. Но не о чем то более серьезном.

Всему виной национальные традиции и религия?

Д а, во многом. Однако надо сказать, что ислам сам по себе — это религия мира и добра. В исламе не говорится о жестоком обращении по отношению женщин, однако есть другие факторы, которые влияют на их жизнь. Это стереотипы, которые могут быть связаны с религией.

Один из них – «женщина обязана ухаживать за мужем и всеми членами его семьи, быть послушной и доброжелательной». Поэтому уже с детства девочки воспитываются в духе повиновения. Женщины сами признают, что интересы мужчин превыше всего. Одна из особенностей семей в республике, особенно в сельской местности, заключается в преобладании расширенных семей, когда под одной крышей проживают несколько поколений взрослых и детей. То есть родители, их взрослые сыновья/дочери, уже вступившие в брак, бабушки и дедушки, взрослые сестры или братья — все живут вместе. Как следствие — в отношения мужа и жены постоянно вмешиваются родственники.

В семье девушек готовят как домохозяек, в большинство случаев не дают образования, особенно в сельской местности, и девушка после замужества становится всячески зависима от своего партнера и членов его семьи. Без разрешения старших и мужа женщина не имеет права выйти из дома и получить информацию о заболеваниях, передающихся половым путем (ЗППП). Женщина всегда должна стоять на ступень ниже мужчины во всем: в принятии решений, в высказывании мнения. Женщина должна прислушиваться к словам мужа, нужно «прикусить язык», это и есть уважение. Также женщины редко могут самостоятельно принимать решения о том, когда, как и с кем заниматься сексом, вступать в брак, сколько детей иметь и т.д.

При этом сексуальное насилие со стороны интимного партнера увеличивает риск заражения ВИЧ. Во время нашего опроса от респондентов мы слышали рассуждения о том, что половой акт без согласия — это нормальное явление, и так должно быть в семье, «Это же твой муж: что он хочет, то и нужно делать. Он молодой, и поэтому нужно удовлетворять его желания!»

Неравенство между мужчинами и женщинами в Таджикистане развито не только в частной жизни, но и общественной тоже, не так ли?

Да, гендерное неравноправие — одна из проблем, сдерживающая устойчивое развитие Таджикистана. Неравноправие проявляется в доступе ко всем видам материальных и нематериальных ресурсов (собственность, земля, финансы, кредиты, образование и т.д.); к принятию решению во всех сферах и участию в политической жизни, насилии в отношении женщин.

А почему женщины терпят насилие?

Потому что это укладывается в рамках сложившейся системы гендерных неравных отношений в Таджикистане. Мужчины обеспечивают женщину, контролируют семейные отношения, а значит, могут делать, по сути, что хотят.

Но самое печальное – то, что общество недостаточно понимает значимость этой проблемы. Оно уверено, что насилие в семье – это частное дело. Считается, что проявление жестокого обращения с женой, невесткой, сестрой и др. или постоянного контроля за их жизнью и поведением – это не насилие, а норма. При этом широко распространено мнение, что женщина сама виновата, если муж или его родственники применяют к ней физическую силу. Немало сторонников такого мнения среди молодых людей, самих женщин, и особенно среди свекровей. Поэтому особого внимания, на мой взгляд, требует решение проблем взаимоотношений свекрови и невесток, отношения к женам трудовых мигрантов в период нахождения их мужей за пределами республики, ранних и принудительных браков и т.д.

Женщины с ВИЧ более уязвимы?  

Однозначно! Несмотря на то, что очень часто источником ВИЧ инфекции для женщины является ее муж, именно она подвергается насилию и дискриминации со стороны мужа и его родственников. Одна женщина рассказывала, что муж инфицировал ее, но не считал себя виноватым. Иногда он закрывал дверь и уходил из дома, а она оставалась без еды, голодная и беспомощная. Однажды он даже привязал ее веревкой к столбу и избивал, а после этого ушёл, оставив ее голодной на два дня. После такого отношения и издевательств мужа она ушла к своим родителям, где также подверглась дискриминации.

Почему женщины с ВИЧ боятся обращаться к врачам?

Как показывает практика, те, кто обращается в СПИД-центр, получают качественную помощь и многие этим довольны в том числе я. Однако основные проблемы у женщин возникают, когда они обращаются за услугами в других медицинских учреждениях (за хирургическую помощь или к зубным врачам), в том числе в учреждения первичной медико-санитарной помощи (ПМСП). Именно в этих учреждениях женщины, живущие с ВИЧ (ЖЖВ) чаще всего сталкиваются с дискриминацией в свой адрес. Во время фокус-групп приводилось немало случаев, когда медработники отказывали в предоставлении медпомощи ЖЖВ и разглашали их статус. (В основном такие случаи были в роддомах, в зубных поликлиниках и во время других хирургических вмешательство) Поэтому большинство ВИЧ-позитивных женщин боятся открыть свой статус и не обращаются за услугами в медучреждения в том числе в службах ПМСП по месту жительства.

А вы разговаривали с этими врачами? Что они отвечают на вопрос о дискриминации людей, живущих с ВИЧ?

Мы не опрашивали медработников. Однако многие женщины считают, что причины кроются в неподготовленности медицинских работников к работе с ЛЖВ, а также низкий уровень знаний сотрудников о ВИЧ.

Одна женщина, обратившись в поликлинику, рассказала врачам о своем статусе. Они сразу отказали ей в услугах. Женщина сказала, что это нарушение ее Конституционных прав, на что ей ответили, что она больна, и они уже ничем не могут ей помочь. Только представьте себе – это говорили врачи!

Но это не все – в Таджикистане существует проблема утечки кадров среди медицинского персонала, который имеет опыт работы с ЛЖВ. Немалая часть профессионалов покидает нашу страну.

Предположим, женщина узнала о своем статусе, она готова обследоваться, принимать терапию и делать все, что говорят врачи. Может ли она столкнуться с какими- либо препятствиями даже в этом случае?

АРТ терапия у нас в стране закупается за счет Глобального Фонда, поэтому перебоев практически не бывает. Если человек хочет принимать АРТ, то он может получить ее во всех центрах СПИД. Но согласно рекомендациям ВОЗ, людей, живущих с ВИЧ, распределяют в службы ПМСП и согласно этим требованиям человек обязан получить услугу по месту жительства. В силу того, что в сельской местности и маленьких городах, и районах все практически друг друга хорошо знают, ЖЖВ бояться раскрытия своего статуса и есть вероятность что не будут обращаются в эти службы на местах за услугами АРТ.

Насколько сложно женщинам принять свой статус?

Чаще это зависит от уровня их информированности и образованности – они просто ничего не знают о ВИЧ или имеют искажённую информацию о вирусе. Поскольку ВИЧ на начальных стадиях не имеет ярко выраженных симптомов, женщины думают, что они ничем не болеют, и вирус их не касается. В немалой степени принятие диагноза зависит от специалиста, который будет работать с женщиной, проводить дотестовое и после тестовое консультирование.

Планируете ли вы использовать результаты своего исследования в дальнейшей работе?

На данный момент в стране разрабатывается «Национальная программа по противодействию эпидемии ВИЧ/СПИД в Республике Таджикистан на период 2021-2025 годы», и мы вошли в состав рабочей группы по вопросам лечения АРТ и предотврашения стигмы и дискриминации в отношение ЛЖВ. В рамках этой площадки мы активно продвигаем рекомендации нашего отчета.

Наряду с этим результаты исследования помогли нам выявить и понять целый ряд проблем, на которые мы ранее не всегда обращали должное внимание. Поэтому мы будем использовать полученную информацию в нашей повседневной работе. Сколько женщин-столько судеб. Следовательно нужно апробировать не только общие подходы к ЖЖВ, но и искать индивидуальные способы.

Исследование можно посмотреть здесь.

 

 

 

Я люблю каждую минуту своей жизни

ВИЧ – это не приговор. Это повод посмотреть на свою жизнь с другого ракурса и полюбить каждое ее мгновение.

Амина, героиня этой истории, живущая с ВИЧ, так и сделала. Пройдя сквозь тернии самоистязаний, размышлений и даже попытки суицида, она поняла, что каждая минута жизни – это особый дар, а ВИЧ – это то, что помогло ей стать сильной, независимой и счастливой.

Амина работает в Таджикистанской сети женщин, живущих с ВИЧ. Она нашла себя и сегодня ведет активную деятельность в проекте Антистигма, который исполняется в рамках программы Восполняя пробелы: Здоровье и права уязвимых групп.

Как я узнала о статусе

«В 2012 году я забеременела в 4-й раз. На 7 месяце беременности в рамках обычного обследования я сдала анализ на ВИЧ, а через месяц меня позвали обратно в поликлинику и сообщили, что в крови был обнаружен хемолиз. Я сдала повторный анализ. Его результаты мне уже сообщили после родов.

ВИЧ. Диагноз звучал как приговор. Что делать? Как жить? Где получить достоверную информацию? Разговоры с медработником толком ничего мне не давали, информации о том, что с вирусом можно жить совершенно нормальной жизнью, не было. Я чувствовала себя одна, брошенной где-то посередине океана. На руках меленький ребенок, а муж, потребитель инъекционных наркотиков, в тюрьме. В тот момент я надеялась на то, что рассказав о своем статусе хотя бы свой матери, мне станет легче. Однако вирус разлучил нас. Мама, которая заботилась обо мне всю жизнь, отвернулась от меня. В это же время моя трехмесячная дочка, будучи ВИЧ-инфицированной, умерла от пневмоцистной пневмонии, Я возненавидела себя до такой степени, что однажды задумалась о суициде. Солярка, спички… Если бы не мой брат, который увидел все это, я бы сожгла себя. Потом помню горсть таблеток, скорую помощь и снова неудавшаяся попытка покончить с собой. Я чувствовала себя совсем одинокой на темной дороге жизни. Я начала терять вес и погрузилась в депрессию».

Через попытки суицида к новой жизни

«Прошло 2 года, суицидальные мысли стали постепенно покидать меня. Надо было как-то жить дальше. Все это время я игнорировала свой статус, но при этом старалась искать информацию о ВИЧ в Интернете. Об АРВ терапии я тоже не задумывалась, я не была готова ее принимать. Иногда я все еще не верила, что инфицировалась ВИЧ, так как доктора все время твердили мне, что ВИЧ – это болезнь секс-работниц.

Спустя некоторое время я с твердым намерением начать принимать АРВ терапию пришла в СПИД центр, прошла все анализы и сказала инфекционисту о моих планах начать лечение. Спустя 6 месяцев у меня уже была неопределяемая вирусная нагрузка! Поверив в себя, в свои результаты, мне захотелось поделиться этим со всеми, кто находился в похожей ситуации. Таким образом началась моя работа в СПИД-центре в качестве волонтера, а потом я стала равным консультантом».

Мое счастье!

«ВИЧ помог начать мне новую жизнь. Я счастлива – я помогаю людям, я приношу пользу обществу, работая в Таджикистанской сети женщин, живущих с ВИЧ. Недавно я была координатором фотопроекта «Фотоголоса».

Я хочу, чтобы люди, оказавшиеся в такой же ситуации, не допускали моих ошибок. Я хочу защищать их от несправедливости, стигмы и дискриминации по отношению ЛЖВ, от различных конфликтов, в том числе и гендерных.

В 2019 году я родила ребенка, и мой мальчик оказался абсолютно здоровым, а совсем недавно c помощью проекта «Фотоголоса» я открыла свой статус старшим сыновьям. Для меня это было страшнее всего, потому что я думала, что они не примут меня, как когда-то сделала моя мать. Однако все подобные опасения были напрасны, мои дети обняли меня и сказали, что я самая лучшая мама на свете. Я счастливая жена своего мужа, которого я мотивировала начать опиодную заместительную терапию.

ВИЧ научил меня быть независимой и счастливой! Я не боюсь сказать, что у меня ВИЧ, я люблю каждую минуту своей жизни»!

 

 

 

 

Стажировки помогают государственному и негосударственному сектору услышать и увидеть друг друга

На протяжении многих лет сотрудники НПО участвуют в ознакомительных поездках с визитами различных организаций и учреждений в других странах. Иногда опыт показывает, что не все учебные поездки одинаково полезны — порой хорошо работающие за рубежом практики несовместимы с местными реалиями. Однако в целом, учебные поездки уже доказали, что они дают участникам новые знания и ценные практические методы, которые можно применить.

AFEW-Украина, партнер проекта «Восполняя пробелы: здоровье и права ключевых групп населения», заметил, что обмен знаниями и опытом приносит действительную пользу партнерам на местном уровне. И не смотря на то, что все НПО работают в одинаковых условиях, каждая организация имеет свои собственные реалии и опыт. Именно поэтому с 2016 года AFEW-Украина регулярно участвует в организации ознакомительных поездок для представителей общественных организаций и органов государственной власти, коллег, работающих в других регионах Украины.

Для Александра Могилки, координатора проектов в социальном доме «Компас» (ХФ «Благо», Харьков) и Натальи Златопольской, координатора проектов в учебном центре дружественной молодежи «Альтаир» (Полтава, КНРФ «Здоровье населения») стажировки в Украине оказались вдохновляющими. Они помогли участникам внести изменения в организациях и улучшить работу с подростками, употребляющими наркотики.

Куда?

Александр: В рамках проекта «Восполняя пробелы» в этом году я и два социальных работника ездили на стажировку в черновицкий фонд «Новая семья» и их Центр социально-психологической помощи «Диалог». Мы хотели узнать об их реабилитационной программе для подростков. Для нас это было важно, потому что мы и сами хотели предоставлять услуги по реабилитации для подростков, употребляющих наркотики.

Наталья: У нас было две поездки: в Кропивницкий и Харьков. В Кропивницком мы посетили коллег из социального бюро «Лилия»  (БФ «Возвращение к жизни») и их партнеров в городе. Выбор партнеров для поездки был не случайным. Например, практика показала, что наши клиенты – в основном студенты профтехучилищ, а через прямое взаимодействие с руководством удается легче выходить на эту группу, делать процесс нашей работы системным для охвата большего количества людей и достижения положительной динамики. Ювенальная превенция переадресовывает нам клиентов, и мы привлекаем их к обучению лидеров проекта.

В Харькове у нас была возможность познакомиться с опытом работы их центра «Компас». В первую очередь, нас интересовало, какие инструменты использует организация для работы с нашей целевой аудиторией, и как налажена работа партнерской сети на месте.

Цель

Александр: У нас была очень насыщенная поездка. Интересно было то, как организована реабилитация – начиная от положений о реабилитации и заканчивая программой, приказами органов местного самоуправления. Это то, что мы можем использовать теперь в работе. Было интересно узнать, как это все начало работать, почему возникла потребность в определенных документах, какие механизмы эти документы регулируют, какая роль городского Координационного механизма. Нас также интересовало взаимодействие «Новой семьи» с Координационным советом, поскольку это положительный опыт взаимодействия.

Наталья: У нас была встреча с заместителем мэра Кропивницкого по гуманитарным вопросам, диалог с которой показал, что государственный сектор в Кропивницком понимает, какие выгоды они имеют от сотрудничества с НПО. Специалисты проекта доказывали важность взаимодействия с ними цифрами, статистикой, случаями, историями. И мы приняли этот опыт на вооружение.

Также мы увидели, каким образом реализуются идеи клиентов проекта. Мы увидели, что их реально выполнить. И это не просто мечты – реализовать идеи подростков на самом деле можно. Например, нам понравилась идея зарисовки адресов каналов продажи наркотиков в Telegram, не самостоятельно, а используя ресурсы города.

Чему научились?

Александр: Именно после поездки в Черновцы мы приняли твердое решение, что будем делать программу реабилитации. И поняли, что надо делать свою программу, не такую, как в Черновцах. Наркосцена, и, соответственно, поведение подростков и последствия употребления меняются. Благодаря поездке в Черновцы, мы теперь лучше понимаем, как учесть уникальный опыт коллег и сделать так, чтобы наша программа реабилитации максимально отвечала современным вызовам. Мы уже презентовали нашу идею Координационному совету Харькова. В новой городской Комплексной программе по противодействию распространению наркомании и снижения вреда от употребления теперь прописаны развитие и поддержка реабилитационного центра для молодежи на базе нашего «Социального дома» [прим. – «Социальный дом» объединяет различные проекты фонда «Благо» в одном помещении]! Мы вдохновились их опытом и успехами, мы увидели, что это все реально в нашей стране. Тем более, что сейчас кроме «Диалога» реабилитацию отдельно для подростков в Украине не делает больше никто. Мы всегда говорим, что у нас в Украине есть опыт успешного реабилитационного центра для подростков, что мы у них учимся и готовы вносить свое.

Наталья: Мы «привезли» домой новые инструменты работы – например, пошаговый механизм переадресации клиентов от наших городских партнеров (учебных и правоохранительных учреждений, соцслужб и т.д.) к нам. В Кропивницком, если кто-то из ключевых партнеров обнаруживает подростка, вероятно употребляющего наркотические вещества, его сразу же перенаправляют в соцбюро «Лилия». И мы изучили механизмы коммуникации, журналы регистрации и тому подобное. Также нам понравилась практика деятельности школы лидеров. Кроме того, мы подсмотрели работу в самих организациях, как взаимодействуют сотрудники и прониклись их атмосферой.

Выводы

Александр: Стажировки с партнерами к коллегам из Украины – это очень качественный механизм получения заслуженного доверия от государственных органов и наших основных партнеров – полиции, соцслужб, учебных и медицинских учреждений. Такие совместные мероприятия помогают им понять, что мы занимаемся реальными вещами, мы делаем то, что не делают государственные органы в силу ограниченных ресурсов, инструкций или еще чего-то. Но главное – мыочень хорошо дополняем их работу. Мы даем знать, что готовы помогать и обучать. Мы заметили, чтопо возвращению поменялся даже уровень отношений, а также количествопереадресаций в Центр. В тоже время в течении таких стажировок мы сами видим, как работают государственные органы, и в какой помощи они нуждаются.

Наталья: Стажировки помогают государственному и негосударственному сектору услышать и увидеть друг друга. Сотрудники различных служб в разных городах могут иметь отличные взгляды, но это не мешает им общаться и обмениваться опытом и мыслями. Они могут понять, какими мощными ресурсами мы обладаем, и что мы действительно восполняем пробелы и в их работе тоже. Раньше, например, о НПО в нашем городе ходили различные мифы, мешеющие работе организации. После этого визита все вопросы чиновников сняты, ауровень взаимного доверия продолжает расти.

Таким образом, организуя ознакомительные поездки, AFEWUkraine способствует налаживанию партнерских отношений для закрепления достигнутых результатов в соответствии с теорией «Восполняя пробелы». Организация вносит свой вклад в адвокацию, усиление сферы услуг и систему соблюдения прав подростков, употребляющих наркотики в Украине.