Анке ван Дам покидает пост директора AFEW International

Дорогие коллеги, после почти 13 фантастических лет работы и руководства AFEW International в области борьбы с ВИЧ/СПИДом, туберкулезом и вирусными гепатитами в Восточной Европе и Центральной Азии для меня настало время покинуть пост директора.

Я пришла в организацию в январе 2008 года, и с самого начала мне выпала честь работать с большим количеством преданных и страстных коллег, с хорошей репутацией и видением того, как способствовать улучшению здоровья в регионе ВЕЦА. Вместе с вами, как с донорами, партнерами, коллегами и друзьями, мы прошли через развитие, трансформации и реорганизации. AFEW охватило большое количество людей и сообществ, чтобы улучшить доступ к профилактике, лечению и уходу в области общественного здравоохранения в отношении таких заболеваний как ВИЧ, туберкулез и вирусный гепатит. Я горжусь тем, что являюсь частью этой замечательной организации.

Я уйду из AFEW 1 января 2021 года, и это позволит мне отпраздновать с вами 20-летие AFEW в конце 2020 года. До этого времени я подготовлю плавное вступление в должность нового директора. Ряд событий в регионе ВЕЦА (права человека все больше подвергаются давлению, пространство для гражданского общества сокращается, Covid-19 и его влияние, изменения в структуре доноров) показывают, что AFEW еще так много всего предстоит сделать для того, чтобы каждый человек имел доступ к качественным медицинским услугам!

Я вернусь к вам, чтобы основательно попрощаться ближе к этой дате, но уже сейчас я хочу поблагодарить вас за поддержку и доверие, которые вы оказывали мне на протяжение последних 13 лет, что было очень важно для моей работы в AFEW.

Безопасная миграция

В 2019 году МОМ Таджикистан в сотрудничестве с AFEW International и AFEW Кыргызстан запустили проект «Улучшение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане» для того, чтобы расширить доступ таджикских мигрантов, в том числе из числа ключевых групп, к услугам, связанным с ВИЧ.

Общественная организация «Накукор» в г. Куляб, имеющая большой опыт работы с различными категориями мигрантов, стала партнером проекта. Ее руководитель Баходур Хаитов рассказал AFEW International о том, что такое безопасная миграция, с какими проблемами мигранты чаще всего сталкиваются при переезде в чужую страну, и как «Накукор» помогает их решить.

Баходур, что включает в себя термин «безопасная миграция»?

Безопасная миграция — это когда мигрант на всех этапах миграционного процесса (в стране происхождения, транзита и приема) защищен от рисков связанных со здоровьем, правовым статусом или какой-либо угрозой для жизни. Создание условий для безопасной миграции — это прежде всего адвокатирование прав мигрантов на достойные условия труда, жизни, доступ к социальным услугам и услугам здравоохранения. В современных условиях глобализации миграционных процессов из-за поляризации между богатыми и бедными странами, изменения климата и демографических факторов вопросы безопасной миграции являются особенно актуальными.

Поэтому задача государства — создать цивилизованные условия миграции и вооружить людей необходимой информацией, чтобы до минимума снизить для них риск попадания в сети торговцев людьми, мошенников и в другие сложные ситуации.

В чем уязвимость мигрантов в целом и особенно мигрантов, употребляющих наркотики?

В основном, это плохие условия работы и жизни, правовая незащищенность, ограниченный доступ к социальным услугам, чувство изоляции, стигма и дискриминация, языковой барьер, культурные различия.

Что касается мигрантов, употребляющих наркотики, то они сталкиваются с двойной стигмой в связи с употреблением психоактивных веществ. В обществе как на родине, так и в стране приема среди обывателей бытует мнение о том, что наркопотребление — это не заболевание, а порок, и реинтеграция в нормальную социальную жизнь человека, употребляющего наркотики, невозможна. Такие явления, как отсутствие программ заместительной терапии во многих странах, наличие языкового барьера, страх депортации и другие проблемы повышают уязвимость мигрантов, употребляющих наркотики. Желание вырваться из порочного круга наркопотребления, найти работу, создать семью не находит реализации из-за социально-экономических трудностей, отсутствия государственных программ реабилитации и реинтеграции потребителей наркотиков. Бывшие клиенты программ заместительной терапии в странах происхождения мигрантов вынуждены прерывать лечение в связи с отъездом в трудовую миграцию, что влечет повышенные риски и часто вынужденный возврат к уличным наркотикам. Усугубляет ситуацию отсутствие программ профилактики и сопровождения среди мигрантов: программы обмена игл и шприцев, добровольное консультирование и тестирование, юридическая помощь, социальные общежития. Особого внимания требует необходимость перенаправления мигрантов между неправительственными организациями в странах исхода и в принимающих странах миграции.

О чем мигранты забывают чаще во время миграции?

Как правило мигранты из Таджикистана едут на заработки, используя неформальные сети знакомых, соседей, родственников, доверяя их знаниям и опыту. Находясь на родине, мигранты не уделяют должного внимания предвыездной подготовке и изучению миграционного законодательства страны приема, прохождению медицинского осмотра, сбору информации об организациях, которые оказывают услуги мигрантам как на родине, так и за рубежом. Как следствие мигранты, сталкиваясь с трудностями в чужой стране, не знают, что делать и куда обратиться за помощью.

При встречах с мигрантами выяснилось, что многие из них депортированы или административно выдворены по разным причинам на период от 3 до 5 лет и выше. Как правило мигранты являются единственными кормильцами своей семьи, где жена, дети и родители, а иногда и братья с сестрами живут в одном домохозяйстве. В настоящее время положение депортированных трудящихся мигрантов и членов их семей усугубляется в связи с безработицей на Родине. Вернувшиеся мигранты отчаянно ищут работу и, если находят какую-то временную занятость у местных жителей, в частных строительствах, то получают за нее очень маленькую зарплату, которая не всегда позволяет покрыть все базовые расходы семьи, связанные с питанием и здоровьем.

Опыт работы НПО «Накукор» с мигрантами показывает , что мигранты очень заинтересованы знать больше о миграционном законодательстве России, об истории и культуре принимающей страны, иметь информацию об организациях и проектах, которые могут помочь мигрантам по правовым, образовательным, медицинским вопросам.

Пользуются ли популярностью ваши тренинги среди мигрантов?

Да, как правило, мигранты с нетерпениемждут наших тренингов и проявляют особенную активность во время проведения сессий. Тренинги среди мигрантов показали, что в последние годы трудящиеся мигранты Кулябского региона не имели достаточной возможности для получения достоверной информации и квалифицированной консультации по вопросам миграции. Это значит, что мигранты становятся уязвимыми и сталкиваются с ситуациями мошенничества, торговли людьми, испытывают трудности при необходимости получения услуг в связи со здоровьем. Тренинги, предложенные в рамках проекта с AFEW «Улучшение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане»» позволили мигрантам встретиться с юристами МОМ, НПО «Накукор», а также специалистами Министерства труда, миграции и занятости населения Таджикистана. На этих мероприятиях мигранты смогли не только задать важные для них вопросы, но и обратить внимание международных организаций и государственных структур на реальное положение мигрантов. Позволили узнать, как реализуются законы и правила на практике, получить информацию об услугах, которые оказывают различные организации в Таджикистане и зарубежом. Бесплатный доступ к тестированию на ВИЧ, предоставленный проектом, возможность бесплатных консультаций врача венеролога также повысили интерес мигрантов к проекту.

Надо отметить, что наши тренинги отличаются особым подходом. Мы используем интерактивные методы обучения взрослых. Юристы проекта приводят практические примеры из жизни, задают вопросы мигрантам, участвуют в дискуссиях, объясняют мигрантам ошибки, допущенные в примерах, отвечают на вопросы участников.

В рамках проекта вы также ведете аутрич деятельность. Что она в себя включает?

Наша аутрич деятельность направлена на вернувшихся мигрантов. Цель — повысить их осведомленность о безопасной миграции и способствовать обращению за услугами в сфере ВИЧ и ИППП.

Мы очень рады тому, что смогли вовлечь в число аутричработников самих представителей ключевых групп, в том числе людей живущих с ВИЧ. Мы ведем адресную работу среди мигрантов с учетом их потребностей и повышаем их осведомленность по вопросам профилактики ИППП и ВИЧ. Таким образом, в нашем фокусе — ключевые группы с опытом миграции: потребители инъекционных наркотиков, и мужчины, имеющие секс с мужчинами, а также работники секса.

Кроме того, в ходе нашей аутрич деятельности бенефициары получают перенаправительный ваучер для бесплатного тестирования на ВИЧ и диагностику ИППП.

Надо отметить, что до этого времени у мигрантов не было доступа к бесплатному тестированию на ВИЧ, и благодаря проекту МОМ при поддержке AFEW закупил 1000 тестов на ВИЧ для бесплатного предоставления услуги экспресс-теста для мигрантов.

Повлияла ли пандемия COVID-19 на вашу деятельность?

Да, принимая во внимание рекомендации ВОЗ, в которые входит необходимость соблюдения дистанции 1,5 м, с апреля мы сократили количество участников на тренинговой сессии до 8-10 человек. Мы очень надеемся, что обученные бенефициары поделятся полученными знаниями с другими мигрантами по принципу «равный равному».

Недавно мы получили сообщение МОМ о том, что наш запрос о необходимости социальной помощи уязвимым мигрантам и членам их семей был удовлетворен AFEW International и мы сможем предоставить продуктовые и гигиенические пакеты наиболее уязвимым мигрантам и мигрантским домохозяйствам, а также провести сессии по профилактике COVID19.

 

 

 

 

 

 

Отстаивание интересов трансгендерного сообщества

Жить в обществе и быть жертвой разного рода насилия — для трансгендерных людей в Украине, к сожалению, становится нормой. Стигма и дискриминация, а также порой насилие со стороны полиции ограничивают доступ трансгендеров к правоохранительной системе, а также качественным медицинским сервисам.

Игорь Медведь, Координатор украинской организации HPLGBT и грантер Фонда Экстренной Помощи ключевым группам населения ВЕЦА, рассказал AFEW International о том, с какими проблемами трансгендерные люди сталкиваются в стране, а также о том, как их можно решить.

Для справки:

HPLGBT – это общественная самоорганизация трансгендерных людей, которая уже 6 лет представляет интересы трансгендерного (транс) сообщества в Украине. HPLGBT является членским объединением национального уровня, которое действует в пользу групп повышенного риска инфицирования ВИЧ, в частности трансгендерных людей.

Игорь, HPLGBT проводила несколько исследований касательно трансгендерных людей. Расскажите немного о них.

Мы уверены, что адвокация прав и интересов ключевых групп населения не возможна без досконального изучения ситуации.

Проводя исследования, мы не только обнаруживаем проблематики, которые могут быть скрыты от сервисных организаций, но также разрабатываем ключевые рекомендации для людей, принимающих решения, и поставщиков услуг.

В 2019 году силами сообщества мы провели мониторинг соблюдения прав человека по отношению к трансгендерным женщинам вовлеченных к секс-работу, в результате чего сформировали Альтернативный отчет в разрезе конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин[1]. Этот отчет был осуществлен при поддержке Фонда экстренной помощи ключевым сообществам региона Восточной Европы и Центральной Азии, и описывает 61 случай нарушения прав транс людей с включением информации о наиболее типичных нарушениях прав человека.

Также мы изучили специфику химсекса и проблемы, с которыми сталкиваются практикующие его люди.

Мы очень надеемся, что Секретариат Уполномоченного Верховным Советом Украины по правам человека включит в скором времени все наши рекомендации по реформированию и гуманизации политики в свой ежегодный отчет. Такие действия помогут нам в адвокационной деятельности.

В дополнении к этому мы направляем рекомендации всем, кто формирует нац.программы по ВИЧ с целью включения важных услуг для трансгендерных людей и надеемся, что программы будут меняться в соответствии с ожиданиями и потребностями тех, для кого они осуществляются.

Финансирование некоммерческих организаций в регионе ВЕЦА порой оставляет желать лучшего. Как вы выживаете в таких условиях?

Наш основной источник средств — это малые гранты на непостоянной основе, поэтому, к сожалению, наша организация чаще всего работает ситуативно. Однако даже небольшими средствами малых грантов нам удается сделать многое в усилении голоса трансгендерных людей. Наша работа основывается на правах и свободах человека, и планируя активности, мы стараемся сфокусироваться на изучении ситуаций с наиболее нуждающимися в помощи группами транс людей. Наши основные ключевые группы – это трансгендерные секс-работники или трансгендерные люди, практикующие химсекс. Такие группы сталкиваются с множественной стигматизацией по причине их осознанной занятости в секс-работе, гендерной идентичности, сексуальной ориентации, ВИЧ-статуса, наркопотребления.

Тем не менее, не смотря на то, что финансирование сокращается, возможности для получения денег все-таки есть. Мы несколько раз обращались в Фонд Экстренной Помощи, и благодаря его грантам смогли выстоять в это не простое время. Мы также передали свои навыки сообществу, и теперь сообщества МСМ секс-работников, включая тех, кто практикует химсекс, начали процесс мобилизации и помощи друг-другу. Мы им помогаем в этом, оказывая многостороннюю поддержку, включительно техничную помощь.

Каковы ваши планы на будущее?

Что касается адвокационных целей и задач, то мы планируем и дальше принимать участие в увеличении доступа к тестированию, лечению и профилактике ВИЧ, включая профилактику СПИДа через интервенции по приверженности, поддержке и уходу. Мы планируем продвигать интервенции по подавлению репликации ВИЧ в результате АРТ (вирусная супрессия), а также участвовать в продвижении прав, связанных с сексуальным и репродуктивным здоровьем.

Самый запоминающийся случай из практики.

Недавно меня очень потряс инцидент с изнасилованием, ограблением и пытками трансгендера в Житомирской области. Шесть злоумышленников, с одним из которых транс человек познакомился (-лась) на сайте знакомств, длительное время издевались над ним/ней, надев на жертву наручники, били, угрожали ножом, срезали одежду и насиловали. Однако самое ужасное – это то, что вместо того, чтобы расследовать нападение как преступление на почве ненависти, полиция квалифицировала его только как «грабеж», тем самым вызвав возмущения со стороны правозащитников. Мы же глубоко убеждены в гомофобном/трансфобном мотиве этого инцидента.

С какими сложностями в работе вы сталкиваетесь?

Самые большие сложности возникают из-за того, что сегодня в Украине нет действенных механизмов защиты прав трансгендерных людей. Расследования преступлений, подобных тому, что я описал, не отличаются адекватностью и исключают мотивы на почве ненависти. К сожалению, План действий по реализации Национальной стратегии в области прав человека[2], не выполнен должным образом.

Также в списке Министерства здравоохранения Украины до сих пор нет прямого упоминания, что трансгендерные люди являются ключевой группой в контексте ВИЧ. Ну, и конечно, пакет услуг, который предоставляется в программах профилактиках ВИЧ инфекции, не всегда отвечает потребностям трансгендерных людей. Особенно если эти люди являются представителями суб-групп.

Как сами представители сообщества относятся к вашей активности?

По-разному. Есть те, кто благодарен нам и часто помогает организации. Особенно много таких людей среди тех, кто уже когда-то получил помощь от нас, и мы оправдали их ожидания.

Но бывают и недовольные. Так, например, я и члены HPLGBT часто слышим такие фразы как: «если бы вы не выпячивались, нас бы никто не трогал», или, например, «нас не трогали, но из-за ваших гей-парадов теперь можно ожидать постоянные нападения гопников или скен-хэдов».

Это в очередной раз доказывает факт, что люди мало понимают, что видимость – это одна из важнейших составляющих в защите и расширении прав не только трансгендеров, но и всех других ключевых групп в целом. Мы должны прилагать больше усилий к разъяснению и информированию общественности о важности видимости разнообразных сообществ, усилению голоса стигматизируемых и дискриминируемых групп населения и в целом – построению открытого и сильного общества.

[1] ALTERNATIVE REPORT ON IMPLEMENTATION OF THE CONVENTION ON THE ELIMINATION OF ALL FORMS OF DISCRIMINATION AGAINST WOMEN.
www.HPLGBT.org/publish/TG-Monitoring_2019/report_en.pdf
[2] DECREE OF THE PRESIDENT OF UKRAINE # 501/2015. On Approval of the National Human Rights Strategy of Ukraine.
www.HPLGBT.org/publish/media/en/UKRAINE_NATIONAL_ACTION_PLAN_ON_HUMAN_RIGHTS_en.pdf

 

Трудовые мигранты в России и их потребности

Автор: Chamid Sulchan

Трудовые мигранты в России, к сожалению, до сих пор имеют ограниченный доступ к медицинским услугам. Они также сталкиваются с множеством препятствий для нормальной жизни, как со стороны государства, так и со стороны общества в целом.

Даниил Кашницкий, младший научный сотрудник Высшей школы экономики по направлению «Трудовая миграция и ВИЧ-инфицированные мигранты, живущие в России», рассказал AFEW International о медицинском страховании мигрантов, сотрудничестве с российскими властями и поделился надеждами на лучшее будущее.

С какими трудностями сталкиваются трудовые мигранты из Центральной Азии в России?

Это зависит от страны, откуда приезжают мигранты. Люди из Казахстана и Кыргызстана чувствуют себя в России немного лучше, потому что эти страны входят в Евразийский экономический союз. Гражданам этих стран не нужно получать вид на жительство или разрешение на работу. Все, что им нужно сделать по приезду в Россию — это официально зарегистрироваться по месту жительства. Тем не менее, иногда получение этого документа может стать барьером, потому что не все хозяева жилья готовы предоставлять мигрантам официальную регистрацию.

Некоторые мигранты могут подать заявление на получение государственной медицинской страховки. Мигранты из Беларуси, Армении, Кыргызстана и Казахстана имеют право на такую страховку уже три года, однако услуги по борьбе с туберкулезом и ВИЧ не включены в эту страховку.

Однако есть страны, такие как Узбекистан и Таджикистан, которые не входят в Евразийский экономический союз. Мигранты оттуда должны иметь разрешение на работу, которое нужно продлять каждый год. Кроме того, каждый месяц они должны платить специальный налог, что, учитывая низкую заработную плату, может быть весьма тяжело для мигрантов.

Кроме того, мигранты могут столкнуться и с другими проблемами. Например, в российском Федеральном законе № 38 есть пункт о том, что в случае выявления у иностранного гражданина ВИЧ-инфекции или туберкулеза его необходимо депортировать из страны. Если ВИЧ-инфицированный известен миграционным органам, то они включают его имя в свою базу данных. Если человек покинет Россию, то ему будет запрещен повторный въезд. Поскольку депортация – это еще также и довольно дорогая процедура, то мигранты часто предпочитают оставаться в России без документов. Небольшая часть пойманных без документов мигрантов содержится в центрах задержания. Другие мигранты живут в укрытии и продолжают работать, выполняя черную работу. Некоторые из них получают АРТ в НПО и частных клиниках, однако значительная часть мигрантов все же не имеет доступа к медицинским услугам и продолжает жить по мере снижения уровня CD4. Некоторые просто попадают в скорую помощь. К сожалению, мы не можем дать точные статистические данные, так как не мигранты без документов не фигурируют ни в государственной статистике, ни в досье пациентов.

Что влияет на отсутствие доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам? Возможно, языковой барьер или что-то еще?

Для мигранта говорить на одном языке с медицинским специалистом, конечно, важно, потому что разговор о здоровье и теле – это всегда достаточно интимно. Некоторые мигранты из Средней Азии рассказывали мне, что они предпочитают ходить в клиники, где работают люди их культуры. Одной из причин было то, что врачи-мигранты лучше понимают социально-экономическое положение мигрантов в России. Например, они не будут назначать им дорогостоящие лекарства, потому что знают, что мигранты не могут себе их позволить. Еще одним из самых больших барьеров для мигрантов из Центральной Азии является дискриминация в клиниках и государственных учреждениях.

К сожалению, мигранты могут быть причиной роста эпидемии ВИЧ в своих странах…

Верно. Миграцию в Центральной Азии осуществляют преимущественно мужчины, 80% мигрантов из Центральной Азии — это молодые мужчины в возрасте от 20 до 50 лет. В основном это сезонные мигранты. Они уезжают в Россию на 10-11 месяцев в году, затем на один-два месяца возвращаются на родину. Это единственное время, когда они встречаются со своими женами, детьми и другими родственниками. Многие из них имеют сексуальные контакты в России (иногда небезопасные) с работниками секс-бизнеса или просто с женщинами из своих стран.

Как мигранты из таких стран, как Таджикистан, Узбекистан, получают медицинскую страховку в России?

Мигранты из этих стран не имеют доступ к государственному страхованию. Однако одним из требований при обращении за разрешением на работу для них является наличие частной медицинской страховки. Ее можно купить в одной из частных страховых компаний. Это очень базовая страховка, которая стоит около 50 евро в год, и часто она служит лишь для того, чтобы показать власти, что у человека есть страховка. На самом же деле, она не предоставляет достаточный доступ к медицинскому обслуживанию. В нее, по сути, входят услуги бесплатной скорой медицинской помощи, которая до сих пор предоставляется бесплатно любому физически проживающему в России человеку. Если он сломал ногу или у него возникли другие острые ситуации, он получит неотложную помощь. Но если мигранту необходимо дальнейшее лечение, то за это уже придется платить. И в большинстве случаев базовая частная страховка ему не поможет. Конечно, можно купить и более дорогую страховку, которая включает в себя все услуги, но мигранты не могут себе этого позволить.

Как вы и ваша организация помогаете решать проблемы доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам?

Прежде всего, мы с коллегами создали региональную экспертную группу по миграционному здоровью в нашем регионе. Это неформальная сеть экспертов гражданского общества. Мы собираем аргументы и пытаемся убедить политиков отменить запрет на пребывание ВИЧ-инфицированных иностранных мигрантов в России. Мы стараемся донести до лиц, принимающих решения то, что запрет на проживание ВИЧ-инфицированных только усугубляет эпидемиологическую ситуацию. Это приводит к негативным последствиям для мигрантов, так как они могут распространить вирус еще дальше в общество. Мы ведем диалог с российскими властями по данному вопросу, но, к сожалению, процесс создания такой благоприятной атмосферы и ее реального воплощения в жизнь очень долгий.

Сотрудничать с российскими властями не так легко, не правда ли?

Да, потому что российские власти сейчас мало прислушиваются к тому, что говорит гражданское общество. Нужно иметь очень сильные аргументы, создавать благоприятную среду и менять общественное мнение. Мы работаем с журналистами, помогая им делать публикации о мигрантах с ВИЧ, живущих в России. Мы работаем с организациями гражданского общества и обучаем их. Наши партнерские организации оказывают прямые услуги мигрантам, например, в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону и некоторых других крупных городах России, которые привлекают трудовых мигрантов.

Конечно, некоторые ограниченные услуги для мигрантов все-таки существуют: например, они могут пройти тестирование на ВИЧ или получить консультации по вопросам здоровья. Однако вопрос с устойчивым предоставлением АРТ все еще не решен, и это большая проблема, поскольку большинство мигрантов не могут позволить себе терапию.

Сегодня российское правительство, похоже, не хочет вносить серьезные изменения. Власти понимают, что отсутствие мигрантов нанесет большой урон российской экономике, и правительство старается держать мигрантов в тени. Они не могут открыто говорить о своих правах, создавать профсоюзы или другие движения. Мигранты не имеют доступа к социальным выплатам, не только к здравоохранению, но и к пенсионным фондам и другим фондам безопасности.

Что, по Вашему мнению, должно быть сделано российским правительством для улучшения доступа мигрантов из Центральной Азии к медицинским услугам?

Первое, что нужно сделать России — это либерализовать законодательство в области ВИЧ. Это очень важно, потому что как только ВИЧ-положительные мигранты обретут свободу передвижения, они, по крайней мере, смогут получать АРТ у себя на родине. Во-вторых, России необходимо выделять финансирование для НПО, которые работают с мигрантами, проводить тестирование мигрантов и оказывать им психосоциальную поддержку. В-третьих, очевидно, что все, кто проживают в России и вносят свой вклад в российскую экономику, в том числе и мигранты, должны получить доступ к российскому медицинскому обслуживанию, в том числе к услугам в области ВИЧ и туберкулеза. Здравоохранение должно быть открытым для всех людей, фактически живущих и работающих в России. И здесь речь не только о базовых правах человека, но и об эпидемиологическом аспекте: если мы не хотим, чтобы болезни распространялись дальше, мы должны обеспечить людям элементарный доступ к услугам.

Видите ли вы возможность того, что ситуация изменится в будущем?

Я все еще пытаюсь позитивно смотреть на вещи, потому что в регионе Восточной Европы и Центральной Азии есть некоторые сдвиги, как, например, вступление Кыргызстана и Казахстана в Евразийский экономический союз. Подписание странами-членами соглашения о медицинском страховании для своих граждан при миграции в рамках Союза стало серьезным прорывом. Что касается доступа к услугам по лечению ВИЧ и туберкулеза в России, то здесь ситуация остается неизменной в течение последних 25 лет. Происходит это из-за того, что когда власть приняла эту политику, в России не было такого сильного роста ВИЧ, как сейчас.

Сейчас мы пытаемся сказать властям: нет, вам не нужно платить за мигрантов и их медицинскую страховку! Начните с декриминализации, освободите мигрантов от этого постоянного страха быть депортированными за нелегальное проживание и подвергаться нарушениям прав. Это действительно важно, если Россия хочет создать достойные условия для всех людей, которые живут и работают в стране.

 

 

Наша цель — помочь подросткам стать сильнее

Международный Благотворительный Фонд «СПИД Фонд Восток-Запад» (AFEW-Украина), партнер AFEW International в Украине, уже несколько лет успешно реализует программы, направленные на работу с подростками, употребляющими психоактивные вещества. Результат этой деятельности – сотни сильных и уверенных в себе подростков, которые меняют свою жизнь и жизнь людей вокруг к лучшему.

Анастасия Шебардина, старший менеджер проектов AFEWУкраина, рассказала AFEW International, с чего все начиналось и как ее организации удалось мобилизировать сообщество подростков, употребляющих наркотики, в рамках программы Bridging the Gaps.

Почему Украина уделяет особое внимание именно работе с молодежью?

В 2012 году, когда программа Bridging the Gaps (BtG) только пришла в Украину, мы понимали, что большинство проектов у нас в стране направлено на работу со взрослыми потребителями наркотиков. Для молодежи ничего подобного не было, именно поэтому мы сосредоточили свою работу на подростках, употребляющих психоактивные вещества.

В чем особенность вашего подхода к работе с молодежью?

Нашу работу можно разделить на 3 разных направления. Первое – это, так называемые, низкопороговые услуги, когда подросток может обратиться в проект за какой-то конкретной услугой один или несколько раз. Например, он может пройти тестирование на ВИЧ, получить контакты организаций, где ему окажут помощь. Такой подросток, как правило, не готов к системной работе и кардинальным изменениям. Второе – это работа с подростками, которые приходят с определенным запросом о помощи, требующим комплексного решения. Например, часто у такой молодежи есть проблемы в учебных заведениях, имеются сложности с документами и т.д. Мы предлагаем подростку вступить в программу социального сопровождения в одном из дружественных молодежи центрах. Всего в Украине по программе BtG 4 таких центра, они расположены в Кропивницком, Полтаве, Харькове и Черновцах. Социальное сопровождение в этих центрах рассчитано на время от 3 до 6 месяцев. Но если у ребят есть необходимость в получении помощи дольше, мы продлеваем программу на более длительный период.

Третье направление – это реабилитационные программы для подростков, которые готовы меняться и хотят сократить или совсем прекратить употребление наркотиков. Одна из таких программ ужа давно работает в г. Черновцы, рассчитана она на полгода. Это структурированная программа, согласно которой подросток наделен рядом обязательств – ему надо системно приходить в центр, участвовать в групповых мероприятиях и т.д. Недавно мы начали подобную реабилитационную программу в Харькове.

С какими трудностями столкнулись на старте?

Поначалу мы не были уверены в том, смогут ли общественные организации Украины работать с молодежью, не имея официальные разрешения на это от родителей и различных служб. Однако проанализировав украинское законодательства, мы поняли, что в нем нет ни четкого регламента, как работать с подростками, ни каких-либо ограничений.

Также были сложности другого характера: во-первых, из-за того, что молодые люди редко употребляет инъекционные наркотики, они почти никогда не обращаются за услугами в программы снижения вреда и соответственно выход на эту группу был усложнен. Что же касается реабилитационных программ, то они тоже не могли охватить молодежь, так как они в первую очередь рассчитаны на работу со взрослыми потребителями и не учитывают особенности работы именно с подростками. Участие подростков в таких реабилитационных программах может принести больше вреда, чем пользы.

На первые порах приходилось тяжело, ведь общественные организации в основном работали со взрослыми потребителями наркотиков и приходилось учиться особенностям работы с подростками с нуля.

Однако самая большая сложность заключалась в работе с родителями. Дело в том, что чаще всего, подросток, у которого есть проблемы в жизни и который практикует рискованное поведение, не имеет хорошего контакта с родителями. Поэтому сложно было ожидать, что в трудной ситуации взрослые будут вести себя активно и участвовать в наших мероприятиях. Кто- то сильно занят, кто-то просто не хочет приходить в центры, кто-то считает, что родители не должны помогать детям решать их проблемы с рискованным поведением, и это дело государственных учреждений. Они просто не понимают, что во многих случаях именно работа с родителями помогает исправить ситуацию.

Что изменилось за 8 лет в сфере работы с молодежью?

Молодежь заметили – это главное изменение! Люди, принимающие решения на местах по отношению к молодежи, стали более лояльны к ней, более открыты к диалогу. Программы, которые разрабатываются на местном областном уровне по противодействию распространению наркотиков и по профилактике ВИЧ уже выделяют подростков как отдельную группу. Постепенно меняется отношение специалистов к молодежи, они стали понимать, насколько важно иметь специальные программы для молодого поколения. К нам, например, стало поступать намного больше обращений со стороны других организаций. Учебные заведения, службы, которые активно работают с подростками, перенаправляют к нам тех, у кого есть проблемы с употребление психоактивных веществ.

В чем ваша цель деятельности?

Наша цель — помочь подросткам достичь их целей. Конечно, нам бы хотелось, чтобы подросток изменил свое поведение на более безопасное, чтобы перестал употреблять психоактивные вещества. Но важно понимать то, с чем изначально приходит подросток. Чаще всего он приходит с вопросом, не связанным напрямую с употреблением наркотиков. И практика показывает, что когда эти вопросы решаются, он меняет свое поведение и в контексте употребления психоактивных веществ. К рискованному поведению приводят разные нерешенные в жизни ситуации: неуверенность в себе, конфликты, сложности, соматические заболевания, неуспешность. Поэтому в работе с молодежью так важно работать с проблемой в комплексе. Плюс надо решать то, что важно именно подростку, а не то, что нам взрослым кажется будет для него лучше. Любые социальные программы должны работать именно так. Чем больше инструментов справляться со сложностями мы даем человеку, тем легче ему поменять ситуации в других сферах жизни. Мы даем подростку ресурсы стать сильнее. Но, и, конечно же, мы просвещаем молодежь о передозировках, безопасном сексе и употреблении наркотиков.

У вас есть особая программа по работе с молодежными лидерами. Что она собой представляет?

Несколько лет назад нам казалось, что подростки не очень заинтересованы в общественных действиях. Нам было сложно найти активного подростка, который во всеуслышание рассказывал бы о своих проблемах и проблемах своей социальной группы. Поэтому мы стали активно изучать различные возможности для привлечения молодежи. Так, мы начали искать наиболее активных клиентов, обучали их, привлекали к организации мероприятий. В 2018 году мы дали им возможность создавать собственные проекты и начали выдавать гранты на лидерские инициативы. Мы рассказывали участникам, как пишутся проекты, планируются индикаторы, реализуются активности, пишутся отчеты. В конце концов, мы предложили им написать свои собственные небольшие проекты, где они будут заниматься всем сами от начала и до конца – писать план, отчитываться, реализовывать. Первый год был сложным, однако с прошлого года мы заметили, что данное направление стало самым эффективным в нашей работе по мобилизации сообщества и привлечении лидеров. Суть в том, что когда ты даешь возможность подростку быть ответственным за что-либо, когда он чувствует, что это его проект, то он сильно меняется.

Какие проекты в лидерской программе запомнились больше всего?

Все проекты по своему интересные. Мне лично очень запомнился онлайн журнал в Черновцах. Он назывался «Этот журнал такой же хороший, как сын маминой подруги». В нем были статьи на совершенно разные темы, ребята брали интервью у представителей полиции, врачей и т.д. Подростки читали этот журнал, комментировали онлайн. Многие после прочтения статей в журнале приходили к нам в программу.

Также был интересный проект по созданию киноклуба. Там подростки сами подбирали фильмы, организовывали показы, раздавали билеты. В клуб можно было попасть только выполнив особое задание. Такой элемент игры особенно привлекал молодежь.

Надо отметить, что до этого проекта многие подростки приходили к нам в проекты с опаской, потому что как правило, их приводили к нам родители или полиция. После проекта с лидерами мы заметили, что первым контактом таких подростков становились именно лидеры. Таким образом, лидеры были равными консультантами. С 2018 года мы поддержали 9 таких проектов. В 2020 будет продолжение проекта.

Как именно меняются подростки за время участия в подобных проектах?

Когда мы проводили фокуc группу с лидерами, то слышали, что благодаря проекту кто-то изменил отношения с родителями, кому-то стало проще излагать свою точку зрения, анализировать проблемы без ссор. Кто-то рассказывал, что он планирует и дальше учиться профессиям, кто-то увидел, что проекты реально могут приносить помощь, кто-то перестал проводить все свободное время на улице. Ребята действительно изменились в лучшую сторону.

Помню, один из участников даже начал работать социальным работником в другой организации. Это очень весомый показатель, ведь это значит, что он оценил социальную деятельность так, что сам захотел ею заниматься. Он увидел ценность – помогать другим, менять жизни. Также я заметила, что подросткам приятно самостоятельно проводить различные тренинги и семинары, они чувствуют себя обладателями уникальных знаний и гордятся этим. В школах они больше не боятся выходить к доске. Учителя иногда спрашивают, что мы сделали с подростком, что он поднимает руку? Мы же просто развили в нем уверенность в себе.

В сентябре вы планируете проводить молодежную конференцию MARA. В чем особенность этого мероприятия?

Конференция MARA 2020 – Most-At-Risk Adolescents — станет второй. Первую мы проводили в 2015 году в конце первой фазы проекта Bridging the Gaps. Это конференция о благополучии и здоровье подростков. Она не ограничена какими-либо ключевыми группами, однако важно отметить, что это единственная конференция в Украине, которая затрагивает подростков в группе риска. У нас создана рабочая группа из представителей разных организаций, и мы все вместе подбираем, какие темы интересны для обсуждения, кого стоит привлечь в качестве спикеров. В прошлый раз конференцию открывали сами подростки – для этого они заранее проходили обучение по публичному выступлению. В этом году мы усилим данный компонент: на конференции будет отдельная секция, где подростки будут на равных участвовать со взрослыми специалистами.

COVID-19 и здоровье заключенных

На этой странице вы сможете найти полезные статьи и проверенные источники информации о коронавирусе.  

Страница постоянно обновляется.

Международная ассоциация исправительных учреждений и тюрем (источник информации)  

Всемирная сеть исследований и взаимодействия в области охраны здоровья заключенных (WEPHREN) (источник информации)

Готовность, профилактика и контроль COVID-19 в тюрьмах и других местах лишения свободы

Источник – WHO

Промежуточное руководство. COVID-19:  внимание на лицах, лишенных свободы 

Источник – IASC – Inter-Agency Standing Committee

Позиционный документ Готовность к COVID-19 и ответные меры в тюрьмах

Источник – UNODC

Необходимо принять срочные меры для защиты прав заключенных в Европе!  Обращение Коммисара по правам человека Дуни Миятович.

ИсточникCouncil of Europe

Свод принципов обращения с лицами, находящимися в условиях несвободы, в контексте пандемии COVID-19

ИсточникCouncil of Europe

Коронавирус: здоровье и права заключенных

Источник – Penal Reform International

Обращение европейских НПО, занимающихся вопросами охраны здоровья заключенных и защиты их права на охрану здоровья

COVID-19 в тюрьмах: Cовет Европы должен стать движущей политической силой в разрешении кризиса

ИсточникCouncil of Europe

Стратегия управления процессом в тюрьмах

Источникwww.gov.uk

Совместное заявление УНП, ВОЗ, ЮНЭЙДС и УВКПЧ о COVID-19 в местах лишения свободы

ИсточникUNAIDS

Образовательные плакаты для практикующих специалистов в области уголовного правосудия по сокращению распространения COVID-19

Источник: penalreform.org

Русский язык 1,2,3

Таджикский язык 1,2

Казахский язык 

Ответ ВЕЦА COVID-19. Работа с заключенными.

Евгений Юлдашев, равный консультант и социальный работник AFEW-Кыргызстан о своей работе с (экс) заключенными.

Для справки:

Евгений работает равным консультантом с лицами до и после освобождения из мест лишения свободы (МЛС) в AFEW Кыргызстан уже три года. Его деятельность заключается в том, чтобы оказывать поддержку (экс) заключенным, рассказывать им о том, как адаптироваться к социальной среде и жить полноценной жизнью с ВИЧ, а также сопутствующими заболеваниями — Туберкулезом, Вирусным Гепатитом С.

Сложности в связи с вирусом

В настоящий момент Бишкек и другие крупные города Кыргызстана находится в режиме чрезвычайного положения. В местах лишения свободы на сегодняшний день не зарегистрировано ни одного случая заболевания. Пенитенциарная система принимает комплекс мер по недопущению вспышки COVID-19 в тюрьмах. Это означает, прежде всего, закрытие тюрем для посетителей, в том числе и для команды AFEW-Кыргызстан. С 20 марта 2020 года наши равные консультанты перестали совершать выезды в учреждения.

К счастью, частью нашей команды помимо внешних консультантов являются и сами сотрудники пенитенциарных учреждений – социальные работники. Более того, в каждой колонии есть по 2-3 волонтера (навигатора) из числа самих заключенных. Поэтому мы имеем возможность продолжать контактировать с заключенными.

Инновации

В настоящий момент, конечно, в число приоритетов нашей работы входит и профилактика коронавируса. Заключенные являются одной из самых уязвимых групп в отношении коронавируса. Опыт других стран показывает, что эпидемия в тюрьмах проходит просто как пожар, сметающий все на своем пути. Это связано с условиями проживания в тюрьмах – переполненные камеры СИЗО и тесные тюремные бараки никак не способствуют социальному дистанцированию и самоизоляции.

Жизнь в тюрьмах, на самом деле, мало чем изменилась — проверки 2 раза в сутки, очереди для получения пищи, длинные очереди в пунктах заместительной терапии метадоном…

Со своей стороны, мы стараемся внести свой вклад в недопущение вспышки в тюрьмах.

Первый и самый важный способ это сделать – проводить информационно-образовательные мероприятия. Мы начали со своей целевой группы – заключенных, живущих с ВИЧ. Через вотсапп группу нашего проекта и во время телефонных звонков мы регулярно скидываем социальным работникам информацию о коронавирусе для того, чтобы они могли проводить консультации для заключенных.

Вирус еще малоизучен, однако имеющиеся на сегодняшний день данные говорят о том, что ВИЧ-положительные люди с подавленной вирусной нагрузкой и высоким иммунитетом не подвергаются повышенному риску заражения вирусом. Поэтому наши социальные работники и волонтеры продолжают работу по подключению ВИЧ-положительных осужденных к терапии и выработке приверженности к лечению при тесном взаимодействии с медицинским персоналом колонии.

Как равный консультант, я постоянно нахожусь на связи с социальными работниками и через них с волонтерами. Мы регулярно созваниваемся по телефоне и связываемся в whatsapp. Как говорится, держим руку на пульсе. Если есть вопросы со стороны заключенных, они также могут переадресовать их нашей команде через социальных работников.

Но информирования только людей, живущих с ВИЧ, будет недостаточно для того, чтобы предупредить возможную вспышку. При помощи партнеров из ПРООН мы выпустили и передали в ГСИН небольшую информационную брошюру, которая поможет людям больше узнать о коронавирусе COVID-19, мерах его профилактики, симптомах и лечении.

Также мы получили запрос на оказание помощи от тюремных властей в закупке средств индивидуальной защиты, средств дезинфекции и т.д. Мы смогли переадресовать его своим партнерам из ICAP, которые смогут осуществить закупку всего необходимого.

Со своей стороны мы также ищем дальнейшее финансирование на развертывание мер в ответ на эпидемию. Многие заключенные жалуются на отсутствие элементарных средств гигиены. Мытье рук и содержание своего полотенца в чистоте сегодня актуально как никогда. Однако, к сожалению, люди не получают в достаточном количестве таких элементарных вещей, как мыло и порошок. Мы ведем активные переговоры с GIZ по поводу возможности закупки этих предметов и проведения широкомасштабных информационных мероприятий, которые смогут охватить не только самих заключенных, но и тюремный персонал. Ведь на работе они также находятся в зоне риска в связи с заражением.

В общем, мы не сидим сложа руки и прилагаем все усилия для того, чтобы помочь нашим бенефициарам пережить этот нелегкий период.

 

 

AFEW International, AFEW Кыргызстан и МОМ Таджикистан запустили проект для таджикских мигрантов

Таджикистан – это страна, для которой характерен высокий уровень трудовой миграции из-за недостатка рабочих мест в стране. По официальным данным, в 2019 году около 500 000 таджиков выехали из страны для работы за рубежом. Большинство из них едут работать в Россию, где наблюдается высокий показатель распространенности ВИЧ.Пропорция мигрантов среди зарегистрированных новых случаев ВИЧ в Таджикистане возросла с 10,1% в 2014 до 18,8% в 2018. Кроме того, мало известно о миграции ключевых групп, в том числе людей, употребляющих наркотики, и мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ), а также об их моделях поведения в контексте обращения за услугами здравоохранения во время работы за рубежом.

В 2019 году МОМ Таджикистан в сотрудничестве с AFEW International и AFEW Кыргызстан запустили проект «Улучшение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане» с целью расширения доступа таджикских мигрантов, в том числе из числа ключевых групп, к услугам связанных с ВИЧ.

Каковы цели этого проекта и как он изменит жизнь мигрантов? Рухшона Курбонова, Национальный специалист МОМ, субрегиональный координатор программ по здоровью мигрантов в странах Центральной Азии, рассказала AFEW International.

Рухшона, почему важно работать с мигрантами?

Трудовые мигранты оказывают существенный вклад как в экономику своих родных стран, так и в экономику стран, где они работают, но при этом они зачастую не включены в программы здравоохранения. Большинство таджиков-мигрантов выполняют низкоквалифицированную работу, даже если у них хорошее образование. Обязательным условием эффективной работы – даже низкоквалифицированной – является хорошее здоровье. Поэтому, как страны происхождения, так и принимающие страны выигрывают когда мигранты здоровы. Тем не менее, в принимающих странах мигранты часто сталкиваются со стрессом в связи с новой обстановкой, культуой, языком, им часто приходится жить и работать в неудовлетворительных условиях. Все эти обстоятельства создает риски для здоровья и делают мигрантов уязвимыми.

Кроме того, поскольку большую часть таджиков-мигрантов составляют молодые люди из сельской местности, где элементом традиционного патриархального общества является сильный социальный контроль, переезд в крупный мегаполис с совсем другими нормами и моральными устоями может сказываться на их сексуальном поведении. Различия в социальном контроле, недостаточные знания о профилактике инфекций, передающихся половым путем (ИППП) и ВИЧ, употребление алкоголя и наркотиков, а также случайные сексуальные связи приводят к уязвимости мигрантов перед ИППП и ВИЧ. В связи с этим, важна адресная работа среди мигрантов с учетом их потребностей в здравоохранении и важно повышение  осведомленност мигрантов в этих вопросах. Интеграция мигрантов в национальные программы и стратегии здравоохранения является частью программы  Всеобщего Охвата Услугами здравоохранения, рекомендованная ВОЗ и поддержанная другими агентствами ООН, в т.ч. МОМ.

Целью проекта «Расширение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане» является увеличение доступа таджиков-мигрантов, особенно из числа ключевых групп, к услугам в сфере ВИЧ. Как вы планируете достичь этой цели и какие инструменты вы будете использовать?

Проект состоит из двух составляющих. Первая предполагает работу на местном уровне с возвратившимися мигрантами в Кулябе с целью повышения их осведомленности о безопасной миграции и продвижения обращения за услугами в сфере ВИЧ и ИППП через сети равных консультантов. Вторая составляющая представляет собой проведение региональной рабочей встречи с участием представителей государственных органов и ВИЧ-сервисных НПО из Российской Федерации, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана с целью обсуждения основного пакета услуг в сфере ВИЧ для мигрантов из Центральной Азии в соответствии с рекомендациями ВОЗ.

С целью проведения запланированной работы в Кулябе МОМ будет сотрудничать с местной общественной организацией «Накукор», имеющей большой опыт работы с различными категориями мигрантов. Вместе они будут продвигать подход равный равному посредством найма аутрич-работников из числа представителей ключевых групп. Кроме того, в рамках этого проекта, реализуемого при поддержке AFEW Интернешнл, МОМ обеспечит бесплатный доступ к тестам на ВИЧ и проведет опрос среди мигрантов из числа ключевых групп для картирования их сексуального поведения и при необходимости их перенапрвления для тестирования на ВИЧ. Юрист и врач-венеролог проведут информационные сессии для мигрантов по вопросам безопасной миграции и профилактики ВИЧ и ИППП. Благодаря проекту будут разработаны две новые брошюры по вопросам безопасной миграции, а также профилактики ВИЧ и ИППП для мигрантов. Чтобы обеспечить устойчивость проекта, МОМ реализует всю деятельность совместно с заинтересованными  государственными структурами – Министерством труда, миграции и занятости населения, Республиканским центром формирования здорового образа жизни и Республиканским центром по профилактике и борьбе со СПИД Министерства здравоохранения и социальной защиты населения Республики Таджикистан.

Как долго МОМ Таджикистан работает с мигрантами?

МОМ Таджикистан работает по вопросам здоровья мигрантов с 2005 года и реализует проекты в сфере профилактики ИППП, ВИЧ и ТБ среди приезжающих (иностранных) и выезжающих зарубеж мигрантов. Работа отдела по вопросам здоровья мигрантов МОМ Таджикистан охватывает четыре основных составляющих, необходимых для комплексного подхода к здоровью мигрантов: мониторинг здоровья мигрантов, адвокация разработки политики, предоставление услуг здравоохранения с учетом интересов мигрантов, а также усиление межстрановой координации, партнерства и сотрудничества. МОМ Таджикистан реализует инновационные подходы для работы среди мигрантов посредством обучения по принципу «равный-равному», вовлечения диаспоры, создания мультидисциплинарных команд в районах, публикации информационных материалов на разных языках, в том числе таджикском, русском, узбекском, китайском, дари, турецком и других, а также обеспечения многосекторального подхода и трансграничного сотрудничества. Чтобы улучшить знания и навыки заинтересованных сторон, НПО и работников здравоохранения в сфере защиты здоровья мигрантов был разработаны и распространены образовательные материалы, такие как руководства, видеоролики и документальныефильмы. Кроме того, МОМ Таджикистан имеет опыт предоставления технической помощи и продвигает включения вопросов и проблем здоровья мигрантов в стратегические документы по вопросам здравоохранения, в т.ч. разработанные национальными программами по борьбе с ВИЧ и ТБ. И последнее, но не менее важное то, что в настоящее время мы участвуем в разработке Национальной стратегии здравоохранения на 2021-2030 годы, а также Национальной стратегии по здоровью мигрантов. МОМ Таджикистан также входит в состав Технической рабочей группы по вопросам разработки новой Национальной программы по борьбе со СПИДом и ТБ на 2021-2025 годы.

С какими барьерами вы можете столкнуться в Таджикистане и как вы собираетесь их преодолевать?

Основными проблемами, с которыми сталкиваются мигранты и представители общего населения в Таджикистане на пути доступа к услугам в сфере ВИЧ, являются стигма и дискриминация. Кроме того, в обществе наблюдается высокий уровень стигмы в отношении людей, употребляющих наркотики, а также табу на обсуждение вопросов сексуальности. Мы используем наш подход «равный-равному», чтобы охватить ключевые группы населения. Через информационные кампании и работу с сотрудниками службы миграции и работниками здравоохранения мы пытаемся решить проблему стигмы и дискриминации в отношении людей, живущих с ВИЧ, и ключевых групп населения. Чтобы лучше понимать ситуацию доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане, проект также предусматривает компонент операционных исследований с целью оценки барьеров, с которыми сталкиваются мигранты, когда возвращаются домой.

Каковы ваши ожидания от проекта?

Результаты проекта позволят улучшить наше понимание потребностей мигрантов в отношении услуг в сфере ВИЧ. Проект также призван помочь в разработке эффективных стратегий коммуникации и охраны здоровья с целью улучшения выявления ВИЧ среди мигрантов и их перенаправления для получения необходимого лечения.

Хелена Арнц, младший программный специалист AFEW International

Общественное мнение о мигрантах, в особенности о представителях ключевых групп среди мигрантов, часто базируется на предрассудках и стереотипах, что приводит к дискриминации в системе здравоохранения. Трудовые мигранты находятся в постоянном движении и часто долгое время живут вне дома, поэтому им может быть сложнее получить необходимую медицинскую помощь. Они получают мало информации о том, как обеспечить свою безопасность за границей, что угрожает как их здоровью, так и здоровью их семей.

AFEW International имеет опыт работы и знания в сфере миграции в Центральной Азии и России. В настоящее время AFEW Интернешнл управляет двумя проектами в российских городах – Ростове-на-Дону и Екатеринбурге – с целью улучшить здоровье мигрантов, живущих с ВИЧ.

В рамках этого проекта, реализуемого совместно с МОМ Таджикистан, мы стремимся не только решить проблему недостатка информации для представителей ключевых групп из числа мигрантов, но и лучше понять модели поведения данной группы населения. Поскольку последствия небезопасной миграции не ограничиваются родной страной мигрантов, мы планируем обсудить потребности мигрантов в ходе региональной встречи в Душанбе. Мы ожидаем, что это позволит улучшить трансграничное сотрудничество между странами Центральной Азии и Россией и лучше понять потребности представителей ключевых групп населения из числа мигрантов.

 

 

Спасибо вам, работники здравоохранения!

7 апреля 2020 года — Всемирный день здоровья.

Сегодня, во время COVID-19, мир поддерживает медсестер и акушерок и празднует их работу, напоминая всем о важнейшей роли, которую они играют в поддержании здоровья населения.

Медсестры и другие медицинские работники обеспечивают высококачественное, уважительное лечение и уход, ведут диалог с общественностью для устранения страхов и вопросов, а в некоторых случаях собирают данные для клинических исследований.

AFEW International уделяет большое внимание работе с медсестрами и налаживает связи между экспертами, активистами, исследователями, разработчиками политики и поставщиками медицинских услуг с Востока и Запада, уделяя особое внимание медсестрам, работающим с ВИЧ, и поставщикам первичной медицинской помощи.

Совместно с Европейской сетью медицинских сестер по вопросам ВИЧ-инфекции и Нидерландской сетью медицинских сестер по вопросам ВИЧ-инфекции AFEW International изучает возможности проведения ознакомительных поездок и способствует обмену опытом между Западом и Востоком. Кроме того, AFEW International планирует искать финансирование для разработки модульных тренингов и адвокации позиции медсестры по вопросам ВИЧ-инфекции в существующей структуре здравоохранения.

В качестве члена консультативного совета Европейского форума по первичной медицинской помощи (EFPC) в 2020 году AFEW International будет продвигать EFPC в регионе ВЕЦА и стимулировать поставщиков первичной медицинской помощи стать его членами, а также даст им возможность обновлять свои знания и расширять свои сети. AFEW International планирует привлечь внимание к региону ВЕЦА и текущим преобразованиям в сфере здравоохранения для членов EFPC и создать интерес к поддержке поставщиков первичной медицинской помощи в ВЕЦА.

AFEW International присоединилась к заявлению гражданского общества о COVID-19 и людях, употребляющих наркотики

INPUD совместно с International Drug Policy Consortium и Harm Reduction International, создали «Заявление гражданского общества о COVID-19 и людях, употребляющих наркотики».

Организации обращаются к международному сообществу, включая международных доноров, с просьбой принять незамедлительные меры для обеспечения — посредством политических руководящих принципов и финансовой и политической поддержки — того, чтобы национальные, региональные и глобальные меры реагирования на пандемию обеспечивали соблюдение основных прав всех людей.


Крайний срок подписания — понедельник, 6 апреля, к полудню (12:00 — по лондонскому времени).

Чтобы подписать заявление, нажмите ЗДЕСЬ.  

Заявление

Во времена пандемии COVID-19: Заявление гражданского общества о COVID-19 и людях, употребляющих наркотики

Мы, как организации сообщества и гражданского общества, занимающиеся снижением вреда и реформированием наркополитики, настоятельно призываем международное сообщество предпринять активные и скоординированные действия для защиты здоровья и прав человека людей, употребляющих наркотики, в момент кризиса в связи с COVID-19.

Сама инфекция COVID-19 не дискриминирует, но ее распространение усиливает существующее социальное, экономическое и политическое неравенство. Люди, употребляющие наркотики особенно уязвимы из-за криминализации и стигмы, часто имеют сопутствующие заболевания, испытывают более высокий уровень бедности, безработицы и бездомности, у них ограничен доступ к жизненно важным ресурсам, что в свою очередь повышает риск заражения. Кризис должен стать поводом для переосмысления самой функции наказания, а также для реформирования системы для прекращения войны с наркотиками. Если мы хотим улучшить ситуацию, то сохранение здоровья наиболее маргинализированной части общества, должна стать первоочередной задачей.

Во времена кризиса, неопределенности и потрясений всегда крайне важно, чтобы именно права человека являлись точкой опоры. Пристальное внимание должно быть уделено свободному от дискриминации доступу к медицинской помощи, человеческому достоинству и прозрачности. Многие правительства подчеркивают, что мы ведем «войну», но использование такой терминологии оправдывает военизированный подход, который допускает приостановку прав и свобод. История показывает, что чрезвычайные полномочия обычно используются против наиболее преследуемых в обществе людей, которые рискуют стать «козлами отпущения» во имя инфекционного контроля. Поскольку повсюду государства объявляют чрезвычайное положение, международное сообщество должно настоятельно призывать к осторожности в отношении создания «новой нормы», когда государства отступают от своих обязательств служить и защищать всех людей.

Неспособность эффективно управлять ответом на COVID-19 будет иметь катастрофические последствия. Международное сообщество, в том числе международные доноры, должны незамедлительно принять меры и посредством директивных указаний, а также финансовой и политической поддержки добиться того чтобы национальные, региональные и глобальные меры реагирования на эту пандемию учитывали потребности людей, употребляющих наркотики, и уважали основные права человека для всех людей. В этой связи мы предлагаем следующие рекомендации:

1. Защищать право на здоровье: В такие времена правительства обязаны принимать меры чтобы кризис общественного здравоохранения не стал кризисом прав человека из-за отсутствия доступа к адекватной медицинской помощи. Однако после вспышки COVID-19 возникла серьезная обеспокоенность в связи с тем, что услуги снижения вреда закрываются так как они недостаточно быстро адаптируется к стремительно меняющемуся правовому контексту и ситуации в здравоохранении. Также есть обеспокоенность, что основные ресурсы будут перенаправляться на ответные меры по COVID-19 за счет других программ, которые в равной степени также спасают жизни. Неэффективные и ограничительные правила, которые запрещают или ограничивают выдачу на руки лекарств или других необходимых материалов, чрезвычайно затрудняют соблюдение ограничительных правил социального дистанцирования. Работники снижения вреда выражают свое беспокойство по поводу нехватки ресурсов, отсутствия последовательной политики и технических руководств по COVID-19, а также по поводу потенциальных сбоев в глобальных цепочках поставок основных лекарственных средств и оборудования, таких как метадон, бупренорфин, налоксон, иглы и шприцы, дезинфицирующие средства, маски и перчатки.

Международное сообщество должно действовать быстро, чтобы убедиться, что государства выполняют свои международные обязательства по защите права на жизнь и здоровье. Это можно сделать, выпустив решительные политические заявления и четкие и всесторонние технические рекомендации, опираясь на руководящие принципы ВОЗ и УНП ООН  и национальные регуляции по COVID-10, где однозначно содержался бы призыв:

—  Объявить программы снижения вреда жизненно важными услугами, которые должны оставаться открытыми.  Закрытие центров снижения вреда лишит пользователей услуг доступа к жизненно важным мероприятиям и в итоге приведет к переполнению тех центров, которые останутся открытыми, что в свою очередь увеличит риск заражения.
— Незамедлительно поменять ограничительные правовые и нормативные положения, которые запрещают или ограничивают выдачу препарата на руки, а также для предотвращения передозировок поменять те положения, которые ограничивают выдачу налоксона на руки.
-Улучшить доступность услуг, разработать и внедрить протоколы по безопасности и гигиене, координировать усилия в рамках системы здравоохранения, для обеспечения эффективного распределения ресурсов.
— Признать работников в сфере снижения вреда ключевыми работниками здравоохранения, чтобы они могли получить доступ к государственным запасам защитной одежды.
— Защищать и расширять деятельность низкопороговых служб, в том числе аутрич, а также обеспечить жильем тех, кто в этом нуждается.
— Предоставить адекватное финансирование услуг снижения вреда, особенно низкопороговых услуг.

2. Обеспечить безопасное снабжение. Закрытие границ и запрет на поездки по всему миру повлияют на будущие поставки нерегулируемых веществ, таких как героин и кокаин. Это будет иметь ряд последствий, в том числе увеличение спроса на опиоидную заместительную терапию (ОЗТ). Особую обеспокоенность вызывает то, что синтетические наркотики, такие как фентанил, которые легче производить и транспортировать, могут заменить более традионные вещества, такие как героин, следствием чего может явится экспоненциальный рост смертности от передозировки.

В свете вышесказанного, международные и региональные органы должны работать с государствами-членами, для того чтобы:

— Отслеживать тенденции на рынках незаконных наркотиков для быстрого реагирования на возникающие опасные тенденции, такие как повышенный риск смертности от передозировки.
— Обеспечить расширенный доступ к ОЗТ, чтобы реагировать на изменения с доступом наркотиков, посредством ускоренных и гибких процедур закупок.
— Ослабить правоохранительную деятельность, направленную на снижение предложения наркотиков, чтобы сохранить некоторую стабильность на рынках незаконных наркотиков и предотвратить насыщение рынка синтетическими наркотиками.
— Реагировать на возможные сбои в производстве метадона и бупренорфина и вмешиваться, когда обнаруживаются ранние признаки проблем с управлением систем поставок.

3. Защищать право на свободу от произвольного задержания. Кризис COVID-19 выявил опасность для общественного здравоохранения, связанную с переполненностью тюрем и мест содержания под стражей, которые являются традиционными очагами распространения инфекционных заболеваний. По данным ООН, по меньшей мере 470, 000 человек во всем мире заключены в тюрьму за употребление и хранение наркотиков, а еще 1,7 миллиона человек заключены в тюрьму за другие преступления, связанные с наркотиками , многие из которых не являются насильственными. Кроме того, в Восточной и Юго-Восточной Азии сотни тысяч людей, употребляющих наркотики содержатся в местах принудительного лечения,  и еще десятки тысяч людей находятся, порой против их воли, в частных наркологических центрах Азии и Латинской Америки.  В таких условиях меры профилактики COVID-19, такие как физическое дистанцирование, не могут быть эффективно реализованы. Дальнейшие ограничения на свидания с семьей и освобождение под надзор усиливают изоляцию и стресс во время страха, что ведет к росту насилия, беспорядков и нападений.

Верховный комиссар ООН по правам человека  настоятельно призвал правительства сократить количество задержаний, особенно тех, для которых нет достаточных правовых оснований. Ввиду этого международное сообщество должно добиваться того, чтобы государства принимали меры для:

— Отмены уголовной ответственности за употребление и хранение наркотиков в личных целях, как это предусмотрено системой ООН и изложено в Общей позиции ООН по наркотикам.
— Сокращения числа заключенных за счет досрочного освобождения, помилования, амнистии и применения ненасильственных альтернатив тюремному заключению для лиц, содержащихся под стражей за ненасильственные преступления, связанные с наркотиками, особенно содержащихся под стражей подследственных и тех, кто находится в группе риска, включая людей, живущих с ВИЧ, ТБ и ОРВИ, а также пожилых людей.
— Немедленно освободить людей, употребляющих наркотики, из центров принудительного содержания под стражей и частных лечебных центров, где применяются принудительные меры, включая недобровольное содержание.

4. Защищать гражданские и политические свободы. Многие правительства в рамках мер по сдерживанию COVID-19 ограничивают гражданские свободы беспрецедентным образом, посредством массового наблюдения, включая отслеживание данных с мобильных телефонов, ограничение передвижения и запрещение публичных собраний. Представителям власти, таким как полицейские и военнослужащие, разрешается останавливать любого на улице, что увеличивает вероятность враждебного общения с людьми, употребляющими наркотики, особенно в те моменты, когда им необходимо купить наркотики или поехать на прием к врачу. Потенциальное злоупотребление персональными данными, особенно когда речь идет о криминализованном населении, вызывает серьезную обеспокоенность.

В совместном заявлении эксперты ООН  призвали государства в соответствии с Сиракузскими принципами  проявлять осторожность при применении мер и ограничений, связанных с COVID-19, которые могут ущемлять права человека, ограничивать продолжительность таких мер и ограничений, а также подвергать их регулярному пересмотру. Исходя из этого, мы настоятельно призываем международное сообщество:

— Следить за тем, чтобы чрезвычайное положение и более широкие чрезвычайные полномочия, предоставленные в соответствии с ответом на COVID-19, не использовались для преследования конкретных групп населения, и не использовались для того, чтобы заставить замолчать и подавить правозащитников.
— Установить основанные на правах человека правовые гарантии для надлежащего использования и обработки персональных данных в целях защиты неприкосновенности частной жизни и конфиденциальности.
— Следить за тем, чтобы непомерные штрафы использовались только в качестве крайней меры, при этом учитывались бы личные обстоятельства, в случае нарушения карантинных мер.

5. Защищать организаций на базе сообществ и гражданского общества. Пандемия COVID-19 показала критическую роль сообществ в ответных мерах, поскольку именно они могут быстро реагировать и достигать тех, кто в противном случае был бы недоступен, тем самым облегчая нагрузку на систему здравоохранения. Кроме того, сообщества выполняют важные контрольные функции, когда речь идет о прозрачности и подотчетности действий правительства. ООН и донорские агентства должны действовать, для того чтобы:

— Защищать правозащитников, организаций на базе сообществ и гражданского общества в это критическое время, подчеркивая их важную роль в публичных выступлениях и во взаимодействии с правительствами.
— Работать с правительствами, чтобы они не налагали несоразмерных ограничений и не препятствовали работе организаций на базе сообществ и гражданского общества.
— Создать механизмы мониторинга соблюдения прав человека с особым акцентом на группы населения, права которых нарушаются чаще всего.

Глобальные проблемы, такие как пандемия COVID-19, требуют глобальных решений. Мы настоятельно призываем международное сообщество принять срочные меры, чтобы во времена COVID-19 были обеспечены уважение и защита неотъемлемых прав и достоинство людей, употребляющих наркотики. Пандемия обнажила неудачи в наших обществах. Несомненно, это серьезный вызов, COVID-19 не должен использоваться правительствами для приостановки основных прав и свобод, а должен быть сигналом тревоги для изменений и реформ плохой системы, которая была чрезмерно сосредоточена на наказании людей, употребляющих наркотики, той политики, которая в настоящее время усугубляет опасность распространения COVID-19. Неудачная война с наркотиками должна быть прекращена, и необходимо реформировать системы здравоохранения и политики, чтобы обеспечить здоровье и благополучие всех людей.