Гражданское общество Кыргызстана в борьбе за доступность лекарств

Директор Ассоциации «Партнерская сеть» Айбар Султангазиев

Автор: Ольга Очнева, Кыргызстан

Кыргызстан постепенно переходит на государственное лекарственное обеспечение. В текущем году за счет бюджетных средств должны закупить часть противотуберкулезных, а со следующего года – антиретровирусных препаратов. Финансовые средства планируют заложить в бюджет. При этом остается вопрос готовности национального законодательства. На пересмотре находится ряд важных документов. О том, насколько они учитывают потребности пациентов, а также о результатах анализа доступности препаратов для лечения ВИЧ, гепатита С и туберкулеза – в интервью с представителем общественного совета при Министерстве здравоохранения, руководителем Ассоциации «Партнерская сеть» Айбаром Султангазиевым.

 – Ваша организация и вы лично активно занимаетесь вопросом доступности лекарственных средств. Каких успехов удалось достичь?

– В 2009 году мы начали работу с вопроса интеллектуальной собственности. Провели исследование и на примере фактов высокой стоимости брендовых препаратов для лечения гепатита С продвигали изменения в Патентный закон. В 2015 году Закон приняли и в него вошли гибкие положения Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Это дало возможность завозить в страну более доступные генерики. На сегодняшний день зарегистрировано семь препаратов. Мы держим минимальную стоимость лечения гепатита С по региону: от 615 американских долларов за 12-ти недельный курс.

Нормативная база в те годы сильно отставала от потребностей. Мы разработали внутриорганизационную стратегию по обеспечению доступности лекарственных средств и начали работать по нескольким направлениям. В 2014 году утвердили клиническое руководство по лечению гепатита С, а с 2016 года оно превратилось в клинический протокол со всем спектром доступных с стране препаратов. Лечение гепатита С было включено в Государственную программу по противодействию ВИЧ/СПИДа и с 2018 года ежегодно150 людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ), будут получать его бесплатно. Мы участвовали в пересмотре протоколов по лечению ВИЧ и теперь в них включены современные и недорогие препараты, такие как долутегравир, дарунавир, рилпивирин.

 – Сейчас на пересмотре находится перечень жизненно важных лекарственных средств (ПЖВЛС) – важный документ в вопросе доступности лекарств и проведения государственных закупок. Участвовали ли вы в его формировании?

«За доступность лечения гепатита С!». Кампания по внесению изменений в Патентный закон

– В 2015 году мы провели исследование по пяти заболеваниям: ВИЧ, туберкулез, гепатит С, онкологические болезни, состояния после трансплантации, и выяснили какие препараты для их лечения у нас зарегистрированы, какие входят в ПЖВЛС и клинические протоколы. Мы выявили разницу между рекомендациями ВОЗ и ситуацией в стране, а затем внесли в Министерство здравоохранение (Минздрав) список необходимых препаратов. Все они вошли в ПЖВЛС и будут утверждены в ближайшее время, после внесения нескольких поправок в Закон «Об обращении лекарственных средств». Кстати, в Законе предусмотрен Перечень лекарств, которые можно завозить и применять в стране без регистрации. Этот Перечень применяется для социально значимых заболеваний и сейчас мы, в составе рабочей группы Минздрава, определяем процедуру его формирования.

Позволит ли это фармакологическим компаниям не регистрировать препараты в Кыргызстане?

– Регистрация нужна. Но в случае, если государству срочно нужны препараты, которых нет на рынке, то можно решением комиссии легализовать их без регистрации. Но есть критерии: препараты должны быть высокого качества, преквалифицированы ВОЗ и т.д. Этот Перечень существует и сейчас. Совместно с ПРООН, (организация управляет в стране грантами Глобального фонда – прим.авт.) мы в ноябре прошлого года подали список из 12-ти необходимых противотуберкулезных и антиретровирусных (АРВ) препаратов, чтобы Минздрав рассмотрел возможность их ввоза. Это вопрос политической воли и заседания одной комиссии, но документы пока не двигаются. Именно поэтому мы готовим новое Положение, чтобы в составе другой комиссии, по новой процедуре их легализовать.

– То есть практически уже созданы все условия для государственных закупок?

Акция активистов за принятие поправок в Патентный закон для ввоза в страну препаратов генериков

– Сделано очень многое, но риски еще сохраняются. Надо прикладывать все усилия, чтобы урегулировать процесс к осени. Дело в том, что в текущем году ответственностью государства является покупка 10% противотуберкулезных препаратов второго ряда, ни один из которых еще не зарегистрирован в стране. В 2019 году государство должно закупить 20% от всего необходимого объема АРВ-препаратов, а в 2020 году процент увеличится до 30. На местный небольшой рынок идут не все фармакологические компании, а те, кто приходит, задирает цену. Мы намерены продвигать возможность приобретения лекарств через международные механизмы. Например, если Кыргызстан будет покупать препараты через ЮНИСЕФ, то можно рассчитывать на 5-7-микратное снижение стоимости, так как ЮНИСЕФ формирует производителям единый долгосрочный заказ для нескольких государств.

– Что у вас еще в планах и какова конечная цель вашей работы?

– Мы ведем постоянный мониторинг закупок. Одной из приоритетных задач остается ценовое регулирование. Мы хотим, чтобы люди имели беспрепятственный доступ к недорогому и эффективному лечению, а государство обеспечивало препаратами по социально значимым заболеваниям.

Искусственное дыхание: победит ли Россия туберкулез к 2030 году

В 2016 году от туберкулеза в мире умерло 1,3 миллионов человек. В том же году в мире туберкулезом заболело 10,4 миллиона человек

Автор: Анастасия Петрова, Россия

24 марта — Всемирный день борьбы с туберкулезом (ТБ). Это заболевание стоит на девятом месте среди причин смертности в мире. Россия входит в тройку стран, с наибольшей распространенностью устойчивых форм. В конце прошлого года, на Первой Глобальной Министерской конференции ВОЗ по туберкулезу в Москве министр здравоохранения Росийской Федерации Вероника Скворцова зявила о том, что Россия, поддерживая цель мирового сообщества, хочет победить этот недуг к 2030 году. Эксперты рассуждают о том, насколько эта задача реалистична.

Лечить не выгодно

Туберкулез называют биосоциальным заболеванием, так как наибольшему риску заражения подвержены люди из социально незащищенных слоев общества. Наиболее поражены жители стран с низким и средним уровнем дохода: Индия, Индонезия, Китай, Нигерия, Пакистан, Филиппины и Южная Африка. Страны не могут закупить лекарства по высокой цене и, по оценке специалистов по доступу к лечению, фармкомпаниям не выгодно финансировать производство лекарств, которые не принесут им достаточно прибыли. Поэтому разработка и внедрение новых средств лечения затруднены. Отсутствие инновационных препаратов приводит к развитию лекарственно-устойчивой формы туберкулеза, угроза которой продолжает расти.

В 2016 году от туберкулеза в мире умерло 1,3 миллионов человек. В том же году в мире туберкулезом заболело 10,4 миллиона человек.

Устойчивая угроза

Показатель заболеваемости ТБ в России составляет 58,44 на 100 000 человек. С одной стороны, смертность от туберкулеза в стране неуклонно падает с 2005 года (за исключением уязвимых групп). По данным ВОЗ, в 2016 году она составила 8,2 на 100 тысяч населения в год (по сравнению с 16 случаями в 2011 году). С другой стороны, эксперты ВОЗ выделяют две очень серьезные проблемы в Российской Федерации: рост заболеваемости туберкулезом в группе людей, живущих с ВИЧ, а также широкая распространенность устойчивых к лечению форм – туберкулеза широкой лекарственной устойчивости (ШЛУ-ТБ), мультирезистентной формы туберкулеза (МЛУ-ТБ), и формы, устойчивой к рифампицину (RR-ТБ).

По данным ВОЗ, Россия входит в тройку лидеров по заболеваемости туберкулезом с широкой и абсолютной лекарственной устойчивостью, пропуская вперед только Индию и Китай. В 2016 году в России доля новых случаев заражения МЛУ-ТБ составила 27%, а среди повторных случаев заражения – 65%. Это значит, что для огромного количества людей эффективного лечения сейчас не существует. При широкой лекарственной устойчивости поправляются лишь 31% заболевших. Проблема появления устойчивой формы связана, прежде всего, с прерыванием лечения. Основной причиной «схода» с лечения является отсутствие социальной поддержки пациентов.

«Пациентов нужно не только лечить, но и обеспечить всесторонней социальной помощью. Лечение длительное и тяжелое, занимает больше года. Это приводит к тому, что многие теряют работу. Если нет средств к существованию, пациентам приходится бросать лечение и идти работать. Особенно ситуация осложняется наличием маленьких детей, — комментирует член Евразийской сети людей, перенесших туберкулез, TBpeople Светлана Просвирина. — Такие сходы крайне опасны, ведь выжившие после неоконченного лечения палочки адаптируются к лекарствам, что способствует эволюции туберкулеза в МЛУ-ТБ и ШЛУ-ТБ».

Лечение ВИЧ-положительных низкое

Эксперты сходятся во мнении, что для преодоления проблемы туберкулеза к 2030 году, государству необходимо принять меры для борьбы с устойчивыми формами и создавать условия для того, чтобы пациенты не бросали лечение

Туберкулез – основное СПИД-индикаторное заболевание и ведущая причина смертности людей, живущих с вирусом иммунодефицита. Риск ко-инфекции связан со сниженным иммунитетом пациентов с ВИЧ, для стабилизации которого необходим постоянный прием антиретровирусной терапии (АРТ). Вместе с тем, охват лечением ВИЧ-положительных в России остается катастрофически низким. По данным Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, в 2017 году он составил всего 35,5%.

В сложном положении находятся и люди, употребляющие наркотики. Активисты в сфере борьбы с туберкулезом отмечают, что туберкулезные диспансеры зачастую не имеют в штате нарколога, а порой и лицензии на оказание помощи людям, страдающим от абстинентного синдрома (группы симптомов различного сочетания и степени тяжести, возникающих при полном прекращении приема психоактивного вещества, либо снижении его дозы после неоднократного, обычно длительного и/или в высоких дозах употребления – прим. ред.). Эти симптомы заставляют пациентов отказываться от продолжения лечения, что приводит не только к формированию устойчивости, но и создает предпосылки для дальнейшей передачи заболевания.

Победа до 2030 года

Эксперты сходятся во мнении, что для преодоления проблемы туберкулеза к 2030 году, государству необходимо принять меры для борьбы с устойчивыми формами и создавать условия для того, чтобы пациенты не бросали лечение.

«Всесторонняя поддержка незащищенных групп населения, включая самих пациентов, необходимы для предупреждения распространения туберкулезной палочки», — говорит активистка, член координационного совете сети TBpeople Ксениня Щенина.

Следуя выводам Российского Механизма Мониторинга Реформы Наркополитики, важным условием для преодоления проблемы является и пересмотр российской наркополитики в соответствии с принципом «Поддержка вместо наказания». По мнению экспертов, стране необходимо срочно принять рекомендации многочисленных органов системы ООН по вопросу наркотиков и ВИЧ. Только при соблюдении этих условий цель победы над туберкулезом к 2030 году станет более реалистичной.

Лечат или калечат: как Украина борется с туберкулезом

Ольга Клименко в детском отделении туберкулезного диспансера. Фото из личного архива

Автор: Яна Казмиренко, Украина

В Украине на входе в любую государственную поликлинику посетителя встречает надпись: посещение доктора — только после флюрографии. Но тотальный рентген легких – не более чем видимость борьбы с туберкулезом. Большинство больных в Украине узнают о наличии недуга с большим опозданием. Страна уже больше двадцати лет не может обуздать эпидемию туберкулеза. Украина держит первенство по мультирезистентным формам и все еще лечит больных длительной изоляцией в переполненных диспансерах.

Ольге Клименко, активисту TBpeople — Евразийской сети людей, перенесших туберкулез — диагностировали заболевание в 2015 году. На момент госпитализации она была больна минимум полгода. В 2016 Ольга опубликовала книгу «Мир во мне. Исповедь туберкулезницы», где описала свой опыт жизни с недугом.

Сейчас Ольга старается помочь таким же больным. На странице ее сообщества в Фейсбуке «Мир во мне» ежедневно появляются просьбы перечислись деньги на недоступные препараты, которые по больше части не лицензированы в Украине, приобретение стиральной машин для туберкулезного диспансера или памперсы для лежачих. Последний месяц девушка «вела» 34 пациента.

«Я не знаю, когда и где заболела туберкулезом. И никто не знает. Все помнят последнюю затяжную простуду, после которой появилась слабость, упадок сил. Но украинцы идут в аптеку, а не к врачу, закупая полный набор противовирусных средств. Мы снимаем симптомы, а не лечим болезни», — рассуждает Ольга.

В лечении Ольги была белая и черная полоса. Самое сложное – разлука с дочерью: девочку забрали в интернат для контактных детей, где домашний ребенок провел полгода вместе с детьми из неблагополучных семей. Наша собеседница до сих пор не простила врачей, которые не сказали ей, что она перестала представлять инфекционную опасность через две недели после начала приема препаратов.

Украина бьет рекорды

История Ольги – типична для Украины, где не первый год распространяется эпидемия туберкулеза. У 30 тысяч украинцев диагностирована закрытая форма и у более 10 тысяч — открытая. Ежедневно о своей болезни узнают 90 человек. Но цифры занижены: по оценкам Всемирной организации здоровья (ВОЗ), в стране недовыявляют каждого четвертого больного.

Еще в 1995 году ВОЗ объявила, что Украина переступила эпидемический порог — 50 заболевших на 100 тысяч населения. С тех пор ситуация только ухудшилась – конфликт на Востоке сделал переселенцами 1,5 миллионов жителей Луганской и Донецкой областей, где жило 15% украинцев, у которых диагностировали туберкулез. Каждый пятый больной туберкулезом является носителем ВИЧ.

Туберкулез на экспорт

Переселенцы находятся в группе риска по распространению туберкулеза в Украине. Фото УНИАН

Особенно удручающе показатели Украины выглядят на фоне стран постсоветского лагеря. Если в Украине показатель заболеваемости по данным на 2016 год составил 67,6 на 100 тысяч населения, то в Беларуси – на уровне 39,9, в Казахстане — 52,2, в Польше 17. В среднем по Евросоюзу – 12 человек на 100 тысяч населения.

В странах первой двадцатки туберкулез давно перешел в разряд экзотических болезней. Украинская эпидемия пугает соседей – около 5 миллионов украинцев работают в странах ЕС и польские СМИ пишут, что безвизовый режим с Евросоюзом позволит туберкулезу мигрировать в Европу. В Варшаве даже обсуждается возможность ведения медицинского контроля на границе с Украиной.

Устойчивые микробактерии

Директор центра общественного здоровья Министерства здравоохранения Украины Владимир Курпита говорит, что распространенность туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью» (МЛУ-ТБ) – главная особенность украинской эпидемии.

Многие больные прерывают лечение едва почувствовав себя лучше. Они не хотят провести минимум полгода в диспансере, остаться без работы и оказаться на пороге бедности. Из-за перерыва приема препаратов ухудшается характер недуга – микобактерии становятся устойчивыми к лекарствам от туберкулеза. Для лечения этой формы используются более токсичные препараты, длительность лечения больше, а стоимость — в разы дороже. Сейчас в Украине 85% «туберкулезных» средств идет на лечение мультирезистентного туберкулеза.

Так, по данным Курпиты, лечение обычного туберкулеза длится шесть месяцев и обходится государству около 30 евро, то лечение осложненной формы недуга занимает до 20 месяцев, а его цена доходит до 400 тысяч евро. В настоящее время в Украине насчитывается 1,2 тысяч случаев обнаружения таких крайне резистентных бактерий. В этом печальном рейтинге Украину обгоняет только Индия.

Туберкулез начнут лечить семейные врачи

Эксперты сходятся во мнении: победить туберкулез можно, если тотальную диспансеризацию сменит амбулаторное лечение. Этот шаг снизит шанс перезаразиться в больнице. Сейчас больные на разных стадиях выздоровления годами лечатся в общих палатах на 5-7 человек, рискуя в любой момент подхватить внутрибольничную инфекцию.

Медреформа, которая сейчас проходит в Украине, предполагает передачу лечения пациентов закрытой формы на уровень семейных врачей, которым будут доплачивать за качественно вылеченных пациентов.

«Главное – врачи будут ближе к пациентам, знать их историю. Ответственные люди будут получать свои таблетки и вести привычный образ жизни», — аргументирует Ольга Клименко.

Она мечтает, чтобы в Украине объявили три дня выходных, но не в честь какого-то праздника, а для массового прохождения медосмотра украинцами – чтобы о наличии опасных болезней они узнавали не на последней стадии.

С туберкулезом важно принимать лекарства и верить в себя

Султанмурат из Казахстана хотел вылечиться от туберкулеза, несмотря ни на что

Общественный фонд «Санат Алеми» – одна из организаций, которые получают помощь для реализации проекта «Улучшение профилактики и лечения ТБ/ВИЧ – создание моделей будущего», предусматривающего оказание поддержки пациентам с туберкулезом и членам их семей. Фонд, созданный в 2016 году группой бывших пациентов в г.Алматы, Казахстан, которые вылечились от туберкулеза с множественной и широкой лекарственной устойчивостью, быстро стал демонстрировать успехи в работе благодаря организации групп самопомощи, а также оказанию индивидуальной поддержки пациентам с туберкулезом. Фонд также проводит работу на уровне сообществ, обеспечивая социальную мобилизацию, адвокацию и коммуникацию с целью повышения грамотности в сфере ТБ среди людей, затронутых ТБ, ТБ/ВИЧ, СПИДом и другими социально значимыми заболеваниями (наркомания, алкоголизм и т.д.), с целью снижения стигмы и дискриминации.

Успех возможен благодаря доверию и профессионалам

«Социальная поддержка пациентов с туберкулезом играет ключевую роль в повышении приверженности к лечению. Успех в лечении возможен благодаря сочетанию доверия, человеческих отношений и поддержки профессионалами: психологами и социальными работниками,» – говорит директор фонда «Санат Алеми» Роза Идрисова.

Пациент с туберкулезом и клиент фонда «Санат Алеми» Султанмурат ничего не знал о туберкулезе, кроме того, что это опасное заболевание.

«Когда я узнал, что у меня туберкулез, то был потрясен. Не мог даже представить себе, откуда он у меня взялся, — говорит он. — У меня началось кровохарканье. Было страшно, но я и не подозревал, что это может быть туберкулез.  Думал, что у меня болит печень или другие внутренние органы. Я рассказал обо всем маме, потому что она мой самый близкий человек. Другие члены семьи отнеслись ко мне с пониманием, и это мне очень помогло».

Все, что не убивает делает нас сильнее

Султанмурат хотел вылечиться, несмотря ни на что, но лечение давалось ему сложно. Вначале мужчина не переносил препараты, у него появилась аллергия.

«Я боролся с самим собой, старался не пропускать ни одного дня приема лекарств и уколов. Я услышал о фонде «Санат Алеми» от других пациентов и начал посещать группы самопомощи. Это помогает, когда ты можешь получить поддержку от других пациентов и социальных работников в ходе лечения, а тренинги и встречи с различными специалистами очень полезны и позволяют узнать много интересной информации. У меня, наконец, появилась возможность задать вопросы, на которые я давно искал ответы. Я верю, что в будущем «Санат Алеми» будет продолжать в том же духе и окажет поддержку еще многим пациентам с туберкулезом, — говорит Султанмурат. — Туберкулез полностью изменил мою жизнь. Я научился любить жизнь и принимать свою болезнь. Я стал еще больше ценить и любить своих родных, ведь они еще раз доказали, что готовы быть рядом со мной и не оставят меня в беде».

Другим пациентам с туберкулезом Султанмурат хотел бы сказать, что эта болезнь излечима, как и многие другие. Главное – принимать назначенное лечение, пить таблетки и не пропускать их прием, хорошо питаться и заниматься спортом. Также важно быть доброжелательным, всегда и везде помогать другим людям с туберкулезом и поддерживать их. Самое важное – верить в лучшее, верить в свое выздоровление и не забывать о том, что все, что нас не убивает – делает нас сильнее.

Необходимость Европейского плана действий и коммуникации в области ВИЧ, туберкулеза и вирусных гепатитов

Автор: Анке ван Дам, AFEW Интернешнл

В течение нескольких лет европейские организации гражданского общества выступают за новый Европейский план действий и коммуникации в области ВИЧ. По данным Всемирной организации здравоохранения количество новых случаев ВИЧ-инфекции в европейском регионе возросло на 76%. Их число увеличилась более чем в два раза в Восточной Европе и Центральной Азии (ВЕЦА) с 2005 по 2014 год. На весь европейский регион в 2015 году пришлось 153 000 новых случаев инфицирования (ЕЦПКЗ 2017). Совокупное число диагностированных случаев ВИЧ-инфекции в Европейском регионе увеличилось до 2 003 674, что включает 992 297 случаев, зарегистрированных в объединенной базе данных эпиднадзора ЕЦПКЗ/ВОЗ и 1 011 377 случаев, диагностированных в России по сообщениям Российского федерального СПИД-центра.

Коинфекции в регионе ВЕЦА

В отчете ЕЦПКЗ по мониторингу и в принятом в сентябре 2016 года Европейском плане действий ВОЗ в области ВИЧ подчеркивается высокий уровень коинфекций туберкулеза (ТБ) и гепатитов В и С среди людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ). В 2014 году туберкулез был наиболее распространенным СПИД-определяющим заболеванием в восточной части региона.
Из 2,3 миллиона ЛЖВ, которые по оценочным данным также заражены вирусом гепатита С во всем мире, 27% живут в регионе ВЕЦА. По оценкам, в восточной части региона 83% людей, живущих с ВИЧ и употребляющих инъекционные наркотики, заражены гепатитом С.

Продление Плана

В Европейском союзе существовал План коммуникации и действий под названием «Борьба с ВИЧ/СПИДом в Европейском союзе и соседних странах на 2009-2013 годы». Всеобъемлющие цели Плана заключались в том, чтобы сократить число новых случаев ВИЧ-инфекции во всех европейских странах к 2013 году, улучшить доступ к профилактике, лечению, уходу и поддержке, а также улучшить качество жизни людей, живущих с ВИЧ, затронутых или наиболее уязвимых к ВИЧ/СПИДу в ЕС и соседних странах. Этот План был продлен еще на три года и представлен в Рабочем документе персонала комиссии: «План действий по ВИЧ/СПИДу в ЕС и соседних странах: 2014-2016 годы».
Уже в период продления и в течение последовавших трех лет европейские организации гражданского общества, работающие в области ВИЧ, в том числе AFEW Интернешнл, выступали за новый План действий и коммуникации. Пока что без успеха, несмотря на то, что по оценкам План действий и коммуникации был представлен заинтересованным сторонам с целью обеспечения необходимого стимула, постоянного давления и рычагов воздействия на различные заинтересованные стороны для пропаганды и принятия мер против ВИЧ/СПИДа в Европе.

Разработанный ответ

Эпидемиология трех заболеваний – ВИЧ, туберкулеза и вирусного гепатита – вынудила Еврокомиссию разработать «Ответные меры на инфекционные заболевания: ВИЧ, туберкулез и гепатит С» в 2016 году. Кроме того, в 2017 году Европейская комиссия преобразовала Форум гражданского общества по ВИЧ и СПИДу — консультативный орган Европейской комиссии — в Форум гражданского общества по ВИЧ, туберкулезу и вирусному гепатиту, в состав которого вошел также и AFEW Интернешнл. Подобная совместная инициатива Европейской комиссии и организаций гражданского общества может дать импульс для удовлетворения потребностей в профилактике, уходе и лечении этих трех заболеваний.

Деятельность в рамках Плана

Европейские организации гражданского общества разработали перечень мер, которые должны быть включены в новый План коммуникации и действий.

Профилактика должна быть расширена: распространение ВИЧ можно предотвратить, используя сочетание доказавших свою эффективность мер общественного здравоохранения. Однако, две трети европейских государств не имеют пакета мер по профилактике. Доконтактная профилактика (ДКП) проводится только в нескольких странах.

Необходимо увеличить доступ к лечению: лечение и раннее лечение улучшают результаты терапии пациента и предотвращают последующую передачу инфекции. Поэтому странам следует наращивать объемы тестирования и предлагать лечение при диагностике, а также устранять препятствия для тестирования и ухода в соответствующей сфере. Правительствам следует устранить политические, правовые и нормативные преграды, ограничивающие доступ к медицинским услугам для представителей сообществ, наиболее затронутых ВИЧ (люди, живущие с ВИЧ, геи и другие мужчины, имеющие секс с мужчинами, люди, употребляющие наркотики, мигранты, работники секс-бизнеса, транссексуалы, люди, находящиеся в заключении).

Лекарства должны быть доступными: цены на лекарства по-прежнему являются серьезным препятствием для реализации протоколов лечения и стратегий комплексной профилактики, включая доконтактную профилактику (ДКП).
Оказание услуг силами сообществ, как один из компонентов системы здравоохранения: определить и сделать важным компонентом системы здравоохранения поставщиков услуг изнутри сообществ, способных предоставлять услуги непосредственно затронутым группам населения. Необходимо вкладывать ресурсы в их развитие.

AFEW поддерживает План

В июле 2017 года Европейский парламент принял резолюцию об Ответных мерах ЕС на ВИЧ, туберкулез и вирусные гепатиты. Это важный шаг в направлении Плана коммуникации и действий. Комиссар ЕС по вопросам охраны здоровья и безопасности пищевых продуктов г-н Андрюкайтис заявил о своей поддержке, а также несколько правительств сочли данный План необходимым. Однако, Европейская комиссия и Комиссия по вопросам общественного здравоохранения все еще хранят молчание. AFEW Интернешнл вместе со многими правительственными и неправительственными организациями считает, что Международная конференция по СПИДу в Амстердаме в июле 2018 года станет прекрасной возможностью и подходящим моментом для Европейской комиссии выразить свои намерения и добрую волю для борьбы с ВИЧ, туберкулезом и вирусный гепатитом посредством принятия Плана действий и коммуникации. Гражданское общество продолжит этого добиваться. В противном случае окажется, что европейские граждане остались за бортом.

Туберкулез и ВИЧ – «импортируемые» болезни мигрантов

Автор: Наргис Хамрабаева, Таджикистан

Большая часть трудоспособного населения Таджикистана, с населением более 8 млн человек, находится в трудовой миграции в России. По возвращении на родину у некоторых из них диагностируют туберкулез и ВИЧ.

Трудовой мигрант из Таджикистана 32-летний Шоди весной этого года вернулся домой из России. Здесь врачи диагностировали у него туберкулез. По словам мужчины, в течение шести лет он был в России на заработках. За все это время выезжал домой лишь пару раз.

Боязнь депортации – причина туберкулеза

«Я работал на стройке. Вместе с несколькими земляками жили в помещении, где всегда было сыро и холодно. Год назад почувствовал недомогание, мучил постоянный кашель, но не стал обращаться за медицинской помощью. Во-первых, не было лишних денег, во-вторых, боялся потерять работу, ведь в случае обнаружения туберкулеза меня ждала депортация. А кто бы кормил потом мою семью? С каждым днем мне становилось хуже и пришлось взять билет домой», — рассказал мигрант. Сейчас Шоди получает необходимое лечение по противотуберкулезной программе и его состояние здоровья немного улучшилось.

Несколько лет назад в Душанбе были представлены результаты исследования по предотвращению распространения туберкулеза, которые показали, что ежегодно сотни таджикских трудовых мигрантов возвращаются из России с этим заболеванием.

Эксперты говорят, что порядка 20%, или каждый пятый, из вновь выявленных больных туберкулезом в Таджикистане являются трудовыми мигрантами.

«Например, в 2015 году из общего числа вновь выявленных больных туберкулезом 1007 случаев или 19,7% пришлось на трудовых мигрантов, в 2016 году – 927 или более 17%», — говорит заместитель директора Республиканского центра защиты населения от туберкулеза в Таджикистане Зоирджон Абдуллоев.

По его словам, исследование показало, что большинство заболевших приобрели эту болезнь в трудовой миграции.

«Основными факторами, влияющими на распространение этой болезни среди мигрантов, являются плохие условия проживания. Большая скученность людей на небольшой площади, антисанитарные условия, а также скудное питание, несвоевременное обращение за медицинской помощью, но самое главное – боязнь депортации из России», — говорит Абдуллоев.

ВИЧ «завозят» из миграции

То же самое многие эксперты говорят и в отношении распространения ВИЧ в Таджикистане. Мол, это «завозится оттуда, из миграции».

Дилшод Сайбурханов, заместитель директора Республиканского центра по противодействию ВИЧ/СПИД в Таджикистане, говорит, что огромное количество таджикских мигрантов отправляется на заработки в страны со значительно высоким, по сравнению с Таджикистаном, уровнем распространенности ВИЧ. Обычно такие поездки сезонные, и по окончанию сезона мигранты, как правило, возвращаются домой.

«Официальные статистические данные показывают рост в динамике числа людей, бывших в трудовой миграции, среди новых случаев ВИЧ в Таджикистане. Так, в 2015 году ВИЧ-положительный статус был выявлен у 165 человек, протестированных под кодом трудового мигранта, из них у 151 мужчин и 14 женщины, что составляет 14,3% от числа всех новых случаев ВИЧ. В 2016 – 155 (14,8%), в первом полугодии 2017 года – 82 человека (13,1%). В 2012 году ВИЧ-положительный статус был выявлен у 65 трудовых мигрантов (7,7%)», — говорит Сайбурханов.

Статистика, по его словам, со всей очевидностью демонстрирует наличие определенных связей между международной трудовой миграцией таджикистанцев и ростом выявления новых случаев ВИЧ.

С этим согласен и Улугбек Аминов, страновой менеджер UNAIDS (Объединенная программа ООН по ВИС/СПИД) в Таджикистане, который также считает, что миграция и ВИЧ является тесносвязанным социальным феноменом.

«Хотя есть предпосылки того, что трудовые мигранты, будучи вынужденными находиться в тяжелых эмоциональных и физических условиях, могут практиковать небезопасное в отношении ВИЧ поведение и, тем самым, подвергнуться риску передачи вируса в странах назначения, но вопрос о степени «импортируемости» ВИЧ в Таджикистан все еще требует всестороннего изучения», – убежден он.

По его словам, прежде всего необходимо учитывать факт, что мигранты зачастую являются представителями особоуязвимых к ВИЧ категорий населения (например, употребляющие инъекционные наркотики) и незнание своего ВИЧ-статуса до миграции затрудняет эпидемиологический мониторинг ВИЧ в дальнейшем. Кроме того, упускается возможность того, что мигрант получит необходимую помощь в специализированном лечении, которое значительно сокращает риск передачи ВИЧ женам и партнерам трудового мигранта в родной стране.

«Поэтому первоочередной задачей специалистов является своевременное выявление и качественное отслеживание инфекции в странах проживания, транзита и назначения, вплоть до возвращения мигранта домой», — отмечает Улугбек Аминов.

Эксперты считают, что среди трудовых мигрантов, как уязвимых групп населения, и их половых партнеров, необходимо проводить комплекс мероприятий по профилактике ВИЧ, инфекций, передающихся половым путем и туберкулеза.

Путь к самофинансированию программ ВИЧ в Кыргызстане

Автор: Ольга Очнева, Кыргызстан

В последние несколько лет в Кыргызстане наблюдается значительное сокращение финансирования программ противодействия ВИЧ-инфекции. В прошлом году заголовки газет пестрили новостью о том, что Глобальный фонд – основной донор в стране по борьбе с ВИЧ и туберкулезом – и вовсе прекращает свое финансирование.

Потребности и возможности

Объем финансирования программ по ВИЧ со стороны Глобального фонда в стране за последние два года сократился фактически на 30%: с $7,5 млн в 2014 году до $5млн в 2016 и 2017 годах. Тенденция продолжает нарастать: в заявке на 2018-2020 гг. предварительно одобрено $3,7 млн. в год, то есть еще на миллион меньше.

«$7,8 млн. в год в новой заявке Глобального фонда делят между собой ВИЧ и туберкулез, а раньше такая сумма выделялась только на ВИЧ. Важно то, что снижение финансирования происходит на фоне возрастающих потребностей. Ситуация с ВИЧ в стране сейчас находится на гране выхода из концентрированной стадии, а количество людей на лечении за последние два года выросло почти в два раза, – говорит руководитель ассоциации программ снижения вреда «Партнерская сеть» Айбар Султангазиев. – На этот год у нас хватит средств, но в ближайшие три года мы ожидаем бюджет с нарастающим дефицитом. Только на мероприятия по лечению всех нуждающихся, а это порядка 6000 человек, к 2020 году нам понадобится $3,5 млн., а у нас всего бюджет по ВИЧ $3,7 млн.».

От донорских средств к национальным

Общая мировая тенденция сокращения грантовой помощи и подъем Кыргызстана по квалификации Всемирного банка из стран с низким доходом в группу стран с доходом ниже среднего подталкивают страну к переходу на собственное финансирование. Для государства это непростой процесс, так как все время существования профилактических программ в стране (около 15 лет) их финансировали международные доноры.

Улан Кадырбеков

«Раньше деньги из госбюджета выделяли только на поддержку инфраструктуры и заработной платы сотрудников службы СПИД, – рассказывает директор Республиканского центра «СПИД» Улан Кадырбеков. – И только с позапрошлого года государство ежегодно начало выделять 20 млн. сомов ($289 тыс.) на программы по ВИЧ. Условием предоставления $11 млн. гранта на ВИЧ от Глобального фонда на следующие три года является вклад государства в размере 15% от суммы гранта. Сейчас мы принимаем Государственную программу по преодолению ВИЧ-инфекции в Кыргызской Республике до 2021 года и в ее бюджет мы заложили эти 15% со стороны государства».

До ноября прошлого года не было известно получат ли в Кыргызстане деньги Глобального фонда. Этот аргумент стал основой для гражданского сектора в продвижении идеи национального финансирования.

«Фактически результатом нашей работы стала разработка так называемой Дорожной карты, то есть плана перехода на государственное финансирование, которая идет как приложение к Государственной программе по преодолению ВИЧ, – говорит Айбар Султангазиев. – К уже выделяемым бюджетным средствам мы добились дополнительно 23млн. сомов ($333тыс.) на 2018 год и по 50 млн. сомов ($725тыс.) начиная с 2019 года. Но этого объема недостаточно. На самом деле мы просили от государства в 4,5 раза больше на 2018 год и в 2,5 раза больше начиная с 2019 г.».

Сейчас Государственная программа по преодолению ВИЧ-инфекции в Кыргызской Республике до 2021 года и Дорожная карта по переходу на государственное финансирование находятся на утверждении в Аппарате Правительства Кыргызстана. Программу должны утвердить уже в августе. Войдут ли эти деньги в республиканский бюджет будет окончательно известно ближе к концу 2017 года.

Режим экономии и оптимизация расходов

При условии, что государство выполнит финансовые обязательства по Госпрограмме до 2021 года, а в страну поступят донорские средства, все равно образуется дефицит не ее реализацию в размере $1,5млн. в год. Средства между мероприятиями в заявке Глобального фонда еще не распределены окончательно. В ближайшее время будет решаться, на чем отразится этот дефицит.

Айбар Султангазиев

«Мы ожидаем, что дефицитные средства будут покрыты за счет финансирования других доноров и уменьшения профилактических мероприятий, – говорит Айбар Султангазиев. – Например, скорее всего не будет социальных центров. Уже сейчас шесть социальных центров прекратили свою работу, убрали лечение ИППП (инфекций передающихся половым путем – ред.), частично диагностику, лечение оппортунистических инфекций, сократилось количество презервативов и шприцов. В стране есть и другие донорские средства на ВИЧ, самый крупный из которых проект USAID «Флагман». Он выделяет около $700 тыс. в год на наркопотребителей. С учетом этих денег мы будем сокращать средства из бюджета Глобального фонда на эту группу. Сейчас узко стоит задача противодействия эпидемии. Поэтому единственными защищенными статьями пока остаются метадон и антиретровирусные (АРВ) препараты. Их мы стараемся увеличить или хотя бы оставить на том же уровне».

Еще одним этапом оптимизации расходов и перехода на государственное финансирование является передача управления грантами Глобального фонда от действующего реципиента – ПРООН в Министерство здравоохранения. По прогнозам это произойдет не ранее второй половины 2018 года, так как Минздрав должен подготовиться.

«Сейчас все лечение обеспечивается за счет средств Глобального фонда. Даже после того как стали выделяться бюджетные средства, мы не можем их использовать на покупку АРВ препаратов или ключевые уязвимые группы, так как еще нет механизма закупок лекарств и реализации социального заказа. Наша первоочередная задача – принять все необходимые документы для того, чтобы эти процедуры заработали, – говорит Улан Кадырбеков. – Госпрограмма на ближайшие три года сможет сдержать распространение ВИЧ в виду перераспределения ресурсов и оптимального их использования. Даже сейчас мы имеем все шансы достигнуть к 2020 году цели ЮНЭЙДС «90-90-90». Процесс перехода на национальное финансирование и работа программ в условиях сокращения донорских средств непростой опыт. От Минздрава мы уже подавали предварительные темы выступлений на конференции по СПИДу AIDS 2018 в Амстердаме и к июлю следующего года, думаю, у нас уже будет большой практический опыт, которым мы сможем поделиться».

НПО Центральной Азии объединились в сеть для трансграничного контроля туберкулеза

Автор: Марина Максимова, Казахстан

Неправительственные организации Центрально-Азиатского региона (ЦАР) объединились в сеть партнерских организаций для решения проблем трудовой миграции и туберкулеза 6-7 июня в г. Алматы на региональном семинар-совещании. Участники приняли проект меморандума о сотрудничестве некоммерческих организаций в интересах снижения уровня распространения и заболеваемости туберкулезом среди трудящихся-мигрантов в странах региона.

«Мы создали этот документ, так как была необходимость консолидации НПО для информирования трудящихся-мигрантов о симптомах туберкулеза, о возможностях бесплатного лечения и диагностики в рамках проекта, а также для содействия приверженности лечению заболевания, для обмена информацией и распространения передового опыта в странах ЦАР», — рассказывает менеджер проекта Глобального Фонда, представитель Project HOPE в Республике Казахстан Бахтияр Бабамурадов.

Мероприятие было организовано проектом Project HOPE в рамках гранта Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией (ГФ). Представители неправительственных организаций Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана участвовали в семинаре.

Мигранты не хотят лечиться

В Центрально-Азиатском регионе Казахстан является государством приема трудящихся-мигрантов из соседних стран. Миграционные потоки не ослабевают. Люди, приезжая на заработки, соглашаются на любую, даже низкоквалифицированную работу и зачастую живут в стесненных условиях, пренебрегают полноценным питанием. Все это чревато развитием туберкулеза. За 2016 год в организации первичной медико-санитарной помощи и противотуберкулезные диспансеры Казахстана обратились и были обследованы на туберкулез 753 внешних мигранта. В 2015 году их было 157. Но большинство трудящихся-мигрантов предпочитают не посещать медицинские учреждения, отказываются лечиться в тубдиспансерах, проходить обследования. Для них это означает потерю рабочего времени, то есть денег, за которыми они и приехали в чужую страну, чтобы обеспечивать оставшиеся на родине семьи. По этой же причине люди не хотят тратиться на здоровье, хотя Комплексный план по борьбе с туберкулезом в Республике Казахстан на 2014-2020 годы предусматривает мероприятия по улучшению противотуберкулезной службы для трудовых мигрантов.

Особую тревогу вызывают случаи, когда у трудящихся-мигрантов диагностирована сочетанная инфекция ВИЧ/туберкулез и необходима помощь в лечении и серьезная социальная поддержка. Эту важную тему будут обсуждать в 2018 году на 22 международной конференции по СПИДу AIDS 2018 в Амстердаме, которая станет особенной для AFEW Интернешнл и региона, где организация работает — Восточной Европы и Центральной Азии.

Ищут на стройках и рынках

В описаной ситуации, участие неправительственного сектора в решение проблемы стало очень актуальным. Аутрич-работники и волонтеры – люди, которым целевая группа доверяет, разыскивают трудовых мигрантов на стройках, полях, рынках, объектах общественного питания, чтобы рассказать о заболевании, возможностях бесплатного лечения, убеждают пройти обследование, оказывают социальное сопровождение. Результаты такой работы впечатляют.

«В рамках реализуемого Project HOPE гранта за 2016 год сотрудники и волонтеры нашего общественного фонда помогли 898 трудящимся-мигрантам в получении обследований на туберкулез. У 25 из них диагноз подтвердился, и люди при нашем содействии смогли бесплатно пройти курс лечения. Мы обеспечиваем трудящихся-мигрантов и мотивационными продуктовыми пакетами. 8 312 трудовых мигранта получили информацию о признаках туберкулеза и знают, куда обратиться, если заболеют», — рассказывает директор общественного фонда «Талдыкорганский региональный фонд содействия занятости» Светлана Садуакасова.

Это результаты деятельности только за один год и только одной неправительственной организации в Казахстане. Сегодня общественные активисты продуктивно работают уже в восьми областях страны. Но такие результаты стали возможными только при активной совместной работе с сотрудниками неправительственных организаций тех стран, откуда приехали на заработки мигранты. Ведь чтобы быть в курсе доехал ли человек до своего города, встал ли на учет в тубдиспансер, продолжает ли получать лечение, общественники активно общаются друг с другом и получают взаимовыгодную информацию. Только при таком условии можно добиться полного излечения от туберкулеза каждого конкретного человека и окончательного остановить рост заболеваемости в регионе.

Выставку «Жизнь в тени» показали в Нидерландах

Автор: Олеся Кравчук, AFEW Интернешнл

Выставку фотографий «Жизнь в тени» на прошлой неделе в Нидерланды привез общественный фонд «СПИД Фонд Восток-Запад в Казахстане». Фотографии людей, затронутых ВИЧ и туберкулезом, можно было посмотреть во время рабочих совещаний Вольфгезе 31 мая – 2 июня в городе Гаага.

Основная цель выставки – снижении стигмы и дискриминации по отношению к людям с ВИЧ и туберкулезом.

– Нам очень повезло с тем, что появилась возможность доставить выставку в Нидерланды и показать ее большему количеству людей, – говорит проектный менеджер AFEW Казахстан Кристина Жораева. – Наши модели смело показывали свои лица и делились личными историями. Они хотели рассказать, что они не отличаются от других и что у них также есть мечты и надежды.

 

В конце марта этого года фотовыставку «Жизнь в тени» показывали в городе Алматы. Впрочем, некоторые жители Казахстана впервые увидели фото в Нидерландах.

– Про эту выставку я услышала от AFEW, а увидела сегодня, в Нидерландах, хоть она до этого проходила в моем родном городе Алматы,– улыбается главный врач одной из частных клиник Алматы Галия Тулебаева. – Мне очень приятно смотреть на фото пациентов и видеть, что у них сохранились улыбки и есть позитивный настрой.

В Казахстане по состоянию на февраль 2017 года было зарегистрировано 29 568 случаев ВИЧ-инфекции. По официальным данным, в 2016 году в стране было зарегистрировано 14 345 больных туберкулезом.

Отзывы посетителей о фотовыставке «Жизнь в тени»

Джамшид Гадоев, страновой офис ВОЗ по борьбе с туберкулезом, гепатитом и ВИЧ-СПИДом в Узбекистане:

– Только отважные люди могут себя так показать. Они переболели и сами проходили то, что проходят сейчас другие и не стесняются это показать. На каждом фото я вижу улыбку. Наверное, они довольны лечением, довольны тем, что их спасли и они радуются жизни.

Мы тоже выпускали книжку и видео о том, что больные туберкулезом чувствуют до, во время и после лечения. Мы попросили наших больних ассоциировать туберкулез с каким-то цветом, а детей с цветом и с животным. Многие говорили, что болезнь для них красного, желтого или черного цвета. Дети обычно говорили, что это, например, красный медвежонок. Взрослые рассказывали, что для них туберкулез – это черный цвет и звук музыкального инструмента трубы. После лечения эти ассоциации часто меняются и цвета становятся ярче.

 

Алексей Бобрик, технический специалист ВОЗ по ВИЧ-инфекции, туберкулезу и геппатиту, страновой офис ВОЗ, Украина:

– Для того, чтобы побороть бремя этих заболеваний, пусть даже не в те оптимистические сроки, которые обещает ВОЗ, необходимо говорить об этой проблеме, чтоб население знало и негативное отношение к заболеваниям со временем снижалось. Нужно доносить информацию, чтоб не было стигмы и дискриминации. Мы должны знать, что абсолютно нормальные люди являются тоже уязвимыми для этих серьезных заболеваний.

AFEW Казахстан помогает людям выйти из тени

Автор: Олеся Кравчук, AFEW Интернешнл

29 568 случаев ВИЧ-инфекции зарегистрировано в Казахстане по состоянию на февраль 2017 года. По официальным данным в 2016 году в стране было зарегистрировано 14 345 больных туберкулезом. В основном эти люди живут скрываясь и часто боятся признаться даже родным о своем диагнозе. Но есть и те, которые открываются и своим примером показывают, что выйти из тени возможно и жить так даже легче.

В конце марта в городе Алматы прошла фотовыставка «Жизнь в тени», посвященная Всемирному дню борьбы с туберкулезом. Организатором стал Общественный Фонд «СПИД Фонд Восток-Запад в Казахстане». На выставке были представлены фото людей, затронутых ВИЧ и туберкулезом. Сегодня мы расскажем истории некоторых из них.

НАУЧИТЬСЯ ЛЮБИТЬ СЕБЯ

После смерти мамы в 2008 году, Венера начала худеть. Женщина подумала, что это из-за горя, но все же сделала флюорографию и сдала анализы. У Венеры обнаружили открытую форму туберкулеза.

Венера поняла, что не важно какое место ты занимаешь в обществе, туберкулез всех уравнивает

–  К тому времени я сильно ослабла, меня все время тошнило, я весила 48 килограмм, – рассказывает Венера. – Три месяца я ходила с открытой формой туберкулеза, пока меня не приняли в больницу. Все что я тогда хотела – лечь и умереть! Я была во тьме, одна никому ненужная, отвергнутая всеми. Не верила, что выйду оттуда живой. Все время тошнило из-за таблеток. Все, что меня заставляло жить – это сын и еще родная сестренка, которую после смерти матери оформили в детдом, так как я не успела оформить опекунство. Они звонили мне, говорили, что я им нужна, просили, чтобы не умирала. Это был самый сильный мотив, чтобы жить! Со временем мне стало лучше, я пошла на поправку.

Через год Венере поставили новый диагноз: туберкулез, распад легких. В то время женщина была беременна. Так как никто ей не сказал, что при беременности туберкулез лечить можно, Венере посоветовали сделать аборт.

– В гинекологии меня положили в коридоре и все отделение знало, что у меня туберкулез, – вспоминает Венера. – Люди просто шарахались от меня. Гинеколог говорила, мол, почему таким как я, разрешают рожать. Вот это было унижение!

После выписки из больницы, Венера поняла, что не важно какое место ты занимаешь в обществе, туберкулез всех уравнивает. Женщина стала сильнее и добрее, начала больше уделять внимания близким, помогать тем, кому нужна помощь. Через три года Венера родила здоровых двойняшек.

– Я победила туберкулез. Если вам поставили такой диагноз, не бойтесь и верьте, что вы вылечитесь! – уверена женщина. – Не замыкайтесь в себе, не бойтесь никого. Это не позор. И самое главное – не отказывайтесь от лечения, ведь вы можете заразить близких, родных вам людей. Научитесь любить себя!

РЕШИЛ, ЧТО ЖИТЬ НУЖНО

Тем, кто только узнал о своем диагнозе, Салават советует не падать духом и следить за здоровьем

Салават живет с ВИЧ с 2011 года. Об этом заболевании мужчина раньше слышал, но не имел четкого представления. Говорит, что думал, это где-то далеко, не здесь, и даже не представлял, что может заразиться.

– Врач меня успокаивал, что с этим живут, что это не смертельно, что в будущем может найдут лекарство. Первое время, конечно, было плохо, но я быстро пришел в себя, – говорит Салават. – Принял решение, что жить нужно. Сейчас я об этом знаю многое. Я считаю, что трудоспособен и имею право на жизнь. Знаю, что мы такие же люди, мы не заразны.

Тем, кто только узнал о своем диагнозе, Салават советует не падать духом и следить за здоровьем. Очень важно радоваться жизни, дарить радость и не замыкаться в себе.

ПРИНЯТЬ СВОЙ ДИАГНОЗ

Оксана узнала о своем диагнозе ВИЧ-инфекция в центре реабилитации от наркозависимости.

Принятие диагноза помогло профессиональному развитию и личностному становлению Оксаны

– Было страшно, почему-то внушила себе, что осталось лет пять жить и надо прожить последние годы весело и незабываемо! – рассказывает Оксана. – До диагноза я думала, что ВИЧ – это что-то далекое и в Казахстане им заразиться нереально.

В то время женщине очень нужна была поддержка, и она получила ее от близких. Первой, кто узнал о ее диагнозе, была сестра Оксаны.

– Позже я интересовалась, что она чувствовала, когда узнала, что у меня ВИЧ, – говорит Оксана. – Удивительно, но больше всего она переживала за меня, так как первое, в чем я смогла ее убедить, это то, что мне осталось жить лет пять. Года через три я приняла свой диагноз, поняла, что не умираю и начала учиться жить с ВИЧ.

Принятие диагноза помогло не только профессиональному развитию женщины, но и личностному становлению.

– Я счастлива, занимаюсь любимым делом, у меня есть любимый человек и дружная семья. Я научилась жить с ВИЧ. Просто нужно чуть внимательнее относится к своему здоровью, заботиться о себе и любить жизнь! – говорит Оксана.

ВЕРИТЬ В ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ

После своего диагноза, Султанамурат начал больше ценить жизнь

Султанмурат не знал ничего более о туберкулезе, чем то, что это опасное заболевание. Диагноз свой воспринял с ужасом.

– У меня было кровохарканье. Было страшно, даже не подозревал, что это может быть туберкулез, думал, что это болят внутренние органы, – вспоминает Султанмурат. – Я очень хотел вылечиться, но лечение давалось очень тяжело. Вначале я не переносил препараты, появилась аллергия. Боролся с самим собой, старался не пропускать ни одного дня приема лекарств и уколов. Сейчас чувствую себя намного лучше.

После своего диагноза, Султанамурат начал ценить жизнь, с пониманием относиться к болеющим людям, стал еще больше ценить и любить своих родных.

– Больным туберкулезом, я хочу сказать, что эта болезнь излечима, как и многие другие болезни, главное соблюдать режим во всем, пить таблетки, не прерываясь и не смотря ни на что, хорошо питаться, двигаться и заниматься спортом, быть доброжелательным, – говорит Султанмурат. – Самое главное – верить в лучшее, то есть в свое выздоровление.