Перспективы сотрудничества в сфере здравоохранения в Узбекистане

10 января 2020 года AFEW International, в лице исполнительного директора Анке ван Дам и директора по программам Дарьи Алексеевой, приветствовал Посла Узбекистана в странах Бенилюкс Дильёра Хакимова.

AFEW International исследует возможности реализации двух проектов в Узбекистане. Первый из них — развитие и повышение качества услуг по тестированию и профилактике ВИЧ среди ключевых групп и поддержке уже столкнувшихся с ВИЧ-инфекцией.

Второй проект под названием «Укрепление гражданского общества в сфере инклюзивного здравоохранения в Узбекистане» в настоящее время находится на рассмотрении Европейской комиссии и входит в резервный список проектов.

По итогам встречи стороны согласовали график визита 15-16 января 2020 года делегации AFEW International в г. Ташкент. В частности, запланированы переговоры в Республиканском центре по борьбе со СПИДом, а также с представительствами ряда международных организаций, которые могут выступить в качестве доноров для реализации проектов неправительственной организации в Узбекистане.

К слову, у AFEW International уже есть опыт работы в Узбекистане: организация поддерживала несколько проектов в стране через ESF, а также имела активности в ходе подготовки к конференции AIDS2018. Кроме того, представители Узбекистана участвовали в образовательном проекте AFEW International по исследованиям с участием сообществ.

Помогать нужно здесь и сейчас

«Если у вас есть возможность помочь конкретному человеку Здесь и Сейчас, то это нужно делать, не откладывая на потом и не заглядываясь на возможности других, — рассказывает Екатерина Русакова, директор свердловской региональной благотворительной общественной организации помощи людям в трудной жизненной ситуации «Малахит». Ведь если каждый из нас поможет хотя бы одному человеку, то возможно и в обществе начнутся изменения».

Екатерина Русакова, директор свердловской региональной благотворительной общественной организации помощи людям в трудной жизненной ситуации «Малахит»

Сегодня в подтверждении этих слов «Малахит» реализует проект под названием «Социально–правовая поддержка людей, употребляющих наркотики в г. Екатеринбурге», который проходит с помощью финансирования и поддержки Фонда оперативной помощи ключевым сообществам региона Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА).

Екатерина, как ваша организация помогает людям, употребляющим наркотики в Свердловской области?

В основном мы оказываем юридическую помощь людям, употребляющим наркотики, устраняем правовые и дискриминационные барьеры, отстаиваем их интересы в судах, а также расширяем возможности по защите их прав в обществе. Кроме того, наши клиенты получают от нас социальное сопровождение в различные медицинские и социальные учреждения города, наш социальный работник осуществляет патронажные выходы в семьи с маленькими детьми. Там он консультирует по вопросам ВИЧ- инфекции и лечения, помогает записаться на приемы к специалистам, оказывает помощь в восстановлении документов и временной регистрации в городе, т.к. без регистрации у клиента нет возможности получения медицинских и социальных услуг.

Финансирование – главный вопрос для таких организаций, как ваша. Почему вы решили обратиться в Фонд оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА?

Мы обратились в Фонд оперативной помощи, поскольку ситуация в нашем городе по отношению к ЛУН со стороны общества остается сложной. Наркоманию многие люди до сих пор не считают заболеванием. А ведь его лечение должно проводиться комплексно и включать в себя и медицинскую помощь, и психологическую, и социальную, более того, работа должна проводиться не только с самим зависимым, но и с его семьей, ведь зависимость это семейная, системная болезнь.

Конечно, сложившаяся ситуация способствует росту уровня ВИЧ- инфекции и других социально–значимых заболеваний (туберкулез), а люди употребляющие наркотики остаются изгоями, которых общество предпочитает не замечать. Тем не менее, невозможно решить проблему, закрыв глаза на неё, сделав вид, что ее не существует, ведь рано или поздно она заявит о себе, и, как правило, в очень негативном ключе. Поэтому, на наш взгляд, вторичная профилактика и работа с «группами риска» не должна оставаться без должного внимания.

Какой случай из практики вам запомнился больше всего?

Андрей, представитель Реабилитационного Центра, Дмитрий Кадейкин, консультант, и Иван Жаворонков, социальный работник проекта, после судебного процесса, проходившего в г. Ревда, Свердловской области

Это история одного нашего клиента. Андрей сам обратился к нам в проект, узнав о такой возможности через знакомых. На тот момент мужчина находился под следствием 228 ст. части 2 УКРФ. Наши сотрудники заключили с ним договор социального сопровождения, составили ходатайства, собрали все необходимые характеристики. Социальный работник проекта выступал общественным защитником в суде, также в процессе участвовал представитель реабилитационного Центра. В результате нашей слаженной работы мы добились для Андрея условного срока и прохождения реабилитации.

 

Как к вашей деятельности относятся в обществе?

К нашей деятельности относятся по-разному: кто-то поддерживает, кто-то нет, и это нормально! Ведь не могут все люди мыслить одинаково и иметь схожую “картину мира”. Все мы разные, с разными взглядами, ценностями, установками, и в этом есть наша человеческая прелесть — в разности…

Вы когда-нибудь встречали барьеры со стороны представителей ключевых групп?

Если говорить о самих представителей целевой группы, на который направлен наш проект, то все они положительно относятся к нашей активности, они доверяют нашим сотрудникам, нашему опыту. Сложности же в основном возникают в связи с новыми психотропными препаратами, которые клиенты все еще употребляют. Именно поэтому у них могут быть непредсказуемые поведенческие реакции, срывы с лечения и т.п.

Насколько участие в работе представителей ключевых групп населения помогает в работе?

Я считаю, что при реализации подобных проектов очень важно привлекать в работу представителей ключевых групп. Без этого невозможно обеспечить выход на аудиторию ЛУН, которая является крайне закрытой целевой группой, тем более в данной группе изначально существует крайне низкий уровень доверия к людям.

Ваш пример идеального общества.

Вряд ли я могла бы привести пример идеального общества. Я склонна реально смотреть на вещи, а не придаваться иллюзиям. Не люблю разговоры, что где-то, хорошо и прекрасно, и есть идеальные государство и общество, к которым мы должны стремиться. Везде есть свои “подводные камни”. Важно понимать, что «хорошее» тоже есть везде, и нужно учиться замечать это, не обесценивая. Я считаю, что всегда нужно начинать в первую очередь с себя, а обижаться и возмущаться на страну, строй, власть можно сколько угодно, но безрезультатно. Если же говорить про конкретную страну, чей подход к вопросам уязвимых сообществ мне импонирует, то это Португалия.

Проект поддержан фондом Элтона Джона — the Elton John AIDS Foundation.

 

 

Я меняю этот мир

Тема Дня борьбы со СПИДом 2019 года – сообщества. Именно сообщества вносят неоценимый вклад в создании ответных мер на СПИД. Сообщества людей, живущих с ВИЧ, представителей ключевых групп населения, таких как мужчины-геи и другие мужчины, имеющие половые отношения с мужчинами, люди, употребляющие наркотики, работники секс-индустрии, трансгендерные лица, заключенные, а также сообщества женщин и молодых людей стимулируют и поддерживают предоставление связанных с ВИЧ услуг. Сообщества — это источник жизненной энергии для эффективной деятельности в ответ на СПИД и важная опора для такой работы.

Представители этих сообществ очень разные. Кто-то уже стоит на передовой, отстаивая свои права каждый день, бросаясь на амбразуру, кто-то только начинает свой путь навстречу важным переменам – для себя и для общества.  В честь Международного дня борьбы со СПИДом AFEW International пообщалась с ними — об их переживаниях и стремлениях.

 

Константин Бушуев, транс*активист,  Россия

О трудностях

В какой-то момент своей работы в направлении профилактики ВИЧ среди трансгендерных людей я столкнулся с некоторым разочарованием. Результаты были. Но они были не совсем те, которых хотелось. И эта работа не всегда находила поддержку в самом транс*сообществе. Известные мне исследования, проводившиеся в России неправительственными организациями, показывают, что тема ВИЧ для транс*людей не в приоритете. На первом месте – вопросы с заместительной гормональной терапией для тех, кому она нужна, и общие сложности с безопасным получением квалифицированной медицинской помощи. А исследование, в проведении которого я в свое время принимал участие, показало, что при довольно хорошей грамотности в других вопросах здоровья транс*люди, принявшие участие в опросе, очень безразлично отнеслись к теме профилактики ВИЧ. Именно для транс*людей, как ни для кого другого, вопросы профилактики и лечения ВИЧ, на мой взгляд, максимально тесно связаны с вопросами здоровья в целом. Транс*люди очень часто не обращаются за медицинской помощью до последнего. Потому что боятся неадекватной реакции со стороны врачей, трансфобии. Потому что опасаются аутинга. Потому что не готовы каждый раз заново объяснять, кто они такие. Да и сами врачи часто не знают, что делать с таким пациентом. А когда дело касается ВИЧ, то все эти страхи удваиваются, потому что это дополнительная стигматизация.

Об успехе

Сейчас для меня главным успехом является то, что я решил не уходить из активизма, несмотря на различные обстоятельства, которые к этому почти уже привели. Выгорание, такое дело…

О поводе для гордости

В Краснодаре деятельность по профилактике ВИЧ среди ЛГБТ ведется активистами уже давно. Но я горжусь, пожалуй, тем, что в том числе благодаря моей работе стало уделяться внимание трансгендерным людям, именно как отдельной группе со своими особенностями и потребностями.


Евгения Короткова, член правления Евразийской женской сети по СПИДу, ВИЧ+, Узбекистан

О благодарности

Я счастлива, что я могу открыто говорить о своем статусе, потому что я чувствую огромную поддержку семьи, коллег, активистов, друзей и женщин столкнувшихся с ВИЧ -инфекцией. Ведь каждый из них вложил что-то, чтобы я сейчас могла говорить о ВИЧ-инфекции без страха, без боли и унижения. Кто-то может сделать это сразу, для  кого-то необходимо время.

Об открытом разговоре

Иногда я говорю о ВИЧ потому что, за мной стоят тысячи людей, живущих с ВИЧ, и они не готовы говорить сами, в силу существующей стигмы и дискриминации в обществе. А чтобы голос сообщества был слышен, нужно говорить, иногда кричать. Иногда я говорю это для общества, чтобы ломать существующие стереотипы о людях живущих с ВИЧ и мотивирую на ответственность собственного здоровья и тестирования на ВИЧ, ну и конечно же для ЛЖВ которые узнали о своем статусе для того ,чтобы делится с ними своим позитивным опытом жизни с ВИЧ.  Учитывая свой личный опыт рождение ребенка без ВИЧ, я понимаю, что это вопрос, касающийся лично каждую женщину, живущую с ВИЧ и он затрагивает очень много сфер жизни женщины. Начиная от чувства собственного достоинства до внешней социальной среды.

Мне важна тема женщин и ВИЧ, во-первых, потому что я женщина, мать и жена, прошедшая через все тяготы жизни с ВИЧ. Во-вторых, для меня важно участие женщин, живущих с ВИЧ, в решении проблем связанных с женщинами и ВИЧ. МЫ лучше знаем свои нужды и потребности, и какие действия приводят к улучшению качества их жизни. В-третьих, оказывая содействие в повышении потенциала женщин в вопросах продвижения своих прав и улучшения национального ответа на нужды ВИЧ-позитивных и уязвимых женщин, мы смогли бы значительно уменьшить распространение ВИЧ среди всего населения, усилили бы поддержку детей, живущих или затронутых ВИЧ.

Об успехе

Я и мои коллежанки инициировали подачу документов в министерство юстиции для получения юридического статуса женской организации «Позитивные Женщины» в Узбекистане. Очень надеюсь, что в 2020 году у нас будет больше возможностей  для лоббирования интересов своих членов в Центрах СПИД в области расширения доступа женщин и детей  к лечению ВИЧ-инфекции, повышения  качества получаемых медицинских услуг репродуктивного здоровья и противодействия насилия по отношению женщин.


Евгений Юлдашев, равный навигатор, бывший заключенный, Кыргызстан

О вызове

Я как бывший заключенный сталкивался с разными препятствиями на своем пути. При этом, самым большим вызовом для меня было освобождение из мест лишения свободы. Когда я пытался вернуться в социум, население оказывало противостояние и не принимало меня как личность. Очень важно было вернуть веру в себя, избавиться от самостигмы, и научиться бороться с дискриминацией в обществе.

После освобождения из мест лишения свободы, работа в НПО – это самый лучший вариант. Люди тут более открытые и относятся к тебе как к обычному человеку, что редкo можно встретить, например, в государственных учреждениях. В моей борьбе мне помогла работа, благодаря которой я смог помочь людям из ключевых групп и исцелиться сам.

О поводе для гордости

Больше всего я горжусь тем, что на данный момент я начал воспринимать себя как полноценную ячейку общества, так как полностью отказался от инъекционных наркотиков и прекратил употреблять метадон. Я горд тем, что женат и могу работать в НПО. Моя личная большая победа заключается в свободе открыто говорить о том, что у меня 7 судимостей, 4 “ходки” в лагеря и 12 лет отбывания срока наказания в местах лишения свободы.

А еще я очень рад, что сегодня государственные органы начали направлять усилия для создания лучших условий для людей, освобождающихся из мест лишения свободы. Во многом это благодаря тому, что наше сообщество не только продолжает плодотворную работу с неправительственным организациями, но и начало взаимодействие с государственными структурами, органами пробации.


Ильдар Гузаиров, директор ОФ «Карина», ВИЧ+, Кыргызстан

О вызове

Самое сложное в моей жизни было принять статус. Я до последнего не верил, что со мной могло такое произойти, и уже когда попал в больницу и чуть не лишился глаза, только тогда я поверил, что ВИЧ существует. На то время я уже полностью знал, что существует пожизненная терапия, много читал об этом, хоть и отрицал свой статус.

О стигме 

В уходящем году мне было сложно справиться со стигмой в местах лишения свободы, меня задержали и посадили не за что. Сначала мне не удавалось объяснить сотрудникам милиции, чем я болею, то, что мне нужно лечение и АРВТ. Затем, после того, как я добился этого, на меня сразу повесили клеймо «спидозный», «чума», «сифилитик» и так далее. На меня оказывали психологическое давление всякого рода, например, говорили о моей смерти. Это продолжалось  около трех месяцев.

О преодолении

Свою болезнь я преодолел путем информации. Я показал, что не умираю, а наоборот процветаю, что здоровья у меня отличное, получше даже чем у них некоторых! В последующем даже меня вызывали на допрос, где задавали вопросы о ВИЧ , пути передачи , передается ли он по воздуху и при рукопожатии, как лечится и т.д. Этим самым я не только показал, что люди, живущие с ВИЧ, очень сильные духом , и почти даже непобедимы. Только не нужно тыкать в нас пальцем, ведь никто от этого незастрахован. Через 4 месяца меня оправдали полностью и освободили из тюрьмы.

О поводе для гордости

Я горжусь больше всего тем, что наше сообщество стало грамотным, многие из нас теперь могут отстоять свои интересы в правовом поле, на уровне государства. Я рад тому, что все больше ЛЖВ становятся приверженными к лечению, что государство пытается помочь нам. Закон о ВИЧ/СПИДе, закон о пробации, что люди, находясь в местах лишения свободы, уже бесперебойно получают АРТ, хотя еще в прошлом году в СИЗО могли забыть про ЛЖВ.

О достижении

Я и мои единомышленники возобновили группы взаимопомощи в полном объёме. Если раньше мы собирались у меня дома, до пяти человек за один раз, то на сегодняшний день на наши собрания приходят 35 человек и более. Моя деятельность действительно изменила мир, мир во мне. Я стал очень понимать людей не только из сообщества, но и других. И когда я изменил мир в самом в себе, то и мир из вне изменил отношение ко мне в положительную сторону!


Андрей Радецкий, ЛГБТ-активист и эксперт ВИЧ-сервиса, Украина

О вызове

Наверное, самым большим вызовом для меня стало то, что в Киеве стало небезопасно заниматься сексом, если у тебя нет одного постоянного сексуального партнёра. После появления PrEP среди наших ребят появилось больше сексуальной свободы, больше повода для экспериментов. Именно поэтому среди моих друзей и знакомых стало очень много тех, кто начал потреблять наркотики и практиковать Химсекс. Если ещё в середине 2017 года в Киеве было сложно найти респондентов для первого пилотного исследования про Химсекс, то сейчас за респондентам дело не станет. Если я скажу каждый второй — это будет совсем не преувеличение. Теперь подцепить ИППП в Киеве стало проще некуда, а вот с лечением не все так безоблачно. Например, лечение того же сифилиса (кроме стандартного антибиотика) необходимо ещё пару других препаратов, которых на украинском фармацевтическом рынке найти сложно, так как эти препараты в основном российского производства. Если раньше вспышки эпидемий сифилиса выпадали на весну, то сейчас эти вспышки происходят постоянно. Многие ребята не замечают у себя симптомов и занимаются самолечением — то ли из-за страха стигмы со стороны врачей, то ли от непонимания серьезности последствий.

Об активизме

За последний год я активно проводил лекции в ВУЗах города Киева для студентов актуальных специальностей (PR, маркетинг, журналистика, медицина, психология, социальная работа) на тему сексуального образования и здоровья.

Продолжаю проводить семинары, презентации, тренинги для МСМ, транс-людей, секс-активистов и всех заинтересованных в теме ВИЧ/ИППП. Мои тренинги имеют успех и демонстрируют позитивные изменения отношения общественности к ЛГБТ, в том числе, повышая осведомленность людей в теме ВИЧ/ИППП.

До июля 2019 года я координировал проект Национальной информационной платформы для МСМ — GET TEST (ОО «АЛЬЯНС.ГЛОБАЛ»).

Благодаря ряду успешных инфокампаний, GET TEST стал одним из основных информационных порталов по вопросам здравоохранения для МСМ в Украине с возможностью быстрой онлайн-регистрации на тестирование и получения доступа к услугам программ профилактики в 17 регионах Украины.

Поводом для гордости я считаю успех нашей информационной кампании – «Тест на ВІЛ – це просто», куда мы привлекли известных людей, лидеров общественного мнения, блогеров. Мы выпустили ряд социальных видеороликов, которые набрали десятки тысяч просмотров и позитивные отклики у людей.

Их презентация прошла в утреннем шоу на канале UA:Суспільне накануне Всемирного дня борьбы с ВИЧ/СПИДом и это был первый случай в истории организации АЛЬЯНС.ГЛОБАЛ, когда на ТВ публично был представлен проект направленный на МСМ.

Но самым большим своим личным достижением за последний год я считаю начало работы в одном из самых известных в Украине Фондов в сфере ВИЧ/СПИДа — Фонде Елены Пинчук, где я управляю и координирую работу образовательного центра dialog hub, в лекториях которого, организовываю работу резидентов, составляю модульные программы сексуального образования для молодежи и внедряю ряд проектов, нацеленных на поддержку видимости ЛГБТ-сообщества (выставки картин ЛГБТ-художников, социальные булинг-театры, ток-шоу «Гендерные студии» и т.д.). Вместе с этим, я продолжаю проводить в хабе обучающие лекции на тему снижении рисков при химсексе и методах предотвращения ИППП, включая информирование и консультирование представителей МСМ по вопросам PrEP. На эти лекции мы привлекаем как раз те целевые, среди которых высвечивание данных тем имеет самую большую актуальность.

О поводе для гордости

В пространстве Фонда Елены Пинчук впервые начали публично актуализировать тематику ЛГБТ, на которых ранее деятельность Фонда не была направлена. Например в октябре я организовал ток-шоу «Гендерные студии», в рамках которого известный телеведущий провел публичное интервью с трансгендерной женщиной Анастасией Евой Домани. Само ток-шоу вызвало интерес и симпатию аудитории dialog hub.

Но самым весомым достижением на благо сообщества ЛЖВ Украины стала отмена п.3 Приказа МОЗ от 2008 года, исходя их которого, люди, затронутые эпидемией ВИЧ (В20-В24) не имели имели права усыновлять и оформлять опеку над детьми. Это случилось благодаря адвокату Виталию Матвееву, который заручился моей экспертной поддержкой и с которым мы зарегистрировали общественную организацию «ПРОЖЕКТОР», в рамках деятельности которой мы планируем в дальнейшем заниматься правозащитной деятельностью, адвокацией и развивать наш исследовательский потенциал. Также я консультировал и консультирую Виталия в контексте ведения уголовных дел против представителей ключевых сообществ в контексте ВИЧ/СПИДа и ЛГБТ. На данный момент адвокатом Матвеевым В. Ю. нарабатывается подготовка по осуществлению защиты клиентов, которые подверглись дискриминации на почве сексуальной ориентации или в отношениях, которых было совершенно преступление на почве ненависти.

Также, деятельность организации ПРОЖЕКТОР будет фокусироваться на проведении исследований, нацеленных на изучение поведенческих паттернов представителей уязвимых групп для ответа на эпидемию ВИЧ/СПИД.


Константин, тренер, 17 лет, ВИЧ+, Украина

О вызове

Сложнейшим вызовом для меня стала потеря моего близкого друга. Мне было очень больно, мне казалось, что я остался стоять возле разбитого корыта, и у меня ничего нет. Но я справился с этим, конечно, не без помощи психолога в школе на тот момент, к которому меня записали классный руководитель и завуч. Специалист помогала мне расставить все на свои места. Я очень благодарен этим людям, не знаю где бы я был, если бы не они.

О поводе для гордости

Активизм для меня стал частью жизни. Я горжусь своим появлением в Teenergizer и всем тем, что у меня получилось сделать за столь короткое время. Здесь моя роль заключается в проведении и организации тренингов. Я считаю, что очень важно подключать новых людей в сферу здравоохранения, потому что многие до сих пор живут понятиями из 2000, что ВИЧ — это приговор, что ВИЧ позитивный человек — обязательно наркозависимый. Но если же посмотреть именно на ВИЧ позитивных подростков, за нами таких грешков не наблюдается, они были у наших родителей.

 


Рахим, мигрант, человек, употребляющий наркотики, Россия

О вызове

Основной и самый сложный вызов – это наркотики. Сейчас такие наркотики, которые затягивают и пожирают тебя с головой, ты живешь в них, дышишь ими…и больше ничего нет вокруг тебя. Мне хватило сил бежать от них в другой край страны. Я горжусь, что у меня хватило сил на это, я смог отказаться от зависимости от страшных веществ. Теперь я счастлив — надо мной солнышко, у меня дом. Я нашел заброшенный дом, в котором никто не жил 5 лет, сделал в нем ремонт, и теперь у меня есть жилье в России.

Об открытости

Я рассказываю о себе открыто, чтобы все увидели, как трудно иногда бывает другим. Я хочу, чтобы люди, употребляющие наркотики, не боялись говорить о себе. Наверное, я один из первых в России, кто говорит с открытым лицом о зависимости, будучи в ней. Но я не боюсь, Если не говорить ничего, молчать, то ничего никогда не изменится. Я живу без паспорта, без Родины, без флага, а мечтаю жить как нормальный человек.

О планах

В следующем году я планирую заняться хозяйством, завести кур, уток, коз и баранов. Я хочу, чтобы у меня были дом, семья, жена любимая. Я очень хочу, чтобы «соли» исчезли из России, они убивают людей.

 

Видеонаблюдаемое лечение туберкулеза

Автор: Кристина Шапран 

Видеонаблюдение — один из наиболее эффективных шагов в лечении туберкулеза (в том числе и с множественной лекарственной устойчивостью). Оно повышает шансы пациента оставаться приверженным терапии и выздороветь. Проект endTB в Казахстане внедрил этот метод в 2016 году в Астане и Алматы. Два года спустя видеоконтролируемое лечение появилось и в других регионах, а теперь оно рекомендовано Национальной программой по борьбе с туберкулезом в Казахстане.

Хотя лечение против туберкулеза нашли еще в 1948 году, заболевание все еще остается одной из десяти ведущих причин смерти в мире. Каждый третий человек является носителем микобактерий, вызывающих туберкулез. И, если они активируются, пациенту понадобится от шести и более месяцев лечения, в зависимости от стадии заболевания. Зачастую необходимость так долго принимать большое количество препаратов, которые к тому же вызывают побочные эффекты, приводит к тому, что пациенты попросту бросают лечение, как только чувствуют себя лучше.

Лекарства по видео

Толганай, как и многие другие, после стационарного лечения туберкулеза должна была продолжить терапию на амбулаторных условиях. Как правило, такое лечение означает, что пациенту придется ежедневно наведываться в поликлинику, чтобы принять очередные таблетки под присмотром медперсонала. Лечение под непосредственным наблюдением отнимает много времени и денег (дорога в поликлинику и обратно), а многие пациенты жалуются, что с трудом добираются домой из-за тошноты и головокружения — побочных эффектов терапии. Неудивительно, что нередко пациенты решают бросить терапию, так и не пройдя курс до конца. В дальнейшем у них развивается множественная лекарственная устойчивость, при которых лечение (если пациент решит все же его продолжить), затянется на два года. Однако Толганай повезло — девушке предложили проходить лечение под видеонаблюдением. Как правило, для этого используют Viber, Whatsapp или Skype.

Как это работает?

В день начала дистанционной терапии Толганай приняла препараты под присмотром медсестры, остальные таблетки еще на неделю ей разложили по дням в специальный контейнер для медикаментов. В журнале отметили первый прием. Теперь ежедневно точно в оговоренное время девушке по видеосвязи звонит медработник и следит за тем, как она придерживается лечения.

Когда видеосвязь установлена, девушка называет свои имя, фамилию и дату, показывает ячейку контейнера, соответствующую дню недели, проговаривает название и количество противотуберкулёзных препаратов (ПТП) демонстрирует прозрачный стакан с водой для приема терапии. Если все сходится с данными в карте пациента, девушка выпивает лекарства, а медработник делает очередную отметку в журнале.

В те дни, когда Толганай не удается выйти на связь, она записывает прием препаратов на видео и отправляет его медсестре. А если бы девушка не прислала видео и не вышла на связь в течение дня, в журнале появилась бы отметка о пропуске приема лекарств, а самой Толганай пришлось бы ещё раз услышать разъяснения, почему приверженность — это острая необходимость, и какие риски влечет пропуск терапии.

“Такое лечение переносить гораздо проще, потому что нет необходимости постоянно ездить в поликлинику, а в случае плохого самочувствия можно отлежаться дома, к тому же это существенно экономит мои расходы в связи с лечением», — рассказывает пациентка.

Высокая эффективность

Сегодня видеонаблюдаемое лечение туберкулёза (ВНЛ) показывает достаточно высокую эффективность в мире. В марте 2019 года медицинский журнал The Lancet опубликовал результаты британского исследования ВНЛ. Согласно данным исследования 90% пациентов, наблюдаемых при помощи смартфонов, завершили первую неделю лечения, и только 49% пациентов, приезжавших в больницу ежедневно, дошли до того же результата. После 6 месяцев наблюдения эффективность такого лечения все ещё оставалась на высоком уровне. Среди пациентов на ВНЛ терапию успешно завершили 77%, а пациентов, успешно закончивших лечение под непосредственным наблюдением медперсонала — всего 39%.

За последние 10 лет медикам в Казахстане удалось снизить уровень смертности от туберкулёза в 5,6 раз. Конечно, в первую очередь, это результат более качественной профилактики и мер по раннему выявлению туберкулёза. Но в том числе большую роль в этом сыграло и внедрение видеонаблюдения, позволившее пациентам повысить уровень приверженности, а соответственно, и качества лечения.

Роза Идрисова, директор первой и единственной пациентской организации в Казахстане ОФ «Санат алеми», занимающейся защитой прав и интересов людей, затронутых туберкулезом.

«Отрадно, что цифровые технологии шагнули в жизнь наших пациентов. Одним из видов этих технологий — видеонаблюдаемое лечение. Эффективность этого метода контроля за противотуберкулезным лечением подтверждается повышением приверженности к лечению наших пациентов, практически нет отрывов. Если говорить о плюсах, конечно же в первую очередь, хочу отметить экономию финансовых средств пациентов, так как сокращаются транспортные расходы, это очень существенно для них.Также, экономится личное время пациентов, которое они могут использовать для других дел».

 

ВИЧ в тюрьме – не приговор

Сегодня Кыргызстан называют одной из самых продвинутых стран мира в плане реализации программ снижения вреда и лечения ВИЧ-инфекции в тюрьмах. (см. здесь)

На данный момент здесь в местах лишения свободы (МЛС) действуют 5 программ: программа обмена шприцев, программа заместительной поддерживающей терапии метадоном, программа реабилитации «Атлантис», Центр Реабилитации и Социальной Адаптации «Чистая зона» и программа «Старт Плюс».

Дина Масалимова, менеджер программ AFEW-Кыргызстан, подробно рассказала о том, какая работа проводится сегодня в стране в данном направлении, и каких весомых результатов уже удалось добиться.

Дина, расскажите пожалуйста, подробнее про программы для тюремных заключенных. Что они собой представляют?

Пилотная программа по обмену игл и шприцев была внедрена в Кыргызстане в 2002 году в одной из колоний со скромным охватом в 50 человек. Уже через год программу расширили еще на три колонии, а потом и еще на несколько. На сегодняшний день в пенитенциарной системе функционируют 14 пунктов обмена шприцев (ПОШ). Они работают во всех колониях, кроме заведения для несовершеннолетних осужденных. Также услуги обмена шприцев предоставляются в двух крупнейших следственных изоляторах. Фактическое число клиентов ПОШ в течение 2018 года cоставляло более 1300 человек. Они получали шприцы лично, либо через вторичный обмен, осуществляемый волонтерами. Помимо стерильного инъекционного оборудования в пунктах можно найти и другие средства защиты – спиртовые салфетки, презервативы; также здесь проводится забор крови на ВИЧ. Клиентов, которые желают сократить или полностью прекратить инъекционное употребление наркотиков перенаправляют в пункты заместительной терапии метадоном.

Программа заместительной терапии начала свою работу в тюрьмах страны более 10 лет назад – в 2008 году. Сегодня пунктов заместительной терапии в МЛС уже 9, а количество клиентов составляет более 350. Реализацией этих программ занимается Государственная Служба Исполнения наказаний при поддержке Глобального Фонда по Борьбе со СПИДом, Туберкулезом и Малярией, а также Центра по Контролю Заболеваний CDC.

Помимо программ снижения вреда, в тюрьмах есть программа, направленная на полный отказ от использования наркотиков. В ряде учреждений действует программа «Атлантис», основанная на знаменитой модели «12 шагов». Выпускники программы могут провести остаток срока в Центр Реабилитации и Социальной Адаптации «Чистая зона». «Чистая» — значит чистая от наркотиков. Там работает комплексная программа реабилитации и подготовке к трезвой жизни на свободе.

На протяжение последних 5 лет мы также активно работали, предоставляя услуги заключенным напрямую. Наши консультанты, например, поддерживали медицинскую службу тюрем, оказывая услуги «равного» консультирования и тестирования на ВИЧ, а также поддерживали заключенных в период до и после освобождения. Эта программа долгое время развивалась с помощью USAID. В скором времени она получит свое продолжение благодаря финансовой и технической помощи ICAP (международной программы Школы Общественного Здравоохранения Мейлмэна при Колумбийском Университете) .

Как создаются эти программы, и кто их реализовывает?

Как правило, такие программы создаются на основе реальных потребностей самых уязвимых заключенных – людей, живущих с ВИЧ, и/или употребляющих наркотики.  Ее непосредственной реализацией также занимаются представители сообщества.

Мы подходим к программе достаточно гибко и стараемся постоянно совершенствовать ее так, чтобы она оставалась актуальной. Например, одним из недавних наших нововведений стала работа с осужденными, отверженными тюремной субкультурой. В силу негласных тюремных правил именно эта группа заключенных имеет самый низкий уровень доступа к медико-социальной поддержке и сталкивается с высоким уровнем стигмы и дискриминации со стороны как других осужденных, так и зачастую тюремного персонала.

Поделитесь результатами этих программ?

Все программы, которые работают в стране на сегодняшний день, направлены на достижение амбициозной цели 90-90-90. Сейчас в тюрьме практически все заключенных тестируются на ВИЧ «на входе», и абсолютное большинство людей, живущих с ВИЧ, формально находятся на терапии. Почему «формально»? Показатели вирусной нагрузки говорят о том, что далеко не все ее принимают. В колониях существует масса мифов на тему ВИЧ-инфекции и антиретровирусной терапии, и при личной беседы очень многие пациенты признаются, что лекарства они просто выкидывают. Именно поэтому одной из основных задач нашего проекта является увеличение количества осужденных, живущих с ВИЧ с неопределяемой вирусной нагрузкой.

За годы работы были достигнуты отличные успехи. Так, например, в колонии №31 количество людей, которые привержены и имеют подавленную вирусную нагрузку выросло с 15% до 68%, в колонии № 16… – с 33% до 66% за истекшие три года. И наша особая гордость две колонии — №2 и №47, где уже достигнуты вторые и третьи 90.

Все эти программы в основном рассчитаны на осужденных мужчин. А есть ли особые программы для женщин-заключенных, для беременных?

В Кыргызских колониях содержится всего около 10 женщин-заключенных, живущих с ВИЧ. Тем не менее, важно учитывать их нужды и потребности в планировании мероприятий в ответ на эпидемию ВИЧ-инфекции. Мы очень трепетно относимся к работе в женском учреждении и стараемся делать свои программы гендерно-чувствительными. Так, в колонии функционировала женская группа самопомощи с фокусом на профилактику гендерного насилия. Также мы сотрудничаем с НПО «Астерия», где при поддержке AFEW-Кыргызстан функционирует женский центр, куда освобожденные женщины могут прийти после тюрьмы. Среди клиентов центра очень много бывших заключенных, а программа помощи и поддержки включает в себя временное проживание, предоставление продуктовых и гигиенических пакетов, равное консультирование на тему ВИЧ-инфекции, сексуального и репродуктивного здоровья и прав (СРЗП) и опиодной заместительной терапии (ОЗТ), а также обеспечение доступа к гинекологическому сервису.

Как сами тюремные заключенные относятся к таким программам?

Заключенные воспринимают программу очень положительно. Медленно, но верно, наша команда смогла завоевать их доверие и вовлечь их в диалог о здоровье. Надо понимать, что здоровье – это далеко не главный приоритет для человека в колонии. К сожалению, в имеющихся условиях содержания главным приоритетом становится банальное выживание, и ВИЧ-инфекция представляется многим отдаленной проблемой. Наши консультанты имеют личный опыт жизни с ВИЧ в колонии и своим примером показывают, как можно решать возникающие проблемы.

Могли бы вы назвать основную проблему на сегодняшний день для ВИЧ заключенных в Кыргызстане?

Одной из самых основных проблем является недостаток медицинских кадров в пенитенциарной системе. В ряде крупнейших колоний страны отсутствуют врачи с высшим медицинским образованием. Вся работа по поддержанию здоровья заключенных возложена на плечи небольшой команды фельдшеров. Конечно, у них часто не хватает ни времени, ни знаний для оказания качественной работы по ведению заключенных с ВИЧ-инфекцией. В таких случаях мы тоже стараемся помогать. Так, в учреждении №16 на протяжении целого года не было врача, и наша организация устраивала еженедельные визиты врача из Республиканского Центра СПИД для ведения пациентов.

Говорят, что многие тюремные заключенные не доверяют тюремному персоналу, в том числе и медикам. Так ли это? 

Да, это отдельная серьезная проблема, и ее следствие — нежелание тюремных заключенных следовать рекомендациям врачей. Наши консультанты служат своеобразным «мостиком», которые помогает выстроить доверительные взаимоотношения между врачами и пациентами. Например, они с согласия пациентов берут у врачей результаты анализов на вирусную нагрузку и СД-4 и подробно объясняют клиентам их значение, влияние терапии на эти показатели и так далее. Мы стараемся найти индивидуальный подход к каждому. Для очень многих людей лучшей мотивацией к лечению становится возможность иметь семью и здоровых детей при достижении неопределяемой вирусной нагрузки.

Кажется, что равные консультанты – это действительно спасительный инструмент в борьбе за здоровье заключенных с ВИЧ…

Несомненно! У нас есть столько историй, которые это доказывают. Например, история Александра. В 2013 году он узнал про свой ВИЧ-позитивный статус. Его друзья по колонии вынесли ему однозначный вердикт, что скоро он умрет. Сказать, что у него было состояние шока – ничего не сказать. Доступа к информации у него не было, врачи толком ничего не объясняли. От отчаяния он стал употреблять еще больше. Он смотрел на знакомых с ВИЧ-позитивным статусом, они умирали один за другим. Он тоже ждал своей очереди.

В 2016 в колонию стали приезжать равные консультанты Проекта по Противодействию ВИЧ. Один из них – Евгений — его очень впечатлил. Он сам жил с ВИЧ, но выглядел при этом абсолютно не умирающим, а совсем наоборот. За одну беседу c консультантом Александр узнал больше информации, чем за 3 предыдущих года жизни с ВИЧ-статусом. В этот момент он сказал себе «Хватит. Я выбираю жизнь», начал лечение и очень быстро достиг неопределяемой вирусной нагрузки.

AFEW International поддерживает HIV 2020

AFEW International поддерживает конференцию HIV 2020, которая пройдет в Мехико 5-7 июля 2020 года.

Альянс, который включает в себя глобальные сети, возглавляемые ключевыми группами, обьединения людей, живущих с ВИЧ, а также активистов лечения, сформировался для того, чтобы организовать альтернативное мероприятие под председательством международного сообщества «HIV 2020: сообщество, требующее глобального ответа». «HIV-2020» призвано обеспечить безопасную альтернативу лицам, у которых не будет возможности въехать в США в 2020 году, а также тем, кто не сможет позволить себе посетить AIDS2020. HIV 2020 предоставит новые возможности для того, подтвердить лидирующую роль сообществ в глобальном противодействии ВИЧ.

Будучи междисциплинарным и секс-позитивным мероприятием, конференция будет акцентировать свое внимание на ключевых группах и сосредоточится на следующих темах: ответные меры сообщества на ВИЧ; различия в финансировании и обслуживании; сексуальное и репродуктивное здоровье и права; всеобщее медицинское страхование; декриминализация передачи ВИЧ, разоблачение и неразглашение информации об употреблении наркотиков, гомосексуализма и секс-бизнеса; гендерное равенство и транс-инклюзия; экономическая и расовая справедливость; устранение гомофобии, трансфобии и верофобии; прекращение насилия в отношении цис и трансгендерных женщин, геев, работников секс-бизнеса и людей, употребляющих наркотики; и коалиционная работа.

Анке ван Дам, исполнительный директор AFEW International: AFEW International работает с ключевыми группами населения, затронутыми ВИЧ, в течение почти двух десятилетий. На протяжение этих 20 лет AFEW помогал создавать сети и организации под руководством ключевых групп населения в Восточной Европе и Центральной Азии. AFEW International решительно поддерживает и способствует тому, чтобы ключевые группы населения находились за столом принятия решений для разработки политики, программ и систем здравоохранения, которые касаются их здоровья. HIV2020 — это место, где можно донести это сообщение всему миру и осуществить его.

Регистрация на HIV2020 открыта. Более подробную информацию о конференции вы можете найти на сайте: https://www.hiv2020.org

Сбор лучших практик по межсекторальному взаимодействию в сфере ВИЧ, туберкулеза и гепатитов

Европейское региональное бюро Всемирной организации здравоохранения собирает примеры надлежащей практики в области межсекторального сотрудничества в целях ликвидации ВИЧ-инфекции, туберкулеза и вирусных гепатитов, которые будут опубликованы в специальном сборнике.

В него войдут примеры действий, предпринимаемых вне сектора здравоохранения, возможно (но не обязательно) в сотрудничестве с ним. Примеры надлежащей практики должны быть направлены на улучшение результатов борьбы с ВИЧ-инфекцией, туберкулезом и вирусными гепатитами и контроля детерминант развития этих заболеваний в соответствии с Общей позицией ООН в отношении ликвидации ВИЧ-инфекции, туберкулеза и вирусного гепатита посредством межсекторального сотрудничества. Они также должны сопровождаться оценкой воздействия и надежными механизмами мониторинга или исследованиями.

Вышеупомянутая общая позиция ООН была разработана путем консультативного процесса для определения общих принципов и ключевых направлений деятельности в секторе здравоохранения и за его пределами для ликвидации ВИЧ-инфекции, туберкулеза и вирусных гепатитов в Европе и Центральной Азии. Подписанная 14 региональными директорами агентств ООН, она была успешно запущена на параллельном мероприятии для ГА ООН в Нью-Йорке в ноябре 2018 года и впоследствии распространена в рамках системы ООН среди всех постоянных координаторов ООН региона.

Примеры надлежащей практики должны быть представлены на английском или русском языках с использованием формы, представленной ниже. Все представленные материалы будут оцениваться Европейским региональным бюро ВОЗ по следующим критериям: актуальность, устойчивость практики, эффективность и соответствие этическим нормам. В сборнике, который, как ожидается, будет опубликован в 2020 г., будут указаны авторы каждой представленной статьи с описанием надлежащей практики.

Крайний срок подачи заявок 18 ноября 2019 г. По всем вопросам, пожалуйста, обращайтесь по адресу — daram@who.int. 

СМИ — союзники в противодействии эпидемии ВИЧ/СПИДа

СМИ играют большую роль в борьбе за права человека, особенно когда дело касается уязвимых к ВИЧ групп населения. Через широкое освещение в СМИ успешного опыта защиты прав силами сообщества и некоммерческого сектора, государство видит, что сообщество Людей Живущих с ВИЧ (ЛЖВ) и людей, уязвимых к ВИЧ, может и должно выступать ему равным партнером и союзником в противодействии эпидемии ВИЧ/СПИДа. Это помогает формированию положительного имиджа ЛЖВ и представителей других ключевых групп в обществе, снижает стигму и дискриминацию, повышает их самооценку и значимость в собственных глазах, служит стимулом для дальнейшей деятельности и профессионального роста.

Благодаря освещению успешных практик в СМИ огромное число ЛЖВ, Людей Употребляющих Наркотики (ЛУН) и представителей других уязвимых групп имеют возможность получать базовые правовые знания, алгоритм действий и инструменты, чтобы в дальнейшем самостоятельно решать в своих регионах проблемы, связанные с нарушением прав из-за ВИЧ.

Людмила Винс, руководитель проектов Центра социальной помощи ЛУНа , юрист-эксперт Межрегионального Центра Прав Человека в Екатеринбурге, обратилась в Фонд оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА за грантом. Целью ее проекта является именно изменение правовой среды и общественного мнения в отношении людей, живущих с ВИЧ, и представителей уязвимых к ВИЧ групп через средства массовой информации.

Людмила, в чем заключается суть вашего проекта?

Алгоритм нашей деятельности таков — наш юрист с помощью партнеров, уличных юристов из регионов собирает успешные юридические практики и стратегически важные кейсы, подготавливает собранные материалы для публикаций в СМИ, дает им юридическую оценку и алгоритм решения проблемы. Инфоменеджер на основе кейсов пишет статьи в СМИ и на наши ресурсы, передает информацию о кейсах журналистам через рассылки и социальные сети, связывает СМИ и героев между собой для работы над материалом.

Можете уже рассказать о промежуточных результатах этого проекта?

Да, проект существенно помог развитию информационного направления в нашей работе, и положил начало новому проекту по обучению НКО России работе со СМИ. Мы нашли 17 кейсов, по которым выпустили 33 публикации. Каждый кейс содержал минимум одного человека — героя истории, а также минимум 2 человек, сопричастных к истории — близких родственников героя. Всего в историях приняло участие 51 человек.

Расскажите самые интересные и запоминающиеся случаи из проекта.

Самый яркий пример помощи в рамках этого проекта — это история Ольги (имя изменено). Мы опубликовали ее у себя на сайте. Этот материал сразу прочли местные журналисты, которые мгновенно отреагировали и выпустили еще ряд статей о том, что женщина в СИЗО не получает лечение ВИЧ-инфекции. Новость разлетелась стремительно, один журналист сделал множество запросов в государственные органы, получил положительный ответ от чиновников. Итог — девушке в тот же день выдали терапию.

Свою социальную деятельность по отношению к уязвимым группам вы начинали в 2009 году. Как изменилась статистика за это время?

В то время активно развивались программы снижения вреда. Однако вопрос защиты прав ЛУН оставался открытым, поэтому с 2012 года в Екатеринбурге я начала активно развивать направление уличных юристов. Сейчас потребность в такой помощи очень большая. Если в 2012 году правовая помощь оказывалась 100 людям в год, и у нас был один уличный юрист, то сейчас с нами работают 5 уличных юристов. Такая помощь людям оказывается на постоянной основе.

Кто такие уличные юристы?

Это люди из сообщества, которые обучены основам защиты прав человека. Они оказывают базовую правозащитную помощь и, в случае такой необходимости, передают дела на сопровождение юристам-профессионалам.

Как сами представители ключевых групп относятся к вашей активности?

У нас хорошо налажен контакт с целевой группой, они с радостью получают нашу помощь. Но, к сожалению, есть некоторые сложности. Например, человек в процессе сопровождения может пропасть на некоторое время. Когда он появляется вновь через месяц, мы вынуждены начинать все сначала.

Как думаете, почему так важно привлекать в работу представителей ключевых групп населения?

У нас практически все сотрудники, за исключением двух, — это люди из сообщества. Я сама долгое время нахожусь в ремиссии. Для меня другой подход просто не эффективен. Никто не может прочувствовать и понять ЛУН так, как человек, сам прошедший через это, а главное вышедший с успехом из сложившейся проблемной ситуации.

Когда люди что-то делают для общества, у них зачастую в мыслях есть идеальный пример этого общества. Есть ли он у вас?

Идеальных примеров стран у меня нет. Везде есть свои недостатки. Когда заходит речь о подходе к работе с ЛУН в России, я отвечаю, что ее просто нет. Те немногочисленные НКО, которые оказывают программы Снижения Вреда (СВ), не могут в полной мере охватить всех ЛУН. Для меня идеал — это когда в стране развита социальная помощь, есть программы СВ, есть доступ к качественному лечению, нет стигмы и дискриминации в обществе.

Проект поддержан фондом Элтона Джона — the Elton John AIDS Foundation.

Координационный комитет просит Глобальный фонд о помощи в борьбе с ВИЧ

Координационный комитет по профилактике и борьбе с ВИЧ/СПИД, ответственный за координацию и реализацию грантов Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией в Российской Федерации, призвал Глобальный фонд выделить средства организациям гражданского общества на поддержку борьбы с эпидемией ВИЧ на следующие три года.

2019 год является годом пополнения средств Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией (Глобальный фонд). В конце этого года, основываясь на результатах пополнения, Глобальный фонд примет решение о том, какие страны и в каком объеме смогут претендовать на средства для борьбы с ВИЧ, туберкулезом и малярией на следующий 3-летний период.

Согласно списку стран, соответствующих квалификационным критериям на получение средств Глобального фонда на 2019 год, Российская Федерация может иметь право на получение финансирования для поддержки ответных мер на эпидемию ВИЧ/СПИДа в течение следующих 3 лет. Поскольку Российская Федерация не входит в список получателей официальной помощи в целях развития, в соответствии с политикой Глобального фонда, Российская Федерация может иметь право на получение средств только для поддержки усилий по противодействию ВИЧ, предпринимаемых неправительственными организациями или организациями гражданского общества, и только в том случае, если в стране имеются явные барьеры для обеспечения государственной поддержки необходимых ответных мер на эпидемию среди ключевых групп населения, в соответствии с эпидемиологической ситуацией в стране.

В соответствии с политикой Глобального фонда в отношении квалификационных критериев, “право на получение такого финансирования будет оцениваться Секретариатом фонда в рамках процесса принятия решений о выделении средств. В рамках своей оценки Секретариат, при консультационной поддержке соответствующих структур ООН и других партнеров, в зависимости от обстоятельств, рассмотрит ситуацию в области прав человека в стране в контексте ключевых групп населения, и, в частности, вопрос о том, существуют ли законы или политика, которые влияют на практику и/или ограничивают предоставление научно обоснованных мер профилактики для ключевых групп населения”.

Не секрет, что Восточная Европа и Центральная Азия (ВЕЦА) являются единственным регионом в мире, где эпидемия ВИЧ продолжает расти, и Россия рассматривается как “движущая сила” этого регионального роста. Согласно «Global AIDS update» (обновленные данные по глобальной эпидемии СПИДа) ЮНЭЙДС 2018 года, «эпидемия ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии выросла на 30% с 2010 года, что отражает недостаточную политическую приверженность и внутренние инвестиции в национальные меры по борьбе со СПИДом во многих странах региона. Региональные тенденции во многом зависят от прогресса в Российской Федерации, где проживает 70% людей, живущих с ВИЧ в регионе. За пределами Российской Федерации уровень новых случаев ВИЧ-инфекции стабилен».

 

«Фотоголоса» в Таджикистане

AFEW International и AFEW Казахстан сделали первый шаг в реализации проекта «Анти-стигма» в г. Душанбе, Таджикистан.

23 сентября здесь был представлен проект «Фотоголоса», направленный на снижение стигмы в обществе по отношению к людям, живущих с ВИЧ, а также на искоренение другого сопутствующего явления — самостигмы.

В течении 3 дней (23-25 сентября 2019 г.), 18 человек из ОО «СПИН Плюс» и ТСЖ+ приняли участие в тренинге, где познакомились с процессом создания «Фотоголосов», получили знания о технике фотографии, научились понимать и осознавать свои эмоции и выражать себя через фотографии.

2 команды тренеров проекта «Фотоголоса» из ОО «СПИН Плюс» и ТСЖ+ готовы! Впереди у них 6 сессий по психологической поддержке пациентов, живущих с ВИЧ. С ними они будут говорить о чувствах и эмоциях, о том, что важно передать через свои художественные работы, которые впоследствии будут представлены на фотовыставке. Тренеры надеются, что «Фотоголоса» смогут создать новые пространства для понимания и решения проблем стигмы, связанной с ВИЧ, в обществе.

Проект «Фотоголоса» — это не просто фотовыставка, а новый взгляд на ВИЧ, который позволит увидеть болезнь «изнутри», посредством фотографий повседневной жизни людей, живущих с ВИЧ. Эти фото помогут разделить чувства пациентов, неизвестные никому до этого момента.

Тренинг проводился фасилитаторами Кристиной Жораевой и Татьяной Пушкиной, которые уже успешно реализовали проект в Казахстане. Впервые «Фотоголоса» был представлен в Центральной Азии, в рамках проекта «Улучшение профилактики и лечения ТБ/ВИЧ – создание моделей будущего», который реализовывался в г. Алматы, AFEW Казахстан и Представительством KNCV в Центральной Азии (2015-2019).