В Таджикистане ЛГБТИ подвергаются шантажу и угрозам

Автор: Наргиз Хамрабаева, Таджикистан

В Таджикистане геев и лесбиянок поставили на оперативный учёт правоохранителей. Однако бывают случаи, когда эта информация используется для шантажа и запугивания.

Генеральная прокуратура Таджикистана в октябре этого года в своем ведомственном журнале опубликовала список представителей ЛГБТИ (аббревиатура, возникшая в английском языке для обозначения лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов) групп. В реестре 319 геев и 78 лесбиянок. «Все они были выявлены в ходе операций правоохранительного ведомства страны под кодовыми названиями «Нравственность» и «Чистка». Их принадлежность к секс-меньшинствам доказана, они поставлены на оперативный учёт», — сообщается в журнале.

Эксперты по вопросах ВИЧ отмечают, что эта категория населения находится среди уязвимых групп населения, подверженных высокому риску заражения ВИЧ-инфекцией. «Данные дозорного эпидемиологического надзора в Таджикистане говорят о том, что в 2015 году уровень распространенности ВИЧ среди геев составлял 2,7%, в то время как в 2011 году – 1,5%», — отметил заместитель директора Республиканского СПИД-центра Дилшод Сайбурханов.

«Тяжело будет вернуть их доверие»

Наши собеседники — представители неправительственных организаций (НПО) и ЛГБТИ групп согласились прокомментировать ситуацию на условиях анонимности.

Сотрудник НПО, защищающей права ЛГБТИ, сказал, что по официальной статистике, на сегодняшний день в Таджикистане живут 13,5 тысяч представителей секс-меньшинств.

По его словам, постановка на оперативный учет может грозить тем, что ЛГБТИ уйдут в подполье, подвергая еще большему риску своих партнёров. «Очень трудно будет вернуть их доверие. Таким способом проблему распространения ВИЧ не решить. Наоборот, она усугубится», — убеждён он.

Шантажи, вымогательства и травля

Наш собеседник уверен, что реестр членов ЛГБТИ-сообщества является неправомерным и вредит членам сообщества. «Доступ к этому реестру будет у всех правоохранительных органов, а отсюда – отсутствие конфиденциальности, шантажи и вымогательства с целью наживы денег», — уверен собеседник.

Азиз стал жертвой такого шантажа. «Когда сотрудник районного отдела милиции узнал о моей принадлежности, то стал требовать с меня две тысячи долларов. В противном случае он пригрозил, что моя фотография и информация появится по телевидению и в Интернете. А у меня жена, семья. Пришлось согласиться, но где гарантия, что эта ситуация не повторится?», — говорит он.

Рустам, другой представитель ЛГБТИ, поделился, что не так давно стал жертвой нападения в подъезде собственного дома. «На меня напали двое парней, повалили на пол, били ногами, крича: «Нет п…м в Таджикистане!». После чего убежали. Не знаю, откуда у них информация обо мне, ведь я стараюсь скрывать свой образ жизни. Боюсь, что все дело в этом реестре. Я мог бы обратиться в милицию, тем более у входа в подъезд установлена камера видеонаблюдения, но не стал. Знаю, что стражи порядка не защитят права таких, как я, и мне будет только хуже», — сказал он.

Представители ЛГБТИ в Таджикистане подвергаются не только шантажу, избиениям, но и кибербуллингу – Интернет-травле. Поэтому многие представители ЛГБТИ стараются выехать за пределы страны и получить там убежище. По некоторым данным, за последний год убежище в Западной Европе на основе преследований на почве сексуальной ориентации получили два таджикских гея и два трансгендера. 

Кабинеты экспресс-тестирования на ВИЧ еще в трех городах Таджикистана

1 декабря 2017 года в трёх городах Таджикистана — Душанбе, Кулоб и Худжанд — открылись кабинеты добровольного консультирования и экспресс-тестирования на ВИЧ (ДКТ) на базе общественных организаций. В этот день запустили услуги добровольного консультирования и экспресс — тестирования на ВИЧ в общественных организациях «Вита», «СВОН Плюс» и «Амали нек».

“Открытие кабинета ДКТ на базе нашей организации, несомненно, повысит выявления ВИЧ среди ключевых групп населения. В этом заинтересованы и наши клиенты, и центры СПИД, ведь вовремя начатое лечение поможет им сохранить жизнь и здоровье, – говорит директор общественной организации «Амали нек» Абдухолик Абдурахмонов.

Создание кабинетов добровольного консультирования и экспресс-тестирования на ВИЧ, а именно обучение медицинского персонала, проведение ремонта, закупка необходимой мебели и оборудования, стало возможным благодаря проекту «Восполняя пробелы: Здоровье и права уязвимых групп населения 2.0» и непосредственно регулярным консультациям специалистов AFEW-Таджикистан.

«В 2015 году, AFEW-Таджикистан обратился в Министерство здравоохранения и социальной защиты населения Республики Таджикистан с предложением об открытии кабинета ДКТ на базе филиала организации в Хатлонской области. Инициативу организации одобрили приказом Министерства и с октября 2015 года все ВИЧ сервисные организации страны получили возможность внедрить услугу ДКТ. Ровно год назад, 1 декабря 2016 года, в городе Курган-тюбе начал работу первый кабинет по предоставлению услуги добровольного консультирования и экспресс-тестирования на ВИЧ, который функционирует на базе нашего представительства в Хатлонской области. Сейчас наш опыт помогает другим общественным организациям создать и обустроить похожие кабинеты,» — делится менеджер проектов AFEW-Таджикистан Дилшод Пулатов.

В апреле и сентябре 2017 года, в Курган-тюбе и Худжанде, AFEW-Таджикистан организовал семинар и рабочее совещание для ознакомления с опытом организации по внедрению услуги ДКТ на базе общественной, некоммерческой организации. Участники также изучили процедуры оформления документов и планирования расходов по содержанию кабинетов ДКТ.

«Семинар-совещание по внедрению услуги ДКТ помог мне ознакомиться с основными этапами работы, документооборотом, требованиям к оснащению помещения, обучению персонала и процессом бюджетирования мероприятий по внедрению услуги ДКТ, – говорит директор ОО «ВИТА» Эрадж Назаров. — AFEW-Таджикистан помог нам с ремонтом помещения согласно необходимых требований, а также обучил двух наших медработников для предоставления услуги до-тестового консультирования и тестирования на ВИЧ».

Во время церемонии открытия кабинетов добровольного консультирования и экспресс-тестирования на ВИЧ все желающие прошли консультирование и тестирование на ВИЧ.

«У меня ВИЧ и это — не приговор»

Амина из Таджикистана живет с ВИЧ девять лет

Автор: Наргиз Хамрабаева, Таджикистан

В ее воспоминаниях жизнь делится на до и после выявления ВИЧ. И, как ни странно, после – не приговор, не трагедия, не конец, если принимать терапию.

С 29-летней Аминой (имя изменено) мы встретились в одной из кофеен в Душанбе, Таджикистан. Она пришла на встречу после работы запыхавшаяся, боялась опоздать. Приятная внешность, здоровый румянец на щеках, волосы, выбивающиеся прядью из-под аккуратно повязанного платочка, белоснежные зубы. Про таких говорят «пышет здоровьем».

Медленно попивая кофе, она рассказывает свою историю. Амина живет с ВИЧ уже девять лет и нисколько не стесняется своего статуса. Она уверена, что человек с таким диагнозом, как у нее, может жить так же, как с каким-нибудь хроническим заболеванием. Главное вовремя принимать антиретровирусную (АРВ) терапию и проверяться у врача.

Пламя, больница, переливания крови..

В 2007 году она вышла замуж за своего дальнего родственника. Вернее, как это часто бывает в таджикских семьях, ее выдали замуж родители.

«Так получилось, что двух моих сестер выдали замуж за родственников моего отца, и чтобы выровнять «баланс», меня выдали за родственника матери. Тяжело мне было. Мы жили в доме родителей мужа. С нами жили и три золовки, которые после развода переехали в родительский дом. О спокойствии можно было только мечтать», — рассказывает Амина.

Бывало, что девушка становилась объектом мести золовок из-за ссор ее мужа со своими сестрами. Однажды, после очередной такой ссоры, Амина развела костер во дворе и готовила еду в большом котле. У нее тогда уже был годовалый ребенок и она ждала второго малыша. Девушка подбрасывала хворост, чтобы огонь разгорался сильнее, как вдруг сзади кто-то подошел и толкнул ее прямо в пламя…

Очнулась Амина в больничной палате через несколько дней. Тело невыносимо болело – у нее было 40% ожогов. Впереди было два месяца госпитализации, лечение, потеря ребенка, расспросы следователей и много процедур переливания крови. Как оказалось, ее толкнула в огонь одна из золовок.

Прошло несколько месяцев, телесные и душевные раны затянулись, Амина вновь забеременела. Как и все будущие роженицы, она сдала все анализы, в том числе на ВИЧ. Положительный тест. Тревога. Отчаяние. Страх. Девушка не знала, что делать. С ней поговорили опытные психологи СПИД-центра, объяснили, что это не конец, что нужно принимать лечение и можно вести обычный образ жизни при соблюдении некоторых условий.

«У тебя ВИЧ и ты умрешь через полгода»

А вот с мужем разговор оказался тяжелым.

«Он проверился тоже и тест оказался отрицательным. Винил меня во всех грехах. Сказал, что раз у меня ВИЧ, то я умру через полгода. Что ему не нужны ни я, ни ребенок. Вскоре родился второй сын, но это не укрепило наш брак. Мы расстались. Мои оба малыша ВИЧ-отрицательные», — продолжает Амина. Она считает, что заразилась во время переливания крови в больнице.

«После постановки диагноза можно и нужно продолжать жить, — говорит женщина сейчас. А тогда она столкнулась с одиночеством и безысходностью. Единственным утешением для нее были дети, ради них она и боролась за жизнь. — Я уже пять лет принимаю АРВ-терапию. Это несколько препаратов, каждый из которых влияет на какой-либо этап цикла размножения ВИЧ. Иными словами, в процессе терапии вирус перестаёт размножаться в клетках иммунной системы человека».

Построить дом и встретить любовь

Стать сильной и поверить в себя ей помогла местная организация, работающая с ВИЧ-положительными женщинами. Сейчас Амина – аутрич-работник этой организации и теперь сама помогает женщинам, у которых диагностирован ВИЧ, преодолеть депрессию и страх. У нее подрастают два прекрасных сына. Один учится в третьем, другой – в первом классе.

«И, на удивление моего бывшего мужа, я не умерла, хотя прошло уже девять лет», — говорит она с улыбкой. — Того, что я зарабатываю, на жизнь хватает. Боюсь, что будет, если свернут проект. Сейчас же везде кризис. Можно было бы поехать на заработки в Россию, но там обязательный тест на ВИЧ при трудоустройстве и мне грозит депортация».

«А о чем ты мечтаешь?», — спрашиваю.

«Стою в очереди за землей, хочу получить землю и построить дом для своих детей, — отвечает Амина. Сейчас она живет у своей матери, под одной крышей живет и семья брата. — Все они уже хорошо информированы о ВИЧ, знают о путях передачи, поэтому спокойно обнимаются со мной, не боятся есть из одной большой тарелки, а жена брата иногда оставляет своих детей, чтобы я присмотрела за ними».

Еще Амина мечтает встретить свою любовь и создать семью. Эта сильная, уверенная в себе девушка может быть примером для многих ВИЧ-положительных людей.

Туберкулез и ВИЧ – бич таджикских тюрем

Осужденные душанбинской колонии на плацу. Архивное фото, автор – Нозим Каландаров

Автор: Наргис Хамрабаева, Таджикистан

В исправительных колониях и следственных изоляторах Таджикистана содержится около 12000 заключенных. Приблизительно 100 из них больны туберкулезом, у 220 диагностирован ВИЧ.

«Распространенность ВИЧ-инфекции в тюрьмах в регионе Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА) от двух и до 50 раз выше, чем в обществе в целом. В Таджикистане самый высокий уровень ВИЧ-инфекции среди заключенных в регионе – около 7%, что составляет почти пятую часть от количества ВИЧ-инфицированных в стране. Кроме того, риск заражения туберкулезом в местах лишения свободы оценивается в 60-100 раз выше, чем за их пределами. По сравнению с общим населением, смертность от туберкулеза в тюрьмах увеличилась», — так в 2015 году описывала ситуацию с ВИЧ и туберкулезом в исправительных учреждениях Таджикистана международная организация AFEW International.

С тех пор прошло два года, и мы решили узнать, какая ситуация с ВИЧ и туберкулезом в тюрьмах страны сегодня.

100 больных туберкулезом

«За восемь месяцев этого года в учреждениях пенитенциарной системы было выявлено 59 новых случаев заболеваемости туберкулезом. Все больные – на диспансерном учете и лечатся. Всего в республике около 100 заключенных, страдающих этой инфекцией, что составляет менее 1% от общего количества осужденных. По сравнению с предыдущими годами, ситуация значительно улучшилась: выросла выявляемость, создаются современные лаборатории, есть оборудование, медикаменты», — рассказывает начальник медицинского управления Главного управления исполнения уголовных наказаний (ГУИУН) Минюста Таджикистана Саидкул Шарипов.

По его словам, их «палочкой-выручалочкой» можно назвать передвижную флюорографическую машину, которую можно перевозить по всем регионам страны, поэтапно обследуя осужденных.

«Такое обследование проводится раз в полгода. Например, сейчас мы проверили на зараженность палочкой Коха около трех тысяч заключенных по всем городам и регионам, кроме Душанбе. Выявили около 40 подозрений на туберкулез, теперь будем проводить вторичное обследование», — продолжает собеседник.

В целом, под наблюдением состоят более 500 осужденных, в том числе и те, кто уже переболел этим заболеванием и полностью излечился.

О том, что ситуация находится под контролем и заболеваемость туберкулезом пошла на спад, говорит и заместитель директора по инфекционному контролю Республиканского центра защиты населения от туберкулеза Саъдулло Саидалиев.

«В 2005 году среди заключенных было более 300 больных туберкулезом, в этом году – около 100. Новых случаев становится меньше: в 2016 – 77 случаев, за восемь месяцев этого года – 59. В прошлом году от инфицирования палочкой Коха умерло семеро заключенных, в этом году смертельных исходов от этой болезни не было», — рассказывает Саидалиев.

Практически во всех исправительных учреждениях есть специальные изоляторы для больных туберкулезом на 5-10 коек, ведь в условиях тюрьмы один носитель инфекции за год может заразить до нескольких десятков человек.

ВИЧ проникает в тюрьмы со свободы

Если палочку Коха часто «получают» в закрытых учреждениях, то с ВИЧ туда, как правило, поступают.

Осужденные душанбинской колонии. Архивное фото, автор – Нозим Каландаров

«Глубоко этот вопрос не анализировали, однако, можно предположить, что большинство случаев инфицирования ВИЧ среди осужденных происходит в пределах пенитенциарных учреждений. В основном, осужденные, живущие с ВИЧ-инфекцией, — потребители инъекционных наркотиков, которые чаще всего отбывают наказание за хранение наркотиков. Эти люди получают небольшие сроки и могут за короткий период повторно попасть в колонию. Также необходимо учесть «период окна» у выявленных в учреждениях исполнения наказания пациентов. Поэтому очень трудно уточнить период инфицирования у осужденных», — говорит заместитель директора Республиканского Центра СПИД Дилшод Сайбурханов.

О своем статусе осужденный узнает именно в заключении: в исправительных местах тестирование на ВИЧ проводится дважды в год. На сегодня зарегистрировано 220 ВИЧ-положительных заключенных, из них две женщины и один несовершеннолетний, а 150 человек получают антиретровирусную терапию.

«С 2010 года число случаев ВИЧ среди осужденных уменьшилось. Если в 2010 году было выявлено 292 ВИЧ-инфицированных, то за девять месяцев этого года – 31 новый случай, а это в девять раз меньше. Ежегодно улучшается тестирование среди осужденных и от 65 до 70 процентов заключенных обследуется на ВИЧ», — добавил Сайбурханов.

На сегодняшний день в трех исправительных учреждениях республики функционируют так называемые дружественные кабинеты, которые занимаются распространением профилактических материалов – шприцев, презервативов, информационных бюллетеней.

Особый риск: ВИЧ + туберкулез

Особую опасность, по словам специалистов, представляет сочетанное поражение заключенных ВИЧ-инфекцией и туберкулезом, ведь у инфицированных ВИЧ вероятность заболеть и туберкулезом куда выше.

«Поэтому в тюрьмах Таджикистана можно встретить коинфекцию. Таких случаев около 25% от общего числа больных туберкулезом», — говорит Саидкул Шарипов, начальник медицинского управления ГУИУН.

AFEW-Таджикистан, как говорит Шарипов, является одной из немногих международных сетей,­­­­­­­­­­­­­­­­ которая работает в тюрьмах страны с целью уменьшения бремени инфекционных заболеваний, таких как ВИЧ и туберкулез.

«С 2003 года мы сотрудничаем с AFEW, которая осуществляет в пенитенциарных учреждениях проекты по контролю над распространением туберкулеза и ВИЧ-инфекции, проводит в закрытых учреждениях информационные кампании по предотвращению этих заболеваний», — говорит Шарипов.

Основной проблемой в этом направлении, по словам собеседника, является не дефицит дорогостоящего лечения и питания, поскольку международные организации помогают, а нехватка медицинского персонала в пенитенциарной системе.

Новобрачные в Таджикистане должны знать ВИЧ статус партнеров

Автор: Наргис Хамрабаева, Таджикистан

По оценкам ЮНЭЙДС, в Восточной Европе и Центральной Азии проживает 1,5 миллиона человек с ВИЧ инфекцией В Таджикистане зафиксировано 348 новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией в первой половине 2017 года, сообщает Министерство здравоохранения и социальной защиты населения страны. В Таджикистане вот уже как год действует обязательное правило для новобрачных: пара несет в ЗАГС не только заявление на заключение брака, но и результаты комплексного медицинского обследования, в том числе на ВИЧ. Эти меры, уверены власти, помогут создавать крепкие семьи и будут способствовать рождению здорового потомства*.

Беседуем на эту тему с врачом, экспертом по вопросам, связанным с ВИЧ, членом European AIDS Treatment Group (EATG), членом онлайн комитета конференции ВЕЦА 2017 (Россия, Москва) Зоиром Раззаковым.

— Зоир, скажите, почему появилась необходимость медицинского обследования пары, в том числе на ВИЧ, перед вступлением в брак?

— Дело в том, что в последнее время в стране увеличилось количество ВИЧ-инфицированных женщин, многие из которых приобрели положительный статус от мужей-мигрантов. Было много случаев, когда женщины узнавали о статусе после свадьбы, до рождения детей. Например, во время получения обменной карты, когда необходимо сдавать тест на ВИЧ. Или случай из жизни: в семье малолетний ребенок часто болел, температурил, врачи разводили руками. Кто-то подсказал сдать тест на ВИЧ и обнаружилось, что ребенок инфицирован. Оказалось, что и мать малыша была заражена от мужа-мигранта. К сожалению, ребенка спасти не удалось.

Есть ли у вас статистические данные о том, сколько ВИЧ-инфицированных было выявлено благодаря введению такого обследования?

— По имеющимся у меня данным, в этом году в городском центре СПИД было выявлено два случая ВИЧ у тех, кто подал заявление перед бракосочетанием. Запретили ли им создать супружеский союз – не знаю. Другой вопрос: а если будущие супруги знают о статусе одного из партнеров, и не против создания семьи, что тогда?

— Многие эксперты отмечают, что такое принудительное обследование на ВИЧ противоречит основным международным нормам в отношении добровольного тестирования населения и основному закону о ВИЧ. Вы так не считаете?

— Требование о том, чтобы новобрачные сдавали принудительно тест на ВИЧ перед бракосочетанием, с одной стороны считаю дискриминационным. Допустим, обнаружили ВИЧ у одного из будущих супругов и что будет дальше? ВИЧ-инфицированные — такие же граждане Таджикистана и имеют равные права, как и все остальные граждане.

Но есть и плюсы такого обследования. Многие граждане республики в основном не знают о своем статусе, не информированы о ВИЧ-инфекции, путях ее передачи и мерах профилактики. В основном в группе риска — трудовые мигранты, которые живут на чужбине в неудовлетворительных условиях и вынуждены справлять свои физические (сексуальные) нужды и потребности на стороне от своей семьи.

По приезду домой они, как правило, не проходят тестирование и инфицируют своих партнеров, что становится причиной размолвок и разводов в семье. Знать свой статус должно стать обыденным, неписаным правилом для общества. Но это должно быть добровольным мероприятием, сами люди должны быть заинтересованы в этом. И СМИ должны прийти на помощь – нужно как можно больше материалов на эту тему, социальных роликов по ТВ и радио. Я так скажу: информирован – значит вооружен, вооружен – значит защищен, защищен – значит безопасен.

— Как вы думаете, может ли такое обследование предотвратить распространение ВИЧ в стране?

— Сложный вопрос. Дело в том, что некоторые люди узнают о своем ВИЧ-положительном статусе, но отвергают его. В период отвержения они не понимают важность того, что нужно предохраняться. Другие занимают позицию мстителя: считают, что раз их инфицировали, то и они будут дальше инфицировать. Есть еще ВИЧ-диссиденты, которые при обнаружении у себя положительного статуса, начинают утверждать, что такого вируса нет в природе. Но в любом случае, и первых, и вторых, и третьих предупреждают об уголовной ответственности за умышленное заражение своих партнеров. Я за то, чтобы человек сдавал тест на ВИЧ дважды в год, несмотря на то, был ли у него незащищенный секс или совершал ли он необдуманный поступок.

*AFEW Интернешнл не поддерживает обязательное тестирование во время вступления в брак.

Стратегию 90-90-90 обсуждали в Таджикистане

Практические шаги по внедрению услуги добровольного консультирования и тестирования (ДКТ) в деятельность общественных организаций выработали представители гражданского сектора совместно с руководителями центров по профилактике и борьбе со СПИД в Таджикистане во время встречи «Национальные стратегии по расширению доступа к тестированию на ВИЧ. Ответные меры по исполнению стратегии ЮНЭЙДС 90-90-90». Республиканская общественная организация AFEW Таджикистан 6 сентября поделилась своими успехами, рассказывая о работе своего кабинета добровольного консультирования и экспресс тестирования на ВИЧ в г.Курган-Тюбе.

«Благодаря этой встрече у меня сложилось виденье того, как организовать кабинет ДКТ на базе общественной организации, с чего начать, какие документы нужно подготовить и с какими службами нужно предварительно проконсультироваться. Такого рода встреча, включающая практические упражнения, на мой взгляд, объединила нас с партнерами и может повлиять на личный профессиональный рост каждого участника», — делится директор организации «Таджикистанская сеть женщин, живущих с ВИЧ» в г. Душанбе Тахмина Хайдарова.

Во время встречи 50 представителей государственных, общественных и международных организаций из Горно-Бадахшанской автономной области, Хатлонской и Согдийской области, а также города Душанбе говорили о взаимодействии государственных и общественных организаций по предоставлению комплексных, скоординированных и интегрированных услуг ключевым группам населения в области ВИЧ, ТБ/ВИЧ. Они также ознакомились с основными положениями новой стратегии UNAIDS 90х90х90, ключевыми мероприятиями Национальной программы противодействия эпидемии ВИЧ/СПИД в Республике Таджикистан на 2017-2020 годы и опытом «СФВЗ-Таджикистан» по интеграции услуг и внедрению ДКТ.

Встречу «Национальные стратегии по расширению доступа к тестированию на ВИЧ. Ответные меры по исполнению стратегии UNAIDS 90-90-90» провели в рамках проекта «Восполняя пробелы: Здоровье и права уязвимых групп населения 2.0», финансируемого Министерством иностранных дел Нидерландов.

AFEW Таджикистан предлагает широкий спектр уникальных услуг

Успех в области снижения вреда в последнее время достигли в Таджикистане. Эпидемия ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков также, похоже, стабилизируется и даже снижается. К сожалению, ВИЧ все еще растет, так как теперь он также входит в более широкую сообщество людей, употребляющих наркотики (ЛУН) и других ключевых групп населения. Передача ВИЧ половым путем растет и женщины являются наиболее уязвимой группой в этой новой волне ВИЧ-инфекций. Кроме того, в Таджикистане существуют другие проблемы со здоровьем, связанные с туберкулезом, гепатитом и сексуальным и репродуктивным здоровьем. Такими наблюдения директора программ AFEW Интернешнл Жанин Вилдсхут, которая посетила Таджикистан на прошлой неделе, чтобы увидеть результаты работы программы «Восполняя пробелы: здоровье и права уязвимых групп».

Расширение возможностей женщин, как цель

В рамках программы «Восполняя пробелы», AFEW Таджикистан и партнеры фокусируются на предоставлении услуг главным образом для женщин-потребителей наркотиков, женщин-заключенных, жен и супругов ЛУН. Через Центр комплексного предоставления услуг в Курган-Тюбе, AFEW Таджикистан оказывает широкий спектр услуг уязвимым группам и приглашают все группы.

«Мы сталкиваемся с проблемами со здоровьем и с правами отдельных лиц. Мы хотим дать женщинам возможность позаботиться о себе, и поддержать их в том, чтобы они выступали за свои интересы и потребности, — говорит Жанин. — AFEW Таджикистан предлагает уникальную возможность пройти тест на ВИЧ на базе НПО. Они также предлагают более широкую психологическую социальную поддержку и спциальное сопровождение для женщин на основе их потребностей».

В Таджикистане Жанин также провела оценку среди ЛУН, имеющих опыт трудовой миграции. При поддержке Open Society Institute Таджикистан, AFEW Таджикистан оказывает поддержку женщинам-репатриантам услугами в сфере социального сопровождения. Во время фокус-групп разные женщины говорили о своих потребностях, качестве оказываемых им услуг, идеях дальнейшего улучшения и о своей жизни.

Начнут профессионально обучать

Жанин Вилдсхут также провела интервью с партнерами из НПО о ситуации в гражданском обществе в Таджикистане, поговорила с правительственными партнерами в отделе здравоохранения и пенитенциарной системе и в рамках программы «Восполняя пробелы» работала с сотрудниками AFEW в Таджикистане по вопросам развития и стратегий в течение следующих лет.

«Во время фокус-группы, клиенты опиоидной заместительной терапии (ОЗТ) говорили об уникальности сервисного центра в Курган-Тюбе. Самая большая проблема для людей — каждый день добираться в точку ОЗТ, чтобы забрать свой метадон, так как некоторые из них живут довольно далеко и не располагают ресурсами для транспорта, — заметила Жанин. — Расположенный поблизости филиал AFEW оказывает большую помощь, так как клиенты, после того, как заберут ОЗТ, могут пойти проверить здоровье, сходить на группу самопомощи или использовать другую поддержку. Сейчас они испытывают меньшую дискриминацию и не такое плохое отношение от работников медицинских учреждений, поскольку с помощью партнерской сети AFEW и ваучеров AFEW, отношение и климат в медицинских учреждениях в Хатлонской области значительно улучшились. Кроме того, поддержка социальных работников снизила уровень само-стигмы, что избавляет людей от страха посещения служб общественного здравоохранения».

Самая большая проблема, с которой сталкиваются люди, — это отсутствие работы и образования. По этой причине AFEW Таджикистан рассматривает возможность начала профессионального обучения и предпринимательства. Эти планы будут разработаны в сотрудничестве с экспертами и микро-кредитными организациями, входящими в партнерскую сеть.

Туберкулез и ВИЧ – «импортируемые» болезни мигрантов

Автор: Наргис Хамрабаева, Таджикистан

Большая часть трудоспособного населения Таджикистана, с населением более 8 млн человек, находится в трудовой миграции в России. По возвращении на родину у некоторых из них диагностируют туберкулез и ВИЧ.

Трудовой мигрант из Таджикистана 32-летний Шоди весной этого года вернулся домой из России. Здесь врачи диагностировали у него туберкулез. По словам мужчины, в течение шести лет он был в России на заработках. За все это время выезжал домой лишь пару раз.

Боязнь депортации – причина туберкулеза

«Я работал на стройке. Вместе с несколькими земляками жили в помещении, где всегда было сыро и холодно. Год назад почувствовал недомогание, мучил постоянный кашель, но не стал обращаться за медицинской помощью. Во-первых, не было лишних денег, во-вторых, боялся потерять работу, ведь в случае обнаружения туберкулеза меня ждала депортация. А кто бы кормил потом мою семью? С каждым днем мне становилось хуже и пришлось взять билет домой», — рассказал мигрант. Сейчас Шоди получает необходимое лечение по противотуберкулезной программе и его состояние здоровья немного улучшилось.

Несколько лет назад в Душанбе были представлены результаты исследования по предотвращению распространения туберкулеза, которые показали, что ежегодно сотни таджикских трудовых мигрантов возвращаются из России с этим заболеванием.

Эксперты говорят, что порядка 20%, или каждый пятый, из вновь выявленных больных туберкулезом в Таджикистане являются трудовыми мигрантами.

«Например, в 2015 году из общего числа вновь выявленных больных туберкулезом 1007 случаев или 19,7% пришлось на трудовых мигрантов, в 2016 году – 927 или более 17%», — говорит заместитель директора Республиканского центра защиты населения от туберкулеза в Таджикистане Зоирджон Абдуллоев.

По его словам, исследование показало, что большинство заболевших приобрели эту болезнь в трудовой миграции.

«Основными факторами, влияющими на распространение этой болезни среди мигрантов, являются плохие условия проживания. Большая скученность людей на небольшой площади, антисанитарные условия, а также скудное питание, несвоевременное обращение за медицинской помощью, но самое главное – боязнь депортации из России», — говорит Абдуллоев.

ВИЧ «завозят» из миграции

То же самое многие эксперты говорят и в отношении распространения ВИЧ в Таджикистане. Мол, это «завозится оттуда, из миграции».

Дилшод Сайбурханов, заместитель директора Республиканского центра по противодействию ВИЧ/СПИД в Таджикистане, говорит, что огромное количество таджикских мигрантов отправляется на заработки в страны со значительно высоким, по сравнению с Таджикистаном, уровнем распространенности ВИЧ. Обычно такие поездки сезонные, и по окончанию сезона мигранты, как правило, возвращаются домой.

«Официальные статистические данные показывают рост в динамике числа людей, бывших в трудовой миграции, среди новых случаев ВИЧ в Таджикистане. Так, в 2015 году ВИЧ-положительный статус был выявлен у 165 человек, протестированных под кодом трудового мигранта, из них у 151 мужчин и 14 женщины, что составляет 14,3% от числа всех новых случаев ВИЧ. В 2016 – 155 (14,8%), в первом полугодии 2017 года – 82 человека (13,1%). В 2012 году ВИЧ-положительный статус был выявлен у 65 трудовых мигрантов (7,7%)», — говорит Сайбурханов.

Статистика, по его словам, со всей очевидностью демонстрирует наличие определенных связей между международной трудовой миграцией таджикистанцев и ростом выявления новых случаев ВИЧ.

С этим согласен и Улугбек Аминов, страновой менеджер UNAIDS (Объединенная программа ООН по ВИС/СПИД) в Таджикистане, который также считает, что миграция и ВИЧ является тесносвязанным социальным феноменом.

«Хотя есть предпосылки того, что трудовые мигранты, будучи вынужденными находиться в тяжелых эмоциональных и физических условиях, могут практиковать небезопасное в отношении ВИЧ поведение и, тем самым, подвергнуться риску передачи вируса в странах назначения, но вопрос о степени «импортируемости» ВИЧ в Таджикистан все еще требует всестороннего изучения», – убежден он.

По его словам, прежде всего необходимо учитывать факт, что мигранты зачастую являются представителями особоуязвимых к ВИЧ категорий населения (например, употребляющие инъекционные наркотики) и незнание своего ВИЧ-статуса до миграции затрудняет эпидемиологический мониторинг ВИЧ в дальнейшем. Кроме того, упускается возможность того, что мигрант получит необходимую помощь в специализированном лечении, которое значительно сокращает риск передачи ВИЧ женам и партнерам трудового мигранта в родной стране.

«Поэтому первоочередной задачей специалистов является своевременное выявление и качественное отслеживание инфекции в странах проживания, транзита и назначения, вплоть до возвращения мигранта домой», — отмечает Улугбек Аминов.

Эксперты считают, что среди трудовых мигрантов, как уязвимых групп населения, и их половых партнеров, необходимо проводить комплекс мероприятий по профилактике ВИЧ, инфекций, передающихся половым путем и туберкулеза.

Каждый шестой ВИЧ-инфицированый Таджикистана в этом году – мигрант

Автор: Наргис Хамрабаева, Таджикистан

В июне этого года Россия объявила пожизненными персонами нон грата около 5 тыс граждан Таджикистана, у которых во время пребывания на территории РФ были выявлены такие инфекционные заболевания, как ВИЧ, туберкулез и гепатит. Чем может обернуться для Таджикистана принудительная высылка заболевших соотечественников?

Трудовые мигранты после возвращения из России, как правило, не зная о своем статусе, могут неосознанно поставить под риск здоровье членов своих семей, распространяя и передавая инфекционные заболевания, в том числе и ВИЧ, считает руководитель таджикистанской сети женщин, живущих с ВИЧ Тахмина Хайдарова.

«Последствия передачи и распространения инфекционных заболеваний, в том числе ВИЧ, зависят только от воли государства. Если государство в рамках Национальной стратегии по противодействию эпидемии ВИЧ/СПИД на 2017-2020 годы будет полностью реализовывать свои обязательства, то избежать тяжелых последствий можно. Если государство не сможет на должном уровне вести информационную работу среди населения об инфекционных заболеваниях и способах их передачи, не проведет реформу в сфере законодательства, то независимо от того, будут депортированы мигранты с инфекционным заболеванием или нет, рост передачи и распространения останется высоким», — считает собеседница.

Тахмина Хайдарова

Главной проблемой, по ее мнению, является низкая осведомленность об инфекционных заболеваниях, в том числе ВИЧ, до выезда из страны, во время пребывания в стране приема мигрантов и при их возвращении на родину. «Трудовые мигранты мало информированы, менее подготовлены, не знают свой статус до выезда из страны, не соблюдают меры безопасности во время пребывания в трудовой миграции и, заражаясь инфекционными заболеваниями, возвращаются на родину, как правило, не проходят медицинского обследования и неосознанно передают инфекционные заболевания половым партнерам», — говорит Тахмина Хайдарова.

Вторая проблема, по ее словам, страх стигмы и дискриминации в обществе, из-за чего возвратившиеся трудовые мигранты не проходят обследования, до того момента, пока состояние их здоровья резко не ухудшится.

По данным Минздрава Таджикистана, в стране в первом квартале 2017 года выявлено 348 ВИЧ-инфицированных, причем каждый шестой – это мигрант, уехавший в поисках работы за пределы страны. Общее количество людей, живущих в положительным ВИЧ-статусом в Таджикистане, насчитывается около 9 тыс.

Напомним, что Восточная Европа и Центральная Азия будут находиться в центре внимания 22-й международной конференции по ВИЧ/СПИД AIDS 2018, которая будет проходить в июле 2018 года в Амстердаме.

Семинар-совещание «Внедрение услуги ДКТ на базе общественных организаций» проведут в Таджикистане

Республиканская общественная организация «Спид Фонд Восток Запад-Таджикистан» объявляет о проведении семинара-совещания на тему «Внедрение услуги до-тестового консультирования на базе общественных организаций».

Участники мероприятия смогут ознакомиться с опытом СФВЗ-Таджикистан по практическому внедрению услуги до-тестового консультирования и экспресс тестирования на ВИЧ на базе некоммерческой организации.

В ходе семинара будет представлена информация о перечне нормативных документов, планировании процесса и стандартных расходах, необходимых для практического внедрения данного вида услуги. Участники совещания смогут также ознакомиться с работой кабинета ДКТ на базе Представительства СФВЗ-Таджикистан и получить ответы на интересующие вопросы.

Место проведения: город Курган-тюбе, улица Лохути 9. Представительство СФВЗ-Таджикистан в Хатлонской области.

Дата проведения: 7 апреля 2017 года. Начало: 10.00 часов.

Организациям, желающим принять участие на семинар-совещании необходимо оформить письменное заявление в адрес СФВЗ-Таджикистан. От одной организации могут принять участие не более двух человек.

Расходы на проезд и проживание, связанные с участием на планируемом мероприятии покрываются СФВЗ-Таджикистан. Возмещение транспортных расходов производится на основании заявления участника, по предоставлению всех подтверждающих документов. Суточные участникам выплачиваются в соответствии с тарифами, установленными СФВЗ-Таджикистан.

Последний срок приема заявок: 3 апреля 2017 года.

Для получения дополнительной информации просим обращаться по электронной почте:dilshod_pulatov@AFEW.tj или по телефону: +992 907 72 45 26