Трудовые мигранты в России и их потребности

Автор: Chamid Sulchan

Трудовые мигранты в России, к сожалению, до сих пор имеют ограниченный доступ к медицинским услугам. Они также сталкиваются с множеством препятствий для нормальной жизни, как со стороны государства, так и со стороны общества в целом.

Даниил Кашницкий, младший научный сотрудник Высшей школы экономики по направлению «Трудовая миграция и ВИЧ-инфицированные мигранты, живущие в России», рассказал AFEW International о медицинском страховании мигрантов, сотрудничестве с российскими властями и поделился надеждами на лучшее будущее.

С какими трудностями сталкиваются трудовые мигранты из Центральной Азии в России?

Это зависит от страны, откуда приезжают мигранты. Люди из Казахстана и Кыргызстана чувствуют себя в России немного лучше, потому что эти страны входят в Евразийский экономический союз. Гражданам этих стран не нужно получать вид на жительство или разрешение на работу. Все, что им нужно сделать по приезду в Россию — это официально зарегистрироваться по месту жительства. Тем не менее, иногда получение этого документа может стать барьером, потому что не все хозяева жилья готовы предоставлять мигрантам официальную регистрацию.

Некоторые мигранты могут подать заявление на получение государственной медицинской страховки. Мигранты из Беларуси, Армении, Кыргызстана и Казахстана имеют право на такую страховку уже три года, однако услуги по борьбе с туберкулезом и ВИЧ не включены в эту страховку.

Однако есть страны, такие как Узбекистан и Таджикистан, которые не входят в Евразийский экономический союз. Мигранты оттуда должны иметь разрешение на работу, которое нужно продлять каждый год. Кроме того, каждый месяц они должны платить специальный налог, что, учитывая низкую заработную плату, может быть весьма тяжело для мигрантов.

Кроме того, мигранты могут столкнуться и с другими проблемами. Например, в российском Федеральном законе № 38 есть пункт о том, что в случае выявления у иностранного гражданина ВИЧ-инфекции или туберкулеза его необходимо депортировать из страны. Если ВИЧ-инфицированный известен миграционным органам, то они включают его имя в свою базу данных. Если человек покинет Россию, то ему будет запрещен повторный въезд. Поскольку депортация – это еще также и довольно дорогая процедура, то мигранты часто предпочитают оставаться в России без документов. Небольшая часть пойманных без документов мигрантов содержится в центрах задержания. Другие мигранты живут в укрытии и продолжают работать, выполняя черную работу. Некоторые из них получают АРТ в НПО и частных клиниках, однако значительная часть мигрантов все же не имеет доступа к медицинским услугам и продолжает жить по мере снижения уровня CD4. Некоторые просто попадают в скорую помощь. К сожалению, мы не можем дать точные статистические данные, так как не мигранты без документов не фигурируют ни в государственной статистике, ни в досье пациентов.

Что влияет на отсутствие доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам? Возможно, языковой барьер или что-то еще?

Для мигранта говорить на одном языке с медицинским специалистом, конечно, важно, потому что разговор о здоровье и теле – это всегда достаточно интимно. Некоторые мигранты из Средней Азии рассказывали мне, что они предпочитают ходить в клиники, где работают люди их культуры. Одной из причин было то, что врачи-мигранты лучше понимают социально-экономическое положение мигрантов в России. Например, они не будут назначать им дорогостоящие лекарства, потому что знают, что мигранты не могут себе их позволить. Еще одним из самых больших барьеров для мигрантов из Центральной Азии является дискриминация в клиниках и государственных учреждениях.

К сожалению, мигранты могут быть причиной роста эпидемии ВИЧ в своих странах…

Верно. Миграцию в Центральной Азии осуществляют преимущественно мужчины, 80% мигрантов из Центральной Азии — это молодые мужчины в возрасте от 20 до 50 лет. В основном это сезонные мигранты. Они уезжают в Россию на 10-11 месяцев в году, затем на один-два месяца возвращаются на родину. Это единственное время, когда они встречаются со своими женами, детьми и другими родственниками. Многие из них имеют сексуальные контакты в России (иногда небезопасные) с работниками секс-бизнеса или просто с женщинами из своих стран.

Как мигранты из таких стран, как Таджикистан, Узбекистан, получают медицинскую страховку в России?

Мигранты из этих стран не имеют доступ к государственному страхованию. Однако одним из требований при обращении за разрешением на работу для них является наличие частной медицинской страховки. Ее можно купить в одной из частных страховых компаний. Это очень базовая страховка, которая стоит около 50 евро в год, и часто она служит лишь для того, чтобы показать власти, что у человека есть страховка. На самом же деле, она не предоставляет достаточный доступ к медицинскому обслуживанию. В нее, по сути, входят услуги бесплатной скорой медицинской помощи, которая до сих пор предоставляется бесплатно любому физически проживающему в России человеку. Если он сломал ногу или у него возникли другие острые ситуации, он получит неотложную помощь. Но если мигранту необходимо дальнейшее лечение, то за это уже придется платить. И в большинстве случаев базовая частная страховка ему не поможет. Конечно, можно купить и более дорогую страховку, которая включает в себя все услуги, но мигранты не могут себе этого позволить.

Как вы и ваша организация помогаете решать проблемы доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам?

Прежде всего, мы с коллегами создали региональную экспертную группу по миграционному здоровью в нашем регионе. Это неформальная сеть экспертов гражданского общества. Мы собираем аргументы и пытаемся убедить политиков отменить запрет на пребывание ВИЧ-инфицированных иностранных мигрантов в России. Мы стараемся донести до лиц, принимающих решения то, что запрет на проживание ВИЧ-инфицированных только усугубляет эпидемиологическую ситуацию. Это приводит к негативным последствиям для мигрантов, так как они могут распространить вирус еще дальше в общество. Мы ведем диалог с российскими властями по данному вопросу, но, к сожалению, процесс создания такой благоприятной атмосферы и ее реального воплощения в жизнь очень долгий.

Сотрудничать с российскими властями не так легко, не правда ли?

Да, потому что российские власти сейчас мало прислушиваются к тому, что говорит гражданское общество. Нужно иметь очень сильные аргументы, создавать благоприятную среду и менять общественное мнение. Мы работаем с журналистами, помогая им делать публикации о мигрантах с ВИЧ, живущих в России. Мы работаем с организациями гражданского общества и обучаем их. Наши партнерские организации оказывают прямые услуги мигрантам, например, в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону и некоторых других крупных городах России, которые привлекают трудовых мигрантов.

Конечно, некоторые ограниченные услуги для мигрантов все-таки существуют: например, они могут пройти тестирование на ВИЧ или получить консультации по вопросам здоровья. Однако вопрос с устойчивым предоставлением АРТ все еще не решен, и это большая проблема, поскольку большинство мигрантов не могут позволить себе терапию.

Сегодня российское правительство, похоже, не хочет вносить серьезные изменения. Власти понимают, что отсутствие мигрантов нанесет большой урон российской экономике, и правительство старается держать мигрантов в тени. Они не могут открыто говорить о своих правах, создавать профсоюзы или другие движения. Мигранты не имеют доступа к социальным выплатам, не только к здравоохранению, но и к пенсионным фондам и другим фондам безопасности.

Что, по Вашему мнению, должно быть сделано российским правительством для улучшения доступа мигрантов из Центральной Азии к медицинским услугам?

Первое, что нужно сделать России — это либерализовать законодательство в области ВИЧ. Это очень важно, потому что как только ВИЧ-положительные мигранты обретут свободу передвижения, они, по крайней мере, смогут получать АРТ у себя на родине. Во-вторых, России необходимо выделять финансирование для НПО, которые работают с мигрантами, проводить тестирование мигрантов и оказывать им психосоциальную поддержку. В-третьих, очевидно, что все, кто проживают в России и вносят свой вклад в российскую экономику, в том числе и мигранты, должны получить доступ к российскому медицинскому обслуживанию, в том числе к услугам в области ВИЧ и туберкулеза. Здравоохранение должно быть открытым для всех людей, фактически живущих и работающих в России. И здесь речь не только о базовых правах человека, но и об эпидемиологическом аспекте: если мы не хотим, чтобы болезни распространялись дальше, мы должны обеспечить людям элементарный доступ к услугам.

Видите ли вы возможность того, что ситуация изменится в будущем?

Я все еще пытаюсь позитивно смотреть на вещи, потому что в регионе Восточной Европы и Центральной Азии есть некоторые сдвиги, как, например, вступление Кыргызстана и Казахстана в Евразийский экономический союз. Подписание странами-членами соглашения о медицинском страховании для своих граждан при миграции в рамках Союза стало серьезным прорывом. Что касается доступа к услугам по лечению ВИЧ и туберкулеза в России, то здесь ситуация остается неизменной в течение последних 25 лет. Происходит это из-за того, что когда власть приняла эту политику, в России не было такого сильного роста ВИЧ, как сейчас.

Сейчас мы пытаемся сказать властям: нет, вам не нужно платить за мигрантов и их медицинскую страховку! Начните с декриминализации, освободите мигрантов от этого постоянного страха быть депортированными за нелегальное проживание и подвергаться нарушениям прав. Это действительно важно, если Россия хочет создать достойные условия для всех людей, которые живут и работают в стране.

 

 

AFEW International, AFEW Кыргызстан и МОМ Таджикистан запустили проект для таджикских мигрантов

Таджикистан – это страна, для которой характерен высокий уровень трудовой миграции из-за недостатка рабочих мест в стране. По официальным данным, в 2019 году около 500 000 таджиков выехали из страны для работы за рубежом. Большинство из них едут работать в Россию, где наблюдается высокий показатель распространенности ВИЧ.Пропорция мигрантов среди зарегистрированных новых случаев ВИЧ в Таджикистане возросла с 10,1% в 2014 до 18,8% в 2018. Кроме того, мало известно о миграции ключевых групп, в том числе людей, употребляющих наркотики, и мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ), а также об их моделях поведения в контексте обращения за услугами здравоохранения во время работы за рубежом.

В 2019 году МОМ Таджикистан в сотрудничестве с AFEW International и AFEW Кыргызстан запустили проект «Улучшение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане» с целью расширения доступа таджикских мигрантов, в том числе из числа ключевых групп, к услугам связанных с ВИЧ.

Каковы цели этого проекта и как он изменит жизнь мигрантов? Рухшона Курбонова, Национальный специалист МОМ, субрегиональный координатор программ по здоровью мигрантов в странах Центральной Азии, рассказала AFEW International.

Рухшона, почему важно работать с мигрантами?

Трудовые мигранты оказывают существенный вклад как в экономику своих родных стран, так и в экономику стран, где они работают, но при этом они зачастую не включены в программы здравоохранения. Большинство таджиков-мигрантов выполняют низкоквалифицированную работу, даже если у них хорошее образование. Обязательным условием эффективной работы – даже низкоквалифицированной – является хорошее здоровье. Поэтому, как страны происхождения, так и принимающие страны выигрывают когда мигранты здоровы. Тем не менее, в принимающих странах мигранты часто сталкиваются со стрессом в связи с новой обстановкой, культуой, языком, им часто приходится жить и работать в неудовлетворительных условиях. Все эти обстоятельства создает риски для здоровья и делают мигрантов уязвимыми.

Кроме того, поскольку большую часть таджиков-мигрантов составляют молодые люди из сельской местности, где элементом традиционного патриархального общества является сильный социальный контроль, переезд в крупный мегаполис с совсем другими нормами и моральными устоями может сказываться на их сексуальном поведении. Различия в социальном контроле, недостаточные знания о профилактике инфекций, передающихся половым путем (ИППП) и ВИЧ, употребление алкоголя и наркотиков, а также случайные сексуальные связи приводят к уязвимости мигрантов перед ИППП и ВИЧ. В связи с этим, важна адресная работа среди мигрантов с учетом их потребностей в здравоохранении и важно повышение  осведомленност мигрантов в этих вопросах. Интеграция мигрантов в национальные программы и стратегии здравоохранения является частью программы  Всеобщего Охвата Услугами здравоохранения, рекомендованная ВОЗ и поддержанная другими агентствами ООН, в т.ч. МОМ.

Целью проекта «Расширение доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане» является увеличение доступа таджиков-мигрантов, особенно из числа ключевых групп, к услугам в сфере ВИЧ. Как вы планируете достичь этой цели и какие инструменты вы будете использовать?

Проект состоит из двух составляющих. Первая предполагает работу на местном уровне с возвратившимися мигрантами в Кулябе с целью повышения их осведомленности о безопасной миграции и продвижения обращения за услугами в сфере ВИЧ и ИППП через сети равных консультантов. Вторая составляющая представляет собой проведение региональной рабочей встречи с участием представителей государственных органов и ВИЧ-сервисных НПО из Российской Федерации, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана с целью обсуждения основного пакета услуг в сфере ВИЧ для мигрантов из Центральной Азии в соответствии с рекомендациями ВОЗ.

С целью проведения запланированной работы в Кулябе МОМ будет сотрудничать с местной общественной организацией «Накукор», имеющей большой опыт работы с различными категориями мигрантов. Вместе они будут продвигать подход равный равному посредством найма аутрич-работников из числа представителей ключевых групп. Кроме того, в рамках этого проекта, реализуемого при поддержке AFEW Интернешнл, МОМ обеспечит бесплатный доступ к тестам на ВИЧ и проведет опрос среди мигрантов из числа ключевых групп для картирования их сексуального поведения и при необходимости их перенапрвления для тестирования на ВИЧ. Юрист и врач-венеролог проведут информационные сессии для мигрантов по вопросам безопасной миграции и профилактики ВИЧ и ИППП. Благодаря проекту будут разработаны две новые брошюры по вопросам безопасной миграции, а также профилактики ВИЧ и ИППП для мигрантов. Чтобы обеспечить устойчивость проекта, МОМ реализует всю деятельность совместно с заинтересованными  государственными структурами – Министерством труда, миграции и занятости населения, Республиканским центром формирования здорового образа жизни и Республиканским центром по профилактике и борьбе со СПИД Министерства здравоохранения и социальной защиты населения Республики Таджикистан.

Как долго МОМ Таджикистан работает с мигрантами?

МОМ Таджикистан работает по вопросам здоровья мигрантов с 2005 года и реализует проекты в сфере профилактики ИППП, ВИЧ и ТБ среди приезжающих (иностранных) и выезжающих зарубеж мигрантов. Работа отдела по вопросам здоровья мигрантов МОМ Таджикистан охватывает четыре основных составляющих, необходимых для комплексного подхода к здоровью мигрантов: мониторинг здоровья мигрантов, адвокация разработки политики, предоставление услуг здравоохранения с учетом интересов мигрантов, а также усиление межстрановой координации, партнерства и сотрудничества. МОМ Таджикистан реализует инновационные подходы для работы среди мигрантов посредством обучения по принципу «равный-равному», вовлечения диаспоры, создания мультидисциплинарных команд в районах, публикации информационных материалов на разных языках, в том числе таджикском, русском, узбекском, китайском, дари, турецком и других, а также обеспечения многосекторального подхода и трансграничного сотрудничества. Чтобы улучшить знания и навыки заинтересованных сторон, НПО и работников здравоохранения в сфере защиты здоровья мигрантов был разработаны и распространены образовательные материалы, такие как руководства, видеоролики и документальныефильмы. Кроме того, МОМ Таджикистан имеет опыт предоставления технической помощи и продвигает включения вопросов и проблем здоровья мигрантов в стратегические документы по вопросам здравоохранения, в т.ч. разработанные национальными программами по борьбе с ВИЧ и ТБ. И последнее, но не менее важное то, что в настоящее время мы участвуем в разработке Национальной стратегии здравоохранения на 2021-2030 годы, а также Национальной стратегии по здоровью мигрантов. МОМ Таджикистан также входит в состав Технической рабочей группы по вопросам разработки новой Национальной программы по борьбе со СПИДом и ТБ на 2021-2025 годы.

С какими барьерами вы можете столкнуться в Таджикистане и как вы собираетесь их преодолевать?

Основными проблемами, с которыми сталкиваются мигранты и представители общего населения в Таджикистане на пути доступа к услугам в сфере ВИЧ, являются стигма и дискриминация. Кроме того, в обществе наблюдается высокий уровень стигмы в отношении людей, употребляющих наркотики, а также табу на обсуждение вопросов сексуальности. Мы используем наш подход «равный-равному», чтобы охватить ключевые группы населения. Через информационные кампании и работу с сотрудниками службы миграции и работниками здравоохранения мы пытаемся решить проблему стигмы и дискриминации в отношении людей, живущих с ВИЧ, и ключевых групп населения. Чтобы лучше понимать ситуацию доступа мигрантов к услугам в сфере ВИЧ в Таджикистане, проект также предусматривает компонент операционных исследований с целью оценки барьеров, с которыми сталкиваются мигранты, когда возвращаются домой.

Каковы ваши ожидания от проекта?

Результаты проекта позволят улучшить наше понимание потребностей мигрантов в отношении услуг в сфере ВИЧ. Проект также призван помочь в разработке эффективных стратегий коммуникации и охраны здоровья с целью улучшения выявления ВИЧ среди мигрантов и их перенаправления для получения необходимого лечения.

Хелена Арнц, младший программный специалист AFEW International

Общественное мнение о мигрантах, в особенности о представителях ключевых групп среди мигрантов, часто базируется на предрассудках и стереотипах, что приводит к дискриминации в системе здравоохранения. Трудовые мигранты находятся в постоянном движении и часто долгое время живут вне дома, поэтому им может быть сложнее получить необходимую медицинскую помощь. Они получают мало информации о том, как обеспечить свою безопасность за границей, что угрожает как их здоровью, так и здоровью их семей.

AFEW International имеет опыт работы и знания в сфере миграции в Центральной Азии и России. В настоящее время AFEW Интернешнл управляет двумя проектами в российских городах – Ростове-на-Дону и Екатеринбурге – с целью улучшить здоровье мигрантов, живущих с ВИЧ.

В рамках этого проекта, реализуемого совместно с МОМ Таджикистан, мы стремимся не только решить проблему недостатка информации для представителей ключевых групп из числа мигрантов, но и лучше понять модели поведения данной группы населения. Поскольку последствия небезопасной миграции не ограничиваются родной страной мигрантов, мы планируем обсудить потребности мигрантов в ходе региональной встречи в Душанбе. Мы ожидаем, что это позволит улучшить трансграничное сотрудничество между странами Центральной Азии и Россией и лучше понять потребности представителей ключевых групп населения из числа мигрантов.

 

 

Время пришло!

24 марта 2020 — Всемирный день борьбы с туберкулезом. Всемирный день борьбы с туберкулезом — это важный момент для того, чтобы привлечь внимание и напомнить мировым лидерам об их обещаниях диагностировать и вылечить 40 миллионов человек, больных туберкулезом, к 2022 году, как это было согласовано на Совещании высокого уровня ООН (UNHLM) по вопросам туберкулеза в сентябре 2018 года.

Сейчас нам всем необходимо работать вместе над важными мероприятиями, чтобы Всемирный день борьбы с туберкулезом к 2020 году получился эффективным.

Что мы можем вместе сделать?

— Обратитесь к лидерам!

Обратитесь к вашим политическим лидерам (мэрам, парламентариям, министрам здравоохранения, главам государств) с просьбой взять на себя руководящую роль в борьбе за ликвидацию ТБ, напомните им об обязательствах и целях, которые должны быть достигнуты к концу 2022 года. Обратитесь к ним с просьбой принять участие во Всемирном дне борьбы с ТБ. Это может включать в себя публичное заявление, поддержку какого-либо мероприятия, внесение предложения в парламент или принятие обязательств по достижению целей, поставленных странами в рамках ООН.

— Включите социальные сети!

Хэштэги к Всемирному дню борьбы с туберкулезом в этом году — #ItsTimetoEndTB и #WorldTBDay. Начните повышать осведомленность через социальные сети, поделитесь своими планами в Twitter или Facebook.

— Обратитесь к знаменитостям!

Обратитесь к знаменитостям, влиятельным людям, телеведущим и другим деятелям с просьбой присоединиться к вам и повысить осведомленность или надеть на себя булавку с красной стрелкой в преддверии Всемирного дня борьбы с туберкулезом.

— Объединитесь!

Объединитесь с местными партнерами по борьбе с туберкулезом для совместного планирования крупных мероприятий в рамках Всемирного дня борьбы с туберкулезом, мобилизации общественности и других мероприятий. Партнерство «СТОП ТБ» имеет базу данных о партнерах на страновом уровне, поэтому не стесняйтесь обращаться к организации, чтобы иметь возможность определить партнеров, с которыми вы хотите работать на этих мероприятиях.

Источник: http://www.stoptb.org/

 

Чего ожидать от ВЕЦА INTERACT 2019?

Кейт Хэнкинс, сопредседатель ВЕЦА INTERACT 2019 и сопредседатель ежегодной конференции INTEREST.

Как события, подобные семинару ВЕЦА INTERACT, влияют на область здравоохранения?

Для начала, надо сказать, что формат EECA INTERACT был основан на успешной модели конференции INTEREST, ежегодно проводимой в разных странах Африки. Первая конференция INTEREST прошла в 2007 году и со временем стала ведущей научной конференцией по ВИЧ в Африке, с каждым годом собирающей все больше рефератов и регистраций. Данная конференция объединяет всемирно известных экспертов по ВИЧ и молодых африканских исследователей с общей целью — содействовать созданию нового поколения африканских ученых и расширению возможностей сетевого взаимодействия в области ВИЧ.

К сожалению, сегодняшние проблемы со здоровьем выходят за рамки традиционных болезней, поэтому нам необходим междисциплинарный подход для поиска реальных решений, чтобы суметь противодействовать эпидемиям. Используя модель конференции INTEREST, EECA INTERACT предоставит исследователям и практикам из разных областей платформу для взаимодействия и разработки стратегий, которые позволят остановить рост числа инфекций в этом регионе. В конечном счете, мы надеемся, что этот двухдневный семинар поможет нам прийти к новым эффективным стратегиям лечения и профилактики.

 

Основные цели семинара ВЕЦА INTERACT 2019

Анке ван Дам, член международного организационного комитета семинара ВЕЦА INTERACT 2019; директор AFEW International.

AFEW испытывает большой недостаток данных относительно ВИЧ, туберкулеза и гепатитов в регионе Восточной Европы и Центральной Азии, которые важны для построения стратегии борьбы с этими болезнями.

Поэтому я надеюсь, что этот семинар сможет дать стимул развитию исследований в регионе.

Кроме того, важными задачами семинара можно назвать:

  • представление новейших данных в сфере эпидемиологии (моделирования), лечения, патогенеза и профилактики ВИЧ, ТБ и вирусных гепатитов, а также хронических заболеваний;
  • обмен опытом предоставления и поддержки услуг тестирования на ВИЧ и лечения ВИЧ-инфекции у взрослых, подростков и детей для достижения целей 90-90-90;
  • содействие развитию сотрудничества между ведущими исследователями и теми, кто в будущем может взять на себя лидерство в вопросах здравоохранения и исследований в регионе;
  • развитие потенциала стран ВЕЦА в сфере исследований и лечения.

Призыв к отмене ограничений на перемещение, связанных с ВИЧ

В 2019 году около 48 * стран и территорий все еще сохраняют ограничения, включающие в себя обязательное тестирование на ВИЧ и раскрытие статуса в качестве требований для разрешения на въезд, проживание, работу и / или учебу.

ЮНЭЙДС и Программа развития ООН (ПРООН) продолжают убеждать страны в необходимости выполнения обещаний, данных в Политической декларации ООН 2016 года по искоренению СПИДа, которые касаются отмены всех видов ограничений на перемещение, связанных с ВИЧ. Ограничения на перемещение, основанные на реальном или приписываемом ВИЧ-статусе, носят дискриминационный характер, препятствуют доступу к услугам в области ВИЧ и способствуют росту стигмы и дискриминации.

Из 48* стран и территорий, в которых действуют связанные с ВИЧ ограничения на перемещение, не менее чем в 30 налагаются запреты на въезд и проживание на основании ВИЧ-статуса, а 19 стран на этом основании депортируют иностранных граждан. С 2015 года только лишь четыре государства предприняли меры по снятию таких ограничений: Беларусь, Литва, Республика Корея и Узбекистан.

На проходящих в Женеве (Швейцария) сессиях Совета по правам человека, 41-я из которых состоялась в конце июня , неоднократно поднимались соответствующие вопросы и привлекалось внимание международного сообщества к высокой важности защиты прав человека в ходе противодействия ВИЧ; недавним примером стала принятая 5 июля 2018 года резолюция о необходимости соблюдения прав человека в контексте борьбы с ВИЧ.

«Требования обязательного прохождения тестирования на ВИЧ как основания для ограничений на перемещение не основаны на научных данных, наносят ущерб правам человека и закрепляют в обществе стигму и дискриминацию”, — считает Дайнюс Пурас, специальный докладчик ООН по вопросу о праве каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.

Сегодня ЮНЭЙДС и ПРООН, организаторы проектов Объединенной программы по вопросам защиты прав человека и отказа от стигмы и дискриминации, продолжают сотрудничество с партнерами, правительствами и гражданскими организациями с целью изменения всех законов, ограничивающих перемещение на основании ВИЧ-статуса, способствующее реализации глобальной партнерской программы по искоренению всех форм стигматизации и дискриминации, связанных с ВИЧ.

*В список 48 стран и территорий, в которых в той или иной форме сохраняются ограничения на перемещение, связанные с ВИЧ, входят: Ангола, Аруба, Австралия, Азербайджан, Бахрейн, Белиз, Босния и Герцеговина, Бруней-Даруссалам, Каймановы Острова, Острова Кука, Куба, Доминиканская Республика, Египет, Индонезия, Ирак, Израиль, Иордания, Казахстан, Кувейн, Кыргызстан, Ливан, Малайзия, Мальдивская Республика, Маршалловы Острова, Маврикий, Новая Зеландия, Оман, Палау, Папуа — Новая Гвинея, Парагвай, Катар, Российская Федерация, Сент-Китс и Невис, Самоа, Саудовская Аравия, Сент-Винсент и Гренадины, Сингапур, Соломоновы Острова, Судан, Сирийская Арабская Республика, Тонга, Тунис, Туркменистан, Теркс и Кайкос, Тувалу, Украина, Объединенные Арабские Эмираты и Йемен.

 

Анастасия Покровская: «Депортация мигрантов с ВИЧ ведет к криминализации»

Фото: minusvirus.org

Автор: Оксана Маклакова, Россия

Правительство России планирует увеличить число граждан страны на 5-10 миллионов человек за счет мигрантов из Украины, Казахстана, Узбекистана и Молдавии. Такое заявление сделало руководство. При этом Россия сегодня остается единственной страной Совета Европы, которая продолжает депортировать иностранцев с ВИЧ. В том, что изменение законодательства в этом отношении могло бы сохранить здоровье многих людей и способствовать декриминализации, уверяет старший научный сотрудник Федерального центра СПИД Анастасия Покровская. В рамках программы «Партнерство» она участвовала в подготовке экспертного заключения в проекте по обеспечению доступа мигрантов к терапии от ВИЧ и за отмену нормы о депортации ВИЧ-положительных иностранцев, въезжающих в Россию.

— Как много мигрантов приезжает в Россию и о каком проценте пораженности ВИЧ в этой группе можно говорить?

— По данным МВД в 2018, Россия выдала 1 671 706 патентов мигрантам из-за рубежа. Это те, кто въезжает легально и кого официально регистрируют. Чтобы получить трудовой патент или разрешение на пребывание в стране более трех месяцев, необходимо пройти медицинское обследование, в том числе тестирование на ВИЧ. Процент пораженности составляет где-то 100 случаев ВИЧ на 100 тысяч обследованных. Но судить по этому показателю, высокий он или низкий, нельзя, ведь некоторые мигранты, предполагая о возможном диагнозе, просто уходят от обследования. Они уходят в нелегальную зону, либо приезжают на более короткую визу не получают патентов, либо покупают поддельные справки, либо посылают вместо себя обследоваться другого человека. Этот закон о депортации ВИЧ-положительных иностранцев дает очень большое поле для нелегальных действий как со стороны въезжающих, так и со стороны наших организаций, которые помогают обходить закон и предлагают свои нелегальные услуги.

— Это исключительно российская история? Как обстоят дела в других странах?

— Изначально порядка 60 стран работали по принципу — заболел или уже приехал ВИЧ-позитивный – «вон из страны». На сегодня осталось порядка девяти стран, включая Россию, где эти нормы по-прежнему действуют. Некоторые страны, например, США, Армения или Украина отменили эту норму в последние 5-10 лет.

— В чем задача вашего проекта?

— Наша задача была аргументировать, стоит ли вообще менять эту практику. Какие есть демографические и эпидемиологические предпосылки для отмены нормы о депортации. На сегодняшний день разработан документ, где мы с медицинской и с юридической точки зрения обосновываем, почему нам нужно уходить от этого законодательства. Мы выступаем за то, что эту норму закона нужно убрать, потому что это не несет никакой пользы. Во-первых, очевидно, что это не поможет нам остановить эпидемию. По выявляемости новых случаев мы опережаем цифры во многих соседних странах, откуда к нам едут мигранты. Во-вторых, в реальности этот закон не работает. По факту люди остаются в стране, просто уходят в подполье, в серые зоны. В итоге сами болеют и заражают других, их болезнь прогрессирует, поскольку лечение им не доступно. Они не могут уехать за лечением на родину, потому что боятся, что обратно не смогут вернуться.

Фото: minusvirus.org

— Что делается сейчас в условиях такой непростой ситуации?

— Есть НКО, которые помогают в сопровождении таких людей. По закону мы не можем в полной мере обследовать или оказать какую-то сопутствующую медицинскую помощь мигрантам. Самое главное, мы не можем их обеспечить антиретровирусной терапией (АРВТ). В терапии самый большой вопрос. Для граждан России АРВТ выдается бесплатно. Но наше государство не готово по объективным причинам финансировать лечение еще и иностранцев.

— То есть эту норму не отменяют из экономических расчетов?

— Вероятно, да. Из-за того, что боятся финансовых и организационных рисков. Тут нужны международные договоры между странами. Про опыт и наработки других стран в отношении ВИЧ и мигрантов нам говорить сложно, потому что у нас не работает «Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией» и другие международные благотворительные организации, которые могли бы взять на себя какие-то функции. Даже если Россия отменит норму о нежелательном пребывании ВИЧ-позитивных иностранцев и они смогут находиться у нас легально, они вполне могут получать АРВТ из своих стран. Все СПИД-центры стран ближнего зарубежья сотрудничают с мигрантами, стоящими у них на учете, и выдают терапию на руки на несколько месяцев. Однако для того, чтобы встать на учет в СПИД-центре, необходимо выехать из России, а потом вернуться, что в нынешней ситуации невозможно из-за запрета на въезд ВИЧ-положительным иностранцам. Здесь нам придется искать свой особый путь и предложить что-то свое. Варианты возможны, и они обсуждаются, но все это не решится за один день. Окончательно это будет решение политиков. Но пока лицам, принимающим решение, не донесут эту информацию, проблема останется на месте. Мы должны озвучить ситуацию и предложить какие-то решения, только тогда возможен пересмотр закона. Я уверена, что в нашем обществе найдутся те, кто будет выступать против этого закона, считая, что мигранты приносят нам только вред. Но эти люди часто забывают, что мигранты – это уникальный трудовой потенциал, и отчасти демографический потенциал, без которого современной России не обойтись.

Конференция по СПИДу принесла работу в Таджикистане

Автор: Наргиз Хамрабаева, Таджикистан

50-летняя Зебо из южной Хатлонской области Таджикистана – бывшая трудовая мигрантка. Она отважилась и заявила на 22-ой Международной конференции по СПИДу AIDS 2018 в Амстердаме о том, о чём долгое время молчала и держала в себе – о своём ВИЧ-положительном статусе. Зебо еще раз обратила внимание международного сообщества на то, что трудовые мигранты – одна из наиболее уязвимых групп перед ВИЧ.

Наше интервью с ней состоялось в Амстердаме, сразу же после её выступления на одной из сессий, посвящённых вопросам ВИЧ в аспекте трудовой миграции.

— Зебо, как вы решили уехать на заработки в Россию? Обычно, это считается уделом мужчин.

— В 2004 году после развода с мужем я осталась с тремя малолетними детьми на руках – старшим было 9 и 6 лет, младшей дочери 3 месяца. Я работала медсестрой в районном роддоме, дети росли, вместе с ними росли и траты, моего заработка уже не хватало на то, чтобы прокормить детей. Бывший муж обзавёлся новой семьёй и ничем не помогал. Многие мои земляки находились на заработках, поддерживали свои семьи. Я тоже решилась. Так мы с детьми оказались в Санкт-Петербурге.

— Не сложно ли женщине быть трудовым мигрантом?

— Очень сложно. Я же поехала от безысходности в никуда. Первые дни ночевала с детьми на вокзале, на улице. Случайные люди помогали – кто едой, кто деньгами. Как-то нас увидела наша землячка, работающая в Питере, сжалилась и разместила меня с детьми у себя. Я начала печь и продавать пирожки, появились свои деньги. Со временем заказов стало больше: я пекла, а старшая дочка продавала выпечку на Садовом рынке. Благо, от покупателей отбоя не было. Но приходилось работать, не покладая рук.

Я попробовала устроить свою жизнь в очередной раз, так как самой тяжело было справиться со всем навалившимся на меня грузом. Познакомилась с молодым человеком, поначалу всё было хорошо. Потом стала замечать за ним странные вещи, странное поведение. Оказалось, что он употреблял наркотики, кололся. Я просила его остановиться, но мои просьбы не помогали. Тогда я решила порвать с ним. Потом узнала, что однажды ему стало плохо и родственники увезли его на родину. С тех пор я ничего не слышала о нём, но мой диагноз ВИЧ напоминает мне о муже всегда.

— Когда вы впервые узнали о своем ВИЧ-положительном статусе?

— Через год после того, как я рассталась со своим партнером, в 2015 году. Неожиданно мне стало плохо, поднялась температура. Родные вызвали скорую, в больнице взяли анализы, выявили ВИЧ. Через месяц мне стало лучше, вернулась домой, но через полгода повторилось всё то же самое. Я буквально таяла на глазах, весила 34 килограмма. Врачи советовали вернуться на родину и лечиться. Деньги на билеты на самолёт для меня и детей собирали чуть ли не все земляки, работавшие в Санкт-Петербурге. Они знали, что я тяжело болею, но не знали точный диагноз. Вернулась домой, домашние уже всё знали. Встретили совсем нерадостно. Родные отвернулись от меня и попросили покинуть дом. Мама говорила, что, мол, я всех заражу, советовала не есть со мной из одной тарелки, не подавать мне руки. Помню, как она кричала: «Вон из дома, заразная!» Больно было всё это слышать, тем более от родной матери. Но мир не без добрых людей и меня приютила соседка, которая живёт через дорогу от родительского дома. Она выделила мне маленькую комнатку в небольшой постройке. Так и живу здесь до сих пор.

— Опять пришлось начинать всё с нуля?

— Да, опять. От своей знакомой узнала про офис СФВЗ-Таджикистан в Бохтаре. Пошла туда, там хорошо приняли, помогли с едой и лечением. Они же провели для уязвимых групп бизнес-тренинг, я получила кредит от микрокредитной организации. Купила всё необходимое, чтобы начать мелкую торговлю около дома. Иногда, когда нужно поехать в город, меня заменяет дочка. Дети во всём моя опора и поддержка. Сын тоже помогает продавцом на рынке, приносит домой 15 сомони в день (меньше двух долларов – прим.ред.). После моего выступления на конференции в Амстердаме глава СФВЗ-Таджикистан Икром Ибрагимов предложил мне работу консультантом в бохтарском офисе. Буду теперь получать зарплату. Огромное спасибо ему и всем членам его замечательной команде. С такой поддержкой моя жизнь постепенно налаживается.

Да, и о Амстердаме. Что вам дало участие на конференции по СПИДу AIDS 2018?

— Это была моя первая поездка в дальнее зарубежье. Я впервые участвовала на такой конференции. Слушала многих спикеров, была воодушевлена их рассказами. Они открыто говорили о том, что живут с ВИЧ по 20-25 лет, при этом следят за здоровьем и ведут вполне себе активный, насыщенный образ жизни. Это придало мне сил и уверенности. Я была поражена тем, что во многих странах людей с ВИЧ не преследуют, не избегают и не сторонятся. За несколько дней конференции я получила столько искренних объятий и рукопожатий, сколько я не получала с момента инфицирования. Почему же в нашей стране столько стигмы к ВИЧ-положительным, почему люди до сих пор живут стереотипами и боятся таких, как я? На одной из сессий на конференции в Амстердаме я услышала слоган «Преследуй вирус, а не людей». Как это точно сказано!

AFEW на AIDS 2018: Семинар «Миграция в ВЕЦА: доступ к медицинскому обслуживанию для всех?»

Что: Семинар «Миграция в Восточной Еврорпе и Центральной Азии: доступ к медицинскому обслуживанию для всех?» 

Где: E 105-108 @ RAI Amsterdam

Когда: 26 июля, 2018/16:30-18:00

Важно знать: На семинаре будут предоставлены услуги переводчика английский — русский.

Семинар, организованный Сетью AFEW, послужит уникальной возможностью не только обсудить миграцию, ВИЧ и ключевые группы населения, но также узнать о реальном опыте миграции.

Мы обсудим доступ к здравоохранению среди мигрантов и политическую приверженность Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА), необходимый пакет для здоровья мигрантов в регионе ВЕЦА и доступ мигрантов к программам борьбы с туберкулезом и ВИЧ в Таджикистане.

Сеть AFEW расскажет о своих исследованиях о людях, употребляющих наркотики, включая их региональную мобильность, и пояснит проблему трудовой миграции и доступа ключевых групп населения в Таджикистане, Кыргызстане и России к профилактике, лечению и уходу. Кроме того, AFEW-Taджикистан представит конкретную модель внедрения услуг НПО, в которой женщины – трудовые мигранты и жены мигрантов охвачены различными мероприятиями по профилактике ВИЧ, туберкулеза и гепатита С, а также по лечению и уходу.

С помощью обмена информацией и панельной дискуссии мы хотим:

  • Проинформировать всех об универсальном медицинском обслуживании для трудовых мигрантов в Восточной Европе и Центральной Азии
  • Разработать конкретный план действий, который может быть использован на существующих платформах для пропаганды дальнейших действий и приверженности на правительственном уровне
  • Обеспечить доступ к модулям здравоохранения в официальных протоколах обучения мигрантов для ключевых групп населения (людей, употребляющих наркотики, секс-работников, ЛГБТ/мужчин, имеющих сексуальные отношения с мужчинами)
  • Изучить и обсудить роль неправительственных огранизаций и их сотрудничество с общественными (здравоохранительными) системами.

Семинар подготовлен и представлен AFEW Интернешнл и Сетью AFEW в рамках программы «Восполняя пробелы: здоровье и права уязвимых групп» по региональному охвату  стран ВЕЦА.

Повестка дня

1.      Вступление:  Жанин Вилдсхут, директор программ AFEW Интернешнл

2.      Личный опыт трудовой миграции:  Алимахмадова Зебо

3.      Необходимый пакет для здоровья мигрантов и политическая приверженность: возможности и проблемы в странах ВЕЦА:

Елена Вовк, технический сотрудник программы ВИЧ, ИППП и вирусного гепатита Всемирной Организации Здравоохранения

4. Таджикские мигранты и доступ к услугам по ВИЧ и ТБ. Опыт МОМ в области решения проблем здоровья мигрантов

Опыт Международной Организации по миграции в Таджикистане:

Рухшона Курбонова, Координатор Программ здоровья мигрантов

5.      Женщины и трудовая миграция. Роль НПО в здравоохранении и социальной и легальной поддержке женщин-мигрантов:  

Зарина Давлятова, менеджер по проектам СФВЗ-Таджикистан

6.      Обсуждение:

·       Что можно сделать по разработке региональных подходов к профилактике ВИЧ и пропаганде здорового образа жизни среди трудовых мигрантов с уделением особого внимания потребностям конкретных групп, таких как люди, употребляющие наркотики, в регионе ВЕЦА?

·       Возможности трансграничного сотрудничества между общественными и неправительственными организациями.

·       Установка приоритетов и немедленных действий.

7.      Заключение.

Отчет о результатах исследования по оценке уровня трудовой миграции среди лиц, употребляющих наркотики, в Кыргызстане и Таджикистане

Отчет о результатах исследования по оценке уровня трудовой миграции среди лиц, употребляющих инъекционные наркотики, в пилотных регионах Кыргызстана и Таджикистана

30 ноября, 2017 г. 

Подготовлен в рамках проекта «Восполняя пробелы: здоровье и права уязвимых групп населения – 2.0», финансируемого Министерством иностранных дел Нидерландов, а также дополнительных соглашений о финансировании с AFEW Интернешнл от 1 июля 2017 г. и Странового офиса ЮНЭЙДС в Республике Таджикистан от 31 июля 2017 г.

Анализ результатов исследования указывает на наличие комплекса проблем информационного, социально-правового и образовательного характера. Именно с такими проблемами сталкиваются люди, употребляющие инъекционные наркотики, в период планирования трудовой миграции, пребывания в трудовой миграции и возвращения из трудовой миграции. Отсутствие финансовых средств и социальная незащищенность – главные проблемы, с которыми сталкиваются ЛУИН при планировании трудовой миграции с целью заработать. Отсутствие финансов затрудняет для них доступ к полному медицинскому обследованию в учреждениях первичной медико-санитарной помощи, к услугам тестирования на ВИЧ-инфекцию и диагностики туберкулеза с целью получения справок о состоянии здоровья, – в том числе, соответствующих справок из СПИД-центров, наркологических центров и противотуберкулезных медицинских учреждений.

Полную версию отчета читайте здесь.

AFEW представляет важные оценки по ВЕЦА

AFEW Интернешнл, вместе с членами своей сети из Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА) готовится к Региональной осенней школе, которая пройдет в Алматы, Казахстан, с 30 октября по 3 ноября 2017 года. Осенняя школа станет платформой для обучения, обмена, стратегии и планирования для членов сообщества и партнеров из 10 разных стран. Региональная осенняя школа – это ежегодное мероприятие, которое проходит в рамках регионального подхода AFEW в проекте «Восполняя пробелы: здоровье и права уязвимых групп».

Одним из основных моментов программы осенней школы станет презентация трех важных оценок, которые AFEW Интернешнл недавно завершил в рамках программы «Восполняя пробелы». Окончательные результаты всех оценок будут доступны широкой общественности в декабре 2017 года.

Дружественная реабилитация для снижения вреда

Оценка дружественной реабилитации снижения вреда в странах ВЕЦА – это исследование, в котором описывается состояние реабилитационных услуг в Украине, России, Грузии и Кыргызстане. В оценке представлено семь международных подходов к программам реабилитации и деятельность в рамках этих подходов. Участники осенней школы AFEW обсудят рекомендации о том, какой подход лучше принять для своей работы.

Люди-мигранты, употребляющие наркотики

Оценка людей-мигрантов, употребляющих наркотики (ЛУН) исходит из вопросника, который был распространен в регионе ВЕЦА. Опрос, который проводился среди 600 человек, употребляющих наркотики в Таджикистане и Кыргызстане, показал, что 43% респондентов пережили периоды миграции в другую страну в регионе ВЕЦА, в основном в Россию. Из качественных интервью с мигрирующими ЛУН в России и Казахстане можно предположить, что люди имеют очень мало доступа к медицинским учреждениям, юридическим документам и часто у них есть мало возможностей вернуться в свою родную страну. Участники осенней школы обсудят полную оценку и приступят к интервенциям на предстоящие два года для создания передовой практики и защиты прав и жизни членов сообщества.

Ограничение возможностей для работы общественных организаций

Оценка ограничения возможностей для работы общественных организаций – это углубленная оценка пространства для организаций гражданского общества с особым упором на снижение вреда и политику в отношении наркотиков в сетях НПО и сообществ. Сокращение международного финансирования и ограничение возможностей для работы общественных организаций создают реальную угрозу для борьбы с дальнейшим распространением ВИЧ в регионе, а также для прав и жизни сообществ. Во время осенней школы будут обсуждаться механизмы преодоления и будут разработаны дальнейшие шаги, которые направлены на решение этих задач.