Сколько женщин — столько судеб

В Таджикистане из года в год отмечается рост доли полового пути передачи ВИЧ-инфекции и увеличивается количество женщин в репродуктивном возрасте среди взятых на учет с диагнозом, установленным впервые. Именно поэтому в 2019 году общественная организация «Таджикистанская сеть женщин, живущих с ВИЧ» (ТСЖ+) при поддержке AFEW International в рамках программы «Восполняя пробелы» провела исследование «Ключевые проблемы сексуального и репродуктивного здоровья женщин, живущих с ВИЧ в Таджикистане через призму прав человека».

В преддверии Международного женского дня 8 марта Тахмина Хайдарова, руководитель ТСЖ+, порассуждала с AFEW International о ВИЧ, сексе, насилии и гендерном неравенстве в Таджикистане.

Что значит секс для мужчин и женщин в Таджикистане?

Для мужчин секс – это возможность удовлетворить свое желание, и только потом — средство для продолжения рода. Для женщин же, секс в первую очередь — средство для рождения детей. При этом говорить о сексе и проявлять инициативу в половых отношениях женщины, как правило, не могут – это расценивается как распутство.

В целом в Таджикистане сексуальная сфера сильно подвержена традиционным гендерным стереотипам. Здесь не принято обсуждать тему сексуальных отношений – ни в семьях, ни в обществе. Мало кто разговаривает об этом со своими партнерами, врачами и т.д. Но даже если и говорят, что на самом деле не совсем понимают смысл и значение понятий «секс» и «сексуальные отношения» и чаще всего рассуждают о контрацепции, способах предохранения от нежелательной беременности, гигиене и т.д. Но не о чем то более серьезном.

Всему виной национальные традиции и религия?

Д а, во многом. Однако надо сказать, что ислам сам по себе — это религия мира и добра. В исламе не говорится о жестоком обращении по отношению женщин, однако есть другие факторы, которые влияют на их жизнь. Это стереотипы, которые могут быть связаны с религией.

Один из них – «женщина обязана ухаживать за мужем и всеми членами его семьи, быть послушной и доброжелательной». Поэтому уже с детства девочки воспитываются в духе повиновения. Женщины сами признают, что интересы мужчин превыше всего. Одна из особенностей семей в республике, особенно в сельской местности, заключается в преобладании расширенных семей, когда под одной крышей проживают несколько поколений взрослых и детей. То есть родители, их взрослые сыновья/дочери, уже вступившие в брак, бабушки и дедушки, взрослые сестры или братья — все живут вместе. Как следствие — в отношения мужа и жены постоянно вмешиваются родственники.

В семье девушек готовят как домохозяек, в большинство случаев не дают образования, особенно в сельской местности, и девушка после замужества становится всячески зависима от своего партнера и членов его семьи. Без разрешения старших и мужа женщина не имеет права выйти из дома и получить информацию о заболеваниях, передающихся половым путем (ЗППП). Женщина всегда должна стоять на ступень ниже мужчины во всем: в принятии решений, в высказывании мнения. Женщина должна прислушиваться к словам мужа, нужно «прикусить язык», это и есть уважение. Также женщины редко могут самостоятельно принимать решения о том, когда, как и с кем заниматься сексом, вступать в брак, сколько детей иметь и т.д.

При этом сексуальное насилие со стороны интимного партнера увеличивает риск заражения ВИЧ. Во время нашего опроса от респондентов мы слышали рассуждения о том, что половой акт без согласия — это нормальное явление, и так должно быть в семье, «Это же твой муж: что он хочет, то и нужно делать. Он молодой, и поэтому нужно удовлетворять его желания!»

Неравенство между мужчинами и женщинами в Таджикистане развито не только в частной жизни, но и общественной тоже, не так ли?

Да, гендерное неравноправие — одна из проблем, сдерживающая устойчивое развитие Таджикистана. Неравноправие проявляется в доступе ко всем видам материальных и нематериальных ресурсов (собственность, земля, финансы, кредиты, образование и т.д.); к принятию решению во всех сферах и участию в политической жизни, насилии в отношении женщин.

А почему женщины терпят насилие?

Потому что это укладывается в рамках сложившейся системы гендерных неравных отношений в Таджикистане. Мужчины обеспечивают женщину, контролируют семейные отношения, а значит, могут делать, по сути, что хотят.

Но самое печальное – то, что общество недостаточно понимает значимость этой проблемы. Оно уверено, что насилие в семье – это частное дело. Считается, что проявление жестокого обращения с женой, невесткой, сестрой и др. или постоянного контроля за их жизнью и поведением – это не насилие, а норма. При этом широко распространено мнение, что женщина сама виновата, если муж или его родственники применяют к ней физическую силу. Немало сторонников такого мнения среди молодых людей, самих женщин, и особенно среди свекровей. Поэтому особого внимания, на мой взгляд, требует решение проблем взаимоотношений свекрови и невесток, отношения к женам трудовых мигрантов в период нахождения их мужей за пределами республики, ранних и принудительных браков и т.д.

Женщины с ВИЧ более уязвимы?  

Однозначно! Несмотря на то, что очень часто источником ВИЧ инфекции для женщины является ее муж, именно она подвергается насилию и дискриминации со стороны мужа и его родственников. Одна женщина рассказывала, что муж инфицировал ее, но не считал себя виноватым. Иногда он закрывал дверь и уходил из дома, а она оставалась без еды, голодная и беспомощная. Однажды он даже привязал ее веревкой к столбу и избивал, а после этого ушёл, оставив ее голодной на два дня. После такого отношения и издевательств мужа она ушла к своим родителям, где также подверглась дискриминации.

Почему женщины с ВИЧ боятся обращаться к врачам?

Как показывает практика, те, кто обращается в СПИД-центр, получают качественную помощь и многие этим довольны в том числе я. Однако основные проблемы у женщин возникают, когда они обращаются за услугами в других медицинских учреждениях (за хирургическую помощь или к зубным врачам), в том числе в учреждения первичной медико-санитарной помощи (ПМСП). Именно в этих учреждениях женщины, живущие с ВИЧ (ЖЖВ) чаще всего сталкиваются с дискриминацией в свой адрес. Во время фокус-групп приводилось немало случаев, когда медработники отказывали в предоставлении медпомощи ЖЖВ и разглашали их статус. (В основном такие случаи были в роддомах, в зубных поликлиниках и во время других хирургических вмешательство) Поэтому большинство ВИЧ-позитивных женщин боятся открыть свой статус и не обращаются за услугами в медучреждения в том числе в службах ПМСП по месту жительства.

А вы разговаривали с этими врачами? Что они отвечают на вопрос о дискриминации людей, живущих с ВИЧ?

Мы не опрашивали медработников. Однако многие женщины считают, что причины кроются в неподготовленности медицинских работников к работе с ЛЖВ, а также низкий уровень знаний сотрудников о ВИЧ.

Одна женщина, обратившись в поликлинику, рассказала врачам о своем статусе. Они сразу отказали ей в услугах. Женщина сказала, что это нарушение ее Конституционных прав, на что ей ответили, что она больна, и они уже ничем не могут ей помочь. Только представьте себе – это говорили врачи!

Но это не все – в Таджикистане существует проблема утечки кадров среди медицинского персонала, который имеет опыт работы с ЛЖВ. Немалая часть профессионалов покидает нашу страну.

Предположим, женщина узнала о своем статусе, она готова обследоваться, принимать терапию и делать все, что говорят врачи. Может ли она столкнуться с какими- либо препятствиями даже в этом случае?

АРТ терапия у нас в стране закупается за счет Глобального Фонда, поэтому перебоев практически не бывает. Если человек хочет принимать АРТ, то он может получить ее во всех центрах СПИД. Но согласно рекомендациям ВОЗ, людей, живущих с ВИЧ, распределяют в службы ПМСП и согласно этим требованиям человек обязан получить услугу по месту жительства. В силу того, что в сельской местности и маленьких городах, и районах все практически друг друга хорошо знают, ЖЖВ бояться раскрытия своего статуса и есть вероятность что не будут обращаются в эти службы на местах за услугами АРТ.

Насколько сложно женщинам принять свой статус?

Чаще это зависит от уровня их информированности и образованности – они просто ничего не знают о ВИЧ или имеют искажённую информацию о вирусе. Поскольку ВИЧ на начальных стадиях не имеет ярко выраженных симптомов, женщины думают, что они ничем не болеют, и вирус их не касается. В немалой степени принятие диагноза зависит от специалиста, который будет работать с женщиной, проводить дотестовое и после тестовое консультирование.

Планируете ли вы использовать результаты своего исследования в дальнейшей работе?

На данный момент в стране разрабатывается «Национальная программа по противодействию эпидемии ВИЧ/СПИД в Республике Таджикистан на период 2021-2025 годы», и мы вошли в состав рабочей группы по вопросам лечения АРТ и предотврашения стигмы и дискриминации в отношение ЛЖВ. В рамках этой площадки мы активно продвигаем рекомендации нашего отчета.

Наряду с этим результаты исследования помогли нам выявить и понять целый ряд проблем, на которые мы ранее не всегда обращали должное внимание. Поэтому мы будем использовать полученную информацию в нашей повседневной работе. Сколько женщин-столько судеб. Следовательно нужно апробировать не только общие подходы к ЖЖВ, но и искать индивидуальные способы.

Исследование можно посмотреть здесь.

 

 

 

Время пришло!

24 марта 2020 — Всемирный день борьбы с туберкулезом. Всемирный день борьбы с туберкулезом — это важный момент для того, чтобы привлечь внимание и напомнить мировым лидерам об их обещаниях диагностировать и вылечить 40 миллионов человек, больных туберкулезом, к 2022 году, как это было согласовано на Совещании высокого уровня ООН (UNHLM) по вопросам туберкулеза в сентябре 2018 года.

Сейчас нам всем необходимо работать вместе над важными мероприятиями, чтобы Всемирный день борьбы с туберкулезом к 2020 году получился эффективным.

Что мы можем вместе сделать?

— Обратитесь к лидерам!

Обратитесь к вашим политическим лидерам (мэрам, парламентариям, министрам здравоохранения, главам государств) с просьбой взять на себя руководящую роль в борьбе за ликвидацию ТБ, напомните им об обязательствах и целях, которые должны быть достигнуты к концу 2022 года. Обратитесь к ним с просьбой принять участие во Всемирном дне борьбы с ТБ. Это может включать в себя публичное заявление, поддержку какого-либо мероприятия, внесение предложения в парламент или принятие обязательств по достижению целей, поставленных странами в рамках ООН.

— Включите социальные сети!

Хэштэги к Всемирному дню борьбы с туберкулезом в этом году — #ItsTimetoEndTB и #WorldTBDay. Начните повышать осведомленность через социальные сети, поделитесь своими планами в Twitter или Facebook.

— Обратитесь к знаменитостям!

Обратитесь к знаменитостям, влиятельным людям, телеведущим и другим деятелям с просьбой присоединиться к вам и повысить осведомленность или надеть на себя булавку с красной стрелкой в преддверии Всемирного дня борьбы с туберкулезом.

— Объединитесь!

Объединитесь с местными партнерами по борьбе с туберкулезом для совместного планирования крупных мероприятий в рамках Всемирного дня борьбы с туберкулезом, мобилизации общественности и других мероприятий. Партнерство «СТОП ТБ» имеет базу данных о партнерах на страновом уровне, поэтому не стесняйтесь обращаться к организации, чтобы иметь возможность определить партнеров, с которыми вы хотите работать на этих мероприятиях.

Источник: http://www.stoptb.org/

 

Видеонаблюдаемое лечение туберкулеза

Автор: Кристина Шапран 

Видеонаблюдение — один из наиболее эффективных шагов в лечении туберкулеза (в том числе и с множественной лекарственной устойчивостью). Оно повышает шансы пациента оставаться приверженным терапии и выздороветь. Проект endTB в Казахстане внедрил этот метод в 2016 году в Астане и Алматы. Два года спустя видеоконтролируемое лечение появилось и в других регионах, а теперь оно рекомендовано Национальной программой по борьбе с туберкулезом в Казахстане.

Хотя лечение против туберкулеза нашли еще в 1948 году, заболевание все еще остается одной из десяти ведущих причин смерти в мире. Каждый третий человек является носителем микобактерий, вызывающих туберкулез. И, если они активируются, пациенту понадобится от шести и более месяцев лечения, в зависимости от стадии заболевания. Зачастую необходимость так долго принимать большое количество препаратов, которые к тому же вызывают побочные эффекты, приводит к тому, что пациенты попросту бросают лечение, как только чувствуют себя лучше.

Лекарства по видео

Толганай, как и многие другие, после стационарного лечения туберкулеза должна была продолжить терапию на амбулаторных условиях. Как правило, такое лечение означает, что пациенту придется ежедневно наведываться в поликлинику, чтобы принять очередные таблетки под присмотром медперсонала. Лечение под непосредственным наблюдением отнимает много времени и денег (дорога в поликлинику и обратно), а многие пациенты жалуются, что с трудом добираются домой из-за тошноты и головокружения — побочных эффектов терапии. Неудивительно, что нередко пациенты решают бросить терапию, так и не пройдя курс до конца. В дальнейшем у них развивается множественная лекарственная устойчивость, при которых лечение (если пациент решит все же его продолжить), затянется на два года. Однако Толганай повезло — девушке предложили проходить лечение под видеонаблюдением. Как правило, для этого используют Viber, Whatsapp или Skype.

Как это работает?

В день начала дистанционной терапии Толганай приняла препараты под присмотром медсестры, остальные таблетки еще на неделю ей разложили по дням в специальный контейнер для медикаментов. В журнале отметили первый прием. Теперь ежедневно точно в оговоренное время девушке по видеосвязи звонит медработник и следит за тем, как она придерживается лечения.

Когда видеосвязь установлена, девушка называет свои имя, фамилию и дату, показывает ячейку контейнера, соответствующую дню недели, проговаривает название и количество противотуберкулёзных препаратов (ПТП) демонстрирует прозрачный стакан с водой для приема терапии. Если все сходится с данными в карте пациента, девушка выпивает лекарства, а медработник делает очередную отметку в журнале.

В те дни, когда Толганай не удается выйти на связь, она записывает прием препаратов на видео и отправляет его медсестре. А если бы девушка не прислала видео и не вышла на связь в течение дня, в журнале появилась бы отметка о пропуске приема лекарств, а самой Толганай пришлось бы ещё раз услышать разъяснения, почему приверженность — это острая необходимость, и какие риски влечет пропуск терапии.

“Такое лечение переносить гораздо проще, потому что нет необходимости постоянно ездить в поликлинику, а в случае плохого самочувствия можно отлежаться дома, к тому же это существенно экономит мои расходы в связи с лечением», — рассказывает пациентка.

Высокая эффективность

Сегодня видеонаблюдаемое лечение туберкулёза (ВНЛ) показывает достаточно высокую эффективность в мире. В марте 2019 года медицинский журнал The Lancet опубликовал результаты британского исследования ВНЛ. Согласно данным исследования 90% пациентов, наблюдаемых при помощи смартфонов, завершили первую неделю лечения, и только 49% пациентов, приезжавших в больницу ежедневно, дошли до того же результата. После 6 месяцев наблюдения эффективность такого лечения все ещё оставалась на высоком уровне. Среди пациентов на ВНЛ терапию успешно завершили 77%, а пациентов, успешно закончивших лечение под непосредственным наблюдением медперсонала — всего 39%.

За последние 10 лет медикам в Казахстане удалось снизить уровень смертности от туберкулёза в 5,6 раз. Конечно, в первую очередь, это результат более качественной профилактики и мер по раннему выявлению туберкулёза. Но в том числе большую роль в этом сыграло и внедрение видеонаблюдения, позволившее пациентам повысить уровень приверженности, а соответственно, и качества лечения.

Роза Идрисова, директор первой и единственной пациентской организации в Казахстане ОФ «Санат алеми», занимающейся защитой прав и интересов людей, затронутых туберкулезом.

«Отрадно, что цифровые технологии шагнули в жизнь наших пациентов. Одним из видов этих технологий — видеонаблюдаемое лечение. Эффективность этого метода контроля за противотуберкулезным лечением подтверждается повышением приверженности к лечению наших пациентов, практически нет отрывов. Если говорить о плюсах, конечно же в первую очередь, хочу отметить экономию финансовых средств пациентов, так как сокращаются транспортные расходы, это очень существенно для них.Также, экономится личное время пациентов, которое они могут использовать для других дел».

 

ВИЧ в тюрьме – не приговор

Сегодня Кыргызстан называют одной из самых продвинутых стран мира в плане реализации программ снижения вреда и лечения ВИЧ-инфекции в тюрьмах. (см. здесь)

На данный момент здесь в местах лишения свободы (МЛС) действуют 5 программ: программа обмена шприцев, программа заместительной поддерживающей терапии метадоном, программа реабилитации «Атлантис», Центр Реабилитации и Социальной Адаптации «Чистая зона» и программа «Старт Плюс».

Дина Масалимова, менеджер программ AFEW-Кыргызстан, подробно рассказала о том, какая работа проводится сегодня в стране в данном направлении, и каких весомых результатов уже удалось добиться.

Дина, расскажите пожалуйста, подробнее про программы для тюремных заключенных. Что они собой представляют?

Пилотная программа по обмену игл и шприцев была внедрена в Кыргызстане в 2002 году в одной из колоний со скромным охватом в 50 человек. Уже через год программу расширили еще на три колонии, а потом и еще на несколько. На сегодняшний день в пенитенциарной системе функционируют 14 пунктов обмена шприцев (ПОШ). Они работают во всех колониях, кроме заведения для несовершеннолетних осужденных. Также услуги обмена шприцев предоставляются в двух крупнейших следственных изоляторах. Фактическое число клиентов ПОШ в течение 2018 года cоставляло более 1300 человек. Они получали шприцы лично, либо через вторичный обмен, осуществляемый волонтерами. Помимо стерильного инъекционного оборудования в пунктах можно найти и другие средства защиты – спиртовые салфетки, презервативы; также здесь проводится забор крови на ВИЧ. Клиентов, которые желают сократить или полностью прекратить инъекционное употребление наркотиков перенаправляют в пункты заместительной терапии метадоном.

Программа заместительной терапии начала свою работу в тюрьмах страны более 10 лет назад – в 2008 году. Сегодня пунктов заместительной терапии в МЛС уже 9, а количество клиентов составляет более 350. Реализацией этих программ занимается Государственная Служба Исполнения наказаний при поддержке Глобального Фонда по Борьбе со СПИДом, Туберкулезом и Малярией, а также Центра по Контролю Заболеваний CDC.

Помимо программ снижения вреда, в тюрьмах есть программа, направленная на полный отказ от использования наркотиков. В ряде учреждений действует программа «Атлантис», основанная на знаменитой модели «12 шагов». Выпускники программы могут провести остаток срока в Центр Реабилитации и Социальной Адаптации «Чистая зона». «Чистая» — значит чистая от наркотиков. Там работает комплексная программа реабилитации и подготовке к трезвой жизни на свободе.

На протяжение последних 5 лет мы также активно работали, предоставляя услуги заключенным напрямую. Наши консультанты, например, поддерживали медицинскую службу тюрем, оказывая услуги «равного» консультирования и тестирования на ВИЧ, а также поддерживали заключенных в период до и после освобождения. Эта программа долгое время развивалась с помощью USAID. В скором времени она получит свое продолжение благодаря финансовой и технической помощи ICAP (международной программы Школы Общественного Здравоохранения Мейлмэна при Колумбийском Университете) .

Как создаются эти программы, и кто их реализовывает?

Как правило, такие программы создаются на основе реальных потребностей самых уязвимых заключенных – людей, живущих с ВИЧ, и/или употребляющих наркотики.  Ее непосредственной реализацией также занимаются представители сообщества.

Мы подходим к программе достаточно гибко и стараемся постоянно совершенствовать ее так, чтобы она оставалась актуальной. Например, одним из недавних наших нововведений стала работа с осужденными, отверженными тюремной субкультурой. В силу негласных тюремных правил именно эта группа заключенных имеет самый низкий уровень доступа к медико-социальной поддержке и сталкивается с высоким уровнем стигмы и дискриминации со стороны как других осужденных, так и зачастую тюремного персонала.

Поделитесь результатами этих программ?

Все программы, которые работают в стране на сегодняшний день, направлены на достижение амбициозной цели 90-90-90. Сейчас в тюрьме практически все заключенных тестируются на ВИЧ «на входе», и абсолютное большинство людей, живущих с ВИЧ, формально находятся на терапии. Почему «формально»? Показатели вирусной нагрузки говорят о том, что далеко не все ее принимают. В колониях существует масса мифов на тему ВИЧ-инфекции и антиретровирусной терапии, и при личной беседы очень многие пациенты признаются, что лекарства они просто выкидывают. Именно поэтому одной из основных задач нашего проекта является увеличение количества осужденных, живущих с ВИЧ с неопределяемой вирусной нагрузкой.

За годы работы были достигнуты отличные успехи. Так, например, в колонии №31 количество людей, которые привержены и имеют подавленную вирусную нагрузку выросло с 15% до 68%, в колонии № 16… – с 33% до 66% за истекшие три года. И наша особая гордость две колонии — №2 и №47, где уже достигнуты вторые и третьи 90.

Все эти программы в основном рассчитаны на осужденных мужчин. А есть ли особые программы для женщин-заключенных, для беременных?

В Кыргызских колониях содержится всего около 10 женщин-заключенных, живущих с ВИЧ. Тем не менее, важно учитывать их нужды и потребности в планировании мероприятий в ответ на эпидемию ВИЧ-инфекции. Мы очень трепетно относимся к работе в женском учреждении и стараемся делать свои программы гендерно-чувствительными. Так, в колонии функционировала женская группа самопомощи с фокусом на профилактику гендерного насилия. Также мы сотрудничаем с НПО «Астерия», где при поддержке AFEW-Кыргызстан функционирует женский центр, куда освобожденные женщины могут прийти после тюрьмы. Среди клиентов центра очень много бывших заключенных, а программа помощи и поддержки включает в себя временное проживание, предоставление продуктовых и гигиенических пакетов, равное консультирование на тему ВИЧ-инфекции, сексуального и репродуктивного здоровья и прав (СРЗП) и опиодной заместительной терапии (ОЗТ), а также обеспечение доступа к гинекологическому сервису.

Как сами тюремные заключенные относятся к таким программам?

Заключенные воспринимают программу очень положительно. Медленно, но верно, наша команда смогла завоевать их доверие и вовлечь их в диалог о здоровье. Надо понимать, что здоровье – это далеко не главный приоритет для человека в колонии. К сожалению, в имеющихся условиях содержания главным приоритетом становится банальное выживание, и ВИЧ-инфекция представляется многим отдаленной проблемой. Наши консультанты имеют личный опыт жизни с ВИЧ в колонии и своим примером показывают, как можно решать возникающие проблемы.

Могли бы вы назвать основную проблему на сегодняшний день для ВИЧ заключенных в Кыргызстане?

Одной из самых основных проблем является недостаток медицинских кадров в пенитенциарной системе. В ряде крупнейших колоний страны отсутствуют врачи с высшим медицинским образованием. Вся работа по поддержанию здоровья заключенных возложена на плечи небольшой команды фельдшеров. Конечно, у них часто не хватает ни времени, ни знаний для оказания качественной работы по ведению заключенных с ВИЧ-инфекцией. В таких случаях мы тоже стараемся помогать. Так, в учреждении №16 на протяжении целого года не было врача, и наша организация устраивала еженедельные визиты врача из Республиканского Центра СПИД для ведения пациентов.

Говорят, что многие тюремные заключенные не доверяют тюремному персоналу, в том числе и медикам. Так ли это? 

Да, это отдельная серьезная проблема, и ее следствие — нежелание тюремных заключенных следовать рекомендациям врачей. Наши консультанты служат своеобразным «мостиком», которые помогает выстроить доверительные взаимоотношения между врачами и пациентами. Например, они с согласия пациентов берут у врачей результаты анализов на вирусную нагрузку и СД-4 и подробно объясняют клиентам их значение, влияние терапии на эти показатели и так далее. Мы стараемся найти индивидуальный подход к каждому. Для очень многих людей лучшей мотивацией к лечению становится возможность иметь семью и здоровых детей при достижении неопределяемой вирусной нагрузки.

Кажется, что равные консультанты – это действительно спасительный инструмент в борьбе за здоровье заключенных с ВИЧ…

Несомненно! У нас есть столько историй, которые это доказывают. Например, история Александра. В 2013 году он узнал про свой ВИЧ-позитивный статус. Его друзья по колонии вынесли ему однозначный вердикт, что скоро он умрет. Сказать, что у него было состояние шока – ничего не сказать. Доступа к информации у него не было, врачи толком ничего не объясняли. От отчаяния он стал употреблять еще больше. Он смотрел на знакомых с ВИЧ-позитивным статусом, они умирали один за другим. Он тоже ждал своей очереди.

В 2016 в колонию стали приезжать равные консультанты Проекта по Противодействию ВИЧ. Один из них – Евгений — его очень впечатлил. Он сам жил с ВИЧ, но выглядел при этом абсолютно не умирающим, а совсем наоборот. За одну беседу c консультантом Александр узнал больше информации, чем за 3 предыдущих года жизни с ВИЧ-статусом. В этот момент он сказал себе «Хватит. Я выбираю жизнь», начал лечение и очень быстро достиг неопределяемой вирусной нагрузки.

СМИ — союзники в противодействии эпидемии ВИЧ/СПИДа

СМИ играют большую роль в борьбе за права человека, особенно когда дело касается уязвимых к ВИЧ групп населения. Через широкое освещение в СМИ успешного опыта защиты прав силами сообщества и некоммерческого сектора, государство видит, что сообщество Людей Живущих с ВИЧ (ЛЖВ) и людей, уязвимых к ВИЧ, может и должно выступать ему равным партнером и союзником в противодействии эпидемии ВИЧ/СПИДа. Это помогает формированию положительного имиджа ЛЖВ и представителей других ключевых групп в обществе, снижает стигму и дискриминацию, повышает их самооценку и значимость в собственных глазах, служит стимулом для дальнейшей деятельности и профессионального роста.

Благодаря освещению успешных практик в СМИ огромное число ЛЖВ, Людей Употребляющих Наркотики (ЛУН) и представителей других уязвимых групп имеют возможность получать базовые правовые знания, алгоритм действий и инструменты, чтобы в дальнейшем самостоятельно решать в своих регионах проблемы, связанные с нарушением прав из-за ВИЧ.

Людмила Винс, руководитель проектов Центра социальной помощи ЛУНа , юрист-эксперт Межрегионального Центра Прав Человека в Екатеринбурге, обратилась в Фонд оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА за грантом. Целью ее проекта является именно изменение правовой среды и общественного мнения в отношении людей, живущих с ВИЧ, и представителей уязвимых к ВИЧ групп через средства массовой информации.

Людмила, в чем заключается суть вашего проекта?

Алгоритм нашей деятельности таков — наш юрист с помощью партнеров, уличных юристов из регионов собирает успешные юридические практики и стратегически важные кейсы, подготавливает собранные материалы для публикаций в СМИ, дает им юридическую оценку и алгоритм решения проблемы. Инфоменеджер на основе кейсов пишет статьи в СМИ и на наши ресурсы, передает информацию о кейсах журналистам через рассылки и социальные сети, связывает СМИ и героев между собой для работы над материалом.

Можете уже рассказать о промежуточных результатах этого проекта?

Да, проект существенно помог развитию информационного направления в нашей работе, и положил начало новому проекту по обучению НКО России работе со СМИ. Мы нашли 17 кейсов, по которым выпустили 33 публикации. Каждый кейс содержал минимум одного человека — героя истории, а также минимум 2 человек, сопричастных к истории — близких родственников героя. Всего в историях приняло участие 51 человек.

Расскажите самые интересные и запоминающиеся случаи из проекта.

Самый яркий пример помощи в рамках этого проекта — это история Ольги (имя изменено). Мы опубликовали ее у себя на сайте. Этот материал сразу прочли местные журналисты, которые мгновенно отреагировали и выпустили еще ряд статей о том, что женщина в СИЗО не получает лечение ВИЧ-инфекции. Новость разлетелась стремительно, один журналист сделал множество запросов в государственные органы, получил положительный ответ от чиновников. Итог — девушке в тот же день выдали терапию.

Свою социальную деятельность по отношению к уязвимым группам вы начинали в 2009 году. Как изменилась статистика за это время?

В то время активно развивались программы снижения вреда. Однако вопрос защиты прав ЛУН оставался открытым, поэтому с 2012 года в Екатеринбурге я начала активно развивать направление уличных юристов. Сейчас потребность в такой помощи очень большая. Если в 2012 году правовая помощь оказывалась 100 людям в год, и у нас был один уличный юрист, то сейчас с нами работают 5 уличных юристов. Такая помощь людям оказывается на постоянной основе.

Кто такие уличные юристы?

Это люди из сообщества, которые обучены основам защиты прав человека. Они оказывают базовую правозащитную помощь и, в случае такой необходимости, передают дела на сопровождение юристам-профессионалам.

Как сами представители ключевых групп относятся к вашей активности?

У нас хорошо налажен контакт с целевой группой, они с радостью получают нашу помощь. Но, к сожалению, есть некоторые сложности. Например, человек в процессе сопровождения может пропасть на некоторое время. Когда он появляется вновь через месяц, мы вынуждены начинать все сначала.

Как думаете, почему так важно привлекать в работу представителей ключевых групп населения?

У нас практически все сотрудники, за исключением двух, — это люди из сообщества. Я сама долгое время нахожусь в ремиссии. Для меня другой подход просто не эффективен. Никто не может прочувствовать и понять ЛУН так, как человек, сам прошедший через это, а главное вышедший с успехом из сложившейся проблемной ситуации.

Когда люди что-то делают для общества, у них зачастую в мыслях есть идеальный пример этого общества. Есть ли он у вас?

Идеальных примеров стран у меня нет. Везде есть свои недостатки. Когда заходит речь о подходе к работе с ЛУН в России, я отвечаю, что ее просто нет. Те немногочисленные НКО, которые оказывают программы Снижения Вреда (СВ), не могут в полной мере охватить всех ЛУН. Для меня идеал — это когда в стране развита социальная помощь, есть программы СВ, есть доступ к качественному лечению, нет стигмы и дискриминации в обществе.

Проект поддержан Elton John AIDS Foundation  и Aidsfonds. 

Support. Do not punish!

В июне этого года в десятках городов региона ВЕЦА прошли акции «Support. Don’t punish» («Поддержка, а не наказание»). Активисты вышли на улицы, чтобы публично выразить протест против репрессивной наркополитики.

Ежегодно эта акция проводится во всем мире и является поводом в очередной раз обратить внимание на эту нерешенную проблему. О том, как проходила кампания «Support. Don’t punish» в ВЕЦА регионе в 2019 году можно посмотреть здесь.

Планы на 2020?

Вы являетесь частью коллектива, сети или организации, которая выступает за гуманную политику в отношении наркотиков, отдающую приоритет здоровью и правам человека? Планируете ли вы присоединиться к акции 2020 года «Поддержи. Не наказывай!»? Если ваш ответ «да» на все вопросы, тогда вы можете подать заявку на финансовую поддержку своей акции!

Кампания «Support. Don’t punish» направлена ​​на выявление и поддержку местных партнеров (до 7 человек) для стратегических, творческих и совместных проектов в день 26 июня 2020 г. Предполагаемое финансирование — от 2000 до 4000 долларов США. Цель акции — продвигать реформу наркополитики, способствовать снижению вреда и строить мосты с / внутри / между сообществами, страдающими в результате «войны с наркотиками» (например, люди, употребляющие наркотики, фермеры, выращивающие сельскохозяйственные культуры, которые считаются незаконными, молодежь, этнические меньшинства, ЛГБТК и многие другие). Подать заявку можно здесь.

Что такое «Support. Don’t punish?

«Support. Don’t punish»- это глобальная инициатива, ориентированная на широкие слои населения, в поддержку политики снижения вреда и наркотиков, которая отдает приоритет общественному здравоохранению и правам человека. Кампания направлена ​​на включение снижения вреда в политическую повестку дня путем усиления мобилизационного потенциала затронутых сообществ и их союзников, открытия диалога с политиками и повышения осведомленности среди средств массовой информации и общественности.

Ежегодным событием кампании является Глобальный день действий, который проходит ориентировочно 26 июня в Международный день борьбы со злоупотреблением наркотиками и их незаконным оборотом. Исторически эта дата использовалась правительствами для демонстрации своих «достижений» в области контроля над наркотиками в принудительном порядке. Глобальный день действий кампании направлен на то, чтобы восстановить и изменить сюжет этого дня.

Каждый год все большее число активистов в десятках городов по всему миру присоединяются к этому уникальной и многогранной кампании.

Основные ключевые сообщения кампании «Support. Don’t punish»

  • Система контроля над наркотиками сломана и нуждается в реформировании.
  • Люди, употребляющие наркотики, больше не должны подвергаться уголовной ответственности.
  • Люди, вовлеченные в торговлю наркотиками на низком уровне, особенно те, кто вовлечен в нее по причинам поиска средств к существованию или по принуждению, не должны подвергаться суровым или несоразмерным наказаниям.
  • Смертная казнь никогда не должна применяться за преступления, связанные с наркотиками.
  • Политика в области лекарственных средств должна быть сосредоточена на здоровье, благополучии и снижении вреда.
  • Бюджеты политики в области наркотиков нуждаются в перебалансировании, чтобы обеспечить адекватное финансирование мер здравоохранения, основанных на снижении вреда.

 

 

 

Анке ван Дам — член консультативного совета Европейского форума первичной медицинской помощи

Анке ван Дам, исполнительный директор AFEW International, была избрана членом консультативного совета Европейского форума первичной медицинской помощи.

Что такое Европейский форум первичной медицинской помощи?

Европейский форум первичной медико-санитарной помощи (EFPC) был инициирован в начале 2005 года группой заинтересованных сторон из нескольких стран.

Основная цель Форума — улучшить здоровье населения Европы путем продвижения важности первичной медико-санитарной помощи. Это делается с помощью мониторинга состояния первичной медико-санитарной помощи в европейских странах, сбора информации об условиях, которые важны для первичной медико-санитарной помощи, а также же с помощью обмена опытом.

Форум объединяет три группы заинтересованных сторон: область здравоохранения, лиц, формирующие политику здравоохранения, а также производителей и оценщиков информации. Эти заинтересованные стороны работают на трех уровнях: местном, национальном и международном.

Роль AFEW International

Анке ван Дам: «Членство в консультативном совете Европейского форума первичной медико-санитарной помощи позволит AFEW перенять опыт у поставщиков первичной медико-санитарной помощи в европейских странах и привнести лучшие практики в Восточную Европу и Центральную Азию для обеспечения справедливости в отношении здоровья представителей региона.

Что это значит? При каких условиях вообще можно говорить о доступе людей к медицинским услугам в независимости от пола и болезни? Все это, а также важность первичной помощи как таковой, обсуждается на Форуме.

Своим участием в Форуме AFEW International привнесет в него знания и обширный опыт работы в регионе ВЕЦА, а также большую сеть контактов с организациями, институтами, агентствами и специалистами. С помощью Европейского форума первичной медицинской помощи AFEW International надеется построить мост между Востоком и Западом и содействовать обмену, связям и обучению специалистов из этих регионов».

 

Клуб для женщин, употребляющих наркотики – свобода, креатив, ответственность

Автор: Ирма Кахурашвили

За плечами Наны[1], многодетной матери, 27-летний опыт употребления наркотиков, три года тюремного заключения и бесконечные проблемы с трудоустройством. Сегодня она является активным членом «Женского клуба», созданного в Тбилиси (Грузия) Информационно медико-психологическим центром «Танадгома» в рамках проекта «Права и здоровье уязвимых групп населения: восполняя пробелы».

Этот клуб объединил десятки женщин со схожим прошлым, создав неформальную обстановку, в которой гостьи могут делиться своим опытом и развивать творческие способности.

— Нана, как вы оказались в «Женском клубе»?

Примерно год назад в Социальном бюро центра «Танадгома» мне предложили услуги для женщин: гинекологическое и маммологическое обследования. Я согласилась, потому что в грузинской реальности женщины-потребители часто испытывают трудности с получением этих сервисов, а также подвергаются самостигматизации, что еще более усложняет их доступ к возможностям. Однако кроме медицинской помощи «Танадгома» предложил мне нечто большее. Сейчас, например, я увлеклась изготовлением керамики, которую создаю на базе социального предприятия. Мне нравится принимать участие в подобных активностях и социализироваться. А однажды мне удалось вместе с другими женщинами-потребителями побывать в Гремском центре психо-социальной реабилитации «Танадгома», где я и узнала о «Женском клубе».

— Какова идея создания Клуба?

Многие женщины-потребители не хотят «светиться» перед обществом, и, опасаясь стигмы, остаются в подполье. Выявить их тоже проблематично. «Женский клуб» берет на себя задачу социализации таких женщин, и объединяет их своей деятельностью.

Идея создания Клуба принадлежит психологу Леле Курдгелашвили. Женщины, представительницы ключевых групп, сами озвучили ей желание иметь подходящее место для встреч, где они смогли бы делиться своими проблемами и опытом, чувствуя себя там комфортно. Клуб – это остров, находясь на котором участницы могут продемонстрировать свои творческие способности. Некоторые пишут, другие рисуют, вяжут, лепят, параллельно рассказывая о своих проблемах – о здоровье, правовых вопросах и многом другом. Иногда мы вместе смотрим тематические фильмы. Такие встречи проходят у нас два раза в месяц.

Опыт показывает, что участие во встречах Клуба развивает много хороших качеств у женщин, в том числе творческий потенциал и ответственность, проявление которых иногда бывает ослаблено у некоторых потребителей из-за специфического ритма жизни.

— Есть ли в планах связать деятельность клуба с уже существующим полиграфическим и керамическим социальным предприятием в центре «Танадгома»?

Участницы Клуба поддерживают идею использовать ресурсы предприятия и научиться создавать качественный продукт, который будет продаваться. Это пойдет на пользу нашей организации, и таким образом у нас появится доход.

Основательница клуба считает, что на данном этапе мы можем создавать продукцию специально для ЛГБТ-сообщества, например, тематические аксессуары, к которым нет доступа в Грузии (в основном люди сейчас их заказывают из-за рубежа). На данный момент производство находится в тестовом режиме. Мы уже нашли молодого профессионального мастера и фотографа, который поможет нам с этой идеей. Для продажи будем использовать Instagram. Скоро планируем сделать портфолио работ из керамики, принтов, аксессуаров ручной работы.

[1] Имя изменено

 

Координационный комитет просит Глобальный фонд о помощи в борьбе с ВИЧ

Координационный комитет по профилактике и борьбе с ВИЧ/СПИД, ответственный за координацию и реализацию грантов Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией в Российской Федерации, призвал Глобальный фонд выделить средства организациям гражданского общества на поддержку борьбы с эпидемией ВИЧ на следующие три года.

2019 год является годом пополнения средств Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией (Глобальный фонд). В конце этого года, основываясь на результатах пополнения, Глобальный фонд примет решение о том, какие страны и в каком объеме смогут претендовать на средства для борьбы с ВИЧ, туберкулезом и малярией на следующий 3-летний период.

Согласно списку стран, соответствующих квалификационным критериям на получение средств Глобального фонда на 2019 год, Российская Федерация может иметь право на получение финансирования для поддержки ответных мер на эпидемию ВИЧ/СПИДа в течение следующих 3 лет. Поскольку Российская Федерация не входит в список получателей официальной помощи в целях развития, в соответствии с политикой Глобального фонда, Российская Федерация может иметь право на получение средств только для поддержки усилий по противодействию ВИЧ, предпринимаемых неправительственными организациями или организациями гражданского общества, и только в том случае, если в стране имеются явные барьеры для обеспечения государственной поддержки необходимых ответных мер на эпидемию среди ключевых групп населения, в соответствии с эпидемиологической ситуацией в стране.

В соответствии с политикой Глобального фонда в отношении квалификационных критериев, “право на получение такого финансирования будет оцениваться Секретариатом фонда в рамках процесса принятия решений о выделении средств. В рамках своей оценки Секретариат, при консультационной поддержке соответствующих структур ООН и других партнеров, в зависимости от обстоятельств, рассмотрит ситуацию в области прав человека в стране в контексте ключевых групп населения, и, в частности, вопрос о том, существуют ли законы или политика, которые влияют на практику и/или ограничивают предоставление научно обоснованных мер профилактики для ключевых групп населения”.

Не секрет, что Восточная Европа и Центральная Азия (ВЕЦА) являются единственным регионом в мире, где эпидемия ВИЧ продолжает расти, и Россия рассматривается как “движущая сила” этого регионального роста. Согласно «Global AIDS update» (обновленные данные по глобальной эпидемии СПИДа) ЮНЭЙДС 2018 года, «эпидемия ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии выросла на 30% с 2010 года, что отражает недостаточную политическую приверженность и внутренние инвестиции в национальные меры по борьбе со СПИДом во многих странах региона. Региональные тенденции во многом зависят от прогресса в Российской Федерации, где проживает 70% людей, живущих с ВИЧ в регионе. За пределами Российской Федерации уровень новых случаев ВИЧ-инфекции стабилен».

 

На благо людей, живущих с ВИЧ в Беларуси

С 19 июля 2019 года в Беларуси начала действовать новая редакция статьи 157 УК РБ «Заражение вирусом иммунодефицита человека». Не смотря на принятые примечания, она все равно оставила ключевые группы, особенно  серодискордантые пары (пары, где один из партнеров ВИЧ-инфицированный), в уязвимом положении. Однако, было найдено решение, благодаря которому поправка все-таки сможет работать качественно на благо людей, живущих с ВИЧ.

Для справки

В новой редакции статьи 157 УК РБ значатся несколько важных пунктов.

  • Заведомое поставление другого лица в опасность заражения вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) наказывается штрафом, или арестом, или лишением свободы на срок до трех лет.
  • Заражение другого лица по легкомыслию или с косвенным умыслом ВИЧ лицом, знавшим о наличии у него этого заболевания, наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет.
  • Действие, предусмотренное частью 2 статьи, совершенное в отношении двух или более лиц, либо заведомо несовершеннолетнего, либо с прямым умыслом наказывается лишением свободы на срок от 5 до 13 лет.

Также в примечании к этой статье написано, что лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями 1 или 2 статьи, сможет быть освобождено от уголовной ответственности в случае, если другое лицо, поставленное в опасность заражения, либо зараженное ВИЧ, было своевременно предупреждено о наличии у первого этого заболевания и добровольно согласилось совершить действия, создавшие опасность заражения.

Во избежание преследования

Накануне вступления поправки в действие, Республиканское общественное объединение «Люди ПЛЮС» совместно с Республиканским центром гигиены и эпидемиологии провели Круглый стол, целью которого было разработать комплекс мер, позволяющий людям в полной мере пользоваться изменениями в законодательстве и обезопасить себя от уголовного преследования. В результате были разработаны дорожная карта, а также нормативные документы, регламентирующие факт предупреждения, в случае которого наступает действие данной поправки. Документы включают в себя:

— Новую форму «Предупреждение лица о наличии у меня ВИЧ-инфекции»;

— Форму предупреждения контактного лица пациентом с ВИЧ-положительным статусом;

— Памятку по вопросам профилактики ВИЧ-инфекции.

Анатолий Лешенок, руководитель Республиканского общественного объединения «Люди ПЛЮС»

«В разработке документов мы постарались учесть все возможные обстоятельства и препятствия которые могут возникнуть, — рассказывает Анатолий Лешенок, заместитель руководителя Республиканского общественного объединения «Люди ПЛЮС». К примеру, Следственный комитет, комментируя принятую поправку отметил, что важно понимать, и это будет проверяться, в каком состоянии человек дал согласие о контакте с ВИЧ-инфицированным лицом, получил ли он достаточную информацию и т.д. Нотариальная Палата предложила желающим регистрировать информационное согласие в качестве услуги подтверждения подписи. Республиканский центр гигиены и эпидемиологии разработал новую форму информирования при постановке на учёт, человека у которого выявлен ВИЧ, разъяснил в ней имеющуюся в ст. 157 УК РБ поправку и рассказал о возможности прийти к ним с партнёром для того, что бы зафиксировать факт предупреждения. Для качественного информирования о ВИЧ была также разработана памятка, которая будет напечатана в рамках нашего проекта. Она будет выдаваться партнёрам ВИЧ -позитивных людей. В ней указаны контакты организаций, оказывающих услуги ЛЖВ, а также где можно получить консультацию по юридическим вопросам».

Кто под ударом?

За последние полгода в Беларуси было возбуждено 55 уголовных дел по ст. 157 УК РБ . Эта цифра существенно не поменялась по сравнению с 2018 годом. Однако стоит отметить, что 28 случаев из этого количества проходили по части 1 статьи, где отсутствовал непосредственный факт передачи ВИЧ, а существовала только мнимая угроза.

«Недавно мы участвовали в качестве свидетеля защиты в судебном заседании, где подсудимому вменялось постановка в угрозу заражения ВИЧ 5-ти половых партнёров, — рассказывает Анатолий. Ни одному из них подсудимый не передал ВИЧ – он получал своевременное лечение АРВ-терапией, и его нагрузка была неопределяемой. Суд принял к сведению предоставленные нами заявление научного консенсуса в контексте передачи ВИЧ, ответ представителя ВОЗ и ответ профессора кафедры инфекционных заболеваний БГУ о степени риска передачи ВИЧ человеком, у которого вирусная нагрузка подавлена. Однако в итоге суд посчитал, что угроза заражения всё же была, поэтому приговор остался без изменения — 1,5 года колонии общего режима. Только представьте себе — 1,5 года лишения свободы за то, что человек никого не заразил ВИЧ!»

Статья 157 вообще поставила большой знак вопроса в существовании серодискордантных пар, которые зачастую живут не один год вместе и даже имеют совместных детей. В таких уголовных случаях, как правило, судят мужа или жену, при том что «потерпевший» прямо в суде заявляет о том, что не имеет никаких претензий к супругу или супруге и сознательно рисковал, желая родить ребёнка с любимым человеком.

Несовершенства данной статьи также заключаются и в том, что возбуждение уголовного дела происходит без заявления потерпевшей стороны.

«При внесении примечания в ст. 157 мы предлагали более кардинальные изменения — полное исключение из статьи 157 УК РБ ответственности за угрозу заражения ВИЧ — но общество пока оказалось не готовым к таким изменениям, — продолжает Анатолий. На сегодняшний день идёт пересмотр дел по этой статье, например, там, где в приговорах прямо прописано об информировании партнёра о наличии ВИЧ и сознательных действиях приведших к заражению или постановке в угрозу заражения. Согласно уголовно-процессуальному кодексу пересмотр инициируют сами колонии и тюрьмы, а если человек отбывает наказание не связанное с лишением свободы, то он сам пишет заявление в суд».

Первые успехи

Поправка к ст. 157 УК РБ «Заражение ВИЧ» совместно с комплексом мер для правоприменения, которые были реализованы благодаря гранту от Фонда оперативной помощи ключевым сообществам региона Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА) позволили говорить о первых успехах активистов Беларуси в сфере ВИЧ. Ведь теперь с сотен людей могут снять судимость, и многие смогут избежать уголовной ответственности.

РОО «Люди ПЛЮС» благодарит за помощь оказываемую в 2017-2019 годах, как финансовую, так и техническую помощь от  HIV justice,GNP+, EWNA.