COVID-19 и здоровье заключенных

На этой странице вы сможете найти полезные статьи и проверенные источники информации о коронавирусе.  

Страница постоянно обновляется.

Международная ассоциация исправительных учреждений и тюрем (источник информации)  

Всемирная сеть исследований и взаимодействия в области охраны здоровья заключенных (WEPHREN) (источник информации)

Готовность, профилактика и контроль COVID-19 в тюрьмах и других местах лишения свободы

Источник – WHO

Промежуточное руководство. COVID-19:  внимание на лицах, лишенных свободы 

Источник – IASC – Inter-Agency Standing Committee

Позиционный документ Готовность к COVID-19 и ответные меры в тюрьмах

Источник – UNODC

Необходимо принять срочные меры для защиты прав заключенных в Европе!  Обращение Коммисара по правам человека Дуни Миятович.

ИсточникCouncil of Europe

Свод принципов обращения с лицами, находящимися в условиях несвободы, в контексте пандемии COVID-19

ИсточникCouncil of Europe

Коронавирус: здоровье и права заключенных

Источник – Penal Reform International

Обращение европейских НПО, занимающихся вопросами охраны здоровья заключенных и защиты их права на охрану здоровья

COVID-19 в тюрьмах: Cовет Европы должен стать движущей политической силой в разрешении кризиса

ИсточникCouncil of Europe

Стратегия управления процессом в тюрьмах

Источникwww.gov.uk

Совместное заявление УНП, ВОЗ, ЮНЭЙДС и УВКПЧ о COVID-19 в местах лишения свободы

ИсточникUNAIDS

Образовательные плакаты для практикующих специалистов в области уголовного правосудия по сокращению распространения COVID-19

Источник: penalreform.org

Русский язык 1,2,3

Таджикский язык 1,2

Казахский язык 

Свод принципов обращения с лицами, находящимися в условиях несвободы, в контексте пандемии COVID-19

Европейский Комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП) опубликовал Свод принципов обращения с лицами, находящимися в условиях несвободы, в контексте пандемии коронавирусной инфекции (COVID-19). 

Читать свод принципов

Перспективы сотрудничества в сфере здравоохранения в Узбекистане

10 января 2020 года AFEW International, в лице исполнительного директора Анке ван Дам и директора по программам Дарьи Алексеевой, приветствовал Посла Узбекистана в странах Бенилюкс Дильёра Хакимова.

AFEW International исследует возможности реализации двух проектов в Узбекистане. Первый из них — развитие и повышение качества услуг по тестированию и профилактике ВИЧ среди ключевых групп и поддержке уже столкнувшихся с ВИЧ-инфекцией.

Второй проект под названием «Укрепление гражданского общества в сфере инклюзивного здравоохранения в Узбекистане» в настоящее время находится на рассмотрении Европейской комиссии и входит в резервный список проектов.

По итогам встречи стороны согласовали график визита 15-16 января 2020 года делегации AFEW International в г. Ташкент. В частности, запланированы переговоры в Республиканском центре по борьбе со СПИДом, а также с представительствами ряда международных организаций, которые могут выступить в качестве доноров для реализации проектов неправительственной организации в Узбекистане.

К слову, у AFEW International уже есть опыт работы в Узбекистане: организация поддерживала несколько проектов в стране через ESF, а также имела активности в ходе подготовки к конференции AIDS2018. Кроме того, представители Узбекистана участвовали в образовательном проекте AFEW International по исследованиям с участием сообществ.

ВИЧ в тюрьме – не приговор

Сегодня Кыргызстан называют одной из самых продвинутых стран мира в плане реализации программ снижения вреда и лечения ВИЧ-инфекции в тюрьмах. (см. здесь)

На данный момент здесь в местах лишения свободы (МЛС) действуют 5 программ: программа обмена шприцев, программа заместительной поддерживающей терапии метадоном, программа реабилитации «Атлантис», Центр Реабилитации и Социальной Адаптации «Чистая зона» и программа «Старт Плюс».

Дина Масалимова, менеджер программ AFEW-Кыргызстан, подробно рассказала о том, какая работа проводится сегодня в стране в данном направлении, и каких весомых результатов уже удалось добиться.

Дина, расскажите пожалуйста, подробнее про программы для тюремных заключенных. Что они собой представляют?

Пилотная программа по обмену игл и шприцев была внедрена в Кыргызстане в 2002 году в одной из колоний со скромным охватом в 50 человек. Уже через год программу расширили еще на три колонии, а потом и еще на несколько. На сегодняшний день в пенитенциарной системе функционируют 14 пунктов обмена шприцев (ПОШ). Они работают во всех колониях, кроме заведения для несовершеннолетних осужденных. Также услуги обмена шприцев предоставляются в двух крупнейших следственных изоляторах. Фактическое число клиентов ПОШ в течение 2018 года cоставляло более 1300 человек. Они получали шприцы лично, либо через вторичный обмен, осуществляемый волонтерами. Помимо стерильного инъекционного оборудования в пунктах можно найти и другие средства защиты – спиртовые салфетки, презервативы; также здесь проводится забор крови на ВИЧ. Клиентов, которые желают сократить или полностью прекратить инъекционное употребление наркотиков перенаправляют в пункты заместительной терапии метадоном.

Программа заместительной терапии начала свою работу в тюрьмах страны более 10 лет назад – в 2008 году. Сегодня пунктов заместительной терапии в МЛС уже 9, а количество клиентов составляет более 350. Реализацией этих программ занимается Государственная Служба Исполнения наказаний при поддержке Глобального Фонда по Борьбе со СПИДом, Туберкулезом и Малярией, а также Центра по Контролю Заболеваний CDC.

Помимо программ снижения вреда, в тюрьмах есть программа, направленная на полный отказ от использования наркотиков. В ряде учреждений действует программа «Атлантис», основанная на знаменитой модели «12 шагов». Выпускники программы могут провести остаток срока в Центр Реабилитации и Социальной Адаптации «Чистая зона». «Чистая» — значит чистая от наркотиков. Там работает комплексная программа реабилитации и подготовке к трезвой жизни на свободе.

На протяжение последних 5 лет мы также активно работали, предоставляя услуги заключенным напрямую. Наши консультанты, например, поддерживали медицинскую службу тюрем, оказывая услуги «равного» консультирования и тестирования на ВИЧ, а также поддерживали заключенных в период до и после освобождения. Эта программа долгое время развивалась с помощью USAID. В скором времени она получит свое продолжение благодаря финансовой и технической помощи ICAP (международной программы Школы Общественного Здравоохранения Мейлмэна при Колумбийском Университете) .

Как создаются эти программы, и кто их реализовывает?

Как правило, такие программы создаются на основе реальных потребностей самых уязвимых заключенных – людей, живущих с ВИЧ, и/или употребляющих наркотики.  Ее непосредственной реализацией также занимаются представители сообщества.

Мы подходим к программе достаточно гибко и стараемся постоянно совершенствовать ее так, чтобы она оставалась актуальной. Например, одним из недавних наших нововведений стала работа с осужденными, отверженными тюремной субкультурой. В силу негласных тюремных правил именно эта группа заключенных имеет самый низкий уровень доступа к медико-социальной поддержке и сталкивается с высоким уровнем стигмы и дискриминации со стороны как других осужденных, так и зачастую тюремного персонала.

Поделитесь результатами этих программ?

Все программы, которые работают в стране на сегодняшний день, направлены на достижение амбициозной цели 90-90-90. Сейчас в тюрьме практически все заключенных тестируются на ВИЧ «на входе», и абсолютное большинство людей, живущих с ВИЧ, формально находятся на терапии. Почему «формально»? Показатели вирусной нагрузки говорят о том, что далеко не все ее принимают. В колониях существует масса мифов на тему ВИЧ-инфекции и антиретровирусной терапии, и при личной беседы очень многие пациенты признаются, что лекарства они просто выкидывают. Именно поэтому одной из основных задач нашего проекта является увеличение количества осужденных, живущих с ВИЧ с неопределяемой вирусной нагрузкой.

За годы работы были достигнуты отличные успехи. Так, например, в колонии №31 количество людей, которые привержены и имеют подавленную вирусную нагрузку выросло с 15% до 68%, в колонии № 16… – с 33% до 66% за истекшие три года. И наша особая гордость две колонии — №2 и №47, где уже достигнуты вторые и третьи 90.

Все эти программы в основном рассчитаны на осужденных мужчин. А есть ли особые программы для женщин-заключенных, для беременных?

В Кыргызских колониях содержится всего около 10 женщин-заключенных, живущих с ВИЧ. Тем не менее, важно учитывать их нужды и потребности в планировании мероприятий в ответ на эпидемию ВИЧ-инфекции. Мы очень трепетно относимся к работе в женском учреждении и стараемся делать свои программы гендерно-чувствительными. Так, в колонии функционировала женская группа самопомощи с фокусом на профилактику гендерного насилия. Также мы сотрудничаем с НПО «Астерия», где при поддержке AFEW-Кыргызстан функционирует женский центр, куда освобожденные женщины могут прийти после тюрьмы. Среди клиентов центра очень много бывших заключенных, а программа помощи и поддержки включает в себя временное проживание, предоставление продуктовых и гигиенических пакетов, равное консультирование на тему ВИЧ-инфекции, сексуального и репродуктивного здоровья и прав (СРЗП) и опиодной заместительной терапии (ОЗТ), а также обеспечение доступа к гинекологическому сервису.

Как сами тюремные заключенные относятся к таким программам?

Заключенные воспринимают программу очень положительно. Медленно, но верно, наша команда смогла завоевать их доверие и вовлечь их в диалог о здоровье. Надо понимать, что здоровье – это далеко не главный приоритет для человека в колонии. К сожалению, в имеющихся условиях содержания главным приоритетом становится банальное выживание, и ВИЧ-инфекция представляется многим отдаленной проблемой. Наши консультанты имеют личный опыт жизни с ВИЧ в колонии и своим примером показывают, как можно решать возникающие проблемы.

Могли бы вы назвать основную проблему на сегодняшний день для ВИЧ заключенных в Кыргызстане?

Одной из самых основных проблем является недостаток медицинских кадров в пенитенциарной системе. В ряде крупнейших колоний страны отсутствуют врачи с высшим медицинским образованием. Вся работа по поддержанию здоровья заключенных возложена на плечи небольшой команды фельдшеров. Конечно, у них часто не хватает ни времени, ни знаний для оказания качественной работы по ведению заключенных с ВИЧ-инфекцией. В таких случаях мы тоже стараемся помогать. Так, в учреждении №16 на протяжении целого года не было врача, и наша организация устраивала еженедельные визиты врача из Республиканского Центра СПИД для ведения пациентов.

Говорят, что многие тюремные заключенные не доверяют тюремному персоналу, в том числе и медикам. Так ли это? 

Да, это отдельная серьезная проблема, и ее следствие — нежелание тюремных заключенных следовать рекомендациям врачей. Наши консультанты служат своеобразным «мостиком», которые помогает выстроить доверительные взаимоотношения между врачами и пациентами. Например, они с согласия пациентов берут у врачей результаты анализов на вирусную нагрузку и СД-4 и подробно объясняют клиентам их значение, влияние терапии на эти показатели и так далее. Мы стараемся найти индивидуальный подход к каждому. Для очень многих людей лучшей мотивацией к лечению становится возможность иметь семью и здоровых детей при достижении неопределяемой вирусной нагрузки.

Кажется, что равные консультанты – это действительно спасительный инструмент в борьбе за здоровье заключенных с ВИЧ…

Несомненно! У нас есть столько историй, которые это доказывают. Например, история Александра. В 2013 году он узнал про свой ВИЧ-позитивный статус. Его друзья по колонии вынесли ему однозначный вердикт, что скоро он умрет. Сказать, что у него было состояние шока – ничего не сказать. Доступа к информации у него не было, врачи толком ничего не объясняли. От отчаяния он стал употреблять еще больше. Он смотрел на знакомых с ВИЧ-позитивным статусом, они умирали один за другим. Он тоже ждал своей очереди.

В 2016 в колонию стали приезжать равные консультанты Проекта по Противодействию ВИЧ. Один из них – Евгений — его очень впечатлил. Он сам жил с ВИЧ, но выглядел при этом абсолютно не умирающим, а совсем наоборот. За одну беседу c консультантом Александр узнал больше информации, чем за 3 предыдущих года жизни с ВИЧ-статусом. В этот момент он сказал себе «Хватит. Я выбираю жизнь», начал лечение и очень быстро достиг неопределяемой вирусной нагрузки.

Причиной смерти стало игнорирование прав

Автор: Николай Борисов, www.kommersant.ru

Правозащитники призывают Госдуму внести срочные коррективы в действующее законодательство, регламентирующее пребывание в неволе заключенных с ВИЧ, туберкулезом и другими тяжелыми заболеваниями. Такой вывод содержится в исследовании проекта «Группа риска», посвященном защите прав этих категорий осужденных.

Обращаясь к ФСИН, участники проекта просят вывести медицинские подразделения из подчинения администрации колонии и СИЗО, запретить помещение в ШИЗО тяжелобольных заключенных и не чинить препятствий общественным контролерам. Правозащитники указывают, что 7% от всех живущих с ВИЧ в России содержатся в местах лишения свободы, поэтому облегчение положения заключенных с ВИЧ может оказать положительный эффект на борьбу с распространением инфекции в стране в целом.

Проект «Группа риска», посвященный защите прав заключенных с ВИЧ, туберкулезом, сифилисом и другими инфекционными заболеваниями в российских пенитенциарных учреждениях, осуществлен фондом «Русь Сидящая» при грантовой поддержке Фонда оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА.
Согласно данным ФСИН, с 2014 по 2017 год 32% смертей в местах лишения свободы происходит из-за ВИЧ-инфекции.
Таким образом, на сегодняшний день ВИЧ является самой распространенной причиной смерти в местах лишения свободы, делают вывод участники проекта. В качестве иллюстрации приводится история заключенного Д (его адвокат Мария Эйсмонт): при поступлении в СИЗО у него был выявлен положительный результат теста на ВИЧ, однако его об этом не уведомили. По этой причине он не получал антиретровирусную терапию и узнал о диагнозе только через год. Заключенного Д освободили от дальнейшего отбывания наказания по решению суда с диагнозом «СПИД в терминальной стадии». «Фактически его отправили умирать,— говорят в «Руси Сидящей».— Этот случай также свидетельствует о том, что администрации колоний предоставляют освобождение от наказания по причине тяжелого заболевания не в интересах заключенного, а для улучшения статистики».

Правозащитники, изучив дела заключенных с ВИЧ и туберкулезом, утверждают, что администрация СИЗО и колоний не использует возможности для их освобождения от наказания в тех случаях, когда это необходимо: «Несмотря на существование перечня тяжелых заболеваний, которые препятствуют дальнейшему отбыванию наказания, членами специальной медицинской комиссии зачастую скрывается истинный диагноз осужденного». Участники проекта выявили даже следственные изоляторы, в которых отсутствуют подобные медкомиссии. Так, в декабре 2018 года член ОНК Свердловской области Ольга Вековшинина в ЛИУ №51 обнаружила тяжелобольного заключенного Б: «У него имелась дыхательная недостаточность, кожные покровы были сухими и бледными, у него была крайняя худоба, говорить он не мог, каждое слово давалось с трудом и шепотом, так как вся полость рта, пищевод и дыхательные пути были поражены грибком». Несмотря на то что в Нижнетагильский суд тут же было подано заявление на освобождение, осужденный скончался: «Причиной смерти стало игнорирование его прав, выразившееся в игнорировании факта, что заключенный был тяжело болен».
В фонде «Русь Сидящая» подвергают сомнению корректность отчетов ФСИН России, согласно которым за последние пять лет смертность среди российских заключенных от болезней снизилась на 33%, в частности от туберкулеза — на 38,6%, от ВИЧ-инфекций — на 24,2%. «Столь резкое сокращение смертности может быть результатом манипуляции статистикой, а не следствием обеспечения заключенных терапией,— говорит руководитель юридического департамента фонда Алексей Федяров.— Зачастую с целью обеспечения подобного эффекта «снижения смертности» пенитенциарные учреждения принимают все возможные меры для срочного освобождения безнадежно больных осужденных, которые умирают вскоре после выхода из колоний, что не влияет на показатели смертности в учреждениях ФСИН».
Краеугольным камнем нарушения прав человека в местах лишения свободы правозащитники называют отсутствие гражданского контроля:
«Колонии и СИЗО, являясь закрытыми учреждениями, пользуются этим и скрывают факты нарушения прав человека. В случае если появится гражданский контроль, всплывут очень неприятные истории».
Участники проекта «Группа риска» на основании исследования делают ряд выводов. Прежде всего, они призывают вывести медицинские подразделения из подчинения администрации колонии или СИЗО, запретить помещение в ШИЗО тяжелобольных заключенных. «Медчасти СИЗО и колоний не признают диагнозы, поставленные гражданскими врачами,— обращают внимание правозащитники.— До тех пор пока диагноз не будет подтвержден медицинской частью, больной не сможет получать необходимые медикаменты. Поскольку повторная диагностика может занимать недели или месяцы, это приводит к ухудшению состояния больного, в случае с ВИЧ — к возникновению сопутствующих заболеваний».
В период написания статьи получить комментарий пенитенциарного ведомства по этому поводу “Ъ” не удалось. Полковник ФСИН в отставке Василий Макиенко указывает, что исправительные учреждения зачастую расположены в глухих местах, гражданским врачам будет трудно туда добраться: «Вызывать людей, везти их, это и дорого, и больные заключенные не смогут получать экстренную помощь». Он заявил также, что перед помещением в карцер осужденных осматривает врач, который не позволит помещать туда больного человека. «Медицинские работники официально выведены из подчинения начальников исправительных учреждений,— уверяет эксперт.— Конечно, часто устанавливаются неформальные отношения, однако, если осужденный умрет в карцере, врачу придется несладко. Ему грозит не только дисквалификация или увольнение с работы, но и уголовное дело». «В целом прокуратура осуществляет надзор. Есть и ведомственный контроль: если в учреждении есть проблемы, то они рано или поздно приводят к взрыву»,— говорит полковник ФСИН в отставке, уточнив, что контроль со стороны общественности требует высокой квалификации членов наблюдательных комиссий.
«Принимая во внимание проделанную работу, мы призываем депутатов Госдумы внести советующие точечные изменения в федеральный закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания» и Уголовно-процессуальный кодекс,— подвел итог господин Федяров.— Нужно довести до депутатов информацию, что необходимость этого назрела».
Источник материала — https://www.kommersant.ru/doc/4038943
Газета «Коммерсантъ» №127 от , стр. 5

Факты о ВЕЦА

Состояние эпидемии ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии (ЮНЭЙДС, 2017)
 
С начала эпидемии:
• Зарегистрировано более 76 млн. ВИЧ-инфицированных пациентов
• Умерли  от сопутствующих СПИДу болезней 35,0  млн. человек
• Число людей, живущих с ВИЧ, составляло 36,7  млн. человек, из них  2,1  млн. детей в возрасте до 15 лет
• 20,9  млн. человек (28%), живущих с ВИЧ, получали лечение
• 76% беременных женщин, живущих с ВИЧ, получили доступ к лечению с  целью предотвращения передачи вируса плоду
•  В 2017 году во всем мире зарегистрировано 1,8  миллиона новых случаев заражения ВИЧ.
 
Вы уже зарегистрировали свои абстракты на семинар ВЕЦА INTERACT 2019?
ВНИМАНИЕ! Участники, тезисы, которых будут выбраны для презентации в качестве устного доклада, могут рассчитывать на покрытие расходов на участие в конференции принимающей стороной. Более подробная информация здесь.

Национальная платформа ключевых сообществ

29 июля  Национальная платформа ключевых сообществ Украины (https://ckpp.org.ua/) выпустила видео-ролик, в котором рассказала о своей деятельности и призвала представителей сообществ присоединиться к ней.

Национальная платформа ключевых сообществ существует с 2017 года и является независимой информационной платформой, направленной на развитие общих позиций и создание инструментов, обеспечивающих влияние на процесс принятия решений на местном, национальном и международном уровнях. Кроме того, НПКС рассчитана на усиление потенциала, обмен информацией и опытом между представителями ключевых сообществ.

Главными ценностями платформы являются:

  1. Толерантность к каждому.
  2. Свобода быть собой.
  3. Равенство.
  4. Прозрачность и открытость.
  5. Взаимоподдержка.

Наибольший потенциал НПКС –это люди, которые вкладывают в нее свою энергию, талант и веру в эффективность совместной деятельности ради достижения общих целей. Именно поэтому НПКС приглашает присоединиться к платформе таких представителей ключевых сообществ, как бывшие заключенные, ЛГБТ, люди, которые употребляют наркотики, секс-работники.

Став членом НПКС, его участники смогут помочь своим сообществам быть более активно представленными в разных механизмах принятия решений, приобщиться к разработке национальных стандартов профилактических мероприятий и обеспечения их утверждения, иметь возможность делиться опытом с активистами и специалистами, а также получить важные знания и навыки при обучении и прочее.

Чтобы стать членом НПКС, необходимо заполнить анкету, размещенную на сайте Платформы: https://ckpp.org.ua/anketa-uchasnika/

На сегодняшний день финансовая поддержка работы Платформы предоставлялась Министерством иностранных дел Королевства Нидерландов в рамках проекта «Восполняя пробелы: здоровье и права уязвимых групп», ЮНЭЙДС, Евразийской ассоциацией снижения вреда (ЕАСВ), МФ «Возрождение», МБФ «Альянс общественного здоровья» и Посольством Королевства Нидерландов в Украине.

Финансирование работы НПКС происходит через организации, входящие в Совещательную группу Платформы. Одной из таких организаций является МБФ «СПИД Фонд Восток-Запад» (AIDS Foundation EastWestAFEW-Украина), которая стоит у истоков создания НПКС в рамках трехстороннего сотрудничества между Правительством Королевства Нидерландов, ЮНЭЙДС и гражданским обществом.

Видео создано студией Drug Users News, в рамках проекта «Развитие Национальной платформы ключевых сообществ», который реализует AFEW-Украина при финансовой поддержке Посольства Королевства Нидерландов в Украине.

 

 

К дню борьбы со СПИДом в Кыргызстане публично рассказали о своем ВИЧ пять человек

Автор: Ольга Очнева, Кыргызстан

Супруги Шукуровы рассказывают о своем ВИЧ-статусе на акции в лицее г.Кара-Балта

Кыргызстан отметил Всемирный день борьбы со СПИДом 1 декабря под девизом «Мое здоровье – мое право». Всемирному дню борьбы со СПИДом посвятили конкурсы, викторины, флешмоб, дебаты, забег, показ мод, встречи с журналистами. Главным акцентом этих мероприятий стало беспрецедентное для страны количество случаев публичного открытия ВИЧ-статуса.

«Живые» истории

Каждый год в первый день зимы средства массовой информации публикуют годовой запас статьей о ситуации с ВИЧ-инфекцией и ее профилактике. На этот раз красной нитью через массив журналистских материалов прошла тема борьбы со стигмой в отношении людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ). Способствовали этому люди, решившие публично открыть ВИЧ-статус и рассказать свои истории. Старт этой стихийной кампании за свободу от страхов, мифов и предубеждений дала Бактыгуль Шукурова в сентябре этого года на Национальной конференции по ВИЧ. Бактыгуль говорит, что на этот поступок она решилась для всех ЛЖВ, чтобы опровергнуть мифы и дать возможность людям задуматься о том, что у каждого есть право на жизнь и здоровье.

Тогда же на откровенную беседу с журналистами решился и Евгений Юлдашев.

Благотворительный забег в помощь детям, живущим с ВИЧ, поддержали люди разного возраста и рода занятий

Вслед за женой Бактыгуль, на акции 1 декабря в своем родном городе Кара-Балта статус открыл и Умид Шукуров. Супруги рассказали правду, которую скрывали семь лет и, как говорят, почувствовали себя свободными. А 29 ноября свой статус открыли еще две женщины.

Забег в поддержку людей, живущих с ВИЧ

В одном из парков Бишкека состоялся благотворительный забег «Мое здоровье — мое право!» при поддержке USAID. Несмотря на холодное субботнее утро, в забеге на дистанцию в три и шесть километров приняли участие более двухсот человек. Участники мероприятия могли пожертвовать деньги на покупку новогодних подарков для детей, живущих с ВИЧ. Задача забега – информирование о необходимости ответственного подхода к своему здоровью и профилактика ВИЧ.

Ночь вопросов о ВИЧ

На размышление у играющих в Quiz Night всего одна минута, но многие отвечали досрочно

ЮНЭЙДС организовала интеллектуальную игру Quiz Night по теме «Право на здоровье» в контексте ВИЧ. В битве за звание самых эрудированных сошлись 18 команд, каждая из которых сделала денежный взнос. Свои команды сформировали журналисты, медики и студенты, сотрудники СПИД-сервисных организаций, поклонники игры Quiz Night. В процессе игры команды ответили на 20 вопросов. Вопросы по ВИЧ были в областях медицины, кинематографа, истории, музыки. Лидеры по верным ответам получили банк игры, а зрители много неожиданных фактов о ВИЧ и здоровье.

Месяц профилактики

Республиканский центр «СПИД» свои мероприятия в рамках месячника к Всемирному дню борьбы со СПИДом посвятил профилактике и борьбе со стигмой в отношении ЛЖВ. Студенты, школьники и журналисты соревновались на лучшие материалы о ВИЧ в трех номинациях: видеоролик, стенгазета и статья. В дебатном турнире приняли участие 20 молодежных команд.

Женская колония против ВИЧ и насилия

Женщины исправительной колонии №2 в творческой форме рассказывают о важных проблемах

В пенитенциарной системе тоже не обошли дату стороной. ОФ «СПИД Фонд Восток-Запад в КР» организовал в женской колонии №2 творческий конкурс. Каждый отряд представил брошюру, танец, песню и два театральных номера, рассказывающих о двух теснопереплетающихся темах — профилактике ВИЧ и о том, как защитить себя от насилия. На подготовку сценария и костюмов у женщин ушел месяц и, в итоге, мероприятие получилось познавательное и красочное.

 

 

Туберкулез и ВИЧ – бич таджикских тюрем

Осужденные душанбинской колонии на плацу. Архивное фото, автор – Нозим Каландаров

Автор: Наргис Хамрабаева, Таджикистан

В исправительных колониях и следственных изоляторах Таджикистана содержится около 12000 заключенных. Приблизительно 100 из них больны туберкулезом, у 220 диагностирован ВИЧ.

«Распространенность ВИЧ-инфекции в тюрьмах в регионе Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА) от двух и до 50 раз выше, чем в обществе в целом. В Таджикистане самый высокий уровень ВИЧ-инфекции среди заключенных в регионе – около 7%, что составляет почти пятую часть от количества ВИЧ-инфицированных в стране. Кроме того, риск заражения туберкулезом в местах лишения свободы оценивается в 60-100 раз выше, чем за их пределами. По сравнению с общим населением, смертность от туберкулеза в тюрьмах увеличилась», — так в 2015 году описывала ситуацию с ВИЧ и туберкулезом в исправительных учреждениях Таджикистана международная организация AFEW International.

С тех пор прошло два года, и мы решили узнать, какая ситуация с ВИЧ и туберкулезом в тюрьмах страны сегодня.

100 больных туберкулезом

«За восемь месяцев этого года в учреждениях пенитенциарной системы было выявлено 59 новых случаев заболеваемости туберкулезом. Все больные – на диспансерном учете и лечатся. Всего в республике около 100 заключенных, страдающих этой инфекцией, что составляет менее 1% от общего количества осужденных. По сравнению с предыдущими годами, ситуация значительно улучшилась: выросла выявляемость, создаются современные лаборатории, есть оборудование, медикаменты», — рассказывает начальник медицинского управления Главного управления исполнения уголовных наказаний (ГУИУН) Минюста Таджикистана Саидкул Шарипов.

По его словам, их «палочкой-выручалочкой» можно назвать передвижную флюорографическую машину, которую можно перевозить по всем регионам страны, поэтапно обследуя осужденных.

«Такое обследование проводится раз в полгода. Например, сейчас мы проверили на зараженность палочкой Коха около трех тысяч заключенных по всем городам и регионам, кроме Душанбе. Выявили около 40 подозрений на туберкулез, теперь будем проводить вторичное обследование», — продолжает собеседник.

В целом, под наблюдением состоят более 500 осужденных, в том числе и те, кто уже переболел этим заболеванием и полностью излечился.

О том, что ситуация находится под контролем и заболеваемость туберкулезом пошла на спад, говорит и заместитель директора по инфекционному контролю Республиканского центра защиты населения от туберкулеза Саъдулло Саидалиев.

«В 2005 году среди заключенных было более 300 больных туберкулезом, в этом году – около 100. Новых случаев становится меньше: в 2016 – 77 случаев, за восемь месяцев этого года – 59. В прошлом году от инфицирования палочкой Коха умерло семеро заключенных, в этом году смертельных исходов от этой болезни не было», — рассказывает Саидалиев.

Практически во всех исправительных учреждениях есть специальные изоляторы для больных туберкулезом на 5-10 коек, ведь в условиях тюрьмы один носитель инфекции за год может заразить до нескольких десятков человек.

ВИЧ проникает в тюрьмы со свободы

Если палочку Коха часто «получают» в закрытых учреждениях, то с ВИЧ туда, как правило, поступают.

Осужденные душанбинской колонии. Архивное фото, автор – Нозим Каландаров

«Глубоко этот вопрос не анализировали, однако, можно предположить, что большинство случаев инфицирования ВИЧ среди осужденных происходит в пределах пенитенциарных учреждений. В основном, осужденные, живущие с ВИЧ-инфекцией, — потребители инъекционных наркотиков, которые чаще всего отбывают наказание за хранение наркотиков. Эти люди получают небольшие сроки и могут за короткий период повторно попасть в колонию. Также необходимо учесть «период окна» у выявленных в учреждениях исполнения наказания пациентов. Поэтому очень трудно уточнить период инфицирования у осужденных», — говорит заместитель директора Республиканского Центра СПИД Дилшод Сайбурханов.

О своем статусе осужденный узнает именно в заключении: в исправительных местах тестирование на ВИЧ проводится дважды в год. На сегодня зарегистрировано 220 ВИЧ-положительных заключенных, из них две женщины и один несовершеннолетний, а 150 человек получают антиретровирусную терапию.

«С 2010 года число случаев ВИЧ среди осужденных уменьшилось. Если в 2010 году было выявлено 292 ВИЧ-инфицированных, то за девять месяцев этого года – 31 новый случай, а это в девять раз меньше. Ежегодно улучшается тестирование среди осужденных и от 65 до 70 процентов заключенных обследуется на ВИЧ», — добавил Сайбурханов.

На сегодняшний день в трех исправительных учреждениях республики функционируют так называемые дружественные кабинеты, которые занимаются распространением профилактических материалов – шприцев, презервативов, информационных бюллетеней.

Особый риск: ВИЧ + туберкулез

Особую опасность, по словам специалистов, представляет сочетанное поражение заключенных ВИЧ-инфекцией и туберкулезом, ведь у инфицированных ВИЧ вероятность заболеть и туберкулезом куда выше.

«Поэтому в тюрьмах Таджикистана можно встретить коинфекцию. Таких случаев около 25% от общего числа больных туберкулезом», — говорит Саидкул Шарипов, начальник медицинского управления ГУИУН.

AFEW-Таджикистан, как говорит Шарипов, является одной из немногих международных сетей,­­­­­­­­­­­­­­­­ которая работает в тюрьмах страны с целью уменьшения бремени инфекционных заболеваний, таких как ВИЧ и туберкулез.

«С 2003 года мы сотрудничаем с AFEW, которая осуществляет в пенитенциарных учреждениях проекты по контролю над распространением туберкулеза и ВИЧ-инфекции, проводит в закрытых учреждениях информационные кампании по предотвращению этих заболеваний», — говорит Шарипов.

Основной проблемой в этом направлении, по словам собеседника, является не дефицит дорогостоящего лечения и питания, поскольку международные организации помогают, а нехватка медицинского персонала в пенитенциарной системе.

Стартуют исследования с участием представителей сообществ

IMG_114226 с 44 заявок были отобраны в Программе малых грантов для поддержки исследований с участием сообществ в регионе Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА). Программа малых грантов – часть более широкой программы по поддержке и укреплению научно-исследовательского потенциала организаций, действующих от лица и представляющих интересы сообществ в регионе ВЕЦА. Программа повышает значимое участие региона в конференции AIDS2018. Финансовую поддержку программе оказывает Министерство иностранных дел Нидерландов.

Грантополучатели представят 10 стран региона ВЕЦА: Украину, Таджикистан, Кыргызстан, Казахстан, Молдову, Белоруссию, Армению и Узбекистан. Они представляют следующие целевые группы: люди, употребляющие наркотики; люди, живущие с ВИЧ; секс работники; ВИЧ-позитивные женщины; МСМ; трансгендерные люди; заключенные и ЛГБТ.

Общий грантовый фонд для заявок составляет 230 000 евро. «Ранее мы объявили, что фонд составлял 120 000 евро, но нам удалось найти дополнительные средств, и таким образом мы можем позволить себе реализацию большего количества проектов», – говорит менеджер проекта AIids2018EECA в AFEW Интернешнл Дарья Алексеева.

Получатели грантов скоро начнут проводить исследования в своих странах. Ожидается, что результаты исследований будут осенью 2017 года.