Сеть «COBATEST» ищет новых членов в регионе ВЕЦА

Первые результаты проекта «COBA-Cohort», связанного с сетью «COBATEST», теперь доступны в Интернете. Исследование проводилось среди ВИЧ-отрицательных мужчин, имеющих сексуальные отношения с мужчинами (МСМ), которые прошли тестирование на ВИЧ в рамках добровольного консультирования и тестирования на базе сообществ на ИППП/ВИЧ (ДКТБС) в шести европейских странах. Полная версия отчета на английском языке доступна здесь.

«В настоящее время у нас есть два члена в регионе Восточной Европы и Центральной Азии, но мы хотели бы увеличить эту цифру, чтобы представленность сети стала лучше, — говорит координатор сети «COBATEST» Анна Конвей. — Сеть «COBATEST» является одним из способов налаживания контактов между организациями в Европе, которые предлагают услуги ДКТБС, и способствуют тестированию, ранней диагностике и перенаправлению на лечение в группах риска. В настоящее время 52 организации ДКТБС из 21 европейской страны являются членами сети».

Сеть «COBATEST», созданная в 2009 году в рамках проекта «HIV-COBATEST» Программы общественного здравоохранения Европейского союза, помогает наладить связи между ДКТБС по всей Европе. Миссия сети «COBATEST» заключается в содействии тестированию на ВИЧ/ИППП и перенаправлению на лечение среди уязвимых групп, улучшению качества обслуживания ДКТБС в Европе, обмену передовым опытом и предоставлении инструментария, который бы способствовал более продуктивной совместной работе профессионалов.

Результаты отчета за 2017 год показали, что представители групп риска пользуются услугами организаций-членов сети «COBATEST» чаще, чем население в общем. В прошлом году члены «COBATEST» провели 111 579 тестов на ВИЧ. Из 1421 тестов, которые были реактивными, 859 теста были положительными. Тестирование было наиболее эффективным среди мужчин, имеющих сексуальные отношения с мужчинами, мужчин-секс-работников и представителей трансгендерных групп.

Более подробную информацию о том, как присоединиться к сети, можно найти здесь.

Новый член совета попечителей AFEW

AFEW Интернешнл рад сообщить о приеме в состав Совета попечителей нового участника – Марию Яковлеву. Новый член Совета приступила к своим обязанностям в мае 2018 года.

Мария Яковлева – директор Программно-целевого Благотворительного Фонда «Свеча». Работает в сфере ВИЧ с 2010 г. Присоединилась к организации волонтером и уже в 2013 году стала директором. Фонд «Свеча» – это организация сообщества, работающая с ВИЧ-положительными людьми. В основному органиация работает с потребителями наркотиков. За восемь лет работы в сфере ВИЧ Мария участвовала в различных пациентских инициативах: являлась координатором Фонда Молодых Лидеров (HIV Young Leaders Fund) по региону Восточная Европа и Центральная Азия, а также была одной из основательниц движения «Пациентский Контроль». Мария Яковлева – член всероссийский женской ассоциации ЕВА – сети женщин, затронутых эпидемией ВИЧ и других социально значимых заболеваний.

По состоянию на 2018 год, в состав Совета входит семь членов. Больше информации о них можно узнать здесь.

Михаил Голиченко: «Эпидемия ВИЧ в России – эпидемия бесправия»

Михаил Голиченко – адвокат, ведущий аналитик по правам человека Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИД

Автор: Анастасия Петрова, Россия

О правах человека в контексте ВИЧ в России беседуем Михаилом Голиченко. Михаил Голиченко – адвокат, ведущий аналитик по правам человека Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИД (Canadian HIV/AIDS Legal Network — организация со специальным консультативным статусом при Экономическом и социальном совете ООН). В прошлом — сотрудник московского офиса Управления ООН по наркотикам и преступности. Работает в области продвижения прав человека, включая устранение правовых барьеров для доступа потребителей инъекционных наркотиков и лиц, содержащихся в местах лишения свободы к осуществлению права на здоровье и эффективным программам профилактики, лечения и ухода при ВИЧ/СПИД. Имеет ученую степень кандидата юридических наук.

— Недавно прошел День памяти людей, умерших от СПИДа. О чем для вас этот день?

— Это хороший повод для того, чтобы задуматься о жертвах ВИЧ. Но одновременно о том, какова может быть наша роль в том, чтобы люди, которые умерли от болезни, не погибли зря.

В Тольятти, кажется, в 2012 году, по традиции в этот день люди вышли в парк, раздавали презервативы, литературу по ВИЧ, зажигали свечи. Все происходило рядом с памятником павшим героям Великой Отечественной Войны. Тольятти небольшой город, и мест для проведения акций не так много. Получилось так, что во время этих мероприятий сосуд с презервативами поставили рядом с вечным огнем и это было неверно проинтерпретировано журналистами. В итоге организаторы получили штрафы за проведение массовых мероприятий в непосредственной близости с памятниками героям ВОВ. Есть такой местный закон в Тольятти.

Это символизирует то, что мы находимся по разные стороны процессов: общество, которое осознает проблему, и государство, которое ничего не делает для того, чтобы вопрос начал рассматриваться под правильным углом.

Расскажите, пожалуйста, о ситуации с правами человека в России и о связи с эпидемией ВИЧ?

— Основным фактором развития эпидемии ВИЧ в России является нарушение прав человека, которые повышают уязвимость отдельных групп населения к ВИЧ. Люди, употребляющие наркотики, секс-работники, мужчины, практикующие секс с мужчинами (МСМ), трансгендеры и мигранты лишены возможности получать адекватную профилактику, лечение и уход в связи с ВИЧ и другими социально значимыми заболеваниями.

Социальной одеждой современного человека являются права. Их представляет закон, возлагающий на государство обязанности. Набор прав человека греет и защищает от всех агрессивных воздействий социальной среды. С определенных групп, таких как потребители наркотиков, часть одежды просто сняли. Эти люди, по сути, находятся в голом виде в сорокаградусный мороз на улице. Конечно, они будут болеть. Здесь не надо никаких иллюзий, даже если у нас завтра на каждом углу появятся стерильные иглы и шприцы, это, конечно, улучшит ситуацию, но ненамного. У нас будут продолжаться репрессии, гонения на потребителей наркотиков, которые мешают людям обращаться за медицинской помощью.

Та же ситуация с секс-работниками. Они знают о том, что надо использовать презерватив. Но они также знают, что если вдруг их изобьет клиент, который настаивает на сексе без презерватива, никто их не защитит. Полиция будет в первую очередь обвинять секс-работницу в том, что она занимается секс-работой. Иногда проще не использовать презерватив с надеждой, что заражения не будет, чем быть избитым или избитой, зная, что в полицию обращаться не имеет смысла.

Про МСМ также можно сказать. Вот сейчас закрыли сайт ПАРНИ-ПЛЮС, который публиковал информацию о профилактике ВИЧ среди мужчин, имеющих секс с мужчинами. Других подобных источников в России практически нет. Откуда будут люди, частью жизни которых является их сексуальная идентичность, брать эту информацию? Будет расти их уязвимость, будет расти стигма. Здесь связь прямая. В России эпидемия ВИЧ – это эпидемия бесправия.

— Расскажите о своем выступлении в Комитете по правам инвалидов. Ведь после него было рекомендовано пересмотреть подход к наркополитике в России…

— Таких рекомендаций было уже много. Комитет по экономическим и социально-культурным правам, потом Комитет по правам человека, потом Комитет по правам женщин, Комитет по правам инвалидов, сейчас будет Комитет против пыток. Комитеты осознают, что наркополитика в России – один из драйверов систематических нарушений, и дают эти рекомендации.

На мой взгляд, основная рекомендация датируется октябрем 2017 года, когда Комитет по экономическим и социально-культурным правам рекомендовал России декриминализовать хранение наркотиков без цели сбыта. В том же ряду развертывание методов снижения вреда, легализация заместительной терапии, распространение правдивой информации о наркотиках, профилактика передозировок, внедрение заместительной терапии для беременных, прекращение пыток потребителей наркотиков в полиции, включая прекращение использования синдрома отмены для получения показаний. Россия все эти рекомендации не очень исполняет, но, в конце концов, постоянство давления обеспечит результат.

Основной наш инструмент – попытка вовлечь власть в диалог, чтобы люди хоть чуть-чуть прониклись необходимостью поменять конкретные вещи. Есть набор абсолютно четких рекомендаций, которые надо исполнить. И это точно будет работать. Там, где нарушаются права человека, нет устойчивости, там всегда есть место внутреннему конфликту, там нет развития.

Какие, по вашему мнению, необходимо предпринять меры России, чтобы остановить эпидемию ВИЧ?

Нужно просто вспомнить о том, что мы люди. Не надо никаких законов, есть Конституция и ее достаточно. Благополучное сосуществование – это та ценность, без которой мы прожить не сможем. Это возможно только в условиях любви, взаимопонимания и взаимопомощи.

К награде – через ВИЧ и тюрьму

Автор: Ирма Кахурашвили, Грузия

У Тамар небольшой собственный домик в Тбилиси. Мы сидим в крошечной комнате этого дома, украшенной цветными воздушными шариками с детского праздника. Все двери открыты настежь и из зеленого дворика доносится аромат сирени. Тамо рассказывает о своей неспокойной жизни – о троих детях и тюремном заключении, о работе и ВИЧ, с которым она живёт уже несколько лет.

Тамар Гахокидзе – социальный работник в НПО «Гепа плюс». Она помогает ВИЧ-позитивным людям и людям с наркозависимостью. В прошлом году она получила награду имени сестёр Фриды и Эдиты (для тех, кто работает на уровне сообществ на национальном и международном уровнях в Армении, Грузии, Азербайджане, Беларуси, Молдове, России и Украине – прим. авт.) за лидерство социальной активности, которая улучшает качество жизни ключевых групп населения и вдохновляет других людей быть социально активными.

Вне зоне доступа к АРВ

В 2004 году Тамо оказалась в женской колонии. При стычке с подвыпившем мужем, она непреднамеренно лишила его жизни. Эта трагедия изменила всю её жизнь. После четырех лет тюремного заключения она узнала, что ВИЧ-позитивна. Результат анализа на ВИЧ в колонию привёз сотрудник информационного медико-психологического центра «Танадгома». Тамо думала, что это розыгрыш. Сначала не могла поверить и когда в который раз её спросили, поняла ли она какой у неё диагноз, чётко ответила: «Нет!» Врач сказал Тамо, что она может сохранять в тайне информацию о своём состоянии здоровья, но она решила это не скрывать.

Что случилась, как и где заразилась – эти мысли не давали покоя. В женской колонии у Тамо дважды был риск инфицироваться – удаление аппендикса и удаление зуба в тюремной больнице. Тамо считает, что причиной инфицирования стала небрежность врача, который использовал нестерилизованные медицинские инструменты.

Позже в тюрьме Тамо попросила стоматолога выделить ей отдельную коробочку, где хранились бы её личные медицинские инструменты.

«Таким способом я оградилась от других женщин. Так мне было спокойнее, ведь я точно знала, что и другие могли оказаться на моём месте. Я не выходила из кабинета врача до тех пор, пока тот не стерилизовал мои интрументы», — говорит женщина.

В те годы в колонии было более 1500 женщин. После того, как Тамо объявили, что она ВИЧ-позитивна, женщины сторонились её. Её боялись и врачи: дантист отказался лечить, другой врач, у которого она попросила витамины, ответил, чтобы она не подходила к нему. Дискриминация продолжалась и вне тюрьмы, когда Тамо рожала ребенка. Не очень везло и с работодателями – о том, что Тамар бывшая заключенная и у неё проблемы со здоровьем, знали все.

Несмотря на преграды, Тамо стала одной из первых женщин в Грузии, которая открыто сообщила всем, что живет с ВИЧ. Она призвала ВИЧ-позитивных женщин не боятся и рожать, говорила о том, что они могут иметь здоровых детей и сама была примером. Будучи ВИЧ-позитивной, Тамар родила двух здоровых детей.

Решать проблемы – говорить о них

После восьмилетнего тюремного заключения Тамо хочет разобраться что же с ней произошло.

«Я собрала все нужные документы, хочу обратиться в суд и узнать правду о том, почему я, будучи ифицированна в тюрьме не по своей вине, намеренно не получала медицинскую помощь? Помню, когда я сломала ногу и по этой простой причине немедленно состоялась телефонограмма, комиссия и даже приехали следователи. Так почему никто не обратил внимания на на меня тогда, когда моей жизни угрожала реальная опасность?» — спрашивает женщина.

По словам Тамо, в то время лечение должны были проходить все, у кого было CD4 ниже 350 клеток. Она же лечения не получала. Женщина показывает свою медицинскую форму, где указанно, что у нее был и кризис и низкие показатели CD4 — 51, 90, 106, 136…

Сейчас Тамо уверена, что сообщество ВИЧ-позитивных людей сможет решат любые проблемы, если будет открыто говорить об них.

«У меня нулевая вирусная нагрузка. Я живу, как все и хочу жить дальше», – говорит она.

Тамар вспоминает, что не опускала рук даже тогда, когда боялась своего статуса.

«Я плакала каждый день и мне казалась, что может быть это мои последние часы жизни. Со мной рядом никого не было, кто бы мог просто поговорить и успокоить меня, но я все преодолела. Я мечтала увидеть сирень моего двора и теперь я не только вижу её, но и чувствую ее аромат. А еще со мной мои любимые дети, родители и друзья!» – говорит Тамо.

Нужды и потребности женщин, живущих с ВИЧ в Кыргызской республике

Отчет по результатам исследования с участием сообществ «Нужды и потребности женщин, живущих с ВИЧ в Кыргызской республике»

«Выявление нужд и потребностей женщин, живущих с ВИЧ в Кыргызской Республике» представляет собой анализ доступа к диагностике, лечению, уходу и поддержке женщин, живущих с ВИЧ в КР, а также рекомендации по улучшению условий доступа к вышеуказанным услугам.

Исследование было проведено Общественным фондом «Просвет» при финансовой и технической поддержке AFEW Интернешнл. Отчет представляет интерес для политиков, сотрудников Министерства здравоохранения, Центров СПИД, учреждений гражданского общества, представителей международных организаций, а также прочих организаций и лиц, работающих в области борьбы с ВИЧ-инфекцией или смежных проблем.

Читать отчет здесь.

EECAAC 2018: лечение или эпидемия

О проблемах региона ВЕЦА говорили на VI Международной конференции по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии, которая прошла с 18 по 20 апреля в Москве

Автор: Анастасия Петрова

Две трети новых случаев заражения ВИЧ в Европе и Центральной Азии приходится на Россию. Таковы данные ЮНЕЙДС. Один из основных факторов, способствующих развитию эпидемии — низкий охват лечением: в стране только треть нуждающихся получают препараты. Об этом и других проблемах региона говорили на VI Международной конференции по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии (EECAAC 2018), которая прошла с 18 по 20 апреля в Москве.

«Что нужно сделать для того, чтобы качественное современное лечение было доступно каждому ВИЧ-позитивному человеку с момента постановки диагноза в любом месте нашей огромной страны? Может быть, есть смысл признать искренне всем нам — активистам, бизнесу, государству, что война со СПИДом проиграна, объединить усилия и переосмыслить где мы и куда идем», — говорит активист движения “Пациентский контроль” из Екатеринбурга Александр Чебин.

Пациенты требуют лечения

«Для противодействия распространению вируса в России принята специальная программа, что позволило и серьезно увеличило охват лечением больных ВИЧ/СПИДом», — рассказывает на открытии EECAAC 2018 Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Ольга Голодец. Однако, по мнению экспертов, принятых мер не достаточно.

В Российской Федерации только 35,5 % людей от живущих с ВИЧ получают лечение, говорит руководитель Федерального Центра СПИД Вадим Покровский. Даже для тех, кто состоит на учете, нет гарантий на лекарства. На начало 2018 года о перебоях с антиретровирусной терапией (АРВТ) уже сообщают из пятнадцати регионов страны.

На белоснежных майках активистов движения «Пациентский контроль» красными буквами было написано: СТОП, ПЕРЕБОИ!

Об этом попытались заявить на открытии конференции активисты движения «Пациентский контроль». Во время выступления Ольги Голодец люди в зале поднялись со стульев и сняли верхнюю одежду. На белоснежных майках красными буквами было написано: СТОП, ПЕРЕБОИ! Таким молчаливым пикетом пациенты выразили свое возмущение ситуацией с доступом к лечению в России.

«Борьба с ВИЧ — это общая борьба, в том числе гражданского общества и тех волонтёров, которые сейчас стоят перед нами», — отреагировала на акцию чиновник.

Болезнь системы

Проблема перебоев носит системный характер, уверены специалисты Коалиции по готовности к лечению.

«Минздрав поздно объявляет аукционы, затем поставщики не успевают обеспечить регионы препаратами», — говорит специалист по мониторингу и адвокации ITPCru Наталья Егорова.

В результате анкетирования, проведенного силами самих пациентов, выяснилось, что половина пациентов Центров СПИД сталкиваются с проблемами в получении АРВ-терапии — есть перебои с препаратами, частые замены схем, говорит сотрудник проекта СИМОНА+ Светлана Просвирина.

«Помимо перебоев, мы выявили барьеры в доступе к медицинским услугам: территориальное расположение Центров СПИД, очереди, большой объем обследований до начала лечения АРВТ, играющий значимую роль для потребителей иньекционных наркотиков), длительный срок до начала лечения — от 1 до 3 месяцев, системные проблемы здравоохранения, такие как перебои с АРВ препаратами и средствами диагностики», — рассказывает Светлана.

Заместитель директора Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу Тим Мартино призвал Россию присоединиться к международной стратегии «Тестирование и лечение». Этот подход предполагает назначать лечение, не дожидаясь падения иммунного статуса. Такая стратегия показала свою эффективность в странах Африки, но до сих пор игнорируется в России.

Для того, чтобы лечения в России хватило на всех, стоимость годового курса на одного пациента не должна превышать 100 долларов, объясняет региональный директор ЮНЭЙДС Виней Салдана

На сессии «Стратегии расширения доступа к АВР-терапии и препаратам для лечения сочетанных заболеваний в регионе Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА) в контексте текущих патентных монополий» выступил эксперт из Федеральной антимонопольной службы Тимофей Нижегородцев.

«На данный момент готовится законопроект в защиту общественного здравоохранения, который даст возможность местным производителям выпускать необходимые препараты по доступной цене», — говорит он.

Необходимо снижение цен

Только резкое снижение цен на препараты поможет обеспечить лекарствами всех нуждающихся в стране, считают эксперты. Для того, чтобы лечения в России хватило на всех, стоимость годового курса на одного пациента не должна превышать 100 долларов, объясняет региональный директор ЮНЭЙДС Виней Салдана.

«Только в этом случае, у Российской Федерации есть шанс достичь показателей 90-90-90 и выполнить обязательство победить эпидемию ВИЧ к 2030 году», — считает посол ООН.

То, какие для этого примут меры, а также основные итоги EECAAC 2018 отражены в Итоговом заявлении VI Конференции. Документ находится на утверждении в Роспотребнадзоре и будет опубликован до конца апреля.

Насилие против секс работников, ВИЧ-инфекция и правоохранительные органы

Отчет по результатам исследования с участием сообществ «Насилие против секс работников, ВИЧ-инфекция и правоохранительные органы: результаты исследования в Санкт-Петербурге. Мониторинг случаев насилия над секс-работниками Санкт-Петербурга как препятствий к услугам, связанных с ВИЧ-инфекцией»

Читать отчет здесь.

EECAAC 2018: в поисках оптимизма

Питер Райсс, сопредседатель 22-й Международной Конференции по СПИДу (AIDS 2018), профессор медицины Академического Медицинского Центра в Амстердаме, Нидерланды

Автор: Марина Максимова, Казахстан

В дни работы VI международной конференции по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии в г. Москве (EECAAC 2018) 28-летняя жительница г.Караганды, Казахстан, Светлана (имя изменено) впервые стала мамой. Казалось бы, ничего общего в событиях нет. Но два этих факта — не эклектика. На международном форуме ученые, медики, политики, государственные деятели, международные эксперты, гражданские активисты предлагали и спорили, как остановить эпидемию ВИЧ в мире и достичь амбициозных целей ЮНЭЙДС 90-90-90. При этом, градус оптимизма высотой не отличался. А женщина, живущая с ВИЧ восемь лет, родила здоровых близнецов. Может это знак, что терять надежду нельзя?

Оптимисты-пессимисты на одном мероприятии

Вопрос будет ли создана вакцина от ВИЧ – притча во языцех. Много лет лучшие ученые умы мира бьются над ее изобретением. В среде ученых нет единодушия о реальности панацеи от ВИЧ — открытия вакцины.

Вадим Покровский, руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Российской Федерации честно называет себя пессимистом.

«С моей точки зрения, это невозможно. Есть инфекционные заболевания, переболев которыми, человек приобретает природный иммунитет. ВИЧ-инфекция больше похожа на малярию, которая к таким заболеваниям не относится. Хотя, конечно, я очень хотел бы, чтобы такая вакцина появилась», — говорит он.

Салим Абдул Карим, директор Центра исследовательских программ по ВИЧ в Южной Африке (КАПРИСА), ЮАР, напротив, заявляет, что никогда не был настолько оптимистично настроен в отношении вакцины, как сегодня.

«Уже проводится исследование, которое изучает выработку антител к ВИЧ. В ЮАР живет женщина, антитела которой убивают около 87 % всех известных модификаций вируса. Мы берём её антитела и испытываем их эффективность для профилактики ВИЧ», — рассказывает ученый.

Позитивный настрой коллеги поддерживает Питер Райсс, сопредседатель 22-й Международной Конференции по СПИДу (AIDS 2018), профессор медицины Академического Медицинского Центра в Амстердаме, Нидерланды. Отмечает, что несколько лет назад в Таиланде успешно началось испытание вакцины против ВИЧ. Сейчас проводятся исследования и предварительные данные многообещающие. Но эта работа требует длительного времени.

АРТ пролонгированного действия – надежда на завтра

О разработках двух АРВ препаратов, которые имеют пролонгированный эффект, во время EECAAC 2018 рассказали ведущие мировые ученые. Употребление таких препаратов означает, что люди, живущие с ВИЧ, смогут заменить ежедневный прием таблеток периодическими инъекциями лекарств. Это гораздо удобнее. Сейчас в ЮАР проводят два крупных исследования, связанные с препаратами пролонгированного действия.

Стефано Велла, глава департамента терапевтических исследований и оценки лекарственных препаратов Национального института здоровья, Италия, говорит, что сегодня активно продолжаются исследования по препаратам пролонгированного действия.

«Речь не только об уколах, но и об имплантах. К примеру, женские контрацептивы. Важным моментом является то, что должна быть возможность их извлечения, в случае возникновения побочных эффектов. У каждого больного должен быть выбор, какой препарат применять, нужно учитывать его предпочтения», — рассказывает он.

Наличие выбора, бесспорно, влияет на формирование приверженности к лечению. Для тех, кто с трудом ее соблюдает, получение лекарств не в форме таблеток и без необходимости ежедневного приема может стать ключом к неопределяемой вирусной нагрузке и лучшему качеству жизни.

Всего одна история

Карагандинка Светлана узнала о своем позитивном статусе ВИЧ в 20 лет. Она не дождалась вакцины. Долго не могла смириться с диагнозом. Думала даже о смерти. Не знала, как жить дальше, но встретила любимого человека и вышла замуж. АРВ препараты помогли ей родить здоровых детей. Счастливую маму с малышами уже выписали домой. У близнецов хороший аппетит, они активно прибавляют в весе. И в этом для женщины – главный жизненный оптимизм.

По статистике с 1990-х годов, только в одной Карагандинской области от ВИЧ-позитивных матерей на свет появилось более 400 малышей. А в прошлом году — 36. Все они до полутора лет находятся на диспансерном учете.

Мегаполис 2020 года: на пути к 90-90-90

Автор: Анастасия Петрова

Вопрос развития эпидемии ВИЧ в больших городах актуален во всем мире. По данным Организации Объединенных Наций, к 2050 году в больших городах будет сосредоточена большая часть населения. Особенно это касается развивающихся стран, где доходы населения низкие, а эпидемия ВИЧ продолжает расти. Учитывая тот факт, что представители ключевых групп наиболее сосредоточены в больших городах, специалисты говорят об очевидной необходимости внедрения программ по профилактики и лечения ВИЧ на городском уровне. Решение покончить с эпидемией СПИДа к 2020 году в мегаполисах закреплено в Парижской декларации, подписанной 1 декабря 2014 года при поддержке ЮНЕЙДС.

Именно этому посвящен проект «Ускоренный ответ на эпидемии ВИЧ/ТБ среди ключевых групп в городах Восточной Европы и Центральной Азии», который AFEW International воплощает совместно с «Альянсом общественного здоровья» и представляет в рамках VI международной Конференции по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии (EECAAC 2018) в Москве, Россия. Совместно с муниципалитетами пяти крупных городов региона ВЕЦА, представители гражданского общества разработали ответные меры на распространение ВИЧ/туберкулеза среди ключевых групп.

20 апреля во время конференции EECAAC 2018, исполнительный директор AFEW International Анке ван Дам модерировала сессию «Достижение цели 90-90-90 в больших городах». Координатор UNAIDS в республике Молдова Светлана Пламадеала, президент организации «Молодежь за право жить» из Молдовы Алла Яцко и координатор программ Евразийской Коалиции по мужскому здоровью, координатор программ для МСМ в Алматы, Бельцах, Одессе и Софии Эрика Церкасина из Эстонии также принимали участие в дискуссии.

«Мы сотрудничаем с пятью мегаполисами в регионе: Одесса (Украина), Тбилиси (Грузия), Бельцы (Молдова), Алмааты (Казахстан) и София (Болгария). Основными критериями для выбора городов стали распространенность ВИЧ и готовность местных властей к сотрудничеству. Организовав сеть из людей, представляющих сообщества, мы вышли на взаимодействие с муниципалитетами», — делится исполнительный директор AFEW International Анке ван Дам.

Цель проекта «Ускоренный ответ на эпидемии ВИЧ/ТБ среди ключевых групп в городах ВЕЦА» — достижение показателей 90-90-90, включая снижение смертности и расширение финансирования на лечение пациентов с ВИЧ/ТБ. Один из главных инструментов – усиление сотрудничества между властями и гражданским обществом. В рамках этой задачи в проекте организовывают исследования, тренинги и встречи с лицами, принимающими решения. Подвести предварительное итоги работы планируют на конференции «Здоровые города в эпоху перемен», которая пройдет 13-14 сентября этого года в Одессе.

Сеть ЛЖВ запускает клиники нового формата в Украине

Медперсонал полтавской клиники хвалят за чуткое отношение. Фото Сети ЛЖВ

Автор: Яна Казмиренко, Украина

Всеукраинская сеть людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ) планирует в этом году открыть пять клиник «100% жизни» дружественных ко всем категориям пациентов. В планах – весь регион Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА).

Проект сети клиник «100% жизни» — вызов для БО «Всеукраинская сеть людей, которые живут с ВИЧ/СПИД». Она считается самой большой пациентской организацией на постсоветском пространстве. В течении нескольких лет в каждом регионе Украины появится современный медицинский центр, доступный для всех пациентов. Медцентры будут предоставлять лечение и социальную поддержку тем, кто часто сталкивается с дискриминацией в обычных больницах: людям, живущих с ВИЧ, представителям ключевых групп риска. ВИЧ-позитивные пациенты получат услуги бесплатно, клиенты общего профиля – по ценам ниже рыночных.

Пилотную клинику открыли в Полтаве осенью 2016 года, а уже в этом году первых пациентов примут медцентры в Киеве, Запорожье, Львове, Чернигове и Житомире. Столичная клиника сможет обслуживать 900 пациентов в месяц.

Сеть ЛЖВ готовится представить проект сети клиник на 22-ой Международной конференции по СПИДу AIDS 2018 в Амстердаме. Они уверены, что такой формат будет востребован во всех странах региона ВЕЦА.

«Первый подобный центр за рубежом появится в Молдове — у них либеральное законодательство. Проявляют интерес Грузия и Казахстан», — говорит председатель координационного совета БО «Всеукраинская сеть ЛЖВ» Дмитрий Шерембей.

Философия и услуги клиник будут радикально отличаться от реалий украинских СПИД-центров. Ниже — о главных отличиях.

Доноры становятся инвесторами

Проект клиник меняет роли доноров и общественных организаций. В модели Сети ЛЖВ донорские организации становится инвесторами, а неправительственные организации (НПО) – предпринимателями.

«Сейчас доноры дают гранты, а в конце вместо продукта получает отчет «почему не получилось и как несовершенен мир». Мы ломаем эту систему: каждая гривна, потраченная донорами на клинику, продолжает работать и после окончания гранта. Вся прибыль клиник будет идти на развитие новых сервисов. Донор ведет себя как инвестор, получая прибыль не в финансовом эквиваленте, а в гуманитарном», — говорит Шерембей.

По подсчетам главы Сети, 50 тысяч долларов, инвестированных в клинику, за 20 лет станут миллионом. В тоже время деньги, потраченные в клинике пациентом, станут не прибылью собственника, а услугой для кого-то, кто тоже хочет жить.

Забор крови в полтавской клинике. Фото Сети ЛЖВ

Полтавская клиника стала прибыльной уже через шесть месяцев после открытия и это дает шанс НПО попрощаться с ролью просителей и выйти на рынок медуслуг, который в Украине оценивается в 100 миллиардов долларов в год.

«Сеть клиник позволит сохранить программы и кадры в случае ухода Глобального фонда из Украины. Печальный опыт сворачивания программ и увольнения специалистов мы наблюдали в восточноевропейских странах, вступивших в Евросоюз», — добавляет руководитель отдела социального предпринимательства Сети ЛЖВ Ярослав Бляхарский.

Медицинский центр складывается как конструктор

Набор услуг в каждой клинике будет отличаться и будет зависеть от того, чем болеют в регионе, что предлагают конкуренты и насколько платежеспособно население. Базовыми станут три специалиста: семейный доктор, инфекционист и нарколог.

Полтаву не случайно выбрали в качестве пилота — это типичный не очень большой украинский город. Если в нем проект оказался востребованным, то и в других регионах будет успешным.

«В пилотной клинике оказывают помощь по таким направлениям: неврология, аллергология, нозология, наркология, купирование боли и абстинентного синдрома. Самой востребованной оказалась наркология», — говорит Бляхарский.

В киевском центре к этому перечню добавятся гинекология, урология и дерматология.

Передовые стандарты лечения

В медицинских центрах «100% жизни» будут использоваться передовые европейские протоколы лечения. Проект клиник встроен в медреформу, которая сейчас ломает модель времен СССР. В рамках реформы каждый украинец должен будет выбрать семейного врача, которому государство перечислит деньги за его обслуживание. Семейный доктор сможет назначить антиретровирусную терапию, которую сейчас в Украине получают 90 тысяч пациентов.

Здоровьем управляет мобильное приложение

Медицинский центр «100% жизни» максимально автоматизирует все коммуникации между пациентами и медицинскими сотрудниками. Клиенты смогут установить на мобильный телефон приложение, которое даст возможность виртуально записаться на прием, сдачу анализов, получить рецепт и увидеть всю схему лечения. История болезни пациента — также в электронном виде. Приложение позволит покрыть 60% всех коммуникаций пациента с клиникой.

Медцентр подстраивается под пациента

Полтавская клиника открыта семь дней в неделю и работает до 22 часов. Для Сети ЛЖВ важно, чтобы все категории пациентов имели равный доступ к качественным услугам и лечению, и не сталкивались с отказами, и дискриминацией.

По данным исследования, проведенного Сетью ЛЖВ, сейчас в Украине около 19% опрошенных ВИЧ-позитивных пациентов сталкивались с отказом в проведении обследований, которые не предполагали контакта с кровью (данные исследования «Оценка множественной стигмы, с которой сталкиваются представители групп высокого риска относительно инфицирования ВИЧ» — прим. ред.). Около 80% пациентовполучали отказ от консультирующего врача.