Исследование поведения и потребностей трансгендеров в услугах по профилактике ВИЧ/СПИДа в Украине

Отчет по результатам исследования с участием сообществ «Исследование поведения и потребностей трансгендеров в услугах по профилактике ВИЧ-инфекции/СПИДа в Украине»

Руководящие документы Всемирной организации здравоохранения, Объединенной программы Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу и Глобального фонда для борьбы с ВИЧ/СПИДом, туберкулезом и малярией, в сфере формирования ответа на распространение ВИЧ акцентируют на том, что трансгендеров следует рассматривать как одну из ключевых групп. В странах Восточной Европы и Центральной Азии существуют угрожающие тенденции эскалации насилия и нарушения прав человека по отношению к трансгендерам, где дискриминация и стигматизация являются одними из главных факторов такого положения. Актуальность данного исследования подтверждена прежде всего тем, что на данный момент трансгендеры не признаются Министерством охраны здоровья в Украине явным образом как одна из групп повышенного риска инфицирования ВИЧ в связи с недостатком данных в этой сфере.

HPLGBT разделяет обеспокоенность связанную с тем, что данные о ВИЧ-инфекции среди трансгендеров ограничены. Большая часть опубликованной литературы концентрируется на трансгендерных женщинах, исходя из документированного высокого бремени ВИЧ-инфекции в этой группе населения, однако в данном исследовании мы изучили поведенческие модели и потребности трансгендерных мужчин в контексте ВИЧ/СПИДа.

Факторы, способствующих росту количества новых и постоянных клиентов низкопороговых пунктов профилактики ВИЧ-инфекции для людей, употребляющих инъекционные наркотики

Отчет исследования с участием сообществ «Изучение факторов, способствующих росту количества новых и постоянных клиентов низкопороговых пунктов профилактики ВИЧ-инфекции для людей, употребляющих инъекционные наркотики, в Республике Беларусь»

Пункты профилактики для потребителей инъекционных наркотиков представляют собой социальные центры по оказанию услуг. Для того, чтобы их работа приносила результаты в виде влияния на эпидемию ВИЧ, значительная часть потребителей инъекционных наркотиков должна всегда пользоваться чистыми шприцами и снизить рискованное поведение в контексте передачи ВИЧ-инфекции.

На 9481 тыс. жителей Республики Беларусь оценочное число ЛУИН составляет 75 000. Распространенность ВИЧ-инфекции среди ЛУИН составляет 25,1%, в то время как официальный показатель распространенности по стране составляет 0,194%. Данные показатели говорят о концентрированной эпидемии ВИЧ-инфекции в стране, при которой ВИЧ быстро распространяется в группе ЛУИН. В связи с этим наиболее целесообразной, с экономической точки зрения, стратегией в настоящее время будут являться мероприятия, направленные на потребителей инъекционных наркотиков. Предполагалось, что если в течение пяти лет будет расширение заместительной терапии метадоном (ЗТМ) до 20%, а программ обмена игл и шприцев (ПОШ) – до 40%, то к 2018 г. Это позволит предотвратить 3127 случаев вирусного гепатита С и 864 случаев ВИЧ-инфекции. Однако, несмотря на положительную оценку экономической эффективности ЗТМ в Беларуси, в результате
изменений как в наркосцене и схеме финансирования заместительной терапии метадоном, планируемые показатели так и не были достигнуты. Более того, количество людей, находящихся на заместительной терапии метадоном значительно снизилось с 1200 в 2014 году
до 800 в 2017.

Читать отчет здесь.

AIDS 2018: решит ли декриминализация проблему ВИЧ

Возможно, одной из самых важных сессий на недавно прошедшей в Амстердаме 22-й Международной конференции по СПИДу AIDS 2018 была сессия, которая поставила вопрос, почему мы все еще не можем остановить эпидемию среди людей, употребляющих инъекционные наркотики. Участникам сессии удалось рассмотреть эту проблему с точки зрения науки, правоохранительной сферы и самого сообщества наркопотребителей.

Метадон полезен для полиции

Профессор Ник Крофтс из Мельбурнского Университета уже более 20 лет работает в сфере вовлечения полицейских в борьбу с ВИЧ. Он считает, что декриминализация — абсолютно необходимый шаг решения проблемы.

«Мы не можем остановить эпидемию потому, что полицейские не являются нашими партнерами в ответе на ВИЧ, — утверждает он. — Для изменения этой ситуации нужно в первую очередь поменять роль полиции, что, в свою очередь, поможет внедрить маргинализованные слои населения обратно в общество».

В Австралии профессору и его единомышленникам удалось убедить полицейских, что такие программы снижения вреда, как метадоновая терапия и обмен игл и шприцев, могут быть полезными и для деятельности полиции.

«Но мы все еще не внедрили курс по снижению вреда в полицейские академии, мы все еще не обучили в достаточной степени полицейских, а обучение по принципу “равный-равному” важно не только в обычной среде активистов, но и среди такой своеобразной группы, как будущие или уже служащие полицейские. Полицейские могут слушать только других полицейских», — с улыбкой говорит Ник Крофтс.

ВИЧ – для изменения культуры

Очень важно найти тех полицейских, которые симпатизируют идее снижения вреда, провести с ними тренинги, чтобы они, в свою очередь, могли научить своих коллег в соответствующих агентствах.

“По крайней мере найдите хотя бы одного или двух, которые хотят что-то изменить! Найдите и поддержите их!”, — восклицает профессор.

ВИЧ может быть отправной точной для изменения культуры внутри полиции. Для начала, нужно привлечь полицейских, провести совместные семинары вместе с представителями гражданского общества и полиции, содействовать гендерному разнообразию в полиции (нужно больше женщин-полицейских), и, наконец, включить снижение вреда в теоретическую программу в полицейских академиях.

Тем не менее, профессор замечает, что не во всех странах возможна такая идиллия на полицейском участке.

“Треть их них понимает снижение вреда, треть из них может понять, и треть из них не поймет никогда. Наша задача — найти тех, кто понимает и может понять, и работать с ними, пока их количество не превысит тех, кто никогда не поймет снижение вреда”, — говорит он.

«Наркотический паек» для России

Доктор М. Дж. Миллоу, эпидемиолог из Ванкувера, рассказывает об интересном случае, который произошел в его городе в 1990 году. Уже тогда в Ванкувере работала большая программа обмена игл и шприцев, также предоставляли метадон. Эпидемия среди людей, употребляющих наркотики, успешно сдерживалась, но произошел неожиданный скачок новых случаев ВИЧ. Как же это могло случиться в городе с развитой программой снижения вреда? Все потому, что люди, не могли получить эти услуги, так как находились в тюрьме.

Эпидемиологи выяснили, что лишение свободы являлось одним из основных факторов повышения риска заражения и один из пяти всех новых случаев ВИЧ в Ванкувере был результатом лишения свободы.

В России же, согласно оценкам экспертов, каждый час 10 человек заражаются ВИЧ, а туберкулез является основной причиной смерти людей, живущих с ВИЧ. Большинство из них — люди, употребляющие инъекционные наркотики. В стране не предоставляется научно-обоснованное лечение наркозависимости, а именно — предоставление метадона, который, согласно недавнему заявлению МИД, является «наркотическим пайком».

До- и после-тестовое консультирование как услуга, создающая барьеры для доступа к тестированию на ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков

Финальный отчет по результатам пилотного исследования с участием сообществ “До- и после-тестовое консультирование как услуга, создающая барьеры для доступа к тестированию на ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков”

Расширение доступа к тестированию на ВИЧ является одним из ключевых принципов достижения так называемого каскада лечения (HIV treatment cascade or HIV care continuum). Каскад лечения 90/90/90 представляет собой амбициозный план UNAIDS по достижению к 2020 г. таких показателей: 90% людей знают свой ВИЧ статус, 90% людей, имеющих положительный статус, получают АРТ терапию, 90% людей,
принимающих АРТ терапию, имеют неопределяемую вирусную нагрузку (то есть не передают вирус при незащищенном сексуальном контакте). Тем не менее, доступ к тестированию остается неадекватным, и большинство людей, включая людей из групп риска, не знают своего статуса. Кроме того, несвоевременное тестирование, тестирование на тех стадиях, когда АРТ терапия малоэффективна, является основным фактором смертности от ВИЧ-инфекции во многих странах мира. Оптимизация профилактики ВИЧ, улучшение доступа к уходу и лечения ВИЧ в странах с высоким уровнем распространенности требует регулярного тестирования, особенно среди представителей групп риска.

Эпидемия ВИЧ в России является самой широкомасштабной и быстрорастущей в Восточной Европе и Центральной Азии, более 98 000 новых случаев ВИЧ-инфекции были зарегистрированы в 2015 году, и этот показатель растет на 10-15% в год. В начале 2016 года, глава федерально центра СПИД Центра официально заявил о том, что количество людей, живущих с ВИЧ в России, достигло отметки в 1 миллион человек. Каскадные данные лечения показывают, что только 12% от общего оценочного количества ЛЖВ в России получали АРТ в 2013 году, а 9% — имели неопределяемую вирусную нагрузку, а охват АРТ в России ниже, чем в странах Африки к югу от Сахары.

Количество людей в России, употребляющих наркотики инъекционно (ЛУИН), оценивается более чем в 1,8 миллионов человек, а инъекционный путь передачи ВИЧ является доминирующим. До 2009 года в России были широко распространены программы обмена игл, благодаря финансированию Глобального фонда. В 2010 году, когда Глобальный фонд существенно сократил финансирование, количество пунктовобменов инструментария в России сократилось с 80 до 10.

Читать отчет здесь.

Факторы, влияющие на приверженность лечению ВИЧ-положительных женщин в течение двух лет после рождения ребёнка

Отчет по результатам исследования с участием сообществ «Здоровая мама: исследование факторов, влияющих на приверженность лечению ВИЧ-положительных женщин в течение двух лет после рождения ребёнка»

Несмотря на большой глобальный прогресс в сдерживании распространения ВИЧ, эпидемия продолжает расти в России тревожными темпами. Согласно официальной статистике в стране зарегистрировано 907 607 случаев ВИЧ-инфекции и каждый год прирост составляет 10%. Однако предполагаемое число реальных случае оценивается некоторыми экспертами в 2 раза выше. Эпидемия в России исторически концентрировалась среди людей, употребляющих наркотики. В настоящее время эта группа также продолжает быть одной из тех, что наиболее затронуты эпидемией, однако увеличивается число случаев полового пути передачи ВИЧ.

За последние годы в России отмечается тенденция «феминизации ВИЧ». Количество женщин среди людей, живущих с ВИЧ, постоянно увеличивается начиная с 2002 года и в настоящее время составляет 36,9%. А среди женщин в возрасте 30-35 лет 1,2% являются ВИЧ-положительными. Самые последние данные показывают, что 72% женщин, живущих с ВИЧ, инфицировались в результате гетеросексуального контакта. Женщины, которые употребляют наркотики и/или вовлечены в секс-работу, остаются наиболее уязвимыми
группами в России. Охват антиретровирусной терапией не соответствует темпам роста эпидемии. Россия одна из 30-и стран, где для достижения глобальных целей ЮНЭЙДС сначала необходимо покрыть пробелы с охватом лечением. И хотя за последние 5 лет АВРТ стала более доступной в России, нерешёнными остаются проблемы лечения, удержания на лечении и ухода при ВИЧ. АРВТ предоставляется бесплатно тем гражданам России, которые зарегистрированы в центрах СПИДа.

Женщины наиболее вероятно узнают о своем положительном ВИЧ-статусе во время беременности, потому что тестирование на ВИЧ входит в рутинную процедуру дородового ухода. С одной стороны, время беременности является удачным для вовлечения женщины в систему ухода в связи с ВИЧ, учитывая, что они уже связаны с системой дородового ухода. А с другой стороны, существует большое количество психологических и социальных факторов, которые также должны быть учтены, чтобы женщина продолжила приём антиретровирусной терапии не только во время беременности, но и после родов.

Барьеры в приверженности к лечению ВИЧ-инфекции в республике Беларусь

Отчет по результатам исследования с участием сообществ «Барьеры в приверженности к лечению ВИЧ-инфекции в республике Беларусь»

С момента регистрации первых случаев ВИЧ-инфекции в 1981 году жертвами одной из самых разрушительных эпидемий, наблюдавшихся когда-либо мире, стали миллионы людей в разных странах. ВИЧ остается одной из основных проблем глобального общественного здравоохранения: на сегодняшний день он унес более 35 миллионов человеческих жизней (ссылка). В 2016 г. от причин, связанных с ВИЧ, во всем мире умерло около миллиона человек. По данным Объединенной программы Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу
(ЮНЭЙДС), в 2016 году число людей, живущих с ВИЧ во всём мире, составляло 36,7 [30,8–42,9] миллиона человек.

В 2016 году в странах Восточной Европы и Центральной Азии число людей, живущих с ВИЧ, составило 1,6 [1,4–1,7] миллиона. Число новых случаев инфицирования ВИЧ выросло на 60% в период с 2010 по 2016 годы. Развитие медицинских технологий и появление антиретровирусной терапии (АРВТ) позволило значительно увеличить продолжительность жизни ВИЧ-положительных пациентов, а в идеале — вообще свести на нет воздействие вирусной инфекции.

Так, статистический анализ эффекта АРВТ на выборке из 23 тысяч людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ) в США и Канаде в 2000-2007 гг. показал, что следование данной терапии увеличивает ожидаемую продолжительность жизни с 36,1 года до 54,2 лет, т.е. двадцатилетний взрослый с ВИЧ с высокой вероятностью доживет до семидесяти лет. Качество жизни ВИЧ-положительных людей благодаря этому лечению почти ничем не отличается от качества жизни ВИЧ-отрицательных людей.

Читать отчет здесь.

Стигма влияет на мотивацию по тестированию на ВИЧ

Автор: Марина Максимова, Казахстан

По  оценочным данным ЮНЭЙДС, с начала эпидемии 35 миллионов человек в мире умерли от сопутствующих СПИДу болезней. Люди с ВИЧ умирают от туберкулеза, онко-заболеваний, гепатитов… О том, сколько жизней уносит стигма – статистики нет. А сегодня это самый прочный барьер к тестированию для тех, кто не знает своего статуса и для получения медицинских услуг для людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ).

Мигрант с ВИЧ – двойная стигма

Салават Кабжалелов

Салават Кабжалелов – аутрич работник и равный консультант в общественном фонде «Забота». Он помогает трудящимся-мигрантам: консультирует о ВИЧ, рассказывает о необходимости тестирования, сопровождает на диагностику в Центр СПИД и противотуберкулезный диспансер. Салават умеет для каждого найти нужные слова. Не было гражданства, прописки, доступа к антиретровирусной терапии (АРТ), хотелось спрятаться не только от проблем, но и от отчужденных глаз и грубых возгласов.

С женой они жили тихо, к медикам не обращались. Ведь главное для мигрантов не здоровье, а работа. Но три года назад пришла беда. Салават потерял жену. Молодая женщина умерла от онко-заболевания.

— Пытался устроить жену в хоспис, даже на платной основе. Но ничего не получилось. Отказали. Она еще и ВИЧ-позитивная. Получается наличие гражданства важнее. И тяжелое заболевание – не аргумент. К счастью, сейчас в Казахстане ситуация начинает налаживаться, и мигрантов с ВИЧ будут обеспечивать АРТ. Но мою жену никто не вернет, — сетует Салават.

Через самостигму проходит каждый

Любовь Чубукова

Любовь Чубукова – сотрудник Казахстанского Союза людей, живущих с ВИЧ. Эта хрупкая женщина с сильным характером умеет убеждать и за трибунами международных форумов и в споре один на один. 12 лет жизни с ВИЧ сделали ее лидером. За спиной – стигма, испытанная в частном медицинском учреждении, куда пришла по беременности совсем юная, растерянная. И от взрослой женщины получила совет – ходить за медицинскими услугами только в Центр СПИД. Но сильнее, по признанию Любы, оказалась самостигма. Через нее проходит каждый, кто узнает о положительном статусе.

— Я перестала считать себя жертвой, потому что это мешает мне жить и развиваться дальше. Хорошая поддержка в борьбе с самостигмой – вера в людей и знание своих прав. Надо жить дальше, не ограничивать себя, преодолевать страх, иначе можно довести себя до самого страшного, — говорит Любовь.

Любовь не скрывает своего статуса. Напротив, она частый эксперт на телевидении и на открытых дискуссионных площадках. Она убеждена, что стигма влияет на мотивацию по тестированию на ВИЧ. Люди боятся проходить тест на ВИЧ, опасаясь, что он окажется положительным. А если человеку с ВИЧ лечение назначается на поздних стадиях, вероятность успеха снижается намного и может привести даже к смерти.

Каждый десятый ЛЖВ думал о самоубийстве

Три года назад Центрально-Азиатская Ассоциация людей, живущих с ВИЧ в рамках проекта USAID «Лидер людей, живущих с ВИЧ» впервые в регионе провела исследование индекса стигмы в трех странах Центральной Азии – Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане.

По результатам исследования в Казахстане, у каждого десятого ЛЖВ были суицидальные мысли. Особенно тяжело внутренняя стигма проявляется у ЛЖВ 30-и лет и старше, а также с относительно небольшим (от одного до девяти лет) стажем жизни с ВИЧ. Основной формой самодискриминации становится решение не иметь больше детей. Его принял для себя каждый третий ЛЖВ в стране.

Исследование продемонстрировало, что опыт инъекционного употребления наркотиков, как и опыт пребывания в местах лишения свободы, являются факторами, которые усиливают стигму по признаку позитивного ВИЧ-статуса. Чаще всего ЛЖВ сталкивались с некоторой дискриминацией со стороны работников организаций здравоохранения (прежде всего, с отказом в медицинской помощи), государственных чиновников, а намного реже со стороны ближайшего социального окружения. Причём, случаи дискриминации накапливаются в первые десять лет жизни с ВИЧ.

О стигме – не молчать

Бауыржан Байсеркин

Не замалчивать случаи стигмы – первый шаг в борьбе с ней. Принятие документов на страновом уровне – настоящая победа. В Казахстане в начале года подписан Национальный план по борьбе со стигмой и дискриминацией людей, живущих с ВИЧ.

— Стигма и дискриминация, связанные с ВИЧ-статусом, представляют собой серьезнейшие препятствия в доступе ЛЖВ к профилактике, лечению и поддержке. Чтобы остановить распространение ВИЧ необходимо сделать акцент на полное искоренение дискриминации, прежде всего, в медицинских учреждениях. Это будет способствовать значительному сокращению темпов роста эпидемии ВИЧ-инфекции, — говорит Бауыржан Байсеркин, генеральный директор Республиканского Центра по профилактике и борьбе со СПИД.

Разговор об этом казахстанцы намерены продолжить на 22-й Международной конференции по ВИЧ/СПИДу в Амстердаме AIDS 2018.

ЭКО для женщин с ВИЧ в Украине: вернуть право на ребенка

Светлана Мороз (вторая слева) обсуждает на круглом столе отмену дискриминационных норм. Фото «Позитивні жінки»

Авторы: Яна Казмиренко, Тамара Балаева, Украина

В Украине готовятся изменения к приказам Министерства здравоохранения Украины (МОЗ), которыми медучреждениям запрещено делать экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) ВИЧ-позитивным женщинам. Сейчас ВИЧ входит в список заболеваний МОЗ, которые считаются противопоказанием для проведения ЭКО. В западных странах женщинам с позитивным ВИЧ-статусом давно и успешно делают искусственное оплодотворение. Украинские активистки добиваются отмены запрета на экстракорпоральное оплодотворение для ВИЧ-позитивных женщин.

В начале июля в Центре общественного здоровья МОЗ был проведен круглый стол. А на конференции AIDS 2018 в Амстердаме активистки собираются встретиться с и.о. министра здравоохранения Украины Ульяной Супрун, передать ей свои наработки и рассказать, почему так важно отменить устаревшие нормы.

Дискриминация и самостигматизация

Статистики о том, сколько ВИЧ-позитивных женщин в Украине каждый год пытаются сделать ЭКО и получают отказы, не ведется. Представительница благотворительной организации «Позитивные женщины» Светлана Мороз отправила запросы по этому поводу в 10 областей. Ответы пока не пришли. Мороз говорит, что о попытках сделать процедуру ЭКО ВИЧ-позитивными женщинами, известно только из разговоров между общественниками.

В организацию за помощью обращалась женщина со статусом. После долгих поисков она нашла в Харькове клинику, готовую работать с ВИЧ-позитивными.

«Она сделала две попытки, которые пока не увенчались успехом. По ее совету, услугами харьковской клиники воспользовалась другая женщина – из Славянска. Но у нее случился выкидыш», — рассказывает Светлана Мороз.

Правозащитница говорит, что некоторые частные клиники все же берутся делать ЭКО женщинам с ВИЧ, но не афишируют этого как раз из-за приказов МОЗ. Клиники берут за свои услуги двойную цену, мотивируя это тем, что рискуют. У остальных медучреждений – стандартные отговорки: отсутствие оборудования или ссылка на то, что ВИЧ входит в список противопоказаний для проведения ЭКО.

Помимо приказов МОЗ и отказов клиник, существует еще один барьер — самостигматизация. По словам Мороз, многие женщины с ВИЧ даже не пытаются обращаться в клиники, занимающиеся ЭКО: они знают, что им откажут, или не догадываются, что у них вообще есть такое право.

Все риски ЭКО — мифы

Главный врач медицинской компании «А.А. Партнерс» Валентина Квашенко тоже считает, что отказ делать ЭКО ВИЧ-позитивным женщинам – это дискриминация, а опасения по поводу рисков заражения — ложны. Все манипуляции со спермой и яйцеклетками врачи проводят одноразовыми катетерами и иглами. Роды принимают в перчатках, очках и фартуке. Эти же меры безопасности используются и при обычных родах. Как правило, женщинам со статусом подсаживают одного эмбриона, чтобы в будущем уменьшить необходимость возможных инвазивных процедур.

«Нет необходимости в «запрещающих» приказах, из-за которых люди не могут выполнить свою репродуктивную функцию и стать родителями», — говорит Квашенко, добавляя, что ВИЧ может передаться от матери к ребенку, но только в том случае, если женщина не принимает антиретровирусную терапию (АРТ).

Свои слова она подкрепляет статистикой: в 1996-1997 годах, когда в Украине не было антиретровирусных препаратов, ВИЧ передавался ребенку от матери в 60% случаев. Сейчас этот процент – ниже 10. Но и эти несколько процентов касаются только детей женщин, не принимающих АРТ. К тому же, сама процедура ЭКО максимально снижает риск передачи вируса ребенку.

Будут судиться за право ЭКО

Если обращение в Минздрав не даст результатов и быстро изменить приказ не получится, у активисток есть запасной план действий — обращение в суд.

«Мы будем работать над тем, чтобы создать судебный прецедент. Дело в том, что приказы МОЗ противоречат украинскому законодательству, которое не запрещает делать искусственное оплодотворение ВИЧ-положительным женщинам. В крайнем случае, найдем женщину, живущую с ВИЧ, которая готова идти до конца и отстаивать свои права в суде, — объясняет Светлана Мороз.

Планируется, что готовый проект изменения приказов будет готов и представлен в Минздраве в конце ноября. Пока они не отменены, активистка дает рекомендации женщинам, которые получили отказ в проведении процедуры ЭКО.

«Обязательно требуйте официальные отказы. На основании устных слов врача вы не сможете обратиться в суд и тем более выиграть его. Во-вторых, обращайтесь за помощью в правозащитные организации. Например, наша организация готова обеспечить женщину бесплатными адвокатами, помочь с подготовкой документов и вообще вести все юридическое сопровождение, — резюмирует Мороз.

После отмены дискриминационных норм украинки с позитивным статусом получат право на участие в государственной программы ЭКО для бездетных пар.

В Таджикистане дети с туберкулёзом и ВИЧ не имеют доступа к образованию

Дети с ВИЧ и туберкулезом не имеют доступа к образованию в Таджикистане

Автор: Наргиз Хамрабаева, Таджикистан

10-летняя Зарина (имя изменено) из Душанбе. У девочки двойно диагноз: ВИЧ и туберкулёз. Зарина никогда и нигде не училась. Её мать узнала о своем ВИЧ-позитивном статусе во время беременности. Статус она получила от мужа. Несколько лет назад отец девочки умер от СПИДа, а мама вышла замуж во второй раз. Отчим не принял Зарину, поэтому она живет со своей бабушкой.

Когда Зарине исполнилось 7 лет, бабушка отвела девочку в первый класс в одну из школ Душанбе, но директор девочку не принял, объяснив, что «она больна и может заразить других детей туберкулёзом». Так Зарина в течение трёх лет нигде не учится. Органы опеки и попечительства ни разу за это время не поинтересовались, почему девочка не ходит в школу.

Диалог не состоялся

О случае Зарины узнали правозащитники и попытались помочь семье. Представители Таджикистанской сети женщин, живущих с ВИЧ, и общественного фонда «Ваш выбор» пошли на приём к чиновникам министерства образования, чтобы узнать, есть ли механизм обеспечения доступа к учёбе таких детей, но столкнулись со стеной недопонимания.

«Нас попросили покинуть кабинет. Сказали, что мы врём, что таких случаев нет, все дети охвачены образованием, а мы, представители неправительственных организаций, только разъезжаем по заграницам и позорим страну среди международного сообщества. Диалога не получилось», — говорит Лариса Александрова, представитель организации «Ваш выбор».

По её словам, в Таджикистане дети с двойным диагнозом ВИЧ и туберкулёз не имеют доступа к обязательному среднему образованию.

«Выявленный факт подтверждает, что чиновники сферы образования ненадлежащим образом ведут контроль и учёт детей, которые не посещают школу в связи с туберкулёзом и не обеспечивают образование на дому, так называемую семейную форму обучения. Хотя, согласно Кодекса о здравоохранении, уполномоченный орган в сфере образования обязан разработать программу обучения на дому или в больнице», — говорит собеседница.

С дискриминацией и без статистики

Лариса Александрова, представитель ОФ «Ваш выбор»

Правозащитники уверены, что в случае с девочкой также наглядно показана ситуация с дискриминацией детей, живущих с ВИЧ в образовательном учреждении.

«В законе «Об образовании» говорится, что работники сферы образования должны вести учёт детей дошкольного и школьного возраста, должны контролировать их обучение до получения обязательного образования. В Таджикистане обязательным считается девятилетнее образование. Однако, каким образом построен механизм выявления детей, не охваченных обязательным образованием, в законе не определено», — говорит Лариса Александрова.

Сколько в стране детей, болеющих туберкулёзом и ВИЧ и не имеющих доступа к образованию, неизвестно. В министерстве образования Таджикистана сказали, что такую статистику они не ведут.

В Грузии изучили поведение секс-работников

Автор: Ирма Кахурашвили, Грузия

40-летняя секс-работница из Тбилиси Габриэла с 2016 года не сдавала анализ на ВИЧ. Она убеждена, что у нее нет ВИЧ. Также думает, что знает об этой болезни все. Однако на вопрос, можно ли получить ВИЧ от укуса комара, отвечает положительно. В июле Габриэла отправится в оживлённый туристический город Батуми на дополнительные заработки.

«Не думаю, что в ближайшем будущем проверюсь на ВИЧ, так как у меня много работы и мало времени. Тем более, что из Батуми планирую переехать в Турцию», – говорит она.

Габриэла не участвовала в последнем исследовании проведённом в двух грузинских городах – Тбилиси и Батуми, в рамках которого специалисты изучали рискованное и безопасное поведение секс-работников.

Без существенных изменений

Информационный медико-психологический центр «Танадгома» – первая организация в Грузии, которая исследует распространение ВИЧ среди секс-работников с 2002 года. В последнем исследование, проведённом в 2017 году, приняли участие 350 женщин: 200 из Тбилиси и 150 – из Батуми. Исследователи хотели определить распространенность ВИЧ, гепатита С, гонореи и сифилиса у представителей этой профессии. Кроме того, специалисты смогли проанализировать основные рискованные тенденции поведения в связи с ВИЧ и собрали ценную информацию для адвокации и разработки политики. Исследование проводилось при поддержке Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулёзом и малярией, Международного фонда «Курацио» и Научно-практического центра инфекционной патологии, СПИДа и клинической иммунологии.

Исследование подтвердило, что 85% женщин в Тбилиси и 97,3% в Батуми знают о существовании ВИЧ/СПИДа, но только 11,5% в Тбилиси и 23,4% в Батуми правильно ответили на вопросы о передаче ВИЧ. Например, также, как Габриэла, не все знали, что ВИЧ не передаётся при укусе комара. В целом, по сравнению с Батуми, респонденты из Тбилиси были менее осведомлены о ВИЧ.

Грузинские исследователи говорят, что после 2012 года существенных изменений результаты исследования не показывают. Например, большинство женщин упоминают презервативы в качестве основного средства защиты от ВИЧ.

Согласно исследованию, показатели использования презервативов во время последнего полового контакта с платными клиентами не изменились за последние 10 лет (более 90% в обоих городах). С постоянными клиентами секс-работницы используют презервативы реже.

«Я не пользуюсь презервативами с постоянными клиентами в знак моего доверия к ним, но я определенно использую их с другими клиентами. Из-за этого приходиться терпеть оскорбление. Зато я знаю, что это надёжный способ обезопасить своё здоровье», – говорит Габриэла.

Секс-работа в Грузии незаконна, и зачастую полиция конфискует презервативы, если решает, что женщина занимается секс-работой.

Секс-работники и наркотики

Исследование показало, что опрошенные секс-работницы больше всего знают о передаче ВИЧ при совместном использывании шприцов и игл. Кроме того, в недавнем исследовании проявился интересный момент, который касается использования наркотических средств. Процентная доля секс-работниц, использовавших неинъекционные препараты за последние 12 месяцев, составила 11% в Тбилиси и 20% в Батуми. Наиболее часто используемыми неинъекционными наркотиками были названы снотворные и успокаивающие препараты в Тбилиси и марихуана в Батуми.

Что касается инъекционных наркотиков, то 1,5% респондентов в Тбилиси и 3,3% — в Батуми использовали их в течение последнего года. В Тбилиси употребляют винт, джеф и амфетамины, в Батуми – героин.

«До сих пор таких данных среди секс-работников у нас не было», – говорит исследователь и руководитель «Танадгомы» Нино Церетели.

Женщины исчезают из поля зрения

Габриэла говорит, что не употребляет внутривенные наркотики, но не отказывается от таблеток. Женщина свободно покупает их в аптеках и потребляет не реже одного раза в неделю.

«Тема наркотиков затронула и эту ключевую группу. Мы работаем с секс-работницами на протяжении 20 лет, в пяти городах Грузии и за год охватываем своими услугами 3000 человек. Что касается ВИЧ/СПИДа, то, например, за период исследования только три женщины в Тбилиси были диагностированы с ВИЧ. Плохо то, что иногда, как только женщина узнаёт, что у нее положительный статус, то она исчезает из нашего поля зрения и мы не знаем, где она и продолжает ли работать с клиентами», – рассказывает Нино Церетели.

Габриэла обещает, что в сентябре сделает тест на ВИЧ с помощью сотрудников «Танадгомы». Она не поменяет свой образ жизни, но тоже хочет узнать, всё ли в порядке с ее здоровьем. В «Танадгоме» она получит рекомендации не только связанные с ВИЧ, так как по словам Нино Церетели, одной из проблем секс-работников в Грузии является и насилие. Секс-работники не всегда понимают, как можно самоорганизоваться для защиты своих прав, здоровья и жизни. А в центре они могут получить новые знания и поддержку хороших юристов.