В рабочую группу в рамках совещания высокого уровня по проблеме ВИЧ в ООН выбраны представители гражданского общества

Фото: ЮНЭЙДС

В целях обеспечения открытого и прозрачного процесса при подготовке к Совещанию высокого уровня по проблеме ВИЧ Генеральной Ассамблеи ООН, которое пройдет 8–10 июня 2021 года, ЮНЭЙДС и делегация неправительственной организации Координационного совета программы выбрали 16 представителей гражданского общества и частного сектора, вошедших в многостороннюю рабочую группу.

В преддверии совещания, до конца апреля этого года, будет проведено интерактивное многостороннее слушание с участием представителей населения и прочих заинтересованных лиц, которые также примут участие в других мероприятиях до и во время совещания высокого уровня. Сформированная рабочая группа будет консультировать ЮНЭЙДС по вопросам формата, тем и программы слушания и будет участвовать в подборе докладчиков как для слушания, так и для пленарных и экспертных дискуссий в рамках совещания высокого уровня.

Ранее различным организациям, представляющим интересы тех или иных категорий населения, было предложено подать заявки на включение в рабочую группу.

Лорел Спраг, руководитель и специальный советник департамента ЮНЭЙДС по взаимодействию с населением: «Поскольку число мест в рабочей группе ограничено, мы прежде всего заинтересованы в кандидатурах от организаций, тесно сотрудничающих с группами населения и регионами. Это позволит нам сформировать более глубокое и широкое представление о существующем положении вещей. В ходе подготовки к совещанию высокого уровня для людей, живущих с ВИЧ, представителей ключевых групп населения и других заинтересованных лиц появятся дополнительные возможности участия».

Всего было получено более 560 заявок, что позволило сформировать рабочую группу с широким набором характеристик и разнообразным опытом. В группе будет не менее двух представителей от каждого региона. Более 50 % членов группы — женщины. 25 % — люди моложе 30 лет. Шестеро участников открыто живут с ВИЧ. В рабочей группе представлены все ключевые группы населения.

От региона Восточная Европа и Центральная Азия (ВЕЦА) в рабочую группу выбраны:

Адилет Алимкулов, Kyrgyz Indigo, Кыргызстан

Алексей Лахов, Фонд «Гуманитарное действие» и Коалиция «Аутрич», Российская Федерация

Полный список представителей на сайте ЮНЭЙДС

Успехи проекта экстренной помощи женщинам с ВИЧ и их детям в Нижегородской области будут масштабированы

Проект «Оказание оперативной помощи женщинам, живущим с ВИЧ и их детям в Нижегородской области», в 2020 году поддержанный Фондом экстренной помощи ключевым сообществам в ВЕЦА, получил продолжение в 2021 году при финансовой поддержке Фонда президентских грантов РФ.

Егор Секретов, менеджер Благотворительного фонда «СТЭП», реализующего проект совместно с партнерской общественной организацией «Право на жизнь», поделился с нами проблемами, которые удалось решить с помощью Фонда экстренной помощи, основными успехами, а также незапланированными, но очень важными результатами. 

Почему вы решили обратиться в Фонд экстренной помощи?

Благотворительный фонд «СТЭП» активно работает со всеми ключевыми группами уже более 5 лет. В связи с ухудшением эпидемиологической ситуации в Нижегородской области, связанной с мировой пандемией COVID-19, начиная с марта 2020 года к нам стали поступать просьбы помочь в приобретении заменителя грудного молока (ЗГМ) и вещей первой необходимости от наших клиенток (женщин, живущих с ВИЧ). 

Это вызвало у нас обоснованный страх возможности увеличения случаев вертикальной передачи ВИЧ-инфекции от матери к ребенку в Нижегородской области. Согласно исследованиям, которые позже подтвердили наши опасения, люди, живущие с ВИЧ, оказались в списке наиболее уязвимых в период мировой пандемии COVID-19.

Мы начали искать финансирование — это должен был быть грант или субсидия, который во-первых, оперативный (действовать надо было срочно), во-вторых, достаточный для снижения финансовой нагрузки на женщин, живущих с ВИЧ и воспитывающих детей от 0 до 1 года.

Мы с воодушевлением следим за работой AFEW international в регионе ВЕЦА, также взаимодействуем с офисом СПИД Фонда «Восток — Запад» в России в своей проектной деятельности в регионе. Решение писать в Фонд экстренной помощи пришло сразу, так как сам формат предоставления помощи, подачи заявки и все коммуникации максимально комфортны для некоммерческих организаций и инициативных групп.

В чем заключалась экстренность ситуации?

Согласно информационному бюллетеню «Нижегородского областного центра по борьбе со СПИД», в Нижегородской области только за первое полугодие 2020 года было рождено 156 детей женщинами с ВИЧ-положительным статусом. Общая доля женщин, живущих с ВИЧ-инфекцией в Нижегородской области составляет 35,2% от общего числа зарегистрированных (около 10 000 человек).

Один из барьеров, с которыми столкнулись женщины, живущие с ВИЧ — это снижение доходов в период пандемии, в том числе из-за потери рабочего места без компенсации заработной платы. Покупка заменителя грудного молока легла непосильным бременем на бюджет семьи.

Другой барьер — это ограничение передвижения, связанное с введением карантинных мер. Многие государственные ведомства перешли в дистанционный формат обслуживания, что создало огромную очередь на получение услуг по сбору справок подтверждающих низкий доход. А для получения в Нижегородской области материальной компенсации на покупку ЗГМ необходимо подтвердить свой низкий доход справками, сбор которых для рожениц в период пандемии становился целым испытанием. Ограничения в передвижении также резко повлияли на доступность препаратов АРВТ.

Таким образом, женщины, живущие с ВИЧ и воспитывающие детей грудничкового возраста в Нижегородской области, попали в ситуацию колоссальной опасности: была снижена приверженность к приему АРВ терапии, допускался риск кормления грудным молоком и вертикальной передачи ВИЧ на фоне отсутствия средств на покупку ЗГМ.

Каковы были ваши цели и удалось ли их достигнуть?

Первая цель: недопущение передачи ВИЧ-инфекции от матери к ребенку через грудное вскармливание в Нижегородской области

Вторая цель: недопущение снижения приверженности к АРВТ у женщин, живущих с ВИЧ в Нижегородской области

Третья цель: расширение сообщества женщин, живущих с ВИЧ, и усиление устойчивости сообщества на территории Нижегородской области.

В процессе реализации мы добавили еще несколько целей. Нам хотелось охватить максимальное количество женщин, живущих с ВИЧ и воспитывающих детей от 0 – 1 года в Нижегородской области, и нами была придумана система выдачи гуманитарной помощи.

Система заключалась в том, что мы напечатали номерные ваучеры на получение гуманитарной помощи и передали их в «Нижегородский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД» (это место, где люди, живущие с ВИЧ, получают АРВТ и проходят медицинское обследование, в том числе и женщины с детьми). Согласно внутренним приказам, женщины, живущие с ВИЧ и родившие детей, обязаны в течение одного года посещать врача-педиатра с детьми, проводить скрининг на наличии ВИЧ у ребенка. Таким образом, при посещении женщины помимо основных услуг получали наш ваучер, а также консультацию нашего равного консультанта и пакет гуманитарной помощи. Поэтому мы добавили цели: уменьшить пропуски плановых скринингов как у женщин, живущих с ВИЧ так и у их детей от 0 – 1 года, а также вернуть в систему лечения, женщин, живущих с ВИЧ, открепившихся от лечения.

Простым языком выглядело это так:

— Алло, добрый день, фонд «СТЭП»?

— Да.

— А можно мы получим памперсы и молоко?

— Да, заходите в центр профилактики, берите ваучер и с ним идите к нам.

— Ок, буду завтра.

Благодаря поддержке Фонда экстренной помощи, мы охватили 80 женщин, живущих с ВИЧ и имеющих детей от 0-1 года — они получили прямую материальную помощь. 16 женщинам оказана консультационная помощь по получению государственного пособия на приобретение (выдачу) молочных смесей.

Нам удалось вернуть 8 женщин  на программу лечения АРВТ и повысить приверженность у других женщин, так как все они проходили через консультативный кабинет нашего равного консультанта.

Также в процессе мы выявили основные причины отказа от приема АРВ терапии: психологический страх перед приемом АРВ терапии, боязнь появления побочных эффектов на фоне приема АРВ терапии, низкая информированность о процессе протекания ВИЧ-инфекции и последствиях позднего начала приема АРВ терапии (например, возникновения синдрома восстановления иммунитета), самостигматизация и боязнь раскрытия заболевания перед ближайшим окружением, а также послеродовая депрессия.

Каковы были неожиданные, незапланированные результаты и особенности проекта?

К неожиданным последствиям можно отнести выполнение задач, которые не относились к главной цели проекта. Некоторые клиенты, обращающиеся за помощью в наш фонд, также получали консультации специалистов по профилактике потребления наркотических средств и психотропных препаратов.

Например, на одной консультации выяснилось, что женщина, живущая с ВИЧ и воспитывающая 2 маленьких детей, также является наркозависимой. Социальные работники фонда направили ее в центр социальной реабилитации для наркозависимых по программе Министерства здравоохранения Нижегородской области. Проект буквально спас ей жизнь, когда она пришла за гуманитарной помощью. Сейчас она проходит социально-психологическую реабилитацию после потребления наркотических средств.

Также к результатам, которые мы не ожидали, можно отнести оказание консультативной помощи женщине по вопросам домашнего насилия. Сейчас эта женщина получает услуги благотворительного фонда, работающего в нашем регионе по проблемам домашнего насилия.

Две женщины из целевой группы проекта обратились в наш фонд с проблемами ухудшения самочувствия на фоне отказа от приема АРВ терапии, им были оказаны консультации по вопросам приверженности к лечению АРВ терапией, на сегодняшний день они получили препараты и уже начали лечение, находятся на социальном сопровождении у специалистов фонда «СТЭП».

А еще, в процессе реализации проекта поставщик ЗГМ безвозмездно увеличил количество упаковок, что позволило оказать оперативную помощь женщинам сверх бюджета и продолжить реализацию инициативы даже после преодоления целевых показателей проекта.

Мы получили огромную благодарность со стороны врачебного состава педиатрии «Нижегородского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД», так как купоны на получение гуманитарной помощи выдавались женщинам в кабинете врача-педитра «Нижегородского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД», и был установлен дополнительный контроль со стороны врачей за семьями, которые выпадают с диспансерного наблюдения.

Ведет ли ваша организация адвокационную деятельность? Способствовал ли грант расширению адвокационного направления?

Да ведет, оказываем правовую поддержку людям, живущим с ВИЧ. У нас есть консультант по правовым вопросам, связанным с ВИЧ-инфекцией – Алена Тарасова. Кстати, в рамках проекта мы взяли кейс, приемных родителей, которые усыновили детей, живущих с ВИЧ-инфекцией, и не могут получить инвалидность и пособия, которые обещаны государством. Сейчас кейс в работе.

В рамках второго транша экстренной помощи мы инициировали исследование по барьерам в доступе к ЗГМ у целевой группы проекта в Нижегородской области. Объем выборки составляет 83 женщины. Сейчас мы работаем над результатами исследования и на основе выводов будем проводить дальнейшие адвокационные мероприятия.

Вы делились в отчете, что отметили колоссальную эффективность проекта в контексте расширения сообщества в Нижегородской области.

Помимо прямой целевой поддержки, нам удалось расширить нижегородское сообщество женщин, живущих с ВИЧ (активно коммуницирующих в созданном канале в Viber) c 20 до 73 человек на сегодняшний день. Такой рост был достигнут за краткие сроки, это колоссальный успех для нашего региона, так как открывает новые перспективы в проведении профилактики, поддержке женского активизма и защиты прав наших клиентов.

Как повлиял грант на развитие вашей организации?

Проект по предоставлению экстренной помощи лег в основу проекта «Приверженность», который в феврале 2021 года получил поддержку «Фонда Президентских грантов» (заявка №21-1-002469), тем самым наполнив проект профилактическими лекционными и информационными мероприятиями врачей, психологов, равных консультантов, социальных работников.

Бюджет проекта увеличен более чем на 100%.  Выдача ЗГМ и гуманитарных наборов, по нашей оценке, продлится до мая 2021 года по отработанной схеме в рамках проекта, поддержанного Фондом Экстренной помощи.

Cовещание высокого уровня по ВИЧ/СПИДу 2021 года

Международный Совет СПИД-сервисных Организаций (ICASO), Гестос — ВИЧ, Коммуникация и Гендер и AFEW Интернешнл подготовили ПРИЗЫВ К ДЕЙСТВИЮ с целью информирования организаций гражданского общества о возможностях участия в совещании высокого уровня по ВИЧ/СПИДу, которое должно состояться в ООН в Нью-Йорке 8-10 июня 2021 года. 

Данный призыв к действию описывает ключевые особенности процесса и акцентирует внимание на возможностях вовлечения гражданского общества. Он также содержит описание основных действий по адвокации, которые вы можете предпринять уже сейчас.

  • В феврале 2021 года Генеральная Ассамблея утвердила Резолюцию A/75/L.59, в которой изложен порядок организации совещания высокого уровня (СВУ) по СПИДу 2021 года, которое «проведет всеобъемлющий обзор прогресса в выполнении обязательств, принятых в Политической декларации 2016 года, направленной на то, чтобы положить конец эпидемии СПИДа к 2030 году».
  • Интерактивные слушания с участием многих заинтересованных сторон состоятся не позднее 15 апреля 2021 года в рамках подготовки к СВУ в июне.
  • Формат личной, виртуальной или гибридной встречи будет определен к апрелю 2021 года Председателем Генеральной Ассамблеи на основе оценки общей ситуации со здоровьем и в тесном обсуждении с государствами-членами. Работа заседаний будет транслироваться по Интернету.
  • Совещание высокого уровня будет включать в себя пленарные заседания и до пяти тематических дискуссионных форумов. На первом пленарном заседании с заявлениями выступят Председатель Генеральной Ассамблеи, Генеральный секретарь ООН, Исполнительный директор ЮНЭЙДС, человек, открыто живущий с ВИЧ, и видный деятель, активно участвующий в осуществлении мер в ответ на СПИД.
  • Ожидается, что принятый итоговый документ совещания высокого уровня будет представлять собой краткую и ориентированную на действия декларацию, которая будет согласована государствами-членами для достижения обязательства по прекращению эпидемии СПИДа к 2030 году.

СДЕЛАЙТЕ СВОЙ ВКЛАД В СОВЕЩАНИЕ ВЫСОКОГО УРОВНЯ:

ОСНОВНЫЕ АДВОКАЦИОННЫЕ ДЕЙСТВИЯ,

КОТОРЫЕ ВЫ МОЖЕТЕ ПРЕДПРИНЯТЬ ПРЯМО СЕЙЧАС

1 марта — День борьбы с дискриминацией: искоренить неравенство

В этом году в День борьбы с дискриминацией ЮНЭЙДС (Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИДу) призывает обратить внимание на важность искоренения неравенства, все еще существующего в мире в таких категориях и аспектах жизни, как уровень дохода, пол, возраст, состояние здоровья, занятость, инвалидность, сексуальная ориентация, употребление наркотиков, гендерная идентичность, раса, класс, этническое происхождение и вероисповедание.

Возрастающее неравенство, влияющее на более чем 70% мирового населения, усиливает риск разобщения и препятствует экономическому и социальному развитию. COVID-19 больше всего поражает наиболее уязвимые категории людей, а появление новых вакцин против COVID-19 не уменьшило неравенство в доступе к ним. Сложившуюся ситуацию уже окрестили «вакцинным апартеидом».

Дискриминация и неравенство тесно связаны друг с другом. Пограничные формы дискриминации, будь то структурная или социальная, по отношению к отдельным лицам или целым группам могут приводить к различным проявлениям неравенства, например в доходах, результатах обучения, состоянии здоровья и трудоустройстве. Но, кроме того, неравенство само по себе может становиться причиной стигмы и дискриминации. Это значит, что в борьбе с неравенством важно также уделять внимание проблеме дискриминации. Представители ключевых групп населения часто сталкиваются с дискриминацией, стигмой, а во многих случаях еще и становятся жертвами произвола со стороны сотрудников правоохранительных органов. Как показали исследования, подобная социальная и структурная дискриминация ведет к образованию значительного неравенства в плане лечения и доступа к правосудию.

Искоренение неравенства и дискриминации — важнейшие условия прекращения эпидемии СПИДа. Мы не успеваем достичь общемировой цели — покончить со СПИДом к 2030 году — не из-за недостатка знаний, возможностей или средств, а из-за структурного неравенства, которое препятствует эффективному применению проверенных решений для профилактики и лечения ВИЧ. Так, например, недавние исследования показали, что у мужчин-геев и других мужчин, имеющих половые отношения с мужчинами, риск инфицирования ВИЧ в два раза выше в тех странах, где нетрадиционная сексуальная ориентация подвергается уголовному преследованию, по сравнению со странами с более благоприятной правовой средой. Организация Глобальной партнерской программы по искоренению всех форм стигматизации и дискриминации, связанных с ВИЧ, выделила шесть главных областей, в которых возникают стигма и дискриминация, создавая или усугубляя неравенство: здравоохранение, образование, рабочие места, система правосудия, семья и общество, сфера экстренной и гуманитарной помощи.

Борьба с неравенством — отнюдь не новая идея. В 2015 году все страны взяли на себя обязательство снизить уровень неравенства на национальном и международном уровнях в соответствии с Целями устойчивого развития. И все же это обязательство до сих пор не выполнено. Искоренение неравенства поможет не только положить конец эпидемии СПИДа, но и защитить права людей, живущих с ВИЧ, повысить эффективность борьбы с COVID-19 и другими пандемиями и обеспечить восстановление экономики и поддержание ее стабильности. Кроме того, искоренение неравенства позволит спасти жизнь миллионов людей и сделает лучше жизнь общества в целом. Для этого необходимо победить дискриминацию во всех ее проявлениях.

Однако для формирования культуры уважительного отношения ко всем нужны политические, экономические и социальные изменения, которые позволят защитить права каждого человека и удовлетворить потребности тех групп населения, которые оказались в тяжелых жизненных условиях и подверглись маргинализации.

Для того чтобы побороть неравенство, потребуются серьезные перемены. В частности, мы должны решить проблему нищеты и голода и больше инвестировать в здравоохранение, образование, социальную защиту и создание рабочих мест.

Правительствам следует обеспечивать условия для инклюзивного социально-экономического развития. Необходимо отказаться от дискриминационных законов, правил и процедур, с тем чтобы предоставить всем одинаковые возможности и искоренить неравенство.

Но внести свой вклад может каждый, ведь дискриминация приводит к неравенству во всех аспектах нашей жизни. Неважно, кто вы: учитель, учащийся, полицейский, врач, сотрудник или работодатель, активист или религиозный лидер, ребенок или родитель — вы можете помочь, если стали свидетелем дискриминации. Позаботившись об обеспечении многообразия в своей школе, на работе или среди местного населения либо выступив за внесение изменений в действующие законы, вы сыграете немаловажную роль в борьбе с дискриминацией и неравенством. Трудно добиться устойчивого развития и сделать планету более комфортной для всех, если часть населения попросту лишена шансов на лучшую жизнь. В современном мире все мы взаимосвязаны. Глобальное неравенство влияет на всех нас независимо от того, кто мы и где живем.

Сегодня, в День борьбы с дискриминацией, ЮНЭЙДС приглашает всех присоединиться к кампании против неравенства, которое не дает многим людям жить полной и продуктивной жизнью, и призвать правительства выполнить свои обязательства по искоренению всех форм дискриминации.

Объединенная программа Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) объединяет усилия 11 организаций ООН: УВКБ, ЮНИСЕФ, ВПП, ПРООН, ЮНФПА, УНП, «ООН-Женщины», МОТ, ЮНЕСКО, ВОЗ и Всемирного банка. ЮНЭЙДС была создана в 1994 году резолюцией Экономического и социального Совета ООН и начала свою работу в январе 1996 года. Эта организация действует под руководством Координационного совета программы (КСП), в который входят 22 правительственных деятеля из всех географических регионов, спонсоры ЮНЭЙДС и пятеро представителей неправительственных организаций, в том числе ассоциаций людей, живущих с ВИЧ.

Прием заявок на стипендию для участия в конференции IAS 2021 заканчивается 26 февраля 2021 / Продлен до 4 марта!

11-я научная конференция по вопросам ВИЧ Международного общества по СПИДу (IAS) пройдет с 18 по 21 июля 2021 года в виртуальном формате с включениями из партнерского центра в Берлине.

Программа стипендий покрывает полную стоимость регистрации отобранных кандидатов, а также бесплатное двухлетнее членство в IAS или его продление, если вы уже являетесь членом IAS.

Стипендиальная программа открыта для людей со всего мира, как работающих, так и волонтеров и достигших на момент конференции 18 лет. Процесс подачи заявки полностью бесплатный.

Приоритет будет отдан:

  • Подтвержденным докладчикам
  • Тем, чье участие поможет улучшить их работу в их собственных сообществах
  • Тем, кто способен помочь в передаче навыков и знаний, полученных на конференции
  • Делегатам из стран с низкими доходами
  • Делегатам, которые принадлежат к ключевым группам населения, включая людей, живущих с ВИЧ.

Таким образом, представители сообщества, медицинские работники, молодые исследователи и представители СМИ из стран с ограниченными ресурсами могут подать заявку на освобождение от оплаты регистрационного взноса на IAS 2021.

Обратите внимание, что доступно лишь ограниченное количество стипендий, поэтому соискателям настоятельно рекомендуется также искать другие источники финансирования.

Претендентам на стипендию из числа СМИ будет необходимо приложить аккредитацию СМИ и подтверждающие документы — образцы их работ и письмо от редактора.

Прием заявок заканчивается в пятницу, 26 февраля 2021 года, в 23:59 по центральноевропейскому времени (CET). Действующие члены IAS  могут подать заявку до 10 марта 2021 года.

ВНИМАНИЕ! ПРИЕМ ЗАЯВОК ПРОДЛЕН ДО 4 МАРТА 2021 ГОДА ДЛЯ ВСЕХ

Все кандидаты будут уведомлены о статусе заявок в начале мая 2021 года.

Узнайте больше и подайте заявку здесь (сайт на английском языке).

Гранты для участия в реализации программы «Каскад»

Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией и благотворительный фонд «Гуманитарное действие» собирают заявки-намерения на новый грант.

Приглашаются организации, зарегистрированные в РФ и заинтересованные в подаче заявок-намерений для участия в реализации программы «Каскад», направленной на повышение качества и обеспечение комплекса услуг в сфере ВИЧ для наиболее уязвимых групп населения (ЛУИН, СР, МСМ, ТГЛ и ЛЖВ) в рамках каскада «тестирование-лечение».

Целью программы является разработка и реализация экономически эффективных моделей предоставления услуг в рамках всего каскада тестирования–лечения и укрепление партнерства между поставщиками услуг-организациями гражданского общества и государственными учреждениями.

Отбор организаций будет проводиться на конкурсной основе в два этапа. Первый — подача заявок-намерений. Второй – подача полных заявок на грант на основании заявок-намерений, отобранных Комиссией Технической Экспертизы (КТЭ).

Более подробную информацию вы можете найти, пройдя по этой ссылке.

Дата окончания приема заявок-намерений: 15 февраля 2021 г.

UPD: Cрок подачи заявок-намерений продлен до 19 февраля 2021 г.

Отстаивание интересов трансгендерного сообщества

Жить в обществе и быть жертвой разного рода насилия — для трансгендерных людей в Украине, к сожалению, становится нормой. Стигма и дискриминация, а также порой насилие со стороны полиции ограничивают доступ трансгендеров к правоохранительной системе, а также качественным медицинским сервисам.

Игорь Медведь, Координатор украинской организации HPLGBT и грантер Фонда Экстренной Помощи ключевым группам населения ВЕЦА, рассказал AFEW International о том, с какими проблемами трансгендерные люди сталкиваются в стране, а также о том, как их можно решить.

Для справки:

HPLGBT – это общественная самоорганизация трансгендерных людей, которая уже 6 лет представляет интересы трансгендерного (транс) сообщества в Украине. HPLGBT является членским объединением национального уровня, которое действует в пользу групп повышенного риска инфицирования ВИЧ, в частности трансгендерных людей.

Игорь, HPLGBT проводила несколько исследований касательно трансгендерных людей. Расскажите немного о них.

Мы уверены, что адвокация прав и интересов ключевых групп населения не возможна без досконального изучения ситуации.

Проводя исследования, мы не только обнаруживаем проблематики, которые могут быть скрыты от сервисных организаций, но также разрабатываем ключевые рекомендации для людей, принимающих решения, и поставщиков услуг.

В 2019 году силами сообщества мы провели мониторинг соблюдения прав человека по отношению к трансгендерным женщинам вовлеченных к секс-работу, в результате чего сформировали Альтернативный отчет в разрезе конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин[1]. Этот отчет был осуществлен при поддержке Фонда экстренной помощи ключевым сообществам региона Восточной Европы и Центральной Азии, и описывает 61 случай нарушения прав транс людей с включением информации о наиболее типичных нарушениях прав человека.

Также мы изучили специфику химсекса и проблемы, с которыми сталкиваются практикующие его люди.

Мы очень надеемся, что Секретариат Уполномоченного Верховным Советом Украины по правам человека включит в скором времени все наши рекомендации по реформированию и гуманизации политики в свой ежегодный отчет. Такие действия помогут нам в адвокационной деятельности.

В дополнении к этому мы направляем рекомендации всем, кто формирует нац.программы по ВИЧ с целью включения важных услуг для трансгендерных людей и надеемся, что программы будут меняться в соответствии с ожиданиями и потребностями тех, для кого они осуществляются.

Финансирование некоммерческих организаций в регионе ВЕЦА порой оставляет желать лучшего. Как вы выживаете в таких условиях?

Наш основной источник средств — это малые гранты на непостоянной основе, поэтому, к сожалению, наша организация чаще всего работает ситуативно. Однако даже небольшими средствами малых грантов нам удается сделать многое в усилении голоса трансгендерных людей. Наша работа основывается на правах и свободах человека, и планируя активности, мы стараемся сфокусироваться на изучении ситуаций с наиболее нуждающимися в помощи группами транс людей. Наши основные ключевые группы – это трансгендерные секс-работники или трансгендерные люди, практикующие химсекс. Такие группы сталкиваются с множественной стигматизацией по причине их осознанной занятости в секс-работе, гендерной идентичности, сексуальной ориентации, ВИЧ-статуса, наркопотребления.

Тем не менее, не смотря на то, что финансирование сокращается, возможности для получения денег все-таки есть. Мы несколько раз обращались в Фонд Экстренной Помощи, и благодаря его грантам смогли выстоять в это не простое время. Мы также передали свои навыки сообществу, и теперь сообщества МСМ секс-работников, включая тех, кто практикует химсекс, начали процесс мобилизации и помощи друг-другу. Мы им помогаем в этом, оказывая многостороннюю поддержку, включительно техничную помощь.

Каковы ваши планы на будущее?

Что касается адвокационных целей и задач, то мы планируем и дальше принимать участие в увеличении доступа к тестированию, лечению и профилактике ВИЧ, включая профилактику СПИДа через интервенции по приверженности, поддержке и уходу. Мы планируем продвигать интервенции по подавлению репликации ВИЧ в результате АРТ (вирусная супрессия), а также участвовать в продвижении прав, связанных с сексуальным и репродуктивным здоровьем.

Самый запоминающийся случай из практики.

Недавно меня очень потряс инцидент с изнасилованием, ограблением и пытками трансгендера в Житомирской области. Шесть злоумышленников, с одним из которых транс человек познакомился (-лась) на сайте знакомств, длительное время издевались над ним/ней, надев на жертву наручники, били, угрожали ножом, срезали одежду и насиловали. Однако самое ужасное – это то, что вместо того, чтобы расследовать нападение как преступление на почве ненависти, полиция квалифицировала его только как «грабеж», тем самым вызвав возмущения со стороны правозащитников. Мы же глубоко убеждены в гомофобном/трансфобном мотиве этого инцидента.

С какими сложностями в работе вы сталкиваетесь?

Самые большие сложности возникают из-за того, что сегодня в Украине нет действенных механизмов защиты прав трансгендерных людей. Расследования преступлений, подобных тому, что я описал, не отличаются адекватностью и исключают мотивы на почве ненависти. К сожалению, План действий по реализации Национальной стратегии в области прав человека[2], не выполнен должным образом.

Также в списке Министерства здравоохранения Украины до сих пор нет прямого упоминания, что трансгендерные люди являются ключевой группой в контексте ВИЧ. Ну, и конечно, пакет услуг, который предоставляется в программах профилактиках ВИЧ инфекции, не всегда отвечает потребностям трансгендерных людей. Особенно если эти люди являются представителями суб-групп.

Как сами представители сообщества относятся к вашей активности?

По-разному. Есть те, кто благодарен нам и часто помогает организации. Особенно много таких людей среди тех, кто уже когда-то получил помощь от нас, и мы оправдали их ожидания.

Но бывают и недовольные. Так, например, я и члены HPLGBT часто слышим такие фразы как: «если бы вы не выпячивались, нас бы никто не трогал», или, например, «нас не трогали, но из-за ваших гей-парадов теперь можно ожидать постоянные нападения гопников или скен-хэдов».

Это в очередной раз доказывает факт, что люди мало понимают, что видимость – это одна из важнейших составляющих в защите и расширении прав не только трансгендеров, но и всех других ключевых групп в целом. Мы должны прилагать больше усилий к разъяснению и информированию общественности о важности видимости разнообразных сообществ, усилению голоса стигматизируемых и дискриминируемых групп населения и в целом – построению открытого и сильного общества.

[1] ALTERNATIVE REPORT ON IMPLEMENTATION OF THE CONVENTION ON THE ELIMINATION OF ALL FORMS OF DISCRIMINATION AGAINST WOMEN.
www.HPLGBT.org/publish/TG-Monitoring_2019/report_en.pdf
[2] DECREE OF THE PRESIDENT OF UKRAINE # 501/2015. On Approval of the National Human Rights Strategy of Ukraine.
www.HPLGBT.org/publish/media/en/UKRAINE_NATIONAL_ACTION_PLAN_ON_HUMAN_RIGHTS_en.pdf

 

Трудовые мигранты в России и их потребности

Автор: Chamid Sulchan

Трудовые мигранты в России, к сожалению, до сих пор имеют ограниченный доступ к медицинским услугам. Они также сталкиваются с множеством препятствий для нормальной жизни, как со стороны государства, так и со стороны общества в целом.

Даниил Кашницкий, младший научный сотрудник Высшей школы экономики по направлению «Трудовая миграция и ВИЧ-инфицированные мигранты, живущие в России», рассказал AFEW International о медицинском страховании мигрантов, сотрудничестве с российскими властями и поделился надеждами на лучшее будущее.

С какими трудностями сталкиваются трудовые мигранты из Центральной Азии в России?

Это зависит от страны, откуда приезжают мигранты. Люди из Казахстана и Кыргызстана чувствуют себя в России немного лучше, потому что эти страны входят в Евразийский экономический союз. Гражданам этих стран не нужно получать вид на жительство или разрешение на работу. Все, что им нужно сделать по приезду в Россию — это официально зарегистрироваться по месту жительства. Тем не менее, иногда получение этого документа может стать барьером, потому что не все хозяева жилья готовы предоставлять мигрантам официальную регистрацию.

Некоторые мигранты могут подать заявление на получение государственной медицинской страховки. Мигранты из Беларуси, Армении, Кыргызстана и Казахстана имеют право на такую страховку уже три года, однако услуги по борьбе с туберкулезом и ВИЧ не включены в эту страховку.

Однако есть страны, такие как Узбекистан и Таджикистан, которые не входят в Евразийский экономический союз. Мигранты оттуда должны иметь разрешение на работу, которое нужно продлять каждый год. Кроме того, каждый месяц они должны платить специальный налог, что, учитывая низкую заработную плату, может быть весьма тяжело для мигрантов.

Кроме того, мигранты могут столкнуться и с другими проблемами. Например, в российском Федеральном законе № 38 есть пункт о том, что в случае выявления у иностранного гражданина ВИЧ-инфекции или туберкулеза его необходимо депортировать из страны. Если ВИЧ-инфицированный известен миграционным органам, то они включают его имя в свою базу данных. Если человек покинет Россию, то ему будет запрещен повторный въезд. Поскольку депортация – это еще также и довольно дорогая процедура, то мигранты часто предпочитают оставаться в России без документов. Небольшая часть пойманных без документов мигрантов содержится в центрах задержания. Другие мигранты живут в укрытии и продолжают работать, выполняя черную работу. Некоторые из них получают АРТ в НПО и частных клиниках, однако значительная часть мигрантов все же не имеет доступа к медицинским услугам и продолжает жить по мере снижения уровня CD4. Некоторые просто попадают в скорую помощь. К сожалению, мы не можем дать точные статистические данные, так как не мигранты без документов не фигурируют ни в государственной статистике, ни в досье пациентов.

Что влияет на отсутствие доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам? Возможно, языковой барьер или что-то еще?

Для мигранта говорить на одном языке с медицинским специалистом, конечно, важно, потому что разговор о здоровье и теле – это всегда достаточно интимно. Некоторые мигранты из Средней Азии рассказывали мне, что они предпочитают ходить в клиники, где работают люди их культуры. Одной из причин было то, что врачи-мигранты лучше понимают социально-экономическое положение мигрантов в России. Например, они не будут назначать им дорогостоящие лекарства, потому что знают, что мигранты не могут себе их позволить. Еще одним из самых больших барьеров для мигрантов из Центральной Азии является дискриминация в клиниках и государственных учреждениях.

К сожалению, мигранты могут быть причиной роста эпидемии ВИЧ в своих странах…

Верно. Миграцию в Центральной Азии осуществляют преимущественно мужчины, 80% мигрантов из Центральной Азии — это молодые мужчины в возрасте от 20 до 50 лет. В основном это сезонные мигранты. Они уезжают в Россию на 10-11 месяцев в году, затем на один-два месяца возвращаются на родину. Это единственное время, когда они встречаются со своими женами, детьми и другими родственниками. Многие из них имеют сексуальные контакты в России (иногда небезопасные) с работниками секс-бизнеса или просто с женщинами из своих стран.

Как мигранты из таких стран, как Таджикистан, Узбекистан, получают медицинскую страховку в России?

Мигранты из этих стран не имеют доступ к государственному страхованию. Однако одним из требований при обращении за разрешением на работу для них является наличие частной медицинской страховки. Ее можно купить в одной из частных страховых компаний. Это очень базовая страховка, которая стоит около 50 евро в год, и часто она служит лишь для того, чтобы показать власти, что у человека есть страховка. На самом же деле, она не предоставляет достаточный доступ к медицинскому обслуживанию. В нее, по сути, входят услуги бесплатной скорой медицинской помощи, которая до сих пор предоставляется бесплатно любому физически проживающему в России человеку. Если он сломал ногу или у него возникли другие острые ситуации, он получит неотложную помощь. Но если мигранту необходимо дальнейшее лечение, то за это уже придется платить. И в большинстве случаев базовая частная страховка ему не поможет. Конечно, можно купить и более дорогую страховку, которая включает в себя все услуги, но мигранты не могут себе этого позволить.

Как вы и ваша организация помогаете решать проблемы доступа трудовых мигрантов к медицинским услугам?

Прежде всего, мы с коллегами создали региональную экспертную группу по миграционному здоровью в нашем регионе. Это неформальная сеть экспертов гражданского общества. Мы собираем аргументы и пытаемся убедить политиков отменить запрет на пребывание ВИЧ-инфицированных иностранных мигрантов в России. Мы стараемся донести до лиц, принимающих решения то, что запрет на проживание ВИЧ-инфицированных только усугубляет эпидемиологическую ситуацию. Это приводит к негативным последствиям для мигрантов, так как они могут распространить вирус еще дальше в общество. Мы ведем диалог с российскими властями по данному вопросу, но, к сожалению, процесс создания такой благоприятной атмосферы и ее реального воплощения в жизнь очень долгий.

Сотрудничать с российскими властями не так легко, не правда ли?

Да, потому что российские власти сейчас мало прислушиваются к тому, что говорит гражданское общество. Нужно иметь очень сильные аргументы, создавать благоприятную среду и менять общественное мнение. Мы работаем с журналистами, помогая им делать публикации о мигрантах с ВИЧ, живущих в России. Мы работаем с организациями гражданского общества и обучаем их. Наши партнерские организации оказывают прямые услуги мигрантам, например, в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону и некоторых других крупных городах России, которые привлекают трудовых мигрантов.

Конечно, некоторые ограниченные услуги для мигрантов все-таки существуют: например, они могут пройти тестирование на ВИЧ или получить консультации по вопросам здоровья. Однако вопрос с устойчивым предоставлением АРТ все еще не решен, и это большая проблема, поскольку большинство мигрантов не могут позволить себе терапию.

Сегодня российское правительство, похоже, не хочет вносить серьезные изменения. Власти понимают, что отсутствие мигрантов нанесет большой урон российской экономике, и правительство старается держать мигрантов в тени. Они не могут открыто говорить о своих правах, создавать профсоюзы или другие движения. Мигранты не имеют доступа к социальным выплатам, не только к здравоохранению, но и к пенсионным фондам и другим фондам безопасности.

Что, по Вашему мнению, должно быть сделано российским правительством для улучшения доступа мигрантов из Центральной Азии к медицинским услугам?

Первое, что нужно сделать России — это либерализовать законодательство в области ВИЧ. Это очень важно, потому что как только ВИЧ-положительные мигранты обретут свободу передвижения, они, по крайней мере, смогут получать АРТ у себя на родине. Во-вторых, России необходимо выделять финансирование для НПО, которые работают с мигрантами, проводить тестирование мигрантов и оказывать им психосоциальную поддержку. В-третьих, очевидно, что все, кто проживают в России и вносят свой вклад в российскую экономику, в том числе и мигранты, должны получить доступ к российскому медицинскому обслуживанию, в том числе к услугам в области ВИЧ и туберкулеза. Здравоохранение должно быть открытым для всех людей, фактически живущих и работающих в России. И здесь речь не только о базовых правах человека, но и об эпидемиологическом аспекте: если мы не хотим, чтобы болезни распространялись дальше, мы должны обеспечить людям элементарный доступ к услугам.

Видите ли вы возможность того, что ситуация изменится в будущем?

Я все еще пытаюсь позитивно смотреть на вещи, потому что в регионе Восточной Европы и Центральной Азии есть некоторые сдвиги, как, например, вступление Кыргызстана и Казахстана в Евразийский экономический союз. Подписание странами-членами соглашения о медицинском страховании для своих граждан при миграции в рамках Союза стало серьезным прорывом. Что касается доступа к услугам по лечению ВИЧ и туберкулеза в России, то здесь ситуация остается неизменной в течение последних 25 лет. Происходит это из-за того, что когда власть приняла эту политику, в России не было такого сильного роста ВИЧ, как сейчас.

Сейчас мы пытаемся сказать властям: нет, вам не нужно платить за мигрантов и их медицинскую страховку! Начните с декриминализации, освободите мигрантов от этого постоянного страха быть депортированными за нелегальное проживание и подвергаться нарушениям прав. Это действительно важно, если Россия хочет создать достойные условия для всех людей, которые живут и работают в стране.

 

 

Международный день Секс-работников

2 июня отмечается Международный день Секс-работников.

Работницы секс-индустрии во всем мире продолжают сталкиваться с широким спектром барьеров на пути доступа к правосудию и медицинским услугам. Поскольку секс-бизнес широко криминализирован, большинство секс-работников лишены доступа к льготам и правам, предоставляемым другим работникам в соответствии с трудовым законодательством, и сталкиваются с риском криминализации, задержания, депортации и правовых санкций.

Секс-работники являются одной из групп, уязвимых к ВИЧ. Они имеют ограниченный доступ к медицинским, юридическим и социальным услугам, информации и средствам профилактики. Кроме того, они сталкиваются с насилием со стороны партнеров, клиентов, администраторов и сотрудников полиции.
В настоящее время из-за COVID-19 многие Секс-работники не имеют доступа к АРВ-терапии.

AFEW International работает с ключевыми группами населения, затронутыми ВИЧ в течение почти двух десятилетий. Уделяя особое внимание Восточной Европе и Центральной Азии, мы продвигаем здоровье и расширяем доступ к профилактике, лечению и уходу в связи с такими проблемами общественного здравоохранения, как ВИЧ, туберкулез, вирусный гепатит, а также сексуальное и репродуктивное здоровье. Мы стремимся к тому, чтобы все люди, все ключевые группы населения в ВЕЦА, включая Секс-работников, в полной мере и уверенно участвовали в жизни инклюзивного и справедливого общества, заботясь о своем здоровье и правах.

Сотрудничая с НКО в Восточной Европе и Центральной Азии, мы обеспечиваем секс-работникам доступ к качественному медицинскому обслуживанию и предоставляем им широкие возможности для здорового будущего. Мы считаем, что секс-работники — это реальная сила в сдерживании эпидемии ВИЧ!

Наша цель — помочь подросткам стать сильнее

Международный Благотворительный Фонд «СПИД Фонд Восток-Запад» (AFEW-Украина), партнер AFEW International в Украине, уже несколько лет успешно реализует программы, направленные на работу с подростками, употребляющими психоактивные вещества. Результат этой деятельности – сотни сильных и уверенных в себе подростков, которые меняют свою жизнь и жизнь людей вокруг к лучшему.

Анастасия Шебардина, старший менеджер проектов AFEWУкраина, рассказала AFEW International, с чего все начиналось и как ее организации удалось мобилизировать сообщество подростков, употребляющих наркотики, в рамках программы Bridging the Gaps.

Почему Украина уделяет особое внимание именно работе с молодежью?

В 2012 году, когда программа Bridging the Gaps (BtG) только пришла в Украину, мы понимали, что большинство проектов у нас в стране направлено на работу со взрослыми потребителями наркотиков. Для молодежи ничего подобного не было, именно поэтому мы сосредоточили свою работу на подростках, употребляющих психоактивные вещества.

В чем особенность вашего подхода к работе с молодежью?

Нашу работу можно разделить на 3 разных направления. Первое – это, так называемые, низкопороговые услуги, когда подросток может обратиться в проект за какой-то конкретной услугой один или несколько раз. Например, он может пройти тестирование на ВИЧ, получить контакты организаций, где ему окажут помощь. Такой подросток, как правило, не готов к системной работе и кардинальным изменениям. Второе – это работа с подростками, которые приходят с определенным запросом о помощи, требующим комплексного решения. Например, часто у такой молодежи есть проблемы в учебных заведениях, имеются сложности с документами и т.д. Мы предлагаем подростку вступить в программу социального сопровождения в одном из дружественных молодежи центрах. Всего в Украине по программе BtG 4 таких центра, они расположены в Кропивницком, Полтаве, Харькове и Черновцах. Социальное сопровождение в этих центрах рассчитано на время от 3 до 6 месяцев. Но если у ребят есть необходимость в получении помощи дольше, мы продлеваем программу на более длительный период.

Третье направление – это реабилитационные программы для подростков, которые готовы меняться и хотят сократить или совсем прекратить употребление наркотиков. Одна из таких программ ужа давно работает в г. Черновцы, рассчитана она на полгода. Это структурированная программа, согласно которой подросток наделен рядом обязательств – ему надо системно приходить в центр, участвовать в групповых мероприятиях и т.д. Недавно мы начали подобную реабилитационную программу в Харькове.

С какими трудностями столкнулись на старте?

Поначалу мы не были уверены в том, смогут ли общественные организации Украины работать с молодежью, не имея официальные разрешения на это от родителей и различных служб. Однако проанализировав украинское законодательства, мы поняли, что в нем нет ни четкого регламента, как работать с подростками, ни каких-либо ограничений.

Также были сложности другого характера: во-первых, из-за того, что молодые люди редко употребляет инъекционные наркотики, они почти никогда не обращаются за услугами в программы снижения вреда и соответственно выход на эту группу был усложнен. Что же касается реабилитационных программ, то они тоже не могли охватить молодежь, так как они в первую очередь рассчитаны на работу со взрослыми потребителями и не учитывают особенности работы именно с подростками. Участие подростков в таких реабилитационных программах может принести больше вреда, чем пользы.

На первые порах приходилось тяжело, ведь общественные организации в основном работали со взрослыми потребителями наркотиков и приходилось учиться особенностям работы с подростками с нуля.

Однако самая большая сложность заключалась в работе с родителями. Дело в том, что чаще всего, подросток, у которого есть проблемы в жизни и который практикует рискованное поведение, не имеет хорошего контакта с родителями. Поэтому сложно было ожидать, что в трудной ситуации взрослые будут вести себя активно и участвовать в наших мероприятиях. Кто- то сильно занят, кто-то просто не хочет приходить в центры, кто-то считает, что родители не должны помогать детям решать их проблемы с рискованным поведением, и это дело государственных учреждений. Они просто не понимают, что во многих случаях именно работа с родителями помогает исправить ситуацию.

Что изменилось за 8 лет в сфере работы с молодежью?

Молодежь заметили – это главное изменение! Люди, принимающие решения на местах по отношению к молодежи, стали более лояльны к ней, более открыты к диалогу. Программы, которые разрабатываются на местном областном уровне по противодействию распространению наркотиков и по профилактике ВИЧ уже выделяют подростков как отдельную группу. Постепенно меняется отношение специалистов к молодежи, они стали понимать, насколько важно иметь специальные программы для молодого поколения. К нам, например, стало поступать намного больше обращений со стороны других организаций. Учебные заведения, службы, которые активно работают с подростками, перенаправляют к нам тех, у кого есть проблемы с употребление психоактивных веществ.

В чем ваша цель деятельности?

Наша цель — помочь подросткам достичь их целей. Конечно, нам бы хотелось, чтобы подросток изменил свое поведение на более безопасное, чтобы перестал употреблять психоактивные вещества. Но важно понимать то, с чем изначально приходит подросток. Чаще всего он приходит с вопросом, не связанным напрямую с употреблением наркотиков. И практика показывает, что когда эти вопросы решаются, он меняет свое поведение и в контексте употребления психоактивных веществ. К рискованному поведению приводят разные нерешенные в жизни ситуации: неуверенность в себе, конфликты, сложности, соматические заболевания, неуспешность. Поэтому в работе с молодежью так важно работать с проблемой в комплексе. Плюс надо решать то, что важно именно подростку, а не то, что нам взрослым кажется будет для него лучше. Любые социальные программы должны работать именно так. Чем больше инструментов справляться со сложностями мы даем человеку, тем легче ему поменять ситуации в других сферах жизни. Мы даем подростку ресурсы стать сильнее. Но, и, конечно же, мы просвещаем молодежь о передозировках, безопасном сексе и употреблении наркотиков.

У вас есть особая программа по работе с молодежными лидерами. Что она собой представляет?

Несколько лет назад нам казалось, что подростки не очень заинтересованы в общественных действиях. Нам было сложно найти активного подростка, который во всеуслышание рассказывал бы о своих проблемах и проблемах своей социальной группы. Поэтому мы стали активно изучать различные возможности для привлечения молодежи. Так, мы начали искать наиболее активных клиентов, обучали их, привлекали к организации мероприятий. В 2018 году мы дали им возможность создавать собственные проекты и начали выдавать гранты на лидерские инициативы. Мы рассказывали участникам, как пишутся проекты, планируются индикаторы, реализуются активности, пишутся отчеты. В конце концов, мы предложили им написать свои собственные небольшие проекты, где они будут заниматься всем сами от начала и до конца – писать план, отчитываться, реализовывать. Первый год был сложным, однако с прошлого года мы заметили, что данное направление стало самым эффективным в нашей работе по мобилизации сообщества и привлечении лидеров. Суть в том, что когда ты даешь возможность подростку быть ответственным за что-либо, когда он чувствует, что это его проект, то он сильно меняется.

Какие проекты в лидерской программе запомнились больше всего?

Все проекты по своему интересные. Мне лично очень запомнился онлайн журнал в Черновцах. Он назывался «Этот журнал такой же хороший, как сын маминой подруги». В нем были статьи на совершенно разные темы, ребята брали интервью у представителей полиции, врачей и т.д. Подростки читали этот журнал, комментировали онлайн. Многие после прочтения статей в журнале приходили к нам в программу.

Также был интересный проект по созданию киноклуба. Там подростки сами подбирали фильмы, организовывали показы, раздавали билеты. В клуб можно было попасть только выполнив особое задание. Такой элемент игры особенно привлекал молодежь.

Надо отметить, что до этого проекта многие подростки приходили к нам в проекты с опаской, потому что как правило, их приводили к нам родители или полиция. После проекта с лидерами мы заметили, что первым контактом таких подростков становились именно лидеры. Таким образом, лидеры были равными консультантами. С 2018 года мы поддержали 9 таких проектов. В 2020 будет продолжение проекта.

Как именно меняются подростки за время участия в подобных проектах?

Когда мы проводили фокуc группу с лидерами, то слышали, что благодаря проекту кто-то изменил отношения с родителями, кому-то стало проще излагать свою точку зрения, анализировать проблемы без ссор. Кто-то рассказывал, что он планирует и дальше учиться профессиям, кто-то увидел, что проекты реально могут приносить помощь, кто-то перестал проводить все свободное время на улице. Ребята действительно изменились в лучшую сторону.

Помню, один из участников даже начал работать социальным работником в другой организации. Это очень весомый показатель, ведь это значит, что он оценил социальную деятельность так, что сам захотел ею заниматься. Он увидел ценность – помогать другим, менять жизни. Также я заметила, что подросткам приятно самостоятельно проводить различные тренинги и семинары, они чувствуют себя обладателями уникальных знаний и гордятся этим. В школах они больше не боятся выходить к доске. Учителя иногда спрашивают, что мы сделали с подростком, что он поднимает руку? Мы же просто развили в нем уверенность в себе.

В сентябре вы планируете проводить молодежную конференцию MARA. В чем особенность этого мероприятия?

Конференция MARA 2020 – Most-At-Risk Adolescents — станет второй. Первую мы проводили в 2015 году в конце первой фазы проекта Bridging the Gaps. Это конференция о благополучии и здоровье подростков. Она не ограничена какими-либо ключевыми группами, однако важно отметить, что это единственная конференция в Украине, которая затрагивает подростков в группе риска. У нас создана рабочая группа из представителей разных организаций, и мы все вместе подбираем, какие темы интересны для обсуждения, кого стоит привлечь в качестве спикеров. В прошлый раз конференцию открывали сами подростки – для этого они заранее проходили обучение по публичному выступлению. В этом году мы усилим данный компонент: на конференции будет отдельная секция, где подростки будут на равных участвовать со взрослыми специалистами.