Мы стараемся изо всех сил предоставлять свои услуги

Иван Аношкин, координатор уличной социальной работы НПО «Проект Апрель», Тольятти, Россия, рассказывает об активностях в сфере снижения вреда его организации в период COVID-19.

Для справки

«Проект Апрель» работает в сфере услуг по снижению вреда. Основные ключевые группы — потребители инъекционных наркотиков и секс работники, однако с изменениями на нарко-сцене и появлением разных стимуляторов и солей, у организации появились новые группы клиентов, в частности люди, практикующие «химсекс». В организации работают 18 человек, а также имеется большое количество волонтеров. Организация «Проект Апрель» была признана в России иностранным агентом.

Сложности в связи с вирусом

До начала COVID-19 кризиса мы принимали клиентов в нашем офисе ежедневно по будням. Любой желающий мог прийти за консультацией, пройти экспресс тестирование на ВИЧ или получить набор по снижению вреда. Мы всегда стремились обеспечить условия для того, чтобы иметь возможность пообщаться в теплой располагающей обстановке с каждым из пришедших, предлагали выпить с нами чай, посидеть в тепле. Когда в марте только ввели режим самоизоляции, нам пришлось полностью закрыть наш офис. Однако, после того как стало ясно, что этот режим будет продлен на неопределённый срок, мы приняли решение, что будучи социальной организацией, мы не можем остановить нашу деятельность. Поэтому сейчас каждый рабочий день один из сотрудников находится в офисе, чтобы продолжать предоставлять помощь нашим клиентам «на месте». Естественно, пригласить пообщаться за чашечкой чая мы больше не можем из соображений их и нашей безопасности и стараемся передать все необходимое на входе.

Наша работа во многом сконцентрирована на аутриче и уличной работе, однако в настоящее время ее пришлось существенно сократить. Например: наша сотрудница каждую неделю ездила в гей-клуб, ей там удалось найти общий язык с его посетителями. Сейчас, когда все закрыто, такой возможности у неё больше нет, и это может негативно сказаться на ее клиентах, как на нынешних, так и на потенциальных.

Такое вынужденное дистанцирование отрицательно сказывается на качестве наших услуг. Стоит отметить еще одно очень существенное препятствие в нашей деятельности в условиях кризиса- это опасение вызвать повышенное внимание правоохранительных органов к нашим клиентам.

Нововведения

Теперь мы частично перешли в онлайн, на данный момент наши рабочие встречи мы проводим по скайпу. Поездки в реабилитационные центры, которые обычно мы осуществляем раз в 1-2 месяца, тоже проходят с применением онлайн технологий. Согласно нашей договоренности с руководством этих центров, мы заранее отвозим им брошюры и экспресс тесты на ВИЧ, а потом проводим наш семинар по скайпу, таким образом у пациентов есть возможность пройти тестирование, получить информацию и поддержку даже в условиях кризиса.

Нашим клиентам мы высылаем и развозим наборы по снижению вреда, тесты, если нужно, и продовольственную помощь из базовых продуктов. В основном, мы уже знаем, где находятся места, в которых продолжают собираться наши клиенты и поэтому развозим точечно по ним, предварительно составив список всего необходимого. Для наших сотрудников, волонтеров и активных участников, которые продолжают работать, мы закупаем маски, перчатки и дезинфицирующие средства.

Помимо этого, в условиях кризиса, у наших клиентов появилось больше потребностей в социальном и психологическом сопровождении. У нас есть служебное такси, на котором наши сотрудники ездят по клиентам, в случае необходимости предоставляя продовольственную и социальную помощь,. Также по доверенностям мы развозим АРВ терапию по домам.

В условиях режима самоизоляции количество первичных обращений уменьшилось, но не настолько критично как могло бы. Когда много лет занимаешься снижением вреда, тебя уже знают и сарафанное радио продолжает эффективно работать в любых условиях. Даже сейчас к нам в офис приходят новички по рекомендации наших клиентов.

Что дальше?

Этот кризис нам показал, насколько важно поддерживать связь с нашими клиентами не только в живую, но и через социальные сети. Быть постоянно в контакте. Поэтому, если у нас будет возможность, то мы наймем человека, чья работа будет посвящена только ведению наших аккаунтов в социальных сетях и поддерживанию контакта с нашими клиентами через мессенджеры.

Мы очень надеемся, что для наших сотрудников, которые продолжают «работать в поле» на свой страх и риск, так как у многих из них как у меня достаточно низкий уровень CD4, мы сможем найти возможность финансовой компенсации.

No Comments

Post a Comment