Помогать нужно здесь и сейчас

«Если у вас есть возможность помочь конкретному человеку Здесь и Сейчас, то это нужно делать, не откладывая на потом и не заглядываясь на возможности других, — рассказывает Екатерина Русакова, директор свердловской региональной благотворительной общественной организации помощи людям в трудной жизненной ситуации «Малахит». Ведь если каждый из нас поможет хотя бы одному человеку, то возможно и в обществе начнутся изменения».

Екатерина Русакова, директор свердловской региональной благотворительной общественной организации помощи людям в трудной жизненной ситуации «Малахит»

Сегодня в подтверждении этих слов «Малахит» реализует проект под названием «Социально–правовая поддержка людей, употребляющих наркотики в г. Екатеринбурге», который проходит с помощью финансирования и поддержки Фонда оперативной помощи ключевым сообществам региона Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА).

Екатерина, как ваша организация помогает людям, употребляющим наркотики в Свердловской области?

В основном мы оказываем юридическую помощь людям, употребляющим наркотики, устраняем правовые и дискриминационные барьеры, отстаиваем их интересы в судах, а также расширяем возможности по защите их прав в обществе. Кроме того, наши клиенты получают от нас социальное сопровождение в различные медицинские и социальные учреждения города, наш социальный работник осуществляет патронажные выходы в семьи с маленькими детьми. Там он консультирует по вопросам ВИЧ- инфекции и лечения, помогает записаться на приемы к специалистам, оказывает помощь в восстановлении документов и временной регистрации в городе, т.к. без регистрации у клиента нет возможности получения медицинских и социальных услуг.

Финансирование – главный вопрос для таких организаций, как ваша. Почему вы решили обратиться в Фонд оперативной помощи ключевым группам населения ВЕЦА?

Мы обратились в Фонд оперативной помощи, поскольку ситуация в нашем городе по отношению к ЛУН со стороны общества остается сложной. Наркоманию многие люди до сих пор не считают заболеванием. А ведь его лечение должно проводиться комплексно и включать в себя и медицинскую помощь, и психологическую, и социальную, более того, работа должна проводиться не только с самим зависимым, но и с его семьей, ведь зависимость это семейная, системная болезнь.

Конечно, сложившаяся ситуация способствует росту уровня ВИЧ- инфекции и других социально–значимых заболеваний (туберкулез), а люди употребляющие наркотики остаются изгоями, которых общество предпочитает не замечать. Тем не менее, невозможно решить проблему, закрыв глаза на неё, сделав вид, что ее не существует, ведь рано или поздно она заявит о себе, и, как правило, в очень негативном ключе. Поэтому, на наш взгляд, вторичная профилактика и работа с «группами риска» не должна оставаться без должного внимания.

Какой случай из практики вам запомнился больше всего?

Андрей, представитель Реабилитационного Центра, Дмитрий Кадейкин, консультант, и Иван Жаворонков, социальный работник проекта, после судебного процесса, проходившего в г. Ревда, Свердловской области

Это история одного нашего клиента. Андрей сам обратился к нам в проект, узнав о такой возможности через знакомых. На тот момент мужчина находился под следствием 228 ст. части 2 УКРФ. Наши сотрудники заключили с ним договор социального сопровождения, составили ходатайства, собрали все необходимые характеристики. Социальный работник проекта выступал общественным защитником в суде, также в процессе участвовал представитель реабилитационного Центра. В результате нашей слаженной работы мы добились для Андрея условного срока и прохождения реабилитации.

 

Как к вашей деятельности относятся в обществе?

К нашей деятельности относятся по-разному: кто-то поддерживает, кто-то нет, и это нормально! Ведь не могут все люди мыслить одинаково и иметь схожую “картину мира”. Все мы разные, с разными взглядами, ценностями, установками, и в этом есть наша человеческая прелесть — в разности…

Вы когда-нибудь встречали барьеры со стороны представителей ключевых групп?

Если говорить о самих представителей целевой группы, на который направлен наш проект, то все они положительно относятся к нашей активности, они доверяют нашим сотрудникам, нашему опыту. Сложности же в основном возникают в связи с новыми психотропными препаратами, которые клиенты все еще употребляют. Именно поэтому у них могут быть непредсказуемые поведенческие реакции, срывы с лечения и т.п.

Насколько участие в работе представителей ключевых групп населения помогает в работе?

Я считаю, что при реализации подобных проектов очень важно привлекать в работу представителей ключевых групп. Без этого невозможно обеспечить выход на аудиторию ЛУН, которая является крайне закрытой целевой группой, тем более в данной группе изначально существует крайне низкий уровень доверия к людям.

Ваш пример идеального общества.

Вряд ли я могла бы привести пример идеального общества. Я склонна реально смотреть на вещи, а не придаваться иллюзиям. Не люблю разговоры, что где-то, хорошо и прекрасно, и есть идеальные государство и общество, к которым мы должны стремиться. Везде есть свои “подводные камни”. Важно понимать, что «хорошее» тоже есть везде, и нужно учиться замечать это, не обесценивая. Я считаю, что всегда нужно начинать в первую очередь с себя, а обижаться и возмущаться на страну, строй, власть можно сколько угодно, но безрезультатно. Если же говорить про конкретную страну, чей подход к вопросам уязвимых сообществ мне импонирует, то это Португалия.

Проект поддержан фондом Элтона Джона — the Elton John AIDS Foundation.

 

 

No Comments

Post a Comment