К программе ликвидации гепатита С в Грузии нужно добавить тест на ВИЧ

Автор: Ирма Кахурашвили, Грузия

С 2004 года Грузия стала первой и единственной страной в регионе Восточной Европы, которая сумела обеспечить универcальный доступ к антиретровирусной терапии (АРТ). Лечение препаратами первого поколения финансирует государство, остальное Глобальный Фонд для борьбы сВИЧ/СПИДом, туберкулёзом и малярией. Лечение и тестирование – бесплатно и, если человек своевременно обратиться за помощью, она будет обеспеченна. Наблюдая за динамикой эпидемией ВИЧ/СПИДа в Грузии в последние годы позитивные изменение заметны сразу. Намного улучшились продолжительность и качество жизни многих пациентов. Однако, несмотря на очевидные достижения в борьбе с эпидемией ВИЧ/СПИД, главной проблемой остаётся низкий уровень выявление ВИЧ. Об этом и другом разговариваем с заместителем директора Научно-практического центра инфекционных патологий, СПИДа и клинической иммунологии, инфекционист и эпидемиолог Никой Чхартишвили.

— Как давно вы работаете в сфере противодействия эпидемии ВИЧ/СПИДа в Грузии? 

— Работаем с 1984 года, с тех пор, как молодая группа врачей под руководством Тенгиза Церцвадзе, который сейчас возгловляет центр, заинтересовалась новой болезнью. В том же году была создана диагностическая лаборатория по СПИДу, первая в восточноевропейском регионе, а с 1985 года началось массовое исследование всего населения Грузии.

— Мы спаслись от пандемии, но находимся не в лучшем положении с точки зрения выявления. Почему?

— При поддержке Глобального фонда, в 2004 году страна предоставила доступ к лечению. Мы прибегаем к обширным профилактическим мерам, таким как, например, заместительная терапия, программа обмена шприцев для потребителей наркотиков. Кстати, в недавно зарегистрированных случаях за 2011-2017 годы у нас наблюдается резкое снижение показателя передачи иньекционных потребителей наркотиков: в 2011 году оно составляло 45%, в 2017 году — 24%.

С 2015 года Грузия одна из первых в мире ввела принцип лечения для всех. В настоящее время в Грузии лечатся все ВИЧ-позитивные люди, независимо от статуса иммунитета и стадии заболевания. Но, к сожалению, эпидемия все еще растет.

С начала 2011 года нам удалось стабилизировать новые случаи. Согласно данным ЮНЭЙДС, ежегодно в Грузии инфицируется 1100 человек, а мы выявляем всего 700 человек и более половины из них с опозданием, с запущенной болезнью. У нас существует большой разрыв  между диагностикой и выявлением. А это значит, что можно выделить две основные проблемы: недостаточный охват уязвимых групп население (потребители наркотиков и мужчины, имеющие половые контакты с мужчинами) и отсутствие тестирования в первичном секторе здравоохранения. Например, у человека определенные симптомы, разнообразные жалобы, но ему не предлагают сделать тест на ВИЧ.

В последнее время специалисты начали развивать идею о государственной программе ликвидации гепатита С, целью которой является лечение всего населения. К её общим расходам можно добавить стоимость теста на ВИЧ, что облегчит выявление случаев ВИЧ-инфекции.

Не собирается ли центр открыть новые филиалы в регионах? Многим пациентам ежемесячно приходится преодолевать большой путь для получения препаратов до Тбилиси или в другие региональные центры, которых не так много...

— Когда центр начал работать, количество ВИЧ-позитивных людей было меньше. При увеличении пациентов, мы начали открывать центры в Самегрело, Аджарии, Имерети, где проявлялись горячие точки эпидемии. Мы не можем открыть филиал для обслуживания пяти клиентов. Безусловно, они для нас важны, но охватить всю Грузию ресурсов не хватит…

— У центра нет собственного здания. Означает ли это, что государство не придает должного значения проблеме эпидемии?

— Это не только центр СПИДа, но и всех инфекционных заболеваний. Любую эпидемию, которая может произойти, мы должны достойно встретить.

С 2009 года территория, где мы сейчас находимся, купила компания «Аверси». Через два года нам обещали построить отдельное здание. Было сделано несколько проектов, но они так и остались на бумаге. Сейчас в районе Дигоми нам выделили 7700 квадратных метров, потом сократили до 5500 квадратных метров. Это очень мало, инфекционный контроль требует многих разных отделений — корпус СПИДа, корпуса гепатита, реанимации, отделения инфекций центральной нервной системы, стационарного отделения СПИДа и т.д. Для нашего типа заведения идеально подходит площадь в 10 тысяч квадратных метров. У нас только пациентов с ВИЧ на обслуживании 3000 человек. Мы находимся в такой ситуации в течение девяти лет, и это проблема.

В 2009 году научно-практический центр по инфекционным заболеваниям, СПИДу и клинической иммунологии был награжден высшей наградой Всемирной организации здравоохранения – призом Dr. Lee Jon-wook и 85000 долларов США. Такой награды нет у другого медицинского учреждением в Восточной Европе. Центр, который столько делает во благо государства, заслуживает большего внимания. Надеемся, что государство тоже так считает.

«Mарш AIDS 2018» в Амстердаме

AFEW Интернешнл получил письмо-приглашание к участию в «Mарше AIDS 2018» в Амстердаме, которым мы делимся с вами ниже. Пожалуйста, заполните форму, если вы тоже планируете участвовать в марше:

Дорогие друзья!
Через несколько месяцев в Амстердаме будет проходить международная конференция AIDS 2018. С волнением и нетерпением мы собираемся работать совместно с активистами со всего мира, чтобы сделать это событие запоминающимся навсегда.

Вы, возможно, знаете по предыдущим конференциям, что традиционно проходит марш или демонстрация активистов ВИЧ и СПИД. В этом году такой марш будет проходить непосредственно перед официальным открытием конференции в RAI Amsterdam Convention Centre, в понедельник 23-го июля 2018-го года после полудня.

При помощи этого электронного сообщения мы хотели бы представиться вам и попросить вас принять участие в марше/демонстрации, чтобы поднять наш голос для людей и вместе с людьми, живущими с ВИЧ. Мы понимаем, что до этого события еще далеко. Однако, таким образом и у вас, и у нас будет больше времени, чтобы привлечь больше участников и согласовать все организационные формальности с местными властями.

Мы были бы вам очень признательны, если бы вы могли переправить это сообщение в другие организации, людям, живущим с ВИЧ, или вашим родственникам и друзьям, которые могли бы быть заинтересованы принять участие в этом марше или поддержать его каким-либо образом. В связи с организационными аспектами, мы просим вас сообщить нам, заинтересованы ли вы и ваша организация в получении информации о подготовке этого марша, а также, хотели ли бы вы принять в нем участие и каким образом.

Для этого вы можете заполнить онлайн-форму: пожалуйста, перейдите по этой ссылке. https://goo.gl/forms/Xhxxi3SxBWN9Ujm03
При вашем желании, мы будем продолжать информировать вас о ходе подготовки этого марша.

С уважением,
Александр П.
Ханс В.
Александр С.

Ресурс: www.aidsactioneurope.org

Лечат или калечат: как Украина борется с туберкулезом

Ольга Клименко в детском отделении туберкулезного диспансера. Фото из личного архива

Автор: Яна Казмиренко, Украина

В Украине на входе в любую государственную поликлинику посетителя встречает надпись: посещение доктора — только после флюрографии. Но тотальный рентген легких – не более чем видимость борьбы с туберкулезом. Большинство больных в Украине узнают о наличии недуга с большим опозданием. Страна уже больше двадцати лет не может обуздать эпидемию туберкулеза. Украина держит первенство по мультирезистентным формам и все еще лечит больных длительной изоляцией в переполненных диспансерах.

Ольге Клименко, активисту TBpeople — Евразийской сети людей, перенесших туберкулез — диагностировали заболевание в 2015 году. На момент госпитализации она была больна минимум полгода. В 2016 Ольга опубликовала книгу «Мир во мне. Исповедь туберкулезницы», где описала свой опыт жизни с недугом.

Сейчас Ольга старается помочь таким же больным. На странице ее сообщества в Фейсбуке «Мир во мне» ежедневно появляются просьбы перечислись деньги на недоступные препараты, которые по больше части не лицензированы в Украине, приобретение стиральной машин для туберкулезного диспансера или памперсы для лежачих. Последний месяц девушка «вела» 34 пациента.

«Я не знаю, когда и где заболела туберкулезом. И никто не знает. Все помнят последнюю затяжную простуду, после которой появилась слабость, упадок сил. Но украинцы идут в аптеку, а не к врачу, закупая полный набор противовирусных средств. Мы снимаем симптомы, а не лечим болезни», — рассуждает Ольга.

В лечении Ольги была белая и черная полоса. Самое сложное – разлука с дочерью: девочку забрали в интернат для контактных детей, где домашний ребенок провел полгода вместе с детьми из неблагополучных семей. Наша собеседница до сих пор не простила врачей, которые не сказали ей, что она перестала представлять инфекционную опасность через две недели после начала приема препаратов.

Украина бьет рекорды

История Ольги – типична для Украины, где не первый год распространяется эпидемия туберкулеза. У 30 тысяч украинцев диагностирована закрытая форма и у более 10 тысяч — открытая. Ежедневно о своей болезни узнают 90 человек. Но цифры занижены: по оценкам Всемирной организации здоровья (ВОЗ), в стране недовыявляют каждого четвертого больного.

Еще в 1995 году ВОЗ объявила, что Украина переступила эпидемический порог — 50 заболевших на 100 тысяч населения. С тех пор ситуация только ухудшилась – конфликт на Востоке сделал переселенцами 1,5 миллионов жителей Луганской и Донецкой областей, где жило 15% украинцев, у которых диагностировали туберкулез. Каждый пятый больной туберкулезом является носителем ВИЧ.

Туберкулез на экспорт

Переселенцы находятся в группе риска по распространению туберкулеза в Украине. Фото УНИАН

Особенно удручающе показатели Украины выглядят на фоне стран постсоветского лагеря. Если в Украине показатель заболеваемости по данным на 2016 год составил 67,6 на 100 тысяч населения, то в Беларуси – на уровне 39,9, в Казахстане — 52,2, в Польше 17. В среднем по Евросоюзу – 12 человек на 100 тысяч населения.

В странах первой двадцатки туберкулез давно перешел в разряд экзотических болезней. Украинская эпидемия пугает соседей – около 5 миллионов украинцев работают в странах ЕС и польские СМИ пишут, что безвизовый режим с Евросоюзом позволит туберкулезу мигрировать в Европу. В Варшаве даже обсуждается возможность ведения медицинского контроля на границе с Украиной.

Устойчивые микробактерии

Директор центра общественного здоровья Министерства здравоохранения Украины Владимир Курпита говорит, что распространенность туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью» (МЛУ-ТБ) – главная особенность украинской эпидемии.

Многие больные прерывают лечение едва почувствовав себя лучше. Они не хотят провести минимум полгода в диспансере, остаться без работы и оказаться на пороге бедности. Из-за перерыва приема препаратов ухудшается характер недуга – микобактерии становятся устойчивыми к лекарствам от туберкулеза. Для лечения этой формы используются более токсичные препараты, длительность лечения больше, а стоимость — в разы дороже. Сейчас в Украине 85% «туберкулезных» средств идет на лечение мультирезистентного туберкулеза.

Так, по данным Курпиты, лечение обычного туберкулеза длится шесть месяцев и обходится государству около 30 евро, то лечение осложненной формы недуга занимает до 20 месяцев, а его цена доходит до 400 тысяч евро. В настоящее время в Украине насчитывается 1,2 тысяч случаев обнаружения таких крайне резистентных бактерий. В этом печальном рейтинге Украину обгоняет только Индия.

Туберкулез начнут лечить семейные врачи

Эксперты сходятся во мнении: победить туберкулез можно, если тотальную диспансеризацию сменит амбулаторное лечение. Этот шаг снизит шанс перезаразиться в больнице. Сейчас больные на разных стадиях выздоровления годами лечатся в общих палатах на 5-7 человек, рискуя в любой момент подхватить внутрибольничную инфекцию.

Медреформа, которая сейчас проходит в Украине, предполагает передачу лечения пациентов закрытой формы на уровень семейных врачей, которым будут доплачивать за качественно вылеченных пациентов.

«Главное – врачи будут ближе к пациентам, знать их историю. Ответственные люди будут получать свои таблетки и вести привычный образ жизни», — аргументирует Ольга Клименко.

Она мечтает, чтобы в Украине объявили три дня выходных, но не в честь какого-то праздника, а для массового прохождения медосмотра украинцами – чтобы о наличии опасных болезней они узнавали не на последней стадии.

Постсоветским странам необходим единый документ по ВИЧ в сфере миграции

Президиум семинара

Автор: Марина Максимова, Казахстан

В странах постсоветского пространства нет единого документа, который регулировал бы вопросы профилактики, диагностики и лечения ВИЧ-инфекции у мигрантов, а также их правовой статус. Трудящиеся-мигранты в странах, в которых они работают, не получают необходимых услуг, что неизбежно приводит к ухудшению их здоровья и росту эпидемии ВИЧ в регионе. Этот посыл оказался главным в обсуждении на субрегиональном техническом семинаре в г. Астана, Казахстан 19-20 февраля 2018 года. Мероприятие организовал Фонд Организации Объединенных Наций в области народонаселения (ЮНФПА) в сотрудничестве с Объединенной программой ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) при поддержке Министерства иностранных дел Королевства Нидерландов.

В мире ВИЧ-инфекция растет только в ВЕЦА

Семинар стал платформой для диалога с участием представителей правительств, международных и неправительственных общественных организаций из Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана, России, Узбекистана и заинтересованных партнеров регионального уровня.

Чрезвычайный и Полномочный Посол Королевства Нидерланды в Республике Казахстан, Кыргызской Республике и Республике Таджикистан Дирк Ян Коп

«В мире уровень заболеваемости ВИЧ преимущественно стабилизируется. Даже если показатели очень высокие – они не растут. Однако в Центральной Азии и Восточной Европе (ВЕЦА) ВИЧ продолжает увеличиваться. ВИЧ – проблема не только «маргинальных групп». ВИЧ ближе, чем кажется. Его надо остановить. В том числе, и в Центральной Азии», — говорит Чрезвычайный и Полномочный Посол Королевства Нидерланды в Республике Казахстан, Кыргызской Республике и Республике Таджикистан Дирк Ян Коп.

Эту обеспокоенность поддержали все участники, изучив ситуацию, стратегии, применяемые в странах, лучшие практики, актуальные приоритеты для эффективной борьбы с эпидемией ВИЧ среди трудовых мигрантов.

Как ВИЧ влияет на трудовую миграцию

Увеличивается трудовая миграция, растет распространенность ВИЧ. Это уже устойчивая тенденция региона. Есть многочисленные примеры, когда трудовые мигранты с ВИЧ не могут получить доступ к антиретровирусной терапии в местах временного проживания. Законодательство некоторых стран предусматривает депортацию иностранных граждан с ВИЧ. Трудящиеся-мигранты нередко испытывают стигму и дискриминацию.

Региональный директор ЮНФПА по странам ВЕЦА Аланна Армитаж

«Недавние данные эпидемиологического надзора в Узбекистане и Таджикистане показали, что распространенность ВИЧ среди людей, возвращающихся из трудовой миграции, в 2-4 раза выше, чем среди общего населения. Трудящиеся-мигранты из стран Центральной Азии сталкиваются с серьезными проблемами доступа к полной информации и приемлемым услугам по профилактике, уходу и лечению ВИЧ», — говорит Региональный директор ЮНФПА по странам ВЕЦА Аланна Армитаж.

Эксперты единогласно отмечают, что более высокий доступ к профилактике и лечению ВИЧ для стран Центральной Азии является ключом к ликвидации эпидемии ВИЧ.

В Казахстане начали помогать мигрантам с ВИЧ

В 2018 году при поддержке Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией в Казахстане начали оказывать помощь ВИЧ-положительным мигрантам. Лечением и лабораторным сопровождением будут обеспечены 150 человек.

«Казахстан относится к странам с низким уровнем распространенности ВИЧ. В прошлом году обследовали больше 16 тысяч иностранцев. Выявили 0,2% случаев ВИЧ. Если смотреть на уязвимые группы населения, то выявление среди иностранцев – девять процентов», — констатирует вице-министр здравоохранения Республики Казахстан Ляззат Актаева.

В стране, где мигрантов с ВИЧ не депортируют, обследовали 61 тысячу человек. Это солидная нагрузка на государственный бюджет. Но пока у трудящихся-мигрантов нет правового статуса и возможностей получения минимальных медицинских услуг. Поэтому необходимы новые стратегии работы с этой категорией населения, и не только внутри отдельно взятой страны.

Первая ласточка

Участники назвали семинар первой ласточкой для разработки общей стратегии по профилактике, диагностике, лечению мигрантов на постсоветском пространстве. Нашло одобрение предложение о создании специальной структуры по регуляции процесса с местом расположения в России, как стране наибольшего приема трудящихся-мигрантов.

Рекомендации семинара представят для обсуждения на предстоящих международных конференциях по ВИЧ/СПИД, которые состоятся в нынешнем году: VI Международная конференция по СПИДу для Восточной Европы и Центральной Азии (апрель, Москва) и 22-я Международная конференция по СПИДу AIDS 2018 (июль, Амстердам).

Счастливы с ВИЧ в Таджикистане

Таджикская свадьба. Ресурс: wikimedia.org

Автор: Наргиз Хамрабаева, Таджикистан

Несколько лет назад таджичка Нозанин получила ВИЧ-статус после возвращения домой мужа-мигранта. А тот, узнав об этом, бросил ее… Сейчас 40-летняя женщина вновь замужем и счастлива в браке.

Все как в сказке

«Все произошло неожиданно, как в сказке. Однажды я была занята домашними делами, но позвонил мой знакомый, который был неравнодушен ко мне. Сказал, что сейчас приедет с муллой (священнослужитель, проводящий обряд бракосочетания по мусульманским канонам – прим. ред.) и коллегами. Смотрю, и вправду приехали. После религиозного свадебного обряда мы поехали домой к его родителям», — рассказывает Нозанин.

Знакомый оказался клиентом Республиканской сети женщин, живущих с ВИЧ, в которой работала Нозанин. Он тоже ВИЧ позитивный. Жениться он хотел на женщине с таким же статусом и Нозанин как-то даже пробовала найти ему подходящую кандидатуру. А он, оказывается, уже был влюблен в нее.

«Я никогда и подумать не могла, что смогу когда-нибудь выйти еще замуж, да еще с наличием ВИЧ-статуса», — говорит она.

Сегодня Нозанин считает себя счастливой женщиной. Вместе с мужем у них море планов и идей, а еще они хотят родить здорового ребенка. Таким желанием горят многие пары, живущие с ВИЧ.

Брачный договор не нужен

Поддержку Республиканской сети женщин, живущих с ВИЧ, в Таджикистане получают 700 человек. По большей части это молодые люди, которые хотят счастливую семью.

Тахмина Хайдарова, руководитель сети, говорит, что мужчины в возрасте от 18 до 35 лет обращаются к ним в поисках второй половинки, такой же, как они. Часто это трудовые мигранты, бывшие люди, принимающие наркотики или освободившиеся осужденные, которые ни разу не были женаты. Невесты – обычно те, кто уже побывал замужем. Они получили свой статус от мужа-мигранта или партнера, который принимал наркотки.

Такие невесты не требуют брачного договора, квартиры или дачи. Для них важнее всего другое – своевременное применение своим будущим супругом антиретровирусной терапии и поддержка здоровья.

ВИЧ – не преграда

С помощью Республиканской сети женщин, живущих с ВИЧ, ежегодно своих суженых находят как минимум 5-6 молодых людей с ВИЧ-положительным статусом. Тахмина Хайдарова говорит о 10 парах, которые решили создать семью, несмотря на то, что один из супругов имеет ВИЧ.

«Если человек любит и принимает тебя такой, какая ты есть, то ВИЧ не будет преградой для создания семьи. Сегодня доступны антиретровирусные препараты, которые блокируют развитие ВИЧ. Человек, живущий с ВИЧ при подавленной вирусной нагрузке, может создать семью, родить здорового ребенка, жить полноценно и счастливо, как наши герои», — говорит она.

По данным Республиканского центра СПИД, общее количество ВИЧ-позитивных граждан в Таджикистане приблизилось к 10 тыс человек, треть из которых– женщины. С 2004 года женщины с ВИЧ родили 1 тыс детей, у 600 из которых нет ВИЧ.

Новая угроза для таджикской молодежи – спайсы

Photo source: http://brosaem.info

Автор: Наргиз Хамрабаева, Таджикистан

Если несколько лет назад Таджикистан был обеспокоен увлечением молодежи опиатами и более сильными синтетическими наркотиками, то сегодня тревогу вызывают наркотики нового поколения – так называемые спайсы.

Насвай со спайсом

В официальных сводках правоохранительных органов об изъятии спайсов нет и слова, но беглый опрос среди молодежи показал, что эти курительные смеси давно популярны в стране.

Spice – курительная смесь, состоящая из высушенных трав и корений. Сами по себе сушеные компоненты не представляют опасности, но для достижения курящим большей эйфории производители добавляют каннабиноиды, являющиеся сильнодействующими наркотическими средствами. 

«Насколько я знаю, раньше их распространяли в ночных заведениях, но сейчас больше в сети и через знакомых. Слышал еще, что некоторые обрабатывают так же, как и спайсы, популярный среди значительной части населения насвай – вид некурительного табачного изделия, традиционный для Центральной Азии, основные составляющие которого табак и щелочь (гашеная известь), — говорит Азиз, один из душанбинских студентов.

Баловство «золотой молодежи»

Наш анонимный собеседник, имеющий за плечами 20-летний опыт работы в правоохранительных органах, сказал, что говорить о том, что молодежь в Таджикистане «подсела» на спайс – неверно, но все же сбрасывать со счетов эту угрозу не стоит.

«Да, его можно легко достать, но он проигрывает в цене марихуане, которую традиционно курили молодые люди и в прошлом, и сейчас. После героиновой «лихорадки» на рубеже веков многие наркозависимые стали массово переходить на марихуану и опиаты. В их среде прочно укрепилось мнение, что марихуана не вреднее зависимости от сигарет», — говорит он.

По словам собеседника, спайсы употребляют в основном в ночных клубах те, у кого есть для этого финансовые средства, так называемая «золотая молодёжь».

«Они считают, что спайс не вызывает зависимости, и что они могут бросить его потребление тогда, когда захотят, в отличие от опиатов и героина», — говорит правоохранитель.

Спайс не даёт прежних приятных эффектов

Между тем, кандидат медицинских наук, который изучал социокультурные аспекты наркомании в Таджикистане Махмадрахим Малахов утверждает, что зависимость от спайсов возникает гораздо быстрее, чем при употреблении природной марихуаны.

Тем временем, точное количество людей, употребляющих наркотики в Таджикистане неизвестно. Врачи утверждают, что к ним за помощью обращаются немногие наркопотребители, решившие завязать с зависимостью. Они-то и попадают в официальную статистику, согласно которой людей, потребляющих наркотики в республике чуть больше 7 тысяч человек.

В прошлом году таджикские правоохранители изъяли из незаконного оборота около 4,5 тонн наркотических средств, что на 29,8% больше, чем в предыдущем году.

«Было изъято 110 кг героина, 1,2 тонны опия-сырца, 2,4 тонны гашиша и 742 килограмма наркотиков канабисной группы. Раскрыта и пресечена деятельность 52 преступных групп из 115 человек, пять из которых — организованные транснациональные группировки», — сказал на пресс-конференции заместитель директора Агентства по контролю за наркотиками Таджикистана Муртазо Хайдарзода.

Ничего о нас без нас: российские специалисты едут на AIDS 2018

Автор: Анастасия Петрова, Россия

5 февраля закончился прием тезисов на 22-ю Международную конференцию по ВИЧ/СПИДу. Одним из ключевых вопросов AIDS 2018 станет обсуждение ответа на эпидемию ВИЧ в странах региона Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА). Мы поговорили со специалистами и представителями общественных организаций России, подавшими свои заявки, об их ожиданиях от Конференции.

Евгений Писемский

Евгений Писемский, ВИЧ и ЛГБТ активист, руководитель организации «ФЕНИКС ПЛЮС», человек года по версии журнала Winq

Об организации

Мы существуем уже 11 лет. Основным направлением деятельности «Феникс плюс» является поддержка, уход и профилактика для МСМ в связи с ВИЧ. Мы также поддерживаем развитие сервисных центров и защиту прав.

Конференция по СПИДу для меня – это…

В целом, с конференциями по СПИДу у меня хорошая история. Я был на четырех. Когда я приехал на свою первую конференцию в Таиланд, то увидел огромное сообщество профессионалов, но себя почувствовал какбы не с ними. Тогда конференция по СПИДу стимулировала мои амбиции и я решил, что хочу чего-то добиться. А уже на Конференции в Мехико, сотрудники моей организации ее открывали. Это такая почетная роль! А я сидел посредине зала и плакал, вспоминая, с чего все начиналось.

На конференции в Вене я впервые встретился с представителем Фонда Элтона Джона. После этого вот уже семь лет мы работаем вместе. Это наши основные партнеры. И я связываю это в том числе с подобными конференциями. На конференции для меня как раз самое главное – это возможность завязать знакомства, построить совместные планы, а на втором месте – это новые знания о технологиях, инновациях.

Об ожиданиях от AIDS 2018

Очень хорошо, что на этой конференции Амстердаме вновь будет попытка обратить внимание на регион ВЕЦА, в котором ситуация с ВИЧ уже хуже, чем в Африке. Мне хочется поделиться успехами того, что мы сделали в России по самотестированию и чему-то поучиться. Я написал абстракт и надеюсь, что у меня будет устная презентация. Мы попробуем рассказать о том, что в России есть и достижения.

Алексей Михайлов

Алексей Михайлов, руководитель отдела мониторинга Коалиции по готовности к лечению в Восточной Европе Центральной Азии, активист движения «Пациентский контроль»

Об организации

Мы проводим мониторинг государственных закупок лекарственных препаратов АРВ с 2010 года. Тогда в стране начались перебои с препаратами для лечения ВИЧ и мы пытались понять, почему так происходит. Путем анализа государственных закупок мы поняли, откуда идут перебои и стали предпринимать попытки по изменению ситуации.

Конференция по СПИДу для меня – это…

Я не был на предыдущих конференциях по СПИДу, эта будет для меня первая. Так как в регионе ВЕЦА сейчас одна из самых тяжелых эпидемиологических ситуаций в мире, конференциях по СПИДу – это возможность привлечь внимание к проблемам региона. С другой стороны, это возможность посмотреть на мировые тенденции и внедрить их в Российской Федерации. Возможно, это даже больше касается профилактики, так как у нашей страны свой путь оптимизации лечения.

Об ожиданиях от AIDS 2018

Я очень надеюсь, что организаторы уделят большее внимание тому, что происходит в России, Украине и других странах ВЕЦА. Сейчас мы стоим на пороге революции в лечении. Скоро у нас появятся пролонгированные формы лекарств. Ведутся разработки улучшенного долутегравира, который можно будет принимать раз в месяц. Было бы важно познакомиться с подобными исследованиями, которые наверняка будут представлены на Конференции.

Ирина Маслова

Ирина Маслова, лидер движения за права секс-работников «Серебряная роза», исполнительный директор Благотворительного Женского Фонда «Астра»

Об организации

Есть моя официальная позиция – исполнительный директор Фонда «Астра», где мы занимаемся профилактикой ВИЧ среди женщин, доступом к услугам, связанным с ВИЧ. Из этой должности я могу разговаривать с государством с точки зрения общественного здравоохранения. С другой стороны, я – лидер движения секс-работников и их сторонников «Серебрянная роза», которое не зарегистрировано и борется с насилием и распространением ВИЧ в этой уязвимой группе. За последние три года мы многое сделали для отмены статьи 6.11, криминализующей секс-услуги, и улучшения положения секс-работников в нашей стране.

Конференция по СПИДу для меня – это…

Конференция по СПИДу для меня – это возможность увидеть новые лица. Необходимо, чтобы опытные специалисты могли передать свои наработки тем, кто приходит следом. На эту конференцию мы подали два абстракта. Один – по исследованию, которое было сделано совместно с МОО «Позитивный диалог» и AFEW Интернешнл и касалось насилия как препятствия к доступу к профилактическим программам. Второй – по анализу проекта в рамках софинансирования к основной программе Глобального Фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. Уникальность этого проекта заключается в том, что нам удалось добиться целей 90/90/90. Здорово будет поделиться этим опытом.

Об ожиданиях от AIDS 2018

Сейчас нужно разговаривать о возвращении основных грантодателей в Россию. Глобальный Фонд прекращает работу в стране, а государство не финансирует работу с ключевыми группами и не будет этого делать, пока секс-работа криминализована. Пока государство не будет работать с этой целевой группой, половой путь передачи будет расти. Для эффективной работы проектов для ключевых групп необходима непрерывность, а без финансирования это сделать сложно.

Мария Яковлева

Мария Яковлева, ВИЧ-активистка, директор БФ «Свеча»

Об организации

Наша организация – это самоорганизация людей, живущих с ВИЧ, которая была основана в 2004 году. Мы оказываем прямые сервисы для уязвимых групп, но сейчас эта работа ведется вне проектов. У нас есть равное консультирование, социальное сопровождение, также аптечка и горячая линия. Также Фонд оказывает техническую поддержку для Секретариата координационного комитета Глобального Фонда.

Конференция по СПИДу для меня – это…

Я была на прошлой конференции в Южной Африке и это была моя первая Международная конференция. Сначала я потерялась и только под конец поняла, как можно пользоваться всеми этими ресурсами. Первые несколько дней я ходила с открытым ртом от количества общения, информации, знакомств с представителями организаций со всего мира. На прошлой Конференции я познакомилась с профессионалами СПИД-сервиса – представителями важных организаций в нашей сфере. Мне очень хочется попасть на AIDS 2018. Важна также возможность поделиться тем, что происходит в России. Я думаю, что говоря о своей позиции, можно влиять на ситуацию в стране.

Об ожиданиях от AIDS 2018

У этой конференции фокус на регионе ВЕЦА и проблемы, которые будут освещаться, будут нам ближе. Надеюсь, что найдутся доноры, заинтересованные в проектах нашего региона. Также хочется найти пространство для диалога с лицами, принимающими решениями.

 

В Казахстане растет риск инфицирования ВИЧ

Число новых случаев ВИЧ в Казахстане продолжает расти

Автор: Марина Максимова, Казахстан

Главная тревожная тенденция последних лет в Казахстане – рост полового пути передачи ВИЧ-инфекции. Если раньше подавляющее большинство казахстанцев инфицировалось при употреблении наркотиков через шприцы, то сейчас — преимущественно половым путём.

Уже банальная история

Жания (имя изменено) узнала о своем положительном ВИЧ статусе, когда пришла вставать на учет по беременности в женскую консультацию. Сделала тест и не поверила, ведь никогда не употребляла наркотики, а муж – первый и единственный мужчина в жизни. Повторный тест показал тот же результат. Испытывая страх, стыд, боль, смятение, женщина боялась признаться мужу и родне. Молчать тоже не решилась, ведь в ауле вести распространяются быстро, тем более недобрые. Разговор с мужем все прояснил.

«Он признался, что употреблял наркотики внутривенно. Это было давно, еще в ранней молодости, и сегодня он жалеет об этом, хочет нормальную семью, детей. Муж тоже сделал тест на ВИЧ, который оказался положительным. Он не знал о заболевании и не хотел меня заразить. Теперь главное, чтобы ребенок родился здоровым. Врачи говорят, что это реально», — рассказывает Жания.

В Казахстане беременные женщины, живущие с ВИЧ, в 99% рожают здоровых детей. Часто такие женщины становятся матерями во второй и даже третий раз. За последнее десятилетие уровень передачи ВИЧ-инфекции от матери ребенку снизился в четыре раза.

На фоне такого достижения отечественной службы СПИД, истории Жании и других женщин с ВИЧ становятся уже банальными. Лицо эпидемии – все более женское. Если раньше ВИЧ преимущественно инфицировались мужчины, то сейчас соотношение между полами выровнялось. Статистику иллюстрирует тенденция: мужчины, как правило, редко обращаются к врачам, не ходят в поликлиники. Женщины тщательней следят за своим здоровьем, а беременные дважды бесплатно сдают тест на ВИЧ.

В школах нет уроков сексуального воспитания

Директор общественного фонда « Answer» Наталья Рудоквас

Еще одна проблема увеличивающая риск инфицирования – отсутствие в школах и вузах образовательных программ. Школьники и студенты не имеют возможности получения знаний о путях передачи ВИЧ-инфекции и способах защиты от нее на специальных занятиях или факультативах. Нет методических пособий и руководств для педагогов. Дома, где тема секса, в силу менталитета, табуирована, дети также не получают информации и советов от собственных родителей.

«Когда наши активисты пытаются провести занятия в школах о защищенном сексе – мы получаем отказ. Почему-то популяризация знаний о презервативах и других контрацептивах приравнена к… половой распущенности. Нас начинают упрекать, что именно это явление мы и провоцируем», — недоумевает директор общественного фонда «Answer» Наталья Рудоквас из г. Усть-Каменогорска и надеется, что эта актуальная тема будет обсуждаться на предстоящей 22-ой конференции по СПИДу AIDS 2018 в Амстердаме.

Отсутствие планомерного нравственно-полового просвещения и в прошлые годы громким эхом раздается сегодня. Активист отмечает, что за консультированием в их общественный фонд все чаще обращаются люди, кому за 30. Если молодые люди, употребляющие инъекционные наркотики, регулярно сдают тесты на ВИЧ в медицинских учреждениях и находятся в зоне контроля, то те, кто постарше, с «подзабытым» опытом наркопотребления, остаются в тени.

Эпидемия взрослеет

Гендиректор Республиканского Центра по профилактике и борьбе со СПИД Министерства здравоохранения Казахстана Бауыржан Байсеркин

Несколько лет назад в Казахстане ВИЧ преимущественно инфицировались молодые люди в возрасте 20-29 лет. Сейчас этот пороговый уровень превышен до 30-39 лет. Большинство людей были инфицированы 12 или более месяцев назад, и только 10% пациентов были инфицированы в течение последних девяти месяцев.

«Эта информация послужила основанием для проведения дополнительного эпидемиологического расследования, результаты которого уточнили бы круг контактных лиц и расширения возможных рисков инфицирования. Высокий процент тех, кто заразился давно, демонстрирует низкую настороженность населения к возможности инфицироваться ВИЧ. Новая методика показывает истинную картину заболевания и позволяет оценить эффективность профилактических мероприятий», — резюмирует Генеральный директор Республиканского Центра по профилактике и борьбе со СПИД Министерства здравоохранения Республики Казахстан Бауыржан Байсеркин.

Число новых случаев ВИЧ в Казахстане продолжает расти. На сегодня в республике насчитывается около 29000 казахстанцев и 2000 иностранцев с ВИЧ.

 

 

Грузия: проблемы под верхушкой айсберга

Лаша Твалиашвили, исполнительный директор организации ВИЧ-положительных людей «Реальные люди, реальное виденье»

Автор: Ирма Кахурашвили, Грузия

Пришедший в клинику мужчина средних лет объясняет дантисту, что ВИЧ-инфицирован. Дантист отказывается от обслуживания пациента. По правилах, все инструменты врач должен стерилизовать и пациент вовсе не обязан рассказывать о своём диагнозе, но он просто честен и за это «наказан» дантистом. Мужчина спрашивает у врача, что же ему делать дальше, к кому обратиться. Врач отвечает, что это не его дело. Дантист не знает, что его снимают скрытой камерой…

По данным Научно-практического центра инфекционной патологии, СПИДа и клинической иммунологии, в Грузии ежегодно регистрируется около 600-700 новых случаев ВИЧ-инфекции. И, хотя любой гражданин страны может получить бесплатное лечение за счет государства, этого недостаточно для полной искоренения ВИЧ. Организация «Реальные люди, реальное виденье» – член Восточноевропейского и центральноазиатского объединения людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ), которая реализовала интересные проекты на тему профилактики, усиления и мобилизации людей, вовлеченных в лечение ВИЧ. Дискриминация и стигматизация ВИЧ-позитивных людей является только одной из проблем, которая мешает предотвратить эпидемию ВИЧ в Грузии. Об этом и не только разговариваем с инициатором не одного видео эксперимента и исполнительным директором организации ВИЧ-положительных людей «Реальные люди, реальное виденье» Лашей Твалиашвили.

— Лаша, что вы рассматриваете как самое большое достижение в сфере лечения ВИЧ/СПИДа?

— Например, то, что за последние два года в Грузии не было случая, когда вирус перешёл от матери к ребёнку. Это результат рутинной работы Центра СПИДа, у которого нет даже собственного здания. Центр работает в критических условиях, вследствие чего грубо нарушаются права пациентов и медперсонала, эпидемические, санитарные и другие нормы. Недостаточно места, где ВИЧ-положительный пациент получит все услуги. Там, где в одном кабинете два врача принимают двух пациентов и речи нет об анонимности. Госструктуры обещали выделить центру территорию, но не выделили. Такой подход ставит ребром вопрос о существовании этого стратегического медучреждения.

— Главной причиной увеличения числа новых случаев является позднее тестирование. Дело только в этом?

— Многие пациенты приходят в Центр уже с явно выраженными симптомами. Конечно, своевременное тестирование и, как следствие, прием терапии, защитило бы их от разных заболеваний. Но причина не только в неинформированности населения, а и в подходах медицинского персонала. Я до сих пор слышу истории о докторах, которые лечат годами пациентов от разных заболеваний и им приходит в голову направить их на тестирование на ВИЧ.

Но есть и положительная тенденция. Когда друзья и родственники узнают о статусе близкого человека, они более лояльно относятся к нему, чем это было раньше. А что с медперсоналом – непонятно. Но в их обучение ведь вкладываются солидные финансы… В Грузии высокий уровень дискриминации и стигматизации. Несколько дней назад одна из микрофинансовых организаций потребовала у сотрудников результаты тестирования на ВИЧ. В случае наличия инфекции, человек должен был покинуть работу, что и есть прямая стигма. Нормальная работа в офисе с нулевым риском заражения не должна приравниваться к жестокому обращению с людьми.

— Что препятствует защите прав пациентов, потерявших работу?

— Сами пациенты. Сначала дискриминированный человек чувствует себя оскорбленным, но эмоции утихают и он отказывается продолжать спор в судебном зале. Люди боятся публичности позитивного статуса. Они не уверенны, что дальше будут жить спокойно. Они боятся усложнить своё положение в обществе. Поэтому такие прецеденты не обнародуют эти проблемы и это увеличивает дискриминацию.

— А что вы думаете о географической доступности лечения в Грузии?

— ВИЧ/СПИД чаще встречается в социально более низких слоях населения. Эти люди живут в регионах, где нет центров СПИДа. Например, пациенты с региона Самцхе-Джавахети один раз в месяц ездят за лекарствами в Тбилиси. Та же проблема в огромном регионе Кахети, Гурии, Раче и Сванети. Лечение должно быть непрерывным и каждый месяц пациенты перемещаются на большие расстояния. Сложнее зимой, когда дороги в горных районах закрываются. СПИД-центры находятся только в больших городах – Тбилиси, Кутаиси, Зугдиди и Батуми.

— Поделитесь вашим опытом о самом малобюджетном, но эффективном проекте.

— В 2012-13 годах у нас был проект, который спас 300 пациентов. Наши представители сообщества в течение года дежурили в СПИД-центре. Во время регистрации новых случаев, когда пациенты получали наибольший шок от результатов тестирования, наши люди немедицинским языком старались объяснить им все об инфекции, помогали в процессе лечения. В течение года, из пациентов, которым ставили диагноз СПИД, 10% больше не обращались в Центр. Проект был направлен на то, чтобы эти 10 процентов не терялись. Стоимость проекта – 10 тысяч долларов, но кроме всего, мы нашли уйму единомышленников, друзей и даже многих переженили. Этот проект мы реализовали вместе с Фондом помощи больным СПИДом. Сегодня думаем о новом проекте – психо-моральной поддержке тех осуждённых, кто о своём статусе узнал в закрытом учреждении – в тюрьме. Я уверен, что это будет человечный и успешный проект.

В Кыргызстане штрафы по статьям о наркотиках увеличат до 30 раз  

Уличные юристы ОФ «Ранар» консультируют людей, употребляющих наркотики

Автор: Ольга Очнева, Кыргызстан

Кыргызстан принял новое законодательство о преступлениях, связанных с наркотиками. Поправки в ряд национальных кодексов внесены в ходе общей судебной реформы, проходящей в стране. Изменения вступят в силу с начала 2019 года. Разработчики декларируют идеи гуманизации и декриминализации, а практики и сообщество прогнозируют обратный результат.

Неподъемный штраф или тюрьма

Айбек (имя изменено) недавно освободился из мест лишения свободы. Свои три года колонии он получил за 3,5 грамма гашиша, которые он приобрел для собственного употребления.

«В 2014 году у Айбека нашли наркотики, назначили ему штраф 30 000 сомов (375евро) и отпустили. Вскоре он вновь был задержан по аналогичной статье. Штраф оставили в силе и Айбека дополнительно осудили на три года лишении свободы, – рассказывает уличный юрист общественного фонда «Ранар» Денис Кучерявый. – Сейчас Айбек живет в нашем социальном общежитии. У него нет паспорта и работы. За годы в колонии он смог отдать только 30% от суммы штрафа. В восстановлении паспорта ему отказывают до тех пор, пока он не выплатит штраф. А как ему устроиться на работу без документов? Недавно мы узнали, что его объявили в розыск в связи с неуплатой штрафа и ему вновь грозит лишение свободы».

По действующему Уголовному кодексу, за хранение наркотиков без цели сбыта в крупном размере, превышающем больше 1 грамм для героина и 3 грамма для гашиша, наказывают штрафом от 250 до 650 евро или лишением свободы на срок до пяти лет. В новом Уголовном кодексе размер штрафов возрастает до 3250-3750 евро.

«Штрафы повысили в десятки раз. Минимальный штраф — 3250 евро. Кто из людей, употребляющих наркотики, в состоянии хоть раз в жизни заплатить такой штраф? – задается вопросом исполнительный директор ОЮЛ «Ассоциация Сеть снижения вреда» Сергей Бессонов. – Альтернатива штрафу – лишение свободы до пяти лет, но при этом штраф не «сгорит» полностью, а только перейдет в другую категорию размером от 1250-1750 евро. Сейчас Айбек не знает как заплатить 375 евро, а с 2019 года люди после заключения будут выходить со штрафом в 3-5 раз больше».

Гуманизация или криминализация

Возрастут штрафы и в отношении небольших размеров наркотиков (до 1 г героина и до 3 г гашиша). Административный штраф повысят в тридцать раз: с 12-25 евро до 370-750 евро.

Сергей Бессонов: «Нужны альтернативные меры наказания и эффективные программы лечения»

«Сейчас за небольшое количество наркотика в Кодексе об административной ответственности наказание ужесточается в зависимости от количества аналогичных нарушений за год. В первый раз максимально штрафуют на 2000 сом (23 евро), второй раз применяют административный арест на пять суток, а третий раз взымают штраф в размере 650 евро. В новом Кодексе о проступках наказание не будет ужесточаться и не будет нести за собой судимость. По все видимости, в этом состоит гуманизация, – предполагает Сергей Бессонов. – Но если посмотреть на практику, то основная масса задержаний происходит с весом героина 1,2 -1,5 г, а это уже подпадает под крупный размер и под статью Уголовного кодекса. После того как штрафы возрастут, есть вероятность того, что увеличится количество задержанных с небольшим весом наркотика. Но самое страшное, что через Кодекс о проступках тоже можно получить лишение свободы, если своевременно не погасить штраф. На погашение 370 евро будут давать два месяца, после чего штраф удваивают и добавляют еще один месяц. По истечению этого месяца, в случае неуплаты, вступает в силу статья 351 Уголовного кодекса: от 2,5 до 5 лет лишения свободы».

Сейчас Сергей Бессонов и юристы его организации отчаянно борются не только за свободу Айбека, но и за изменение нововведений законодательства. До их вступления в силу остался один год и еще есть шанс собрать доказательства того, что такие поправки повлекут криминализацию людей употребляющих наркотики.

«Введение больших штрафов может повлечь за собой рост коррупции, увеличение количества тюремного населения, что негативно отразиться и на бюджете государства. Сейчас мы стараемся доказать все эти риски разработчикам новых кодексов, – рассказывает Сергей Бессонов. – Нам нужны альтернативные меры наказания и эффективные программы лечения. Представители сообщества не смогли приять участие в разработке кодексов, но мы надеемся, что сейчас наш голос услышат. Мы делаем все, что в наших силах на национальном уровне, а также планируем рассказать о сложившейся ситуации в наркополитике международному сообществу на конференции AIDS2018».