Реформа наркополитики в Грузии – есть ли повод для оптимизма — часть I

Автор: Ирма Кахурашвили, Грузия

Наркополитика Грузии требует радикальных изменений. Сейчас она направлена на строжайшее наказание потребителей наркотиков и их изолирование от общества. Согласно отчету Совета Европы за 2016 год, каждый третий заключенный в Грузии отбывает наказание за преступление, связанное с наркотиками. Все же, карательные подходы не подталкивают людей к прекращению употребления наркотиков. Люди испытывают в тюрьмах абстиненцию, теряют здоровье и не один год жизни. Представители властей считают, что тюрьма «лечит», но согласно исследованиям «Центра изучения и мониторинга прав человека» (Human Rights Education and Monitoring Center, EMC) после выхода из мест заключений, 89% наркозависимых снова возвращаются к наркотикам. Остальные же возвращаются в течение 11 месяцев.

По информации Министерства по исполнению наказаний и пробации, содержание арестованных по «наркотическим» статьям обходится государству до 40 млн. лари (около 12,5 млн. евро) в год, в то время как Министерство здравоохранения тратит на лечение и реабилитацию от наркозависимости, в том числе и заместительную терапию всего лишь 4 млн. лари (около 1,25 млн. евро) в год, что в 10 раз меньше.

В то же время государство тратит больше денег на выявление и задержание потребителей, чем на лечение и реабилитацию. Пребывание в тюрьме одного осужденного за преступление, связанное с наркотиками, государству обходится в 12 тыс. лари (около 3,8 тыс. евро) в год, а лечение одного человека – 2 200 лари в год (около 690 евро), что меньше в 5,5 раз.

Значительная часть общества согласна с тем, что наркополитика в Грузии не выдерживает критики. На первый взгляд, с этим соглашается и правительство – о необходимости либерализации наркополитики правящая партия «Грузинская мечта» писала в своей предвыборной программе в 2012 году, но на деле мало что изменилось. Законопроекты по гуманизации бесследно теряются в парламентских лабиринтах, а статистика инъекционных потребителей наркотиков растёт – за последние семь лет от 40 000 до 52 500 человек (данные ОО «Бемони» и МФ «Курацио»).

Грузия могла стать частью транзита наркотиков

Впервые в истории Грузии использование каннабиса, как наркотика, упоминается в XIII веке – его иногда употреблял царь Лаша-Георги. Но ни в одном историческом источнике о Грузии не говорится, как о стране-производителе наркотиков, хотя, учитывая её расположение на карте мира, всегда существовал риск того, что Грузия могла стать частью транзита наркотиков. Так было в 90-х годах, когда наркотики начали поступать из Афганистана и Средней Азии в Европу. Часть из них оставалась в Грузии, что способствовало увеличению их потребления в стране.

В этот период борьбой с употреблением наркотиками в основном занималась полиция, а самым действенным методом «помощи» считалось наказание. И, хотя у потребителей наркотиков была возможность получить добровольное лечение, комплексной системы профилактики и реабилитации, основанной на защите прав и здоровья человека, не существовало. Эскалации наркопотребления способствовали социальные, политические и экономические события в стране – Абхазская война, ухудшение криминальной ситуации, коррупция, социально-экономический коллапс, кризис ценностей в обществе и безработица

90-е годы также связаны с началом эпидемии ВИЧ. Первый случай ВИЧ в Грузии был зарегистрирован в 1989 году. Сейчас оценочное количество ВИЧ-инфицированных людей в Грузии – около 12 000 человек. Из них примерно 5 000 человек не знают о своём ВИЧ-статусе.

Создали региональные центры и кабинеты

Многие годы основным путем передачи ВИЧ-инфекции было инъекционное употребление наркотиков. В связи с этим употребления наркотиков постепенно превратилось не только в социальную и криминальную проблему, но и в проблему здравоохранения.

С 1997 года, под руководством Департамента общественного здравоохранения, Научно-исследовательский институт наркологии приступил к реализации «Государственной программы профилактики наркомании». Правда, большая часть средств программы использовалась для наркологической экспертизы. В среднем всего 250-200 тысяч лари в год, а с 2005 года – 50 тысяч лари, использовались для других направлений работы. Например, в этот период была создана сеть наркологических услуг – 10 региональных центров по борьбе с наркотиками и 21 региональный наркологический кабинет.

Ближе к 2000 году законодательство все еще не менялось, но уже появились первые программы снижения вреда от употребления наркотических веществ. Несколько неправительственных организаций вышли «в поле» и начали обмен шприцев для наркопотребителей. Это была сложная работа, так как, с одной стороны, социальным работникам приходилось преодолевать сопротивление полиции, с другой стороны – завоёвывать доверие потребителей наркотиков.

5 декабря 2002 года Парламент Грузии принимает закон о наркотиках, психотропных веществах, прекурсорах и наркологической помощи, который вступает в силу в марте 2003 года. Основным принципом нового законодательства можно было считать максимальное ограничение приобретения и потребления наркотиков и в тоже время признание потребителей наркотиков людьми, которые нуждаются в лечении. Новый закон определил обязательства государства перед потребителями – оно должно было обеспечить их экспертизой, диагностикой, диспансеризацией, лечением и реабилитацией. Однако, из-за экономического кризиса, в рамках государственной программы, это оказалось невозможным.

Лидирует гетеросексуальный путь передачи

По данным Научно-исследовательского института наркологии, число официально зарегистрированных наркопотребителей выросло в 9 раз с 1990 по 2004 год. К концу 2004 года официально зарегистрировано 24 000 человек. Однако, по экспертным данным, число потребителей наркотиков значительно выше – 200-240 тыс., включая 80-90 тыс. потребителей инъекционных наркотиков.

В 2003 году Грузия, с получением гранта Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, начала успешно бороться с инфекционными заболеваниями, в результате чего страна стала единственной в регионе Восточной Европы и постсоветского пространства с абсолютной доступностью антиретровирусных препаратов в сфере ВИЧ/СПИДа. Все, кто нуждаются в лечении и имеют гражданство Грузии, могут его получить. В это же время началось внедрение программ поддерживающей метадоновой терапии, которая с 2008 года поддерживается за счет государственного бюджета. Сегодня в программе участвует более 9 000 человек (7 центров в Тбилиси и 9 в других регионах).

Благодаря программам снижения вреда и поддерживающей метадоновой терапии, за 2011-2017 годы произошло снижение показателя передачи ВИЧ-инфекции среди инъекционных потребителей наркотиков. В настоящее время лидирует гетеросексуальный путь передачи 45,2%. Инфицирование через потребление инъекционных наркотиков составило 41,6%.

О роли общественных организаций и активистов в продвижении программ снижения вреда и изменении наркополитике можно будет прочесть в продолжении статьи.

AIDS 2018: Украина едет за опытом и технологиями

Автор: Яна Казмиренко, Украина

На конференции AIDS 2018, которая пройдет в Амстердаме, Украина окажется в центре внимания. Украина входит в список стран-лидеров по темпам распространения ВИЧ, половина людей живущих с ВИЧ не знают о своем статусе, а война на востоке страны и сотни тысяч мигрантов способствовали ухудшили ситуацию с ВИЧ. Что ожидают представители Украины от AIDS 2018 и каким опытом готовы поделиться — в нашем материале.

Елена Воскресенская, директор AFEW-Украина

Что ждет от AIDS 2018

Я надеюсь, что конференция сможет привлечь внимание к региону Восточной Европы Центральной Азии, в частности к Украине. Для нашей страны интересен опыт стран, в которых развит механизм социального заказа и проработана система контрактирования государством неправительственных организаций, так как НПО на сегодня играют ключевую роль в оказании услуг для групп населения, наиболее уязвимым к ВИЧ инфекции и поддержка этих услуг из средств государственного бюджета будет наиболее  актуальна для Украины после ухода Глобального Фонда.

О возможностях конференции

AFEW-Украина планирует ознакомиться с интересными моделями работы по нашим целевым группам, в первую очередь, направленным, на молодежь. Мы планируем поделиться нашим опытом работы с подростками, употребляющими наркотики.

В этом году мы смогли поддержать участие в конференции наших партнеров из регионов, в том числе клиентов программ и представителей сообществ. Используя опыт других стран, общими усилиями, мы улучшим нашу работу в Украине.

Вера Варыга, член правления «Positive woman», лидер группы взаимопомощи для ВИЧ-позитивных женщин «Киянка+»

Что ждет от AIDS 2018

Я впервые участвую в конференции такого масштаба. Мы поделимся наработками группы взаимопомощи ВИЧ-позитивных женщин «Киянка+», где оказываем услуги ВИЧ-позитивным женщинам, помогая принять свой статус и преодолеть стигму.

Модель, по которой мы работаем, запатентована в Нидерландах. Она основана на саморазвитии и на лидерстве. Женщина не только принимает свой статус, но и помогает другим, а также принимает участие в жизни группы, в лоббировании и представлении интересов сообщества.

О возможностях конференции

Мы бы хотели узнать о новых методах работы с женщинами, о профилактике, лечении и диагностике. Надеемся, участники оценят наш социальный театр, где актеры-мимы и режиссура – это креатив участниц группы «Киянка плюс».

В кулуарах конференции будем продавать работы, сделанные руками наших активисток. Врученные деньги потратим на поддержку женщин, которые попали в больницу и не имеют средств на лечение.

Наталья Исаева, директор всеукраинской благотворительной организации «Легалайф-Украина»

Что ждет от AIDS 2018

Я наметила две цели участия в конференции в Амстердаме: во-первых, изучить, опыт стран, из которых ушел Глобальный фонд. В Украине имеется тревожная тенденция: с уходом Глобального фонда разваливается и система поддержки уязвимых категорий. Например, не хватает дружественных врачей-гинекологов. Секс-работницы не могут идти в госсударственную клинику, потому что скрыть эту важную информацию – означает не получить адекватного лечения.

Второй вопрос, который очень волнует – ужесточение условий работы нашей категории. Сексуальные услуги за деньги и торговлю людьми все чаще связывают между собой и это приводит к более серьезным последствиям для секс-работников. В США принят пакет законов SESTA-FOSTA, который намеревается обуздать секс-торговлю, но, как следствие, запрещающий секс-услуги через интернет. Эти законы лишают возможности искать клиентов в интернете и секс-работники вновь вынуждены выходить на улицу, рискуя жизнью и здоровьем. Тенденция «закручивания гаек» характерна не только для США, поэтому мы должны предложить общую стратегию противостояния политики «закручивания гаек».

Игорь Медвидь, координатор HPLGBT, в социальном активизме с 2004 года

Что ждет от AIDS 2018

На конференции в Амстердаме я буду представлять тезис на основе исследования «Поведение и потребности трангендеров в услугах по профилактике ВИЧ/СПИДА в Украине». Мы опросили 438 человек и сейчас это самое крупное исследование в Восточной Европе и Центральной Азии. Опрос выявил, что распространенность ВИЧ в среде трансгендеров достигает 21 %. 91% трансгендеров хотя бы раз предоставляли сексуальные услуги. При этом, уровень использования презервативов чрезвычайно низок – 69% не использовали презерватив во время последнего сексуального контакта. Это исследование позволило получить статистические данные и получить грант от Глобального фонда. Без помощи AFEW мы бы не смогли провести исследование.

Сейчас мы открываем региональный офис, запускаем сайт, работаем над повышением видимости и трансгендеров и до конца этого года хотим ввести своего представителя в национальный координационный механизм.

Еще одна моя задача на конференции – узнать как можно больше о кросс-работе, поскольку трансгендеры попадают сразу в три группы: МСМ, секс-работа, потребители инъекционных наркотиков.

Александр Могилка, директор Центра дневного пребывания «Компас» для подростков, практикующих рискованное поведение (подразделение Благотворительной организации «Харьковский благотворительный фонд «Благо»)

AIDS 2018 – это…

…событие мирового масштаба, которое хочется сравнить крупнейшими кинофестивалями, авиа или автосалонами. С той лишь разницей, что на конференции, кроме успехов и достижений, будем говорить о решении проблем. Смотреть кино, ездить на машинах, гордиться достижениями в самолето- или ракетостроении хорошо, когда ты здоров.

Проблему ВИЧ/СПИДа нельзя победить, борясь только с вирусом. Ее можно победить изменив отношение к проблеме и изменив отношение человека к себе. Многие страны это уже сделали и уменьшили риск развития эпидемии.

О возможностях конференции

Нам интересно познакомиться с лучшими практиками в борьбе с проблемой распространения ВИЧ и поделиться опытом нашей организации по привлечению правоохранительных органов к профилактике ВИЧ среди подростков группы риска.

В Украине провели реформу полиции и ее подростки воспринимают как что-то новое и интересное. Наш испытание состояло в объединении ресурсов НПО и полиции в сфере профилактики употребления наркотиков, которые зачастую приводят к экспериментам в сексуальных отношениях. Формирование доверительных отношений между подростками и полицией способствовало организации общегородской системы перенаправления подростков в организации партнерской сети, созданной по инициативе Фонда.

Нетрадиционные формы сотрудничества полиции и общественной организации могут способствовать изменению модели поведения подростков.

Наталья Безелева, исполнительный директор, Донецкая благотворительная организация «Свитанок»

AIDS 2018 – это…

…возможность показать себя миру и получить доступ к лучшим мировым практикам. В 2010 году «Свитанок» выиграл премию Red Ribbon Award — «Оскар» в медсервисе. Мы получили ее за работу с детьми. Приз вручали в день открытия конференции, когда выступал Билл Клинтон, а певица Энни Леннокс презентовала свой фонд. Это был большой успех «Свитанка» и Украины.

Об ожиданиях от конференции

На конференции мне будут задавать вопросы по положению дел на востоке страны. Нам есть чем гордиться: за два года мы восстановили разрушенные лаборатории, СПИД-центр и сервисы. Впервые принята и профинансирована областная программа по ВИЧ/СПИДу и туберкулезу. Сейчас у нас есть и дорожная карта на переходной период, когда уйдут доноры, и все сервисы будут финансироваться государством.

Мне как социальному работнику и переселенке интересна тема гендера в разрезе того, как положение женщин влияет на эпидемию ВИЧ/СПИДа.

Шанс вне зависимости

Прием метадона на сайте ПЗТ в г.Усть-Каменогорск

Автор: Марина Максимова, Казахстан

С 20 декабря прошлого года в Казахстане в программу по поддерживающей заместительной терапии не принимают новых пациентов. Это решение по итогам правительственной проверки вызвало у общественников и медиков обеспокоенность, а у людей, употребляющих наркотики (ЛУН) – панику.

Я просто хочу жить!

Ее история – как крик души. Из 34 лет жизни алматинки Айгуль (имя изменено) – половина на наркотиках. А ведь были мечты стать модельером, покорить Париж, встретить любовь, родить детей… Но в 17 лет по глупости попробовала в компании подростков героин ине могла отказаться. Тогда была уверенность, что все можно изменить к лучшему, начать с чистого листа. Казалось, что вся жизнь впереди. Но впереди оказалась только борьба за жизнь. Наркозависимость, ВИЧ, гепатит С…

— Из-за наркотиков я не получила образования. Вместо учебы – тюремные нары. А долгожданная любовь – только к наркотикам. Мечты похоронила вместе с неродившимися детьми. Мое окно в Европу – это окно с решетками в принудительном отделении наркологического центра в палате с такими же, как и я, несчастными и безвольными женщинами, — со слезами на глазах рассказывает Айгуль.

Единственная поддержка – престарелые и измученные недугом дочери родители. Айгуль надеется попасть в программу поддерживающей заместительной терапии (ПЗТ) и принимать метадон. Теперь эта мечта рушится. Айгуль готовилась, собирала документы, нашла работу, верила, что сможет начать новую жизнь. Ведь так хочется жить!

Поучительная история не для всех

В Алматы – самом крупном городе страны, ПЗТ метадоном внедрена с 2017 года. Это позднее, чем в других городах страны. Сказалось сильное общественное лобби против. В программу с жесткими критериями отбора меньше, чем за год, взяли 15 человек, хотя планировали 50. При оценочном показателе более девяти тысяч ЛУН в городе, охват оказался крайне низким. Но даже при этом раскладе у ЛУН и их созависимых была цель и надежда – стремиться попасть в программу, а значит выжить.

На конец минувшего года в программе ПЗТ в Казахстане участвовали 359 человек, 31 из которых – женщины, 62 – со статусом ВИЧ. Есть достижения: 44 человека трудоустроены, пятеро – не только обрели семьи, но и две пациентки стали мамами.

— Уже прогнозировали и планировали следующие шаги по укреплению ПЗТ — утвердить программу на законодательном уровне, внедрить в местах лишения свободы, проводить постоянный мониторинг состояния здоровья пациентов. Ведь метадоновая терапия имеет хороший социально-психологический эффект, поскольку люди, получающие терапию, становятся социально адаптированными. И вдруг, как гром среди ясного неба – программа не расширяется, новые пациенты не могут в нее попасть, — сетует консультант по зависимости общественного фонда «Answer» из г. Усть-Каменогорск Сергей Щетников.

Последний шанс

В Казахстане программа по реализации ПЗТ началась в 2008 году при поддержке Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. За это время ее география расширилась до 13 городов. ПЗТ была предусмотрена в Программе по противодействию эпидемии СПИДа на 2006–2010 годы. Дальнейшую реализацию осуществляли в соответствии с государственной программой «Саламатты Қазақстан на 2011–2015 годы» («Здоровый Казахстан»). Препарат «метадон» зарегистрирован на территории страны. Кадры тоже подготовлены. Предоставлением терапии занимаются мультидисциплинарные команды, состоящие из врачей-наркологов, психологов, социальных работников, медицинских сестер. Программа успешно прошла оценку международных организаций UNODC и ICAP. Казалось бы, есть все условия для расширения ПЗТ…

— Помимо приостановления вступления новых пациентов в программу, есть еще одна тревожная тенденция – исключение. Так, в городе Темиртау Карагандинской области в течение трех месяцев число клиентов сократилось в два раза. Поступают тревожные звоночки и из других регионов страны. Как жить дальше тем, кого исключили? Вновь на героин и в колонию?- говорит специалист по адвокации Казахстанского Союза людей, живущих с ВИЧ Оксана Ибрагимова.

ПЗТ для всех участников – это, возможно, последний шанс, который помогает вернуться к нормальной жизни, в социум, в семью, найти работу и чувствовать себя полноценным человеком.

Час Х – через месяц

Оценки эффективности и целесообразности ПЗТ в Казахстане проводились не один раз. Сейчас работает межведомственная комиссия, которая вынесет решение через месяц, в преддверии 22-й Международной конференции по ВИЧ/СПИДу в Амстердаме (AIDS 2018). И, возможно, это решение повлияет на настрой казахстанской делегации. А пока долю оптимизма вселяет мнение генерального директора Республиканского научно-практического центра психического здоровья Министерства здравоохранения Республики Казахстан Николая Негая.

— Министерство здравоохранения Казахстана поддерживает ПЗТ. Ведь это один из важнейших элементов кластера оказания наркологической помощи именно пациентам с опиоидной зависимостью. Программа продолжается. В будущем рассчитываем на ее реализацию в соответствии с доказанными мировыми практиками, — говорит он.

Коалиция сообществ Кыргызстана: «Мы объединились, чтобы усилить голоса»

Коалиция четырех сообществ разрабатывает медиа кампанию по искоренению речей ненависти и языка вражды

Автор: Ольга Очнева, Кыргызстан

Общинные организации бывают достаточно закрытыми для взаимодействия: у каждой специфические проблемы и свои подходы в работе. Тем не менее, в Кыргызстане развивается и набирает силу Коалиция четырех сообществ: людей, употребляющих наркотики (ЛУН), секс-работников (СР), людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ), лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ). Объединятся начали три года назад без финансовой поддержки. Хотели сделать значимым участие сообществ в решении проблем своих групп, боротся с ВИЧ, снижать стигму и дискриминацию. Мы пообщались с представителями организаций-членов Коалиции об опыте взаимодействия, успехах и планах.

Еще четыре года назад наши собеседники и подумать не могли об объединении всех групп, уязвимых к ВИЧ.

«Я говорил три года назад, что организации для людей, употребляющих наркотики, могут объединиться только с группой ЛЖВ, ну и, возможно, с организациями секс-работников. Но представители нашей группы часто имеют опыт тюремного заключения и не пойдут на объединение с группой ЛГБТ, – признается Сергей Бессонов, лидер общинной организации ЛУН «Ассоциация Сеть снижения вреда». – Но на собрании в начале этого года 99% моих сотрудников согласились работать с осужденными мужчинами, имеющими секс с мужчинами. Это все результат той постепенной и планомерной работы по сближению наших групп, которую мы проводим последние годы. Люди по-другому начинают смотреть друг на друга».

Почувствовали настоящий дух единения

Объединение групп началось в 2015 году, когда женщины, употребляющие наркотики (организация «Астерия»), секс-работники (организация «Таис Плюс») и ЛГБТ сообщество (организация «Лабрис») вместе принимали участие в представлении альтернативного отчета о положении всех трех групп на 60-й сессии Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин CEDAW в Женеве. Настоящий дух единения, по словам членов Коалиции, они почувствовали на выборах представителя от сообщества в правительственный Координационный совет по общественному здравоохранению.

«Мы, как общинные организации, мобилизовались для продвижения своего кандидата как альтернативы кандидату от СПИД-сервисных организаций, так как у нас разные подходы к работе. Стихийно в течение двух часов нам удалось организовать 47% голосов, – вспоминает директор организации для женщин, употребляющих наркотики Ирена Ермолаева. – К нам тогда подключилось сообщество ЛЖВ и мужчин, употребляющих наркотики. Хотя наш кандидат и не победил, но мы увидели, что сообща можем больше, чем поодиночке, поняли реальную силу объединения и воодушевились этим».

Схожие проблемы в группах

Первым мероприятием Коалиции стала разработка и подача двух проектных заявок. В это время крупная региональная сеть объявила о грантах для развития консорциумов сообществ. По словам представителей Коалиции, в своих заявках они особое внимание уделили усилению толерантности между группами, как основы будущей работы. Поддержку Коалиция тогда не получила, но совместную деятельность не остановила. В 2017 году Коалиция совместно с Аппаратом Омбудсмена провела: проверяли соблюдение прав всех четырех сообществ. Позже организации объединились для проведения медиа кампании по искоренению речей ненависти и языка вражды.

«Изначально кампания должна была быть сфокусирована на ЛГБТ сообществе. Но на общей встрече летом прошлого года решили включить в кампанию все наши сообщества, – рассказывает Назик Абылгазиева, представитель ЛГБТ организации «Лабрис». – Мы сняли видеоролик с участием известных людей страны, которые говорили о наших проблемах. Наш посыл был услышан: уже на третий день ролик просмотрело более 150 тысяч человек».

На том общем тренинге с участием 50 представителей разных сообществ, вспоминает психолог ЛЖВ-организации «Просвет» Маргарита Сабирова, был виден процесс сплочения групп. Люди преодолевали внешнюю и внутреннюю дискриминацию. Приходило понимание, что группы имеют схожие проблемы.

Вовлекаются по первому зову

Сейчас в Коалиции семь общинных организаций, представляющих женщин, мужчин и молодежь, употребляющих наркотики, ЛЖВ, секс-работников и ЛГБТ сообщество. Коалиция рассматривает еще две кандидатуры. Объединение официально не зарегистрировано и в настоящее время разрабатывает свой стратегический план.

«Меморандумы, соглашения и формальное создание консорциумов – это не решение проблемы. Если мы друг друга понимаем и доверяем, то нам не нужно оформлять это юридически, мы и так по первому зову готовы друг другу помочь, вовлечься, поддержать, – уверен Сергей Бессонов. – Совместно мы уже подавали несколько заявок для нашей Коалиции. Первый совместный проект направлен на сближение наших сообществ. Мы разрабатываем стратегию нашей Коалиции на три года и определяем то, как будем взаимодействовать, чтобы продвигать общие интересы».

Проект Глобального Фонда Коалиция сообществ получила в этом году, когда из-за сокращения финансирования вместо четырех отдельных национальных сетей сообществ решено было оставить одну, которая бы работала на все группы. В рамках этой деятельности сообщества проводят мониторинг и адвокацию для улучшения качества и доступа к программам ВИЧ, а также получают техническую помощь для повышения потенциала и солидарности сообщества.

Жизнь без «иглы»: как метадон изменил жизнь бывшего наркопотребителя из Таджикистана

Автор: Наргиз Хамрабаева, Таджикистан  

Заместительная терапия для наркозависимых с помощью метадона используется много лет, но до сих пор есть как сторонники, так и противники этого метода. 40-летний Карим из Таджикистана рассказал, что дала именно ему заместительная терапия.

Героин на завтрак, обед и ужин

Карим принимал наркотики с 20-ти лет. Сначала был гашиш, курил «травку» с приятелями время от времени. Ему было 34, когда кто-то из приятелей протянул ему папиросу с более грозной начинкой: гашиш вперемешку с героином.

— Я думал, ну ничего страшного, в этой жизни надо все попробовать. А прошло пару дней, и я почувствовал себя не очень хорошо. Казалось, что загрипповал, тогда я не знал, что налицо все признаки ломки, — говорит собеседник.

С этим страшным ощущением у людей, принимающих наркотики, когда все тело ломит и болит, ощущается озноб, тошнота и слабость, Карим не справился. Пришлось покупать дозу, потом очередную. В итоге плотно «подсел» на героин. Героин был на завтрак, обед и ужин. Мысли Карима были только о дозе.

Временами он внимал мольбам матери и жены о лечении и ложился в наркологическую клинику. Не помогало. Уехал подальше, в Россию, на заработки. Заработать не получилось, а к наркотикам пристрастился еще больше. Не помогла и миграция. Ушла жена с детьми с условием, что вернется, когда муж справится с зависимостью. Но и это не помогло Кариму завязать с наркотиками.

— Я, конечно, хотел бросить все, ведь я понимал, что если так продолжится дальше, то потеряю семью. Но бросить героин нелегко, для этого нужно собрать всю свою силу воли в кулак и выдержать. А я не хотел мучиться. День-два выдерживал, и все начиналось по новой, — рассказал Карим.

AFEW помог метадоном

В 2015 году Карим услышал, что СФВЗ-Таджикистан (AFEW-Tajikistan) помогает людям, которые употребляют наркотики справиться с их тягой с помощью метадона. Сначала Карим не поверил, что что-то еще сможет помочь, но решил использовать и эту возможность.

— Я пошел в организацию, взял направление и стал принимать метадон под контролем врача в строго определенной дозе. Причем мне его не кололи, а давали в виде сиропа. В течение трех лет дозу метадона постепенно снижали. Метадон помогает «слезть с иглы» и не распространять ВИЧ и гепатит с общего шприца, — поделился он.

По словам Карима, он уже не испытывает ломки и надеется, что осталось совсем чуть-чуть до полной отмены этого препарата.

— Сейчас я веду нормальный образ жизни, ко мне вернулись моя жена и четверо детей, — говорит собеседник.

Михаил Голиченко: «Эпидемия ВИЧ в России – эпидемия бесправия»

Михаил Голиченко – адвокат, ведущий аналитик по правам человека Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИД

Автор: Анастасия Петрова, Россия

О правах человека в контексте ВИЧ в России беседуем Михаилом Голиченко. Михаил Голиченко – адвокат, ведущий аналитик по правам человека Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИД (Canadian HIV/AIDS Legal Network — организация со специальным консультативным статусом при Экономическом и социальном совете ООН). В прошлом — сотрудник московского офиса Управления ООН по наркотикам и преступности. Работает в области продвижения прав человека, включая устранение правовых барьеров для доступа потребителей инъекционных наркотиков и лиц, содержащихся в местах лишения свободы к осуществлению права на здоровье и эффективным программам профилактики, лечения и ухода при ВИЧ/СПИД. Имеет ученую степень кандидата юридических наук.

— Недавно прошел День памяти людей, умерших от СПИДа. О чем для вас этот день?

— Это хороший повод для того, чтобы задуматься о жертвах ВИЧ. Но одновременно о том, какова может быть наша роль в том, чтобы люди, которые умерли от болезни, не погибли зря.

В Тольятти, кажется, в 2012 году, по традиции в этот день люди вышли в парк, раздавали презервативы, литературу по ВИЧ, зажигали свечи. Все происходило рядом с памятником павшим героям Великой Отечественной Войны. Тольятти небольшой город, и мест для проведения акций не так много. Получилось так, что во время этих мероприятий сосуд с презервативами поставили рядом с вечным огнем и это было неверно проинтерпретировано журналистами. В итоге организаторы получили штрафы за проведение массовых мероприятий в непосредственной близости с памятниками героям ВОВ. Есть такой местный закон в Тольятти.

Это символизирует то, что мы находимся по разные стороны процессов: общество, которое осознает проблему, и государство, которое ничего не делает для того, чтобы вопрос начал рассматриваться под правильным углом.

Расскажите, пожалуйста, о ситуации с правами человека в России и о связи с эпидемией ВИЧ?

— Основным фактором развития эпидемии ВИЧ в России является нарушение прав человека, которые повышают уязвимость отдельных групп населения к ВИЧ. Люди, употребляющие наркотики, секс-работники, мужчины, практикующие секс с мужчинами (МСМ), трансгендеры и мигранты лишены возможности получать адекватную профилактику, лечение и уход в связи с ВИЧ и другими социально значимыми заболеваниями.

Социальной одеждой современного человека являются права. Их представляет закон, возлагающий на государство обязанности. Набор прав человека греет и защищает от всех агрессивных воздействий социальной среды. С определенных групп, таких как потребители наркотиков, часть одежды просто сняли. Эти люди, по сути, находятся в голом виде в сорокаградусный мороз на улице. Конечно, они будут болеть. Здесь не надо никаких иллюзий, даже если у нас завтра на каждом углу появятся стерильные иглы и шприцы, это, конечно, улучшит ситуацию, но ненамного. У нас будут продолжаться репрессии, гонения на потребителей наркотиков, которые мешают людям обращаться за медицинской помощью.

Та же ситуация с секс-работниками. Они знают о том, что надо использовать презерватив. Но они также знают, что если вдруг их изобьет клиент, который настаивает на сексе без презерватива, никто их не защитит. Полиция будет в первую очередь обвинять секс-работницу в том, что она занимается секс-работой. Иногда проще не использовать презерватив с надеждой, что заражения не будет, чем быть избитым или избитой, зная, что в полицию обращаться не имеет смысла.

Про МСМ также можно сказать. Вот сейчас закрыли сайт ПАРНИ-ПЛЮС, который публиковал информацию о профилактике ВИЧ среди мужчин, имеющих секс с мужчинами. Других подобных источников в России практически нет. Откуда будут люди, частью жизни которых является их сексуальная идентичность, брать эту информацию? Будет расти их уязвимость, будет расти стигма. Здесь связь прямая. В России эпидемия ВИЧ – это эпидемия бесправия.

— Расскажите о своем выступлении в Комитете по правам инвалидов. Ведь после него было рекомендовано пересмотреть подход к наркополитике в России…

— Таких рекомендаций было уже много. Комитет по экономическим и социально-культурным правам, потом Комитет по правам человека, потом Комитет по правам женщин, Комитет по правам инвалидов, сейчас будет Комитет против пыток. Комитеты осознают, что наркополитика в России – один из драйверов систематических нарушений, и дают эти рекомендации.

На мой взгляд, основная рекомендация датируется октябрем 2017 года, когда Комитет по экономическим и социально-культурным правам рекомендовал России декриминализовать хранение наркотиков без цели сбыта. В том же ряду развертывание методов снижения вреда, легализация заместительной терапии, распространение правдивой информации о наркотиках, профилактика передозировок, внедрение заместительной терапии для беременных, прекращение пыток потребителей наркотиков в полиции, включая прекращение использования синдрома отмены для получения показаний. Россия все эти рекомендации не очень исполняет, но, в конце концов, постоянство давления обеспечит результат.

Основной наш инструмент – попытка вовлечь власть в диалог, чтобы люди хоть чуть-чуть прониклись необходимостью поменять конкретные вещи. Есть набор абсолютно четких рекомендаций, которые надо исполнить. И это точно будет работать. Там, где нарушаются права человека, нет устойчивости, там всегда есть место внутреннему конфликту, там нет развития.

Какие, по вашему мнению, необходимо предпринять меры России, чтобы остановить эпидемию ВИЧ?

Нужно просто вспомнить о том, что мы люди. Не надо никаких законов, есть Конституция и ее достаточно. Благополучное сосуществование – это та ценность, без которой мы прожить не сможем. Это возможно только в условиях любви, взаимопонимания и взаимопомощи.

Объявлен набор заявок в павильон ВЕЦА во время AIDS 2018

Сообщества Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА) получили свой павильйон в Глобальной деревне во время 22-ой Международной конференции AIDS 2018. Настало время заполнить этот павильон интересными мероприятиями.

Организационная группа, которая включала представителей всех ключевых сетей в регионе, разработала задачи для кампании сообществ ВЕЦА, общие для всех сообществ в регионе и на которые будут направлены все наши усилия, мероприятия и действия во время AIDS 2018.

Задачи:

  1. Показать всему миру воздействие репрессивных, дискриминационных законодательств и практик их применения, а также стигмы в отношении ключевых групп населения и людей, живущих с ВИЧ, в регионе ВЕЦА на эффективность ответа на эпидемию ВИЧ/СПИДа и жизни людей и добиваться обязательств по созданию благоприятной правовой среды.
  2. Показать последствия исключения сообществ из процесса планирования, реализации и оценки программ по ВИЧ/СПИДу для эффективного ответа на эпидемию и добиваться обязательств по вовлечению ключевых групп населения и людей, живущих с ВИЧ, в процессы принятия решений.
  3. Показать негативные последствия сокращения международной поддержки и неготовности к переходу на национальное финансирование, а также добиваться всемирного содействия для мобилизации ресурсов с целью стабилизации эпидемии ВИЧ/СПИДа в регионе ВЕЦА.

Дни функционирования Павильона Сообществ ВЕЦА в Глобальной деревне распределяются в соответствии с выше описанными задачами. Каждый день будет включать в себя время на видеопоказы, встречи с лицами, принимающими решения, и совместные действия в рамках кампании сообществ ВЕЦА.

Пожалуйста, присылайте свои заявки на мероприятия до 5 июня на эл. адреса: natalia@harmreductioneurasia.org и daria_alexeeva@AFEW.nl, учитывая приведенные ниже критерии.

Критерии для отбора мероприятий для включения в расписание павильона сообществ ВЕЦА:

  1. Соответствие одной из тем/задач кампании – роль сообщества, финансирование, законодательные барьеры.
  2. Максимально широкий охват мероприятием ключевых групп (охват более, чем одной ключевой группы).
  3. Формат, соответствующий условиям и пространству павильона площадью 60 кв.м (дискуссия, брифинг, акция, перформанс и т.д.) и условиям Глобальной деревни.
  4. Время мероприятия – от 45 до 90 минут.
  5. Подготовка всего мероприятия «под ключ» с возможностью самостоятельно обеспечить необходимое количество спикеров и привлечь участников/зрителей.
  6. Обеспечение необходимого оборудования (если нужно дополнительно к тому, что будет в павильоне) с возможностью самостоятельно привезти это оборудование, установить и разобрать после проведения мероприятия.
  7. Совместные заявки от нескольких организаций будут приветствоваться.

Финальное решение о выборе идей и мероприятий для программы павильона будет приниматься исходя из общей логики дня и соответствия другим мероприятия.

Создан Стипендиальный Фонд Мартины де Схуттер

AFEW Интернешнл создал Стипендиальный фонд Мартины де Схуттер, который позволит участникам из Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА) принять участие в 22-й Международной конференции по ВИЧ/СПИДу (AIDS 2018). Самоотверженность Мартины и ее преданность международной борьбе со СПИДом, а также непоколебимая поддержка Восточноевропейского региона являются примером для нас. Именно потому в честь нашего друга и активистки, AFEW Интернешнл создала Стипендиальный фонд имени Мартины де Схуттер.

На сегодняшний день, Фонд Мартины де Схуттер собрал 103 000 евро для покрытия дополнительных стипендий участников из ВЕЦА, которые приедут в Амстердам на Конференцию AIDS 2018. Комиссия по рассмотрению стипендий Международного общества борьбы со СПИДом (IAS) распределила часть средств Фонда Мартины де Схуттер среди участников из ВЕЦА, предоставив 45 стипендий участникам и 20 — докладчикам, которые будут приглашены из региона ВЕЦА. AFEW благодарит компании Gilead, Janssen Cilag, Deutsche AIDS-Stiftung и Aidsfonds за их взносы в Фонд.

Мартина де Схуттер была активным борцом за права человека. Около 10 лет она руководила Европейской сетью Европейское действие по СПИДу (AIDS Action Europe, или ААЕ), которая объединяет более 400 организаций по борьбе со СПИДом в Европе и Центральной Азии. Мартина работала целеустремленно и увлеченно для удержания проблемы СПИДа на повестке дня в Европейском Союзе и объединения всех организаций, работающих с этими же проблемами в Восточной Европе. В 2014 году Мартина стала руководителем программы «Преодоление различий: здравоохранение и права для ключевых групп населения». Она много путешествовала, и ее последняя поездка была на Конференцию AIDS 2014 в Мельбурне на самолете MH17, который был сбит и потерпел крушение.

Успехи ВЕЦА при подготовке к AIDS 2018

Автор: Олеся Кравчук, AFEW Интернешнл

Всего 603 тезиса было подано из Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА) на 22-ю Международную конференцию по ВИЧ/СПИДу 2018 (AIDS 2018), которая состоится в июле в Амстердаме, Нидерланды. 182 тезиса были отобраны для публикации в сборнике тезисов Конференции, плакатов и устных презентаций.

Таких результатов удалось достичь при поддержке AFEW Интернешнл, Министерства иностранных дел Нидерландов и в партнерстве с региональными сетями ВЕЦА — ЕАСВ, ECOM, ВЦО ЛЖВ и GNP+.

«Это действительно большой успех и он особенно хорошо заметен, если сравнивать с предыдущими конференциями по ВИЧ/СПИДу. Например, сравнивая  с Конференцией по ВИЧ/СПИДу 2016 года, которая проходила в Дурбане, Южно-Африканская Республика, количество полученных тезисов увеличилось более чем в три раза, а количество принятых тезисов увеличилось почти в шесть раз, — отмечает менеджер проектов AFEW Интернешнл AIDS 2018 ВЕЦА Дарья Алексеева. — На конференцию ВИЧ/СПИД 2016 года было подано 124 тезиса, из них 31 был принят. Процент принятых тезисов в этом году также повысился – до 31% с 25%».

Специальная группа из 25 организаций ВЕЦА, которых AFEW Интернешнл поддерживала как с помощью онлайн, так и оффлайн тренинговой программы по проведению совместных исследований на местном уровне, а также финансировала местных исследователей, показала еще более высокие результаты. Восемь тезисов, которые были подготовлены на основе таких исследований, приняли на Конференцию. Также было присуждено 13 стипендий.

Кроме того, в Глобальной деревне Конференции для представителей ВЕЦА предусмотрена особая зона для обмена контактами и опытом. В этой зоне будут представлены как сложности, с которыми сталкивается регион, так и его успехи. Региональные сети и общественные организации ВЕЦА будут использовать эту зону для совместных призывов о необходимости финансовой устойчивости для мер и действий в борьбе со СПИДом в регионе ВЕЦА, устранения юридических барьеров для эффективных программ профилактики и расширения значимого участия представителей местного уровня в принятии решений и разработке политики.

К награде – через ВИЧ и тюрьму

Автор: Ирма Кахурашвили, Грузия

У Тамар небольшой собственный домик в Тбилиси. Мы сидим в крошечной комнате этого дома, украшенной цветными воздушными шариками с детского праздника. Все двери открыты настежь и из зеленого дворика доносится аромат сирени. Тамо рассказывает о своей неспокойной жизни – о троих детях и тюремном заключении, о работе и ВИЧ, с которым она живёт уже несколько лет.

Тамар Гахокидзе – социальный работник в НПО «Гепа плюс». Она помогает ВИЧ-позитивным людям и людям с наркозависимостью. В прошлом году она получила награду имени сестёр Фриды и Эдиты (для тех, кто работает на уровне сообществ на национальном и международном уровнях в Армении, Грузии, Азербайджане, Беларуси, Молдове, России и Украине – прим. авт.) за лидерство социальной активности, которая улучшает качество жизни ключевых групп населения и вдохновляет других людей быть социально активными.

Вне зоне доступа к АРВ

В 2004 году Тамо оказалась в женской колонии. При стычке с подвыпившем мужем, она непреднамеренно лишила его жизни. Эта трагедия изменила всю её жизнь. После четырех лет тюремного заключения она узнала, что ВИЧ-позитивна. Результат анализа на ВИЧ в колонию привёз сотрудник информационного медико-психологического центра «Танадгома». Тамо думала, что это розыгрыш. Сначала не могла поверить и когда в который раз её спросили, поняла ли она какой у неё диагноз, чётко ответила: «Нет!» Врач сказал Тамо, что она может сохранять в тайне информацию о своём состоянии здоровья, но она решила это не скрывать.

Что случилась, как и где заразилась – эти мысли не давали покоя. В женской колонии у Тамо дважды был риск инфицироваться – удаление аппендикса и удаление зуба в тюремной больнице. Тамо считает, что причиной инфицирования стала небрежность врача, который использовал нестерилизованные медицинские инструменты.

Позже в тюрьме Тамо попросила стоматолога выделить ей отдельную коробочку, где хранились бы её личные медицинские инструменты.

«Таким способом я оградилась от других женщин. Так мне было спокойнее, ведь я точно знала, что и другие могли оказаться на моём месте. Я не выходила из кабинета врача до тех пор, пока тот не стерилизовал мои интрументы», — говорит женщина.

В те годы в колонии было более 1500 женщин. После того, как Тамо объявили, что она ВИЧ-позитивна, женщины сторонились её. Её боялись и врачи: дантист отказался лечить, другой врач, у которого она попросила витамины, ответил, чтобы она не подходила к нему. Дискриминация продолжалась и вне тюрьмы, когда Тамо рожала ребенка. Не очень везло и с работодателями – о том, что Тамар бывшая заключенная и у неё проблемы со здоровьем, знали все.

Несмотря на преграды, Тамо стала одной из первых женщин в Грузии, которая открыто сообщила всем, что живет с ВИЧ. Она призвала ВИЧ-позитивных женщин не боятся и рожать, говорила о том, что они могут иметь здоровых детей и сама была примером. Будучи ВИЧ-позитивной, Тамар родила двух здоровых детей.

Решать проблемы – говорить о них

После восьмилетнего тюремного заключения Тамо хочет разобраться что же с ней произошло.

«Я собрала все нужные документы, хочу обратиться в суд и узнать правду о том, почему я, будучи ифицированна в тюрьме не по своей вине, намеренно не получала медицинскую помощь? Помню, когда я сломала ногу и по этой простой причине немедленно состоялась телефонограмма, комиссия и даже приехали следователи. Так почему никто не обратил внимания на на меня тогда, когда моей жизни угрожала реальная опасность?» — спрашивает женщина.

По словам Тамо, в то время лечение должны были проходить все, у кого было CD4 ниже 350 клеток. Она же лечения не получала. Женщина показывает свою медицинскую форму, где указанно, что у нее был и кризис и низкие показатели CD4 — 51, 90, 106, 136…

Сейчас Тамо уверена, что сообщество ВИЧ-позитивных людей сможет решат любые проблемы, если будет открыто говорить об них.

«У меня нулевая вирусная нагрузка. Я живу, как все и хочу жить дальше», – говорит она.

Тамар вспоминает, что не опускала рук даже тогда, когда боялась своего статуса.

«Я плакала каждый день и мне казалась, что может быть это мои последние часы жизни. Со мной рядом никого не было, кто бы мог просто поговорить и успокоить меня, но я все преодолела. Я мечтала увидеть сирень моего двора и теперь я не только вижу её, но и чувствую ее аромат. А еще со мной мои любимые дети, родители и друзья!» – говорит Тамо.